MJisALIVEru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MJisALIVEru » Книги, фильмы, мемуары, исследования » "НЕПРИКАСАЕМЫЙ" Randall Sulivan


"НЕПРИКАСАЕМЫЙ" Randall Sulivan

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

"НЕПРИКАСАЕМЫЙ" Странная жизнь и трагическая смерть Майкла Джексона. (Рэндал Салливан)

http://anangelwing.livejournal.com/1758.html


Очень уважаю Томаса Мезеро, верю ему, как человеку,  который в трудные минуты был рядом с Майклом, помогал ему, защищал его в суде, отстоял его доброе имя однажды и продолжает его отстаивать по сей день. Идея покупки книжки Рэндала Салливана "Неприкосаемый" и дальнейшего ее перевода появилась у меня именно благодаря Мезеро:

http://forumimage.ru/uploads/20140205/139162025921894595.jpg

ТОМ МЕСЕРО ПОДДЕРЖИВАЕТ КНИГУ РЕНДАЛЛА САЛЛИВАНА И ПОЧЕМУ ОН ЭТО ДЕЛАЕТ.

"Теперь, я снова упомянул книгу Рэндалла Салливана, потому что я думаю, что каждый поклонник Майкла Джексона должен прочитать эту книгу дважды, как минимум. И внимательно ее прочитать. И если вам не нравятся некоторые ее части, это прекрасно. Но помните, что это отстраненно объективный журналист, который был на самом деле частью семьи Чандлеров. Некоторые члены семьи Чандлеров согласились поговорить с ним. И он погрузился довольно глубоко во все это дело.

И он пришел к заключению, что Майкл Джексон не был педофилом.
Теперь, я знаю, что он расстраивает некоторых фанатов, когда делает несколько заявлений, что я думаю, что в случае с Чандлером он был на волосок от гибели, чем в деле с Арвизо. Но он просто остается объективным журналистом. Главное, что он заключил, это то, что Майкл Джексон не был педофилом. И кто-то, кто воспринимается как журналист, который противостоит фанатам, имеет гораздо больше власти, чтобы убедить тех, кто не является фанатом, что Майкл не был педофилом.

Вы знаете, что поклонников не нужно убеждать, окей? Других людей нужно убеждать. И вот почему, когда в интернете началась эта мошенническая фальшивая кампания против книги Рэндалла Салливана, я очень расстроился. И действительно решил, что за этим стоят люди, которые не заботятся о Майкле Джексоне.

Они больше заботятся о себе, и, фактически, они критиковали, чтобы разубедить, знаете ли, поклонников и других людей от чтения этой книги. Когда реальность заключается в том, что эта книга, вероятно, была более сильной для того, чтобы убедить нефанатов, которые были настроены неправильно СМИ, что Майкл Джексон не был педофилом, чем что-либо другое еще, как я думаю."

+4

2

http://anangelwing.livejournal.com/1911.html

http://forumimage.ru/uploads/20140205/13916205665584321.jpg

От автора

Поводом для написания этой книги послужило письмо от Уилла Дана, главного редактора журнала «Роулинг Стоун», полученное мною по электронной почте в конце июня 2009 года. В письме был  один вопрос « Готовы ли вы бросить все, чтобы заняться большим куском  жизни Майкла Джексона? " Обдумав это в течение двадцати четырех часов , я сказал  «да»  и  вылетел в Лос-Анджелес , где, всего несколько дней назад скончался Майкл. Последующие несколько недель  в ходе бесед с редакторами журнала Rolling Stone , я понял, что большинство людей  думали, что они довольно много знают о том, как жил Майкл Джексон вплоть до окончания судебного процесса 2005 года о растлении малолетних , но следующие пять лет его жизни, вплоть до мартовский конференции, где он обьявил о прощальном мировом туре “This is it”, казалось,  попали в какую-то сумеречную зону в их головах. Таким образом, появилась идея о необходимости пролить свет именно на эти последние  пять  туманных лет, чтобы как-то завершить историю его жизни, которая на протяжении 45 лет пестрила подробностями, перед тем, как случился обвал.
Вскоре, я стал понимать, что то, что планировало быть всего лишь журнальной статьей, превращается в настоящую  книгу.  Я был полностью вовлечен в структуру, которая представлялась мне в виде телескопа
изготовленного из трех секций, которые соединяются друг с другом и можно продлевать трубу или складывать ее по мере необходимости. Ближе всего к глазу первая часть трубы, она содержит линзу, которая позволяет рассмотреть   то время, когда, после окончания судебного процесса, Майкл, превратился в своего рода летучий Голландец  и бродил по миру в компании своих  троих детей, озадаченный поисками нового дома и покоя, но так и не нашел ни того и не другого.
Вторая часть  трубы , немного дальше от глаза  и, как я думал, она должна быть оборудована линзой, способной рассмотреть обстоятельства, которые привели его в это плачевное состояние, включая документальный фильм Башира, последующий рейд в Неверленд, арест и сам судебный процесс. Позже я понял, что эта часть телескопа должна будет показать нам все вплоть до того момента, как в 2001 году совпали его юбилейный концерт  и террористическая атака 11 сентября. И наконец я пришел к выводу, что эта вторая труба должна быть такой длинны, чтобы можно было рассмотреть все 20 с лишним лет, начиная с 1993 года и вплоть до 2005, на протяжении которых безупречная репутация Майкла уничтожалась и сошла на нет, благодаря двум очень   громким и публичным делам о растлении малолетних.
В августе  1993 года тот Майкл Джексон , которого мы все знали раньше, просто перестал существовать. История тех лет является ключом к пониманию всей его жизни и ее нужно рассказать во всех подробностях.Третья, самая дальная часть трубы, должна позволить рассмотреть в деталях взгляд на жизнь  Майкла до 1993 г., первых тридцать пять лет его жизни, его молодость , его восхождение к славе , его рождение, как короля поп-музыки и его превращение в Вэко Джеко в СМИ, иными словами , история Майкла Джексона , которую большинство людей думают, что знают.
В значительной степени я опирался на общедоступные факты, но у меня было преимущество  фильтрации материала через две другие линзы, другими словами, через те источники, которые на протяжении ни одного десятка лет имели опыт общения с Майклом. Плюс,  обстоятельства сложились таким образом , что мне предоставили доступ ко всем делам семьи Джексон, чего никогда еще не дозволялось ни одному биографу  и это было, как благословение с небес. Но была еще и четвертая часть у моего телескопа: возможность увидеть все, что происходило в течение нескольких месяцев и лет после смерти Майкла, празднование его жизни  и борьба за его наследие и
его имущество . Это четвертую часть я представлял себе в виде штатива, поддерживающего первую часть телескопа, которую я прижимаю к своему глазу вогнутым окуляром.
В некотором роде,  я писал четыре биографии  Майкла Джексона. Я мог бы даже утверждать, что общее количество составляло пять биографий, или
даже шесть. Я создал временную шкалу , выложив историю
Майкла Джексона в хронологическом порядке , от начала

Отредактировано An AngelWing (05-02-2014 21:45:39)

+3

3

http://anangelwing.livejournal.com/2260.html

http://forumimage.ru/uploads/20140205/139162096148904914.jpg

                             
                                                         

Пролог.

Майкл Джексон провел значительное количество времени избегая людей . Он прожил большую часть своей жизни за воротами,  стенами или в тайных переходах, ведущих   из одного тайного места в другое.  Он постоянно прятался, разрывал  отношения, изменял номера телефонов, но все же папарацци , сумасшедшие женщины и отчаявшиеся люди преследовали его всюду, куда бы он не шел.
Но самая печальная часть всего этого, это то, что больше всего боли и неприятностей доставляли ему члены его собственной семьи. В конце лета 2001 года , они снова были рядом с ним. Это было за два дня до его запланированного отъезда в Нью-Йорк , где, на сцене Мэдисон Сквер Гарден 7 го и 10 го сентября должны были состояться  юбилейные концерты. Друг и бизнес партнер Джексона
Марк Шаффель , в сотрудничестве с продюсером Давидом Гестом , собрали целую группу исполнителей, которые согласились пройти весь музыкальный  путь Майкла, начиная с сингла  «Got To Be There» 1971 года. Это были такие исполнители, как Кенни Роджерс , Ашер
Рэй Чарльз, Марк Энтони , Мисси Эллиот, Дион Уорвик , Йоко Оно , Глория Эстефан , Slash , и Уитни Хьюстон . Сэмюэл Л. Джексон
согласился выступать в качестве ведущего церемонии , в то время как друзья Майкла Элизабет Тейлор и Марлон Брандо отвечали за телеэфир. Майкл хотел видеть всю свою семью там, своих братьев рядом на сцене и родителей, следящих за происходящим в специально отведенном вип боксе, в то время, как Джексоны затребовали выплаты денег за свое присутствие. Дэвид Гест дал согласие на гонорар в 250 000 $ даже тем из них, кто не будет выступать, а будет просто присутствовать в концертном зале. Шафел был крайне удивлен тому, что родственники Майкла затребовали денег даже за свое присутствие, но все таки согласился выделить их из своего личного кармана. За несколько дней до первого концерта, Джермейн Джексон прочитал статью, в которой было сказано, что его брат заработает 10 млн. на этих двух концертах и убедил своих  родителей, что Майкл должен еще сверху по 500 000 $ за каждый концерт. Джермейн и Джо буквально силой принудили Кэтрин подписать договор в котором она отказывается участвовать в этих концертах без соответсвующей оплаты и с этим контрактом на перевес преследовали Майкла по всей Южной Калифорнии с угрозами не явиться на шоу, если он его не подпишет. Майкл нашел убежище в Калабасе, в доме у Шафела, за пару дней до вылета dym. Йорк он захотел сьездить в Неверленд для того чтобы взять с собой какие-то костюмы и атрибутику для концерта. По приезду домой Майкла и двоих его детей Принса и Пэрис ждал сюрприз: Джо, Кэтрин и его брат Джермейн стояли прямо у ворот и размахивали контрактом перед носом охраны, требуя Майкла для подписания. Майкл приказал охране сказать им, что его нет и отослать их подальше от Неверленда. Тем временем Джозеф не унимался: «я его отец и мне нужно в туалет, его мать тоже туда хочет, пожалуйста, пустите нас внутрь!!» В ярости Майкл позвонил Шафелу и рассказал ситуацию. Если они прорвуться за ворота, то они заставят Майкла подписать контракт на выплату очередных  500 000 $? Но в тоже время он не может не пустить свою мать в дом, если ей действительно необходимо воспользоваться туалетом. Он проинструктировал Майкла, что надо сказать охране, чтобы они препроводили эту троицу к туалету и назад за ворота, но как только Джо и Джермейн попали за ворота, они рванули в главный дом со скоростью звука в поисках Майкла, по словам Шафела они буквало ограбили это место. В это время Майкл и его дети скрывались в тайной комнате за тайной дверью, которая находилась в его ванной комнате и звонил Шафелу уже оттуда. К тому времени он уже захлебывался в слезах и только шептал «Видишь, что они делают со мной? Теперь ты понимаешь почему я не хочу встречаться со своими братьями и не отвечаю на их звонки? Я поддерживал мою семью, поддерживал их во всем» - плакал Майкл…»Я обучал их детей в школах..но они продолжают наступать на меня и хотят все больше и больше..Это никогда не кончится, а мой отец он еще хуже и страшнее их всех вместе взятых…».Майкл запнулся и телефон отключился, Шафел перезвонил ему через минуту и Майкл продолжил говорить, всхлипывая: «А самое страшное во всем этом, это что я должен врать родной матери..Тперь понимаешь, Марк, почему я вынужден жить так и никак иначе?»

+4

4

http://www.liveinternet.ru/users/anange … t311849777

так как главы очень большие, то я решила их делить на части и потихоньку выкладывать по мере перевода. Сразу прошу прощения за возможные ошибки и опечатки.

Глава I. Восток.

Часть первая.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/10/109/859/109859013_mi_3_.jpg

29 июня 2005 года, спустя шестнадцать дней после вынесения оправдательного приговора в деле о растлении малолетних Майкл Джексон окончил свое путешествие и, перелетев через Атлантический океан, Средиземное море, Персидский залив, его самолет приземлился в Бахрейне в 8 000 ми милях от его бывшего родного дома в Калифорнии. Он был вынужден бежать так далеко, чтобы наконец получить долгожданное облегчение, но, увы, и там оно длилось не долго. Те, кто встречал его на взлетной полосе,  были рады отметить, что он не выглядел так плохо, как в последние недели перед окончанием суда. «Последние дни перед окончанием судебного процесса, он ничего не ел, не пил и совсем не спал» - вспоминает его адвокат Том Мезеро. «Он звонил нам посреди ночи в слезах и спрашивал, что же будет с его детьми, если его запрут в клетку.. Он истощился до такой степени, что его щеки впали, а кости выпирали наружу.» - вспоминает Том. Но к тому времени, как он приехал в Манаму, он набрал 10 фунтов (4 кг) и казалось, что он может снова танцевать, если понадобится. Бахрейнцы, приветствующие его в аэропорту, были удивлены тем, что он выглядел намного лучше, чем на фотографиях.

В день оглашения приговора, во второй половине дня, Мезеро был среди собравшихся возле ворот Неверленда, Майкл поблагодарил адвоката, но казалось что все на что он был способен в тот момент это обнимать своих детей и смотреть в пустоту. Некоторые наблюдатели описывали состояние Майкла во время судебных разбирательств, как медикаментозный бред, но Мезеро утверждает, что только в день оглашения приговора Майкл показался ему несколько странным, в остальные дни с ним было все в порядке. Малая горстка людей знала насколько истощенным он был к концу судебных слушаний. Его верный давний поклонник Дик Грегори, один из тех, кто постоянно сопровождал его кортеж от ворот Неверленда и до дверей суда,  глядя на Майкла подумал, что это его последний день, так плохо он выглядел. Седобородый Грегори на протяжении многих лет был рядом с Майклом и тем вечером Майкл пригласил его войти внутрь своего дома, они встретились на лестнице, Майкл обнял его и Грегори почувствовал как сильно выпирают его кости.

« Не бросай меня!» - взмолился Майкл..«Они хотят меня убить».

«Ты что-нибудь ешь вообще?» - поинтересовался Грегори.

«Я не могу есть… Они хотят меня отравить»

«Как давно ты не пил воды?»

«Очень давно…» прозвучало в ответ.

«Тебе нужно выбираться отсюда» сказал Грегори и в сопровождении нескольких человек из охраны помог Майклу добраться в один из медицинских центров Санта-Барбары, где ему тут же была поставлена капельница. Грегори вспоминает, что по мнению врачей Майкл был в очень тяжелом состоянии и если бы не своевременная помощь, мог бы запросто уйти в мир иной.  В то время как его семья отмечала победу «партии» в казино, сам Майкл лежал на больничной койке, раздираемый мыслями о тюрьме и о том, что же будет  дальше… Его выпустили из больницы лишь  спустя 12 часов пребывании на капельницах. Он еще раз заехал в Неверленд, чтобы собрать вещи и покинуть это место навсегда. Мезеро посоветовал ему бежать из Санта-Барбары как можно быстрее и никогда не возвращаться. Шериф был одержим идеей уничтожить Майкла Джексона, Мезеро считал, что стоит только один раз открыть дверь любому ребенку, как тут же будет сфабриковано новое уголовное дело. Большую часть недели после оправдательного приговора Майкл провел у своего друга Дипака Чопры в доме с видом на океан, с ним были  его дети и их няня Грейс Рурамба. Стройная и привлекательная, с ярко оранжевым афро и большими темными глазами, Рурамба была союзницей Джексона на протяжении более чем двадцати лет. Когда-то она бежала из Уганды в США, где после  училась в Конектикуте и выделялась среди своих одноклассников тем, что у нее было больше всего маек, плакатов, пластинок с ее кумиром Майклом Джексоном. В своем выпускном альбоме она указала одно желание, которое гласило: «Я хочу стать женой Майкла Джексона исоздать новую группу Джексонс 5». Страшно представить, насколько близко она оказалась к исполнению своей мечты. После получения диплома по бизнес администрированию, она встретила Дипака Чопру, который лично представил ее Майклу и устроил к нему на работу во время концертного тура «Dangerous». Как менеджер по персоналу, она в основном занималась системой страхования, но приложила все силы, чтобы переехать к Майклу в Неверленд в качестве простой работницы по дому. Когда родился Принс, Майкл сделал ее няней. С тех пор она растила всех его детей и  была  настолько с ними близка, что все трое детей называли ее мамой. Однако ее отношения с их отцом были более чем  запутанными. На протяжении многих лет Грейс демонстрировала свою преданность Майклу и была максимально сдержана в своих желаниях, благодаря чему она была единственным человеком, которому Майкл прощал критику в свой адрес или несогласие с его мнением, однако, при этом она была не единожды уволена и возвращена только потому, что по ней очень скучали дети.  Периодически в СМИ всплывали новости о скорой свадьбе Майкла и Грейс, но так же уходили в никуда, так как единственным препятствием этому браку было то, что Грейс уже была официально замужем за неким Стейси Адаиром. Это был так называемый фиктивный брак, заключенный в 1995 году, для того, чтобы спасти Грейс от иммиграционной полиции. Путаницы добавляло еще и то, что все, кто был близок к Майклу в то время, характеризуют поступки Грейс по-разному. Чопра утверждает, что она прекрасная молодая женщина, посланная Майклу и его детям небесами. Другие говорят, что она была тем превратником, который тратил все свои силы и энергию на то, чтобы  изолировать Майкла от внешнего мира. Хотя она и была одним из 15 ти детей в бедной деревенской семье Уганды, она провела большую часть своей жизни в пятизвездочных отелях, носила шикарные костюмы и прославилась тем, что ее окрестили самой влиятельной няней в мире. Том Мезеро признает, что именно чувство собственной важности Грейс послужило толчком к разрыву их деловых отношений с Майклом.  «Я очень и очень устал от нее» - вспоминает Том. В ней была смесь скромности и могущества и все это обрушилось на Майкла, которого она, как казалось, принимала за  своего четвертого ребенка, когда Майкл наконец выпросил у нее свой личный мобильный телефон, то тот исчез в течение дня, после чего Майкл был вынужден вернуться к тому, чтобы каждый раз просить Грейс соединить его с тем или иным человеком и дал всем ее номер, если кому-то захочется связаться с ним. Он и няня все время препирались по поводу расходов Майкла. Все доходы, которые ему приносил каталог, продажа пластинок и роялти тратились на покрытие его огромных долгов. Тем не менее, даже когда они вынуждены были класть зубы на полку, Майкл продолжал настаивать на бронировании самых дорогих люксов в отелях тех городов, где они останавливались.. Когда не было денег, чтобы платить по счетам, они останавливались у кого-нибудь из многочисленных "друзей" Майкла  по всему миру. Майкл очень  мало знал о своих финансах и  постепенно все его деньги перекочевали на счет к Грейс и он был вынужден просить у нее денег каждый раз, как они ему требовались. Он становился злым и подозрительным  каждый раз как она говорила ему о том, что деньги кончились.

17 го июня, спустя 4 ре дня поле оправдательного приговора, ему вернули паспорт и   300 000, оставшиеся с залога  в 3 000 000. Еще несколько дней спустя, он, не советуясь ни с кем, вылетел с няней и своими детьми в Париж, там на лимузине он отправился в отель Криллон, великолепный дворцовый комплекс у подножья Елисейских полей. Те 300 000, которые он положил в карман стоили 10 дней проживания во всем этом великолепии. Президентский люкс в этом отеле было заказать очень непросто, он всегда забронирован для глав государств и их представителей, но администрация отеля сделала скидку для такого именитого гостя, как Майкл Джексон. За эти десять дней он мог не только восстановиться, но и позволить себе вновь пользоваться атрибутами королевского статуса. Он все еще оставался королем поп-музыки и мог себе позволить великолепный номер с зеленой террасой с которой открывается  вид на город, к тому же после обьявления вердикта «не виновен» продажи его записей вновь поползли вверх. Но теперь вернемся в Бахрейн.

В Бахрейне Майклу пообещали мир и уединенность. По приезду в аэропорт Джексон и его дети были перевезены в шикарный дворец принца Шейх Абдулла бин Хамад бен Иса Аль Халифа, второго сына короля Бахрейна. На протяжении большей части последнего десятилетия, Абдулла был не только
губернатором  южной провинции Бахрейна, но и самым влиятельным нефтемагнатом на всем Ближнем Востоке. Преданный поклонник  Led Zeppelin и Боб Марли, Абдулла имел второй дом в в Лондоне, где он был известен своим пристрастием к  езде на   Harley-Davidson, в развевающихся одеждах , иногда с гитарой, привязанной к  спине. Планом  шейха было возрождение  карьеры Джексона и запуск своего собственного музыкального лейбла. Дворец Абдуллы был оснащен великолепной студией звукозаписи  и, как  шейх заверял Майкла  еще во время телефонных переговоров в Неверленде, он сможет использовать  ее столько, сколько пожелает. Во время судебных разбирательств бахрейнский принц всячески демонстрировал свои серьезные намерения и финансовую поддержку. Шейх Абдула был представлен Майклу его братом Джермейном, который принял Ислам в 1989 году. Абдула очень симпатизировал ему и задавал вопросы типа «Чем я могу помочь моему брату и его детям?» -вспоминает Грейс. В марте 2005, как раз когда во время суда стартовало обвинение, коммунальные службы округа Санта-Барбара пригрозили лишить Неверленд света и воды, в случае, если в срочном порядке не будут оплачены просроченные счета. Абдула, который ранее никогда не встречался с Майклом лично, тут же перевел на его счет 35 000 $, вспоминает Рурамба. Она была изумлена, что шейх извинялся за такие ничтожные суммы и обещал, что в следующий раз он перечислит больше. Через месяц Майкл попросил еще миллион и она была снова поражена, потому что Шейх перечислил и эту сумму. К концу лета он обещал перечислить еще 2.2 миллиона на покрытие всех счетов Майкла, если тот поселится в Манаме. Шейх Абдула жаждал побыстрее представить общественности свой трофей, но тем не менее заставил прессу хранить этот секрет на протяжении двух месяцев. Некоторые публикации гласили, что Джексон прибыл в королевскую семью в качестве дорогого гостя и не желает преследований со стороны прессы. Джексон и Шейх нигде не показывались вместе вплоть до 20 августа, когда они оба вылетели в Дубаи, и даже тогда они не сделали никаких заявления в прессе вплоть до наступления следующей недели. Одна за другой местные газеты выдавали радостные новости о том, как прекрасно и счастливо  выглядит Майкл Джексон на фотографиях, опубликованных впервые после окончания судебного процесса, 27 августа, 2005 года, за два дня до его 47 го дня рождения. Одетый в синюю рубашку, в своей традиционной фетровой шляпе, Майкл устало, хоть и сладко, улыбался рядом с  толстомордым, с потухшими глазами Абдулой и известным чемпионом ралли Махамедом Бин Салаедом. Фотосессия проходила в корпоративном офисе Nakheel Properties. Когда фотосессия окончилась,
руководители Nakheel  взяли Майкла и Абдуллу в поездку на яхте по берегам Дубаи, скользя по  голубыми водам вдоль коралловых пляжей  некогда крошечных Эмиратов, на поверхности воды Майкл мог видеть отражение всех небоскребов, выросших из легендарных песков Дубая. Майкл еще раз заверил всех присутствующих, что серьезно намерен здесь остаться и начать строить свою новую мечту, большой дом, в котором он будет изучать основные принципы  Ислама. Как гласила газета «Панорама» Джексон так и не принял мусульманство, но был в шаге от этого. Тем временем  Майкл, пребывая на Востоке,  собирался оставить свои религиозные предпочтения при себе, однако когда они с Абдулой вернулись в Манаму, чтобы поприветствовать короля Бахрейна Хамад бенИса Аль Халифа, их встреча проходила за закрытыми дверями и после нее прессе было обьявлено, что Майкл снял себе прекрасные апартаменты и собирается пожертвовать большую сумму денег на стоительство второй мечети в столице Бахрейна. На самом же деле, якобы  арендованные апартаменты, принадлежали семье короля, а пожертвование было просто пустым звуком. Исполнителю предстояло жить на пособие, которое ему обеспечил Абдула, но даже широкие карманы нефтяного магната оказались не настолько прочными, чтобы суметь решить те финансовые, правовые, личные и профессиональные проблемы, которые накопились у  Майкла. За две недели до празднования своего дня рождения Джексон был оштрафован на 10 000 $ за неявку в суд в Новом Орлеане по иску некого 39 летнего мужчины по имени Джозеф Бартуччи, который утверждал, что в 1984 году его силой затолкали в лимузин к Джексону и вывезли к нему домой, где он  находился в течении 9 ти дней, вынужден был употреблять наркотики, заниматься оральным сексом с Джексоном, после чего тот его избивал,  издевался над ним и даже ударил ножом. По словам Бартуччи, он мог предоставить все необходимые доказательства своей правоты, в то время как адвокаты Джексона предоставили доказательства того, что в то время, как Бартуччи страдал в плену Майкла, сам Майкл находился в гостях у президента Рейгана, однако судья Элдон Фэллон решила, что это дело должно идти дальше, и это даже не смотря на то, что сам Бартуччи был признан двоеженцем, против него было 18 гражданских исков и в 96 ом был задержан за преследование женщины. Джексон, возмущенный тем, что его адвокаты довели сфабрикованное дело до суда, по которому он к тому времени уже задолжал 47 000, уволил их. Судья Феллон требовала, чтобы Джексон во чтобы то ни стало явился и ответил перед законом за содеянное, и ей было не важно, что для этого ему надо облететь пол мира. Это была всего лишь одна юридическая катастрофа из многих, которые сыпались на голову Майкла. За предшествующие 12 лет, Джексон выплатил более 100 000 000 долларов адвокатам, которые разобрались с   сфабрикованными исками и еще десятки оставались на рассмотрении.  Из всех этих дел дороже всего Майклу обошлось дело Чендлера – 18 000 000 долларов он вынужден был выплатить родителям мальчика. По словам Мезеро Майкл считал дело Чендлера своей самой большой ошибкой в жизни. То, что Джексон согласился выплатить деньги этой семье, только убедило  людей в том, что он был растлителем. Люди спрашивали друг друга, какой невиновный человек станет платить такие огромные деньги своему лже обвинителю? Тогда Майкл не имел представления о том, что будут думать и говорить о нем люди. Последствием этого поступка стало еще и то, что иски от кидал стали множится со скоростью звука.

23 сентября 2005 года Абдула, Майкл, Грейс и трое детей прилетели в Лондон и сняли целый этаж в Dorchester Hotel. Все расходы оплачивал Шейх. Целью поездки был очередной иск против Джексона, поданный аккурат в самом разгаре дела о сексуальном растлении, в ноябре 2004 года, на этот раз в роли исца выступал бывший партнер и так называемый « дорогой друг» Марк Шафел.

35 ти летний Шафел стал заметной фигурой, после того, как в 2001 году засветился на проекте Майкла “What moreCan I give?”. Этот проект стал идеальным примером того, как все, что зачиналось в последние годы Майклом обращалось фиаско с последующими судебными исками.

Шафел познакомился с Майклом в 1984 году, в то время он работал на ABC внештатным оператором и  поехал в Детройт для того, чтобы заснять 5 ый концерт победоносного тура Джексонов. Шафель прибыл на концерт слишком поздно и охрана Джексона не пропустила его в зону для СМИ, по воспоминаниям Шафела, его усадили на стул в маленькой комнатке и, волею судьбы, туда заглянул Майкл, он заметил большую камеру и заинтересовался ею. Это была огромная камера и Майкл был ею очарован. Шафел вспоминает:

Он спросил: «Могу ли я взять ее?»

Я подумал: «это просто невероятно!» и сказал «Конечно ты можешь ее взять.» В тот момент я сомневался, что он сможет ее поднять, она была чертовски тяжелая, но он просто протянул руки и поднял ее с такой легкостью, будто она была из картона. В то время, как Майкл возился с ее обьективом, я слышал как его зовут для того, чтобы внести какие-то изменения в его концертном костюме, но я сомневаюсь, что он кого-либо слышал в тот момент. Наконец он произнес, что у них остается еще одно шоу в этом городе и не мог бы он попробовать воспользоваться моей камерой, конечно я согласился и протянул ему номер моего телефона, будучи уверенным, что больше никогда не услышу его голос, однако уже на след. день раздался звонок и Майкл пригласил меня к себе в отель. Он был очень заинтересован. Они столкнулись вновь в середине 90 ых, на мероприятии по сбору средств для борьбы со СПИДом. Шафел вспоминает: «Он подошел ко мне и спросил это случайно не вы тот парень с камерой?» "Он не помнил моего имени, но он хорошо запомнил мое лицо." После того вечера их пути снова разошлись, пока в 2000 году они вновь не встретились в доме у известного дерматолога Арнольда Кляйна, с тех пор Шафел на несколько лет стал важной фигурой в жизни Майкла. Майклу нравился его энтузиазм и идеи. Представитель Шафела Ховард Кинг вспоминает, что ему особенно нравились идеи Марка в пении и танцах, Майкл был одержим идеей найти способ заработать деньги без необходимости выхода на сцену или поездок в студию. Давний публицист Джексона Боб Джонс, вспоминает, что Шафел появился в жизни Майкла именно тогда, когда мало кто хотел с ним иметь дело, по причине того, что Майкл мало кому  платил за работу. Обладая связями в кинопроизводстве Шафел пообещал Майклу, что поможет ему организовать различные кино и видео проекты, сделать короткометражный фильм, возможно сериал, был разговор о строительстве киностудии на ранчо, таким образом Шафел быстро втянулся в работу над юбилейными концертами 2001 года в Мэдисон Сквер Гарден. Дэвид Гест и Марк Шафел обьеденили свои силы и им удалось привлечь многих звезд к участию в этом проекте, как вдруг Майкл начал откладывать свою поездку в Нью-Йорк и Дэвид стал названивать Шафелу и истерично орать в трубку, чтобы тот повлиял на Майкла. Шафел вспоминает: «Он орал мне в трубку, что я должен взять Майкла за шиворот и посадить в самолет до Нью Йорка!» Дэвид хотел, чтобы Майкл прилетел на репетиции за пять дней до начала концерта, но Майкл считал, что ему хватит одного - двух дней. Майкл хотел лететь на частном самолете, а Дэвид хотел чтобы он летел на коммерческих авиалиниях. Майкл просто отмахивался от него. Знаете, Майкл просто не хотел участвовать в этих шоу, если бы он хотел, он бы выложился на все 110%,  а он не хотел, а когда он чего-то не хочет, он делает все из под палки и волоча ноги. Тем не менее, когда пришла новость о том, что несмотря на самые высокие цены за всю историю концертов мэдисон Сквер Гарден, билеты были раскуплены в мгновение ока, Майкл плакал из чувства благодарности.  CBS согласился уплатить лицензионный сбор за право вещания концертных съемок и таким образом Джексону был гарантирован заработок в  $ 7,5 млн. , это были деньги в которых Майкл отчаянно нуждался.

Джексонв то время жил на то, что он описывал  как "Ограничительный" бюджет,  который был введен на его записи Компанией  Sony и его основным кредитором - Банком Америки. Он постоянно  жаловался, что из-за его огромного долга у него не было доступа к его богаствам.  В то время для Марка не составляло труда отдолжить Майклу несколько миллионов долларов, это были своего рода  денежные авансы, чтобы Майкл мог расплачиваться по счетам. Как правило, деньги скоро возвращались назад. "Первая сумма в 70 000 была перечислена Шафелом в июле 2001 года, чтобы заплатить за покупки для вечеринки, на которой Майкл праздновал получение им $ 2 млн. на запись благотворительной песни. Если Майкл говорил о том, что деньги ему необходимы, то это означало, что они ему не просто необходимы, а жизненно необходимы. Этот первый долг был покрыт очень скоро. Майкл не держал  счета в банке, поскольку боялся, что кто-нибудь из многочисленных кредиторов заморозит его, поэтому  все деньги стекались к нему со всего мира в виде наличности и по своим долгам он расплачивался тоже всегда наличными деньгами. Вскоре одной из обязанностей Шафела стала роль исполняющего обязанности денежного мешка Майкла Джексона, это происходила так: деньги переводились на счет к Марку, а он их обналичивал и приносил Майклу. Первый раз Марк принес деньги Майклу в бумажном мешке из под картошки фри, Майклу это показалось забавным и с тех пор все деньги назывались не иначе как картофель фри, это звучало так : «Принеси ка мне немного жаренной картошки» и только Марк мог понять о какой картошке речь. Через месяц после возврата долга в $ 70,000 , Шаффель выписал чек на $ 625,680.49 для погашения Майклом кредита в Банке Америки. Шафель не сомневался, что Майкл выплатит ему и эту сумму назад. " Марк не только обожал Майкла, он доверял ему полностью ", пояснил представитель Шафела мистер Кинг. Шаффель сделал еще две поставки картошки фри Джексону в августе 2001 года , наполнив один пакет $ 100,000 наличными , потому что Майкл хотел купить антиквариат и во второй пакет он положил  $ 46075 , так как  Майкл должен был заплатить первый взнос за особняк в Беверли Хилз стоимостью в 30 000 000, он утверждал, что может себе позволить такую покупку.
Узнав, что все билеты на  концерты Madison Square Garden распродали, Майкл попросил Шафеля дать ему еще немного картошечки и Шафель снял незначительную сумму в  в $ 23287  для  так называемых «свободных» билетов на концерты , которые  Майкл пообещал своим гостям. Как позже выяснилось свободных билетов не оказалось и, чтобы избежать неловкой ситуации, Майкл заплатил за них из своего собственного, точнее из собственного кармана Марка. Второй платеж был в $ 1 миллион , он был необходим  Майклу для того, чтобы заплатить своему «лучшему другу» Марлону Брандо , который потребовал эту сумму в обмен на согласие сделать видеозапись "гуманитарной речи", которую  покажут во время первого концерта. Все советники Майкла уговаривали его не платить Брандо такую огромную сумму , потому что  было смешно платить за речь, которую  никто не хотел слышать, но Майкл настаивал . " Марлон - Бог", сказал он . Позже оказалось, что скептики были правы, толпа начала свистеть уже спустя пару минут после того, как Марлон начал толкать свою речь, и продолжала это делать до тех пор пока Брандо наконец не закончил. . В дни, непосредственно перед концертами , Шаффель дал Джексону  еще $ 380 395 , чтобы заплатить за пару специализированных автомобилей, которые  он хотел: Bentley Arnage и Lincoln Navigator , а также 2 000 000  на покрытие процентов по кредиту Майкла. Вскоре он получил назад часть денег, а именно сумму в $1,750,000, но эти деньги не покрывали всю сумму, потраченную Марком, но какая-то часть долга все же была отдана. Впереди  предстоял проект песни “What more can I give?”, которую Шафель считал одной из лучших песен Майкла со времен “We are the World”.

Спустя всего пару часов, после того, как Джексон окончил петь свое “ Billie Jean”/“ Black or White”/“ Beat It” попурри во время финального концерта,  произошла страшная террористическая атака 9/11. До этого момента Майкл считал своим самым гадким воспоминанием об этих концертах инцидент с Корри Фельдманом за кулисами во время первого шоу, когда Корри сообщил ему, что планирует записать книгу об их отношениях. Майкл проспал пару часов после выступления и проснулся аккурат к тому времени, как рухнула первая башня. Он очень испугался, он решил, что террористы спокойно разгуливают по городу и он хотел схватить своих детей и бежать куда подальше, но город был в оцеплении, деваться было некуда, однако при помощи охраны, в которой было очень много работников полиции, Майклу и его команде удалось пересечь Гудзонский залив и попасть в Нью Джерси, на следующий день Майкл настаивал на том, чтобы ему выдали 500 000 на тот случай, если ему с детьми надо будет «раствориться в воздухе». Шафел пошел в банк и снял именно эту сумму, еще несколько дней Джексон находился в Нью Джерси, а затем вызвал Шафеля и остальное свое окружение и сообщил, что Sony устроило ему самолет в одном из потайных ангаров аэропорта, по пути в аэропорт возникла еще одна проблема,так как на этот же самолет пытался попасть известный актер Марк Волберг , таким образом обе команды стояли и просто орали друг на друга, выясняя у кого приоритет, пока представители Сони не позвонили и не разрулили конфликт, отдав приоритет Майклу Джексону, а Волбергу сообщили, что ему придется ждать другого самолета. Но в последнюю минуту Майкл вдруг решил, что он никуда не полетит и сказал, что собирается ехать в Калифорнию на экскурсионном автобусе, автобус был нанят в ту же минуту, но к тому времени, как он доехал до белых равнин, Майкл снова передумал – вспоминает Шафель. Он усадил свою мать и остальных своих родственников в автобус и отправил их за 287 миль на Запад, сам же снова связался с Сони и попросил еще один частный самолет, на котором вылетел в Санта Барбару, вместе с детьми, Грейс и парой охранников.

+4

5

http://www.liveinternet.ru/users/anange … 312543073/

http://s8.uploads.ru/t/THkmD.jpg

Как только страсти улеглись, Джексон и Шафель сразу же приступили к переговорам по поводу песни “What More Can I Give?”, которая должна была собрать средства в помощь людям, пострадавшим от террористической атаки 9 го сентября. В октябре Шафель арендовал многокомнатный номер в отеле Беверли Хилз, там и проходила их встреча с представителями ресторанной сети МакДоналдз, которые подсчитали, что могут продать больше 5 000 000 копий только в США и поэтому были готовы заплатить 20 000 000 долларов за эту сделку. На участие в проекте дали согласие Бейонс, Рики Мартин, Мэрайя Кэри , Карлос Сантана , Селин Дион и многие другие и Шафель в роли посредника чувствовал, что находится на гребне волны, это был по истине сказочный опыт. Он все записал на пленку и не мог дождаться, когда мир увидит Селин Дион, которая со слезами на глазах благодарит Майкла за прекрасную песню и проект. От грандиозности события Майкл был очень возбужден – вспоминает Шафель, и мне не надо было заставлять его приходить в студию, он приезжал туда самый первый, он очень, очень, очень сильно хотел, чтобы все получилось, когда он чего-то на самом деле хочет, он становится другим человеком. И он, и я, и все вокруг были убеждены, что у нас есть две версии песни: английская и испанская, которая была просто великолепна, она была лучшей. Потом все пошло наперекосяк, тогда то Шафель и узнал, что такое работать в орбите Майкла Джексона. 13 октября Нью Йорк пост напечатал первую статью о скором выпуске благотворительной песни “What More Can I Give?” и представители МакДональдс были шокированы тем, с какой скоростью их стали бомбардировать американские мамочки, не желающие, чтобы семейная сеть имела что-то общее с педофилом. Через два дня представители МакДональдс позвонили Шафелю и разорвали соглашение. Казалось, что могло быть хуже… Несколько финансовых советников Джексона были расстроены, когда прознали, что Шафель обладает правами на “What More Can I Give?” и обратились к давнему представителю Джексона Джону Бранка. Бранка вел коммерческие дела Джексона на протяжении более чем 20 ти лет и все наиболее выгодные сделки были заключены в его присутствии. Время от времени он был самым ближайшим советником Майкла, но в тот период их отношения охладели, так как Джексон подозревал его в том, что тот использует его, чтобы заработать в другом бизнесе. Бранка решил, что Шафель станет еще одной проблемой для Майкла, ему понадобилась всего пара дней, чтобы связаться кое с кем из своих знакомых в кругах шоу бизнеса и узнать, что Шафель заработал свое состояние на гей порнографии, продюссируя и снимая фильмы с названиями «Сказочный Торчок», «Мачо с золотыми яйцами» и т.д., так же выяснилось, что он держал несколько порно сайтов. Адвокат оперативно позвонил Джексону и назначил встречу, в ходе которой, показал ему кассету, на которой Шафель выступает в качестве режиссера и поясняет актерам как им надо вести себя в кадре, спустя пару дней Шафель получил официальное письмо, что все отношения с ним отныне разорваны, с пометкой «по причине нелицеприятных фактов из биографии о которых Мис-ра Джексона не поставили в известность.» Шафель вспоминает: «Все это было полной чушью! О моем прошлом знали все и Майкл в том числе, мы даже шутили на эту тему в доме Кляйна, тогда с нами был еще и Томи Мотола. Но теперь все вдруг стали вести себя, будто они в шоке. Ни у Майкла, ни у Кляйна, ни у кого из присутствующих не было никакой предвзятости к гомосексуализму. Сам Майкл позвонил мне через несколько дней после уведомления и сказал: «Не переживай, Марк. Скоро все уляжется, давай пока просто плыть по течению.» К несчастью для Шафеля, Бранка и другие советники Джексона давили на Cони, чтобы те убили благотворительный проект, поскольку они считали, что если Майкл вплотную будет заниматься этим проектом, то он не закончит Invincible. Таким образом Майкл записывал альбом из под палки, хотя Сони и оплачивали все его расходы и он мог записывать его где бы не пожелал. Но он не был на сто процентов вовлечен в процесс, как это было с проектом “What More Can I Give?”. «Сони потратили миллионы на запись этого альбома и теперь давили на него как могли, пытаясь убедить, что благотворительная песня настолько «слабая», что ее ни в коем случае нельзя включать в альбом», вспоминает Марк. Шафель сделал попытку провести благотворительный концерт в Вашингтоне, чтобы собрать деньги семьям Пентагона, пострадавшим от террористической атаки, он так же хотел задействовать их в видеоклипе для главной песни, но Майкл там не появился. 13 июня 2002 года Шафель написал письмо японскому представителю компании Сони Нубуюке Идеи, умоляя его разрешить выпуск песни через альтернативного дистрибьютора, он написал « Это будет трагедией позволить корпоративной жадности и политике переступить через коллективный труд многих людей, желающих помочь другим людям». Ответа он не получил. В конце 2001 года Майкл терпел полное фиаско со своим новым альбомом Invinsible. Спустя две недели после выхода альбома Сони вынуждены были признать, что это самый худший из альбомов, выпущенных за всю карьеру Джексона, хотя, как и все альбомы Джексона он взлетел на вершину хит-парадов, однако к концу первой недели было продано всего 363 000 копий, а это на 1,9 миллиона единиц меньше, чем альбом N Sync, который вышел практически в тоже время. Сони планировали, что только в США будет продано 2 000 000, и больше 3 000 000 по всему миру. Отзывы об альбоме варьировались от тусклых, до откровенно пренебрежительных. Только один сингл из этого альбома вошел в лучшую десятку хитов США – You Rock My World. Мотолла и Сони были уверены, что отказ Майкла от мирового тура вообще «убьет» альбом. Руководители компании жаловались, что Майкл так же не явился на несколько мероприятий в поддержку альбома как в США, так и за пределами. Было запланировано очень много мероприятий, на которые Майкл не явился, вспоминает Шафель, и обозленный Томми Мотола подозревал, что во всем виноват проект “What More Can I Give?” и по большому счету это именно так и было. Майкл хотел использовать песню “What More Can I Give?” для продвижения альбома, но Сони думало, что он будет продавать миллион копий своей песни, а альбом останется за бортом. Руководство Сони было раздавлено тем, что потратило 51 000 000 на альбом, который в итоге никто не хочет покупать. В начале 2002 года один из представителей компании дал интервью New York Daily, в котором говорилось: «Обвинения в педофилии насторожили многих американцев». Спустя несколько дней Джексон и его звукозаписывающая компания ввзязались в публичную порочащую друг друга борьбу. Война началась с того, что Джексон затребовал пересмотра своего контракта, Майкл хотел завладеть своим музыкальным каталогом через три года, а не через 7 мь лет, как было прописано в контракте, кроме того он потребовал доплатить ему еще 8 000 000 за только что вышедший альбом, часть этих денег должна была пойти на три видеоклипа к альбому. После того, как Сони отклонило оба запроса, Майкл связался с автором песен Кэрол Байер, муж которой, Боб Дейли, являлся бывшим главой Уорнер Бразерс и попросил пробить по своим каналам обманывал ли его лейбл. Когда же Дейли сообщил ему, что не нашел этому никаких подтверждений, Майкл немедленно разорвал отношения с ним и его женой и зашел еще дальше, обвинив Мотоллу в том, что он предвзято относится к черным артистам. Ад Шарптон присутствовал на митинге, который устроил Джексон в 2002 году, появившись среди толпы и размахивая плакатом на которм был изображен Мотолла с рогами черта. Воодушевленные Джонни Кокрейном, бывшим адвокатом Симпсона и Джексона во время судов времен Чендлера, фанаты бомбордировали офис Сонни, закидывая его факсами черной бумаги в знак протеста против расизма. Выступая перед СМИ Майкл не только обозвал Мотоллу дьяволом, но и обьявил его расистом публично, а так же заявил, что намерен создать партию униженных и оскорбленных черных исполнителей. Позже он был был в ярости, когда Шарптон и Джесси Джексон, которые на протяжении нескольких недель подогревали в нем боевой дух, начали вдруг тормозить. Шарптон заявил прессе, что не настолько хорошо знаком с Мотоллой, чтобы обвинять его в расизме. На следующий день, реакция людей из сферы развлечений на действия и слова Майкла Джексона была по истине свирепой, Майкла стали презирать те люди, в чьей поддержке он нуждался более всего. Шафель выбрал именно этот момент, чтобы высказаться о своем друге в ЛА Таймз: « Если вы спросите меня, что я об этом думаю, то я скажу, что есть люди, которые попросту не хотят видеть Майкла на вершине. Некоторые из этих людей являются руководителями Сони и они участвовали в затоплении нашего проекта, потому что знали, что он поможет показать Майкла в том свете, в котором они не хотят, чтобы его видели. Они не желают Майклу успеха. Они использовали мою биографию, как одно из орудий, чтобы помешать ему.» Джексон, на стороне которого в тот момент почти никого не было, был так тронут и признателен, что тут же вернул Шафеля в свой штат. Возвращение Марка в родное лоно совпало с полным разрывом отношений Майкла с Бранкой. У Майкла появились два новых менеджера, оба из Германии: Дитер Визнер и Рональд Концер. Дитер и Рональд были приглашены из сторонней аудиторской фирмы для проведения проверки и документы, найденные в ходе нее, очень сильно осложнили отношения между Майклом, Бранкой и Мотоллой. Майкл обнаружил, что Бранка и Мотолла были замешаны в перечислении его личных средств на оффшорные счета карибских банков, это согласовалось с подозрениями об укрывательстве и не случайном тесном сотрудничестве Бранки и Сони. Майкл возненавидел всех юристов и решил, что Бранка должен быть уволен. В то время, как было принято решение об увольнении Бранки, Майкл пригласил Шафеля сопровождать его в поездке в Берлин. Он отправился в Германию для получения самой престижной награды Бемби Эвордз, как самый величайший артист всех времен и народов. Праздничная поездка обернулась сущим адом. Для начала Майкл проявил необдуманный поступок и под улюлюканье толпы поклонников свесил с балкона своего младшего сына. Фотографии, где он держит ребенка с головой, покрытой полотенцем и болтающего босыми ногами на высоте 40 футов над брусчатым тротуаром, тут же облетели весь мир и шокировали миллионы родителей. Организации по защите детей приступили к прилюдному бичеванию, а британские таблоиды, на протяжении многих лет, обзывавашие Джексона «Придурошным Джеко» были в восторге и с радостью сменили это прозвище на новое «Чокнутый папаша». Некоторые немецкие комментаторы полагали, что за этим поступком может последовать уголовное дело и Майкл, который и предположить не мог, что все разовьется до таких масштабов, вынужден был принести публичные извинения: «Я совершил ужасную ошибку, подавшись эмоции, охватившего меня восторга, от того, что я могу представить моим поклонникам моего младшего сына ». Он попытался так же обьяснить, почему дал ребенку такое странное имя – одеяло: «Вы должны укрыть меня одеялом, говорим мы каждый раз, когда хотим получить благословение. Это выражает любовь и заботу». Речь Майкла, сказанную во время вручения премии Бемби, многие репортеры оценили как очень скромную и поспешили связать это с берлинским инцидентом, однако, никто не знал, о чем ему сообщил Шафель прямо перед выходом на сцену. Для того, чтобы поддержать свое возвращение и альбом Invincible , Майкл согласился дать интервью британскому журналисту Мартину Баширу, которого ему представил один из друзей - Ури Геллер. Как вспоминает Мезеро, Майкл согласился дать интервью Баширу, потому что тот обманул его, сославшись на Леди Ди, с которой они, якобы были друзьями. На протяжении многих лет Майкл стремился сблизиться с Дианой, но она была одной из тех немногих знаменитостей, кто держал Майкла на расстоянии вытянутой руки, что очень способствовало его одержимости ею. Вспоминает Визнер : «Башир рассказывал Майклу столько интересных историй о ней, что тот был очарован, это не могло не подкупить... Лишь потом я узнал, что Башир никогда не был другом Диане, а наоборот она была зла и обижена на него за то, что тот рассказал о ее романе публично. Он просто использовал ее.» Кадры из будущего документального фильма попали кому-то из лондонских друзей Шафеля, они позвонили и предупредили, что Башир собирается выставить Майкла в качестве причудливого извращенца. Именно это он и сообщил Майклу перед выходом на сцену, Дитер вспоминает, что по словам Шафеля этот фильм должен быть полной катастрофой, но Майкл не хотел верить ему: «Нет, нет, я не думаю, что все будет так плохо»- говорил он. Прошел почти месяц, после того, как они снова прилетели во Флориду, где Башир планировал продемонстрировать свой фильм Майклу для дальнейшего утверждения. Тем временем все больше и больше звонков поступало Шафелю с ос ловами, что фильм будет очень и очень неприятный. Башир приехал со всей своей сьемочной группой, он хотел заснять на пленку реакцию Майкла на фильм и все догадывались, что он собирается и это использовать против Майкла. Уже через несколько секунд общения Башир из режиссера-подхалима превратился в агрессивно настроенного журналюгу, который засыпал Майкла некорректными вопросами о его внешности. Для Майкла в тот период жизни его внешняя трансформация была больной темой. Он готовился к сьемкам видео-клипа, когда один из его менеджеров Труди Грин послал в его трейлер какого-то специалиста по гриму, чтобы сделать слепок его лица. Шафель вспоминает: «Они сказали Майклу, что этот слепок необходим для визажиста, чтобы правильно нанести макияж. Но Майкл заподозрил неладное и попросил меня разузнать, чтобы это значило на самом деле. Труди сказал мне, так как Майкл выглядит очень некрасиво, то им нужен слепок, чтобы сделать для него маску, которую они хотят, чтобы он носил в этом клипе. Когда Майкл прознал про это, то не сдержался и заплакал, он был просто убит горем.. Он остановил всю работу над клипом, уволил Грина и поставил на его место немцев. Он был ужасно расстроен случившимся, очевидно, поэтому и лгал Баширу про всего две сделанные операции на носу. Башир не унимался и продолжал издеваться над Майклом, заявив, что Принс и Пэрис сказали ему, что у них нет матери, затем поймал Майкла на противоречии, что Блэнкет был рожден от суррогатной матери, а не, как ранее утверждал Майкл, от женщины с которой у него были отношения. Потом Башир стал напирать на тему больных и обездоленных детей, ночующих в доме Майкла, Майкл снова разволновался и принялся убеждать Башира в том, что нет никакого криминала в том, чтобы спать с детьми в одной кровати, и что когда он так говорит, он не имеет в виду сексуальный подтекст, что Мак Калкин и его сестра спали с ним, а потом и вовсе заявил, что очень много детей спало с ним в одной кровати под конец он сказал фразу, которую потом на протяжении долгого времени цитировали все кому не лень : «единственным проявлением любви к кому-либо является готовность разделить свою постель .» В итоге Башир вернулся в Лондон так ничего и не показав Майклу, вспоминает Визнер.

+3


Вы здесь » MJisALIVEru » Книги, фильмы, мемуары, исследования » "НЕПРИКАСАЕМЫЙ" Randall Sulivan