MJisALIVEru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MJisALIVEru » Мастер » Интервью с теми, кто работал с MJ


Интервью с теми, кто работал с MJ

Сообщений 1 страница 100 из 217

1

Ян,  я не знаю куда это пристроить. пока сюда копирну.  если  не очень  важно, то  можно  удалить

От создателя ''Smooth Criminal'' :''Это очень трудная жизнь''
Директор Винсент Патерсон (Vincent Paterson) в центре внимания на сцене "Viva Elvis". В 1980-ых Патерсон играл танцующего главаря бандитов в видео "Beat It" Майкла Джексона. Позже он продюсировал для поп-звезды хореографию для сцены и видео.

Именно в Мемфисе Винсент Патерсон узнал, что Майкл Джексон умер.

Это стечение обстоятельств 25 июня сгладило всякое остающееся различие между Джексоном - суперзвездой, которой Патерсон был обязан большей частью своей карьеры - и Элвисом Пресли, суперзвездой, для которой Патерсон делал последний спектакль в Цирке дю Солей.

Цирк дю Солей нанял Патерсона руководить "Viva Elvis" частично из-за его хореографии для сцены и видео для Джексона и Мадонны. Представление открывается предварительными просмотрами в пятницу в Арии, самой новой мегаплощадке города.

"Я провел столько лет с людьми как Майкл, что вижу трагедию людей, которые находятся в центре внимания всего мира," говорит он.

"Вы знаете, в некотором смысле у них действительно нет выбора. Они поглощены и захвачены этим. Некая мистическая сила как бы управляет их судьбой, или это мне просто так кажется. То, чем они жертвуют для нас, колоссально."

Пресли умер в 1977, за шесть лет до того, как Патерсон играл танцующего главаря бандитов в видео "Beat It" Майкла Джексона. "Я был парнем Битлов," говорит он. "Элвис был из поколения моей мамы и моей тети."

Молодежь труппы Цирка посетила Грейслэнд и улицу Beale как часть воодушевляющей и образовательной экскурсии. "У них не было никакой связи с Элвисом вообще," - отмечает Патерсон. "Им - до 30 лет. Они даже не родились, когда он умер."

Но 25 июня их работа получила более глубокое значение.

"Внезапно со смертью Майкла – с которым они могли быть связаны так сильно - впервые, они соединились с Элвисом по другому," говорит Патерсон. "Они взглянули на Элвиса с другой стороны. Это было отчасти откровением."

И, говоря об этом шесть месяцев спустя, Патерсон все еще не пришел в себя. "Я действительно ощущал это.... Это было очень трудное время после смерти Майкла."

Патерсон и Джексон совместно ставили хореографию в таких видео MTV как "The Way You Make Me Feel" и "Smooth Criminal " и Паттерсон был хореографом как в "Bad" туре Джексона, так и в туре Мадонны "Blonde Ambition".

Но именно его римейк 1950-х "Manon" для Оперы Лос-Анджелеса в 2006 показал его театральную сторону и способствовал его приглашению руководством Цирка.

Так же, как "Love", воспевающая музыкальное наследие Битлз в 2006, "Viva" надеется восстановить Короля на его троне в Лас-Вегасе в новом 1,800-местном театре в Арии.

Цирк является партнером Robert Sillerman's CKX Inc в шоу, которое начинает свои первые предварительные просмотры в пятницу. Патерсон подчеркивает, что это - работа в развитии до грандиозного открытия 19 февраля. "Главное в Цирке - они дают Вам время, чтобы исследовать," говорит он.

Патерсон приносит "немного американской грани" и возможно еще самую внешнюю перспективу в созданном в Монреале Цирке. "Viva Elvis" является седьмым представлением компании на Стрипе, и каждое новое приносит большую потребность сделать названия особенными и отличительными.

"Здесь больше танца и музыки, чем в 'Love,'" - говорит Патерсон о "Виват."Несмотря на более ранние слухи наоборот, Пресли не будет персонифицирован на сцене, но будет услышан его голос (пение), а музыкальное сопровождение будет обеспеченно группой в зале (они будут играть живьём). Рассказчик будет разговаривать со зрителями на английском языке.

Даже перед общественными предварительными просмотрами, создатели отказались от идеи нанять актёров играть таких героев спектакля как мать Пресли и "Полковника" Тома Паркера (Том Parker).

"Одно время спектакль был довольно биографичен," говорит Патерсон. ”В процессе работы над ним, мы обнаружили, что он стал слишком похож на Бродвейское представление, и поэтому мы ушли от этого и сделали его больше походящим на зрелище."

Паттерсон надеется, что жизнестойкие поклонники Пресли хорошо отреагируют на современные аранжировки его классических хитов. "Мы не хотели, чтобы этот спектакль стал прогулкой по переулку воспоминаний," объясняет он. "Наш подход был основан больше на том, 'Если бы он был здесь сейчас с тем голосом, почему бы он не мог все еще быть Номером 1 в чартах?'"

Но Элвис, как говорят, покинул здание. И кроме явного размера зрелища, Патерсон говорит, что "Viva Elvis" быстро идет в обход его работы с живущими суперзвездами. "Это намного труднее работать со звездой, которая не существует на сцене," говорит он. Но в обоих случаях, "Вы пытаетесь представить публике самое лучшее из того, что Вы чувствуете о том человеке."

Будучи оптимистичным развлечением Лас-Вегаса, это шоу не будет останавливаться на ранней смерти Пресли в 42 года, на восемь лет моложе, чем был Джексон, когда он умер.

"Мы оглядываемся назад на них и видим: у них есть все. У них есть деньги, у них есть власть, у них есть известность.'Проведя много времени со многими, многими суперзвездами, я вижу, что это не то, что видится.

ещё.

Эта записка ''говорит все, что нужно знать о нем, как о художнике и человеке''.
На мою новую работу я был принят в качестве курьера, что значило, я должен гонять по поручениям на своем верном VW Rabbit 84 года по всему Лос-Анджелесу. Пару месяцев спустя меня перевели в студию в долине Сан-Фернандоса «особый» проект. Этим проектом оказался альбом Майкла Джексона «Dangerous». Когда я приступил, Майкл работал с тремя разными группами продюсеров, пытающимися занять место Куинси Джонса,который не был выбран для работы над этим проектом. Думаю, Майкл хотел на этот раз сделать все сам, но проблема была в том, что он понятия не имел, чего хотел. В один день Слэш из Guns’n’roses записывал жесткое гитарное соло, а на следующий – хор из 30 детей пел детскую песенку или что-то подобное.

Сначала Майкл мало со мной общался, до одного дня, когда он вбежал с криком, что на улице за студией сидит «бродяга». Я пошел посмотреть, ожидая, что выскочит Чарли Чаплин или что-то вроде того, но там был просто какой-то бездомный парень, потягивающий солодовый ликер из пакета.

В конце концов Майкл стал относиться ко мне теплее и даже иногда заговаривал со мной, если у него было настроение. Однажды он спросил, должен ли я отправиться на войну в заливе.Я ответил, что наверное уже слишком старый для того, чтобы меня призвали, а он сказал, что теперь он спокоен, потому что «если ты идешь на войну, ты можешь умереть».

Он стал давать мне поручения. Как, например, однажды поехать с его кредитной карточкой и заправить горючим его огромный Blazer. Если я правильно помню, у него был дополнительный бак, так что он мог добраться до своего ранчо без необходимости заправляться по пути.

Думаю, тут я должен упомянуть, что Майкл ужасный водитель.Он как минимум по одному разу подбил на стоянке машины всех работников студии,включая мою. Однажды он врезался сзади в машину какого-то парня на 101 магистрали и просто ушел с места происшествия,потому что тот парень вышел из своей машины и стал орать на него. В конце концов Майкл сдался и нанял кого-то возить его на работу каждый день.

Еще один незабываемый случай – звонок в Tower Records за час до их закрытия с просьбой закрыться раньше, чтобы Майкл и я могли сходить за покупками. Хотя это было всего в нескольких шагах, я бы рад выбраться из машины МД в безопасность магазина! Думаю, тем вечером он спустил около $1500 на компакт-диски.

Однажды Майкл застенчиво спросил меня, могу ли я оказать ему особую услугу. Я почти уверен, это было посте того, как он перестал водить машину, поэтому, предполагаю, у него действительно не было иного способа получить что-то в течение дня. Конечно, я согласился, и он прямо сказал мене,что у него закончилось нижнее белье.

За все 2 года, которые я работал с Майклом, он каждый день приходил в черных брюках и красной рубашке на пуговицах. У него в офисе была целая вешалка только этих двух предметов одежды, которые, как я полагаю, или отправлялись в стирку, а после возвращались ему, или просто выкидывались в конце дня. Но в тот особенный день у него закончилось нижнее белье.

Сначала он просто сказа мне, что ему нужно белье. Когда я спросил, какого типа, он повторил: »Белье!» Когда я сказал, что я не его мама и не знаю, что ему нужно, он засмеялся и сказал: «Hanes» 30,пожалуйста». Когда я был уже в дверях, он догнал меня с криком: «Купи 32, я не хочу, чтобы они были слишком тесными!» Вот так, ребята. Король поп-музыки носит tightie-whities!

Кроме описанного, за 2 года работы с ним я не видел никаких приколов. Я был очень рад этому опыту и на диске даже указано мое имя! Майкл в студии всегда был вежлив и сдержан, но бывали также и нелепые моменты.

Кроме того, он всегда очень беспокоился о том, что может случайно расстроить кого-нибудь. Хотя Майкл тратил 5000 баксов в день на аренду студии, он однажды оставил на моем столе эту записку.

(«От М.Д. Я взял одну чернильную ручку») Я сохранил ее на память и показываю ее сейчас, если кто-то сомневается в моей истории. Она говорит все, что надо знать о нем как о человеке и художнике.
http://s58.radikal.ru/i160/1001/87/8c0ad00373b0.jpg

тут ещё текст интересный.  тока его надо  перевести  нормально

http://axecollectorblog.blogspot.com/20 … chael.html

+4

2

Послесловие к автобиографии Майкла Moonwalk

У Майкла Джексона был заразительный смех и замечательное чувство юмора. Когда мы с Жаклин Кеннеди Онассис впервые посетили его дом в Энсино в 1983 году, он проявил себя как любезный и обаятельный хозяин. Вместе с ним поздороваться с нами пришла его мама Кэтрин и сестры, Ла Тойя и Дженет, которые выглядели молодыми и свежими, словно школьницы. Майкл был одет в обычную для него, как я потом поняла, одежду – черные мокасины, белые носки, черные брюки и белую (иногда синюю) рубашку с длинными рукавами, поверх белой футболки. Он был милым, забавным, немного стеснительным, но видно было, что для него большая честь принимать у себя Джеки и ему очень приятно, что мы предлагаем ему написать книгу.
Мы поговорили и попробовали по чуть-чуть блюда, которые предложила нам миссис Джексон, а потом Майкл пригласил нас на экскурсию по дому и прилегающей к нему территории. Мы увидели его трофеи и памятные знаки, золотые диски и множество фотографий, на которых Майкл был запечатлен с такими людьми как Фред Астер, Джеймс Браун, Элизабет Тейлор, - кажется, почти с каждым, кто был знаменит в Америке 1983 года. Манеры Майкла были безупречны, он совершенно не тщеславился своими регалиями, но, очевидно, был очень горд – маленький мальчик из города Гэри в штате Индиана добился такого успеха!
В последней комнате, которую мы посетили, стоял большой стеклянный террариум, накрытый крышкой. Мы с Джеки оглядывались по сторонам, восхищаясь очень красивыми птицами в клетках, не подозревая, что замышляет Майкл, когда он вдруг отошел от террариума и сказал с милой улыбкой: «Шэй, хочешь подержать Мускула?» На его вытянутых руках возлежал замечательный удав. Я взяла его в руки. На ощупь он напоминал влажный шелк, к превеликому моему удивлению, удав начал двигаться из стороны в сторону, так что я рисковала уронить его. Я вскрикнула и Майкл, как бы чего ни случилось, забрал змею у меня из рук, с выражением крайнего разочарования на лице. Только много позднее, когда он подшучивал над моей редакцией тогда, до меня дошло, что он надеялся – очень наделся – что я завизжу при виде удава или, быть может, пулей вылечу из комнаты. В глубине души он был ребенком – в тот момент и всю жизнь.
Когда мы были в Лос Анджелесе, Майкл снимал видео к своей песне «Триллер» и пригласил нас посмотреть. Наследующий день мы поехали в студию, где встретились с Джоном Лендисом, режиссером видео, посмотрели на съемочную площадку, сплошь покрытую ямами, из которых должны были вылазить монстры. Майкл и Джон начали шутить на тему того, какие неприятности с выплатой страховки их ждут, если мы что-нибудь себе повредим, но вот неожиданно нас позвали в трейлер Майкла, где мы начали обсуждать то, какой могла бы и должна быть книга. Майкл очень любил визуальное искусство и думал, что книга могла бы выглядеть как иллюстрированный альбом с большим количеством текста. Не будучи зациклены на каком-то определенном формате, мы были готовы обсуждать любые идеи. В тот день Майкл спросил Джеки, как она смотрит на то, чтобы написать предисловие к книге, как только она будет закончена, на что Джеки согласилась. Мы вернулись в Нью Йорк с договором на написание книги в руках и так началось настоящее приключение.

В продолжение четырех лет я, с перерывами, работала и путешествовала с Майклом, который создавал свою книгу, Moonwalk, и была свидетелем его восхищения окружающим миром и непосредственного отношения к тому, что большинство из нас называет реальностью. Майкл был артистом, а эти люди не похожи на нас, они не хотят работать в офисе, жить рутинной жизнью, никогда не меняться.
Майкл жил и дышал музыкой. Спускаясь по лестнице или сидя в машине, он открывал рот, и окружающие слышали фрагмент песни, над которой он в тот момент работал, или просто кусочек мелодии, которая звучала у него в голове; и невольные слушатели с изумлением понимали, что находятся рядом с настоящим музыкальным гением.
Мы с Джеки просили Майкла написать о его жизни, потому что к тому моменту, когда мы начали работать над книгой, он уже прожил в мире шоу-бизнеса почти двадцать лет. Он был потрясающим артистом, певцом, автором песен и танцором, которым восхищался сам Фред Астер. Что этот удивительный молодой человек мог рассказать миру, какие истории готов был поведать, каким опытом поделиться? Как оказалось, прожив так долго на виду у публики, Майкл тщательно оберегал от посторонних глаз те вещи, которые его поклонники не знали и не могли видеть. О нем писали на протяжении всей его жизни. Факты, так же как вымысел, передавались повсюду. Ему понравилась идея рассказать правду в собственной книге, своими словами, но в то же самое время он хотел оставить что-то за кадром, ради себя и тех, кого он любил.
Во второй приезд в Лос Анджелес мы привезли с собой дизайнера Дж. Си. Суарес, множество художественных принадлежностей и большие листы рисовальной бумаги. Мы окружили огромный обеденный стол в доме Майкла, и Майкл говорил нам о том, какой он хочет видеть книгу. Майкл, который любил рисовать, и ДжейСи делали наброски страниц, и мы обсуждали различные варианты оформления.
В конечном итоге, Moonwalk стала той книгой, которую вы держите в руках – небольшого размера, но с включенными в нее любимыми фотографиями Майкла, рисунком, который сделал он сам и автографом, который он нарисовал для нас на листе бумаги, чтобы мы могли поместить его на титульном листе. Он любил своих поклонников, и ему понравилась идея, что каждый купивший книгу человек будет чувствовать себя так, как будто у него в руках копия с личным автографом Майкла.
У Майкла было потрясающее видение вещей. Это он придумал белую перчатку, кусочки белого пластыря на кончиках пальцев, униформу. Ему в голову пришло, что если промаршировать вниз по лестнице с десятками полицейских это будет круто, а если пробежать по улицам с сотнями мужчин в униформе это будет иметь драматический эффект и выглядеть захватывающе.
Он находил самых талантливых людей и сотрудничал с ними, вникал во все детали во время съемок своих музыкальных видео, которые он считал короткими фильмами и всегда называл их именно так.
Я несколько раз была свидетелем того, как к нему приходили люди, чтобы получить одобрение на создание того или иного продукта с его именем. Майкл хотел, чтобы эта вещь была наилучшего качества, чтобы она стоила тех денег, которые за нее заплатят покупатели, чтобы она жила долго. Он был перфекционистом.
Мне бы хотелось сказать, что такое же внимание он уделял своей книге. Хотя он любил читать и везде возил с собой книги, написание собственной не казалось ему таким же захватывающим делом, как поиск правильной ноты, точного движения или хорошего гитариста. Поэтому написание книги растянулось надолго. Тем не менее, он хотел, чтобы Moonwalk вышла в свет, иначе книга попросту не была бы напечатана никогда. Он был удивительно доступен. После того, как один из писателей не смог уловить то, что было нужно Майклу, он спросил Джеки, не могу ли я приехать в Л.А. и позадавать ему вопросы, на которые он готов был записать ответы. Магнитофонные записи можно было перенести на бумагу, он просмотрел бы записи, добавил что-то или вдохновился одной историей, чтобы рассказать другую. Я никогда прежде не брала интервью. Так что, получилось у меня неуклюже, но с Майклом было легко работать и он не сердился на ошибки. Много дней мы провели за беседой у включенного на запись магнитофона в его личной гостиной и библиотеке на втором этаже дома в Энсино. Это была уютная, отделанная деревом комната, с книжными полками от пола до потолка и камином. Обычно мы садились у огня, Майкл растягивался на диване, а я, скрестив ноги, садилась на пол с магнитофоном. Мне нужно было только разговорить его и он начинал рассказывать историю за историей о своей семье и детстве, о том, что он чувствовал, когда Мотаун, наконец, подписал с ними контракт и Берри Горди с Дайаной Росс вошли в его жизнь. Он говорил и говорил, а потом мы делали транскрипт с магнитофонных записей. Майкл читал транскрипт и вносил какие-то поправки, я делала то же самое.
По вечерам мы иногда смотрели фильм в домашнем кинотеатре. Я вспоминаю, как он пригласил своего друга и советчика Карен Лэнгфорд и меня в Детский музей Лос Анджелеса, куда нас по договоренности пустили после закрытия. Мы до изнеможения катались с надувных горок, смотрели на крутящиеся огни, прыгали в бассейн, полный пластмассовых мячиков. На пути домой Майкл попросил водителя остановиться на голливудской Аллее Славы, выскочил из машины, чтобы потанцевать на своей именной звезде, спел чудесный кусочек из какой-то песни, запрыгнул обратно в машину и мы умчались в ночь. Это было головокружительное переживание. Майкл был забавным, волнующим и великолепным.
Так прошло несколько лет. Я работала в Нью Йорке в Doubleday, а Майкл был занят съемкой видео, написанием песен и записью нового альбома. В конце концов, наши материалы передали профессиональному писателю, который соединил все в связный рассказ. Когда рукопись была готова, Майкл уехал в Азию со своим гастрольным туром. Глава издательства Альберто Витале хотел, чтобы книга вышла как можно скорее, в конце концов, работа шла уже четыре года. Я объяснила ему, что Майкл сейчас в Японии и нам придется ждать его возвращения с гастролей несколько месяцев, прежде чем он приедет, прочитает рукопись и одобрит ее.
"Ну так поезжай!", сказал Витале. "В Японию?", спросила я потрясенно. "А почему бы и нет?", ответил он в своей обычной лаконичной манере. И вот, я позвонила людям из команды Майкла и спросила, могу ли я присоединиться к нему в турне, чтобы просмотреть вместе с ним финальный набросок книги. Майкл согласился, но предложил мне встретить его в Австралии, где гастрольный график будет не таким напряженным.
В Мельбурне я впервые увидела Майкла на сцене. Он электризовал публику, я видела это много раз, снова и снова, пока мы путешествовали и он давал один концерт за другим. Я больше нигде не была с ним на гастролях, но могу поклясться,. что Австралия любила Майкла Джексона!
Над книгой мы могли работать только в те вечера, когда у него не было концертов. Я привезла из Нью Йорка две копии рукописи. В первый вечер я спросила Майкла, как он хочет работать. Я предложила ему читать одну страницу одновременно со мной и вносить исправления, какие он сочтет нужным. Он посмотрел на меня озадаченно. Я сказала: "Ну, или я могу читать тебе, а ты будешь останавливать меня, если захочешь что-то исправить". Он улыбнулся и сказал: "Так гораздо лучше! Почитай ты".
И вот, в течение двух недель начала ноября 1987 года, в Мельбурне и Сиднее, когда у Майкла было свободное время, мы встречались, я садилась на один край его кровати в джинсах, Майкл, в красной пижаме из китайского шелка, - на другой, и я читала Moonwalk слово за словом, а Майкл справлял ошибки и делал добавления, которых к концу книги становилось больше. Перевернув последнюю страницу, мы отметили это событие, я забрала финальную рукопись и улетела в Америку.
Потом, внезапно, Майкл потерял веру в это предприятие незадолго до выхода книги. Его юрист, советник и близкий друг Джон Бранка, который оказал большую помощь в создании книги, позвонил мне в Doubleday сообщить новость. Я была в шоке. Книга была готова - предисловие, фотографии, обложка - все вот-вот должно было пойти в печать. Нам с Джеки очень нравился конечный результат, но Майкл внезапно передумал.
Неделю он, Карен, Джон и все мы в издательстве боролись над разрешением этой дилеммы. Я думаю, Майкл вдруг почувствовал, чтоб слишком открылся. Никогда раньше он не говорил так много о себе, своей семье и своей жизни. Никогда раньше он не писал книг, а книги обладают огромной силой. Как только слова попадают в печать, они остаются навсегда. Понравится ли книга читателям? Не рассказал ли он слишком много? Как он будет чувствовать себя, понимая, что весь мир знает его чувства и мысли? Постепенно он успокоился и мы запустили печать.
Moonwalk стала бестселлером в рейтинге New York Times и по всему миру. Шел 1988 год и Майкл был очень счастлив и горд тем вниманием, которое получила книга, и мы, разумеется, тоже были рады.
Я надеюсь, вы получили удовольствие, читая Moonwalk и чувствуете, что теперь узнали настоящего Майкла Джексона, который был неординарным человеком. Я никогда не встречала людей, похожих на него, и думаю, что уже не встречу.
Shaye Areheart Нью Йорк 2009
http://community.livejournal.com/king_m … ml?#cutid1

+1

3

ссылка на статью с художником Дэвидом Норделом
http://www.liveinternet.ru/users/yulija … 119979157/

0

4

http://www.thestar.com/entertainment/th … ay-of-life
19 октября 2009
Dancer recalls Michael Jackson's last day of life
The pop legend that Daniel Celebre rehearsed with gave no hint that he'd be dead within a day

http://media.thestar.topscms.com/images/0b/83/a7c267894d8e943adefcaf71ee98.jpeg

What was Michael Jackson's state of mind 13 hours before he was pronounced dead?

"He was happy, he was smiling, he was laughing with us," remembers Daniel Celebre, who was a principal dancer in the superstar's This Is It comeback tour.

Celebre had been rehearsing with Jackson in Los Angeles "for three months, eight hours a day, and he always danced full out. His energy was amazing, man."

In fact, on June 24, the last day of Jackson's life, director Kenny Ortega staged the show and "we ran through the whole thing and finished at about 1:30 in the morning," Celebre, a dancer based in Toronto, recalled in an interview yesterday at the midtown BDX dance studio.

"The feeling was unbelievable. Michael was at the top of his game. People who had known him for years said he'd never danced better.

"We even ran `Thriller' for the first time in costume and the people from wardrobe were in the audience crying. They told us `You guys don't understand how amazing it looks.'"

When asked if Jackson seemed tired or under strain, Celebre shook his head emphatically. "Every day he looked fly, but that day, he was better than ever. He looked young, man. His form was so perfect."

Every evening Jackson and the dancers would say goodnight to each other. That night was no exception. "We always hugged. I said `Hey Mikey, I love you,' and he said, `I love you too, bro.'"

And that's the last Celebre ever saw of Jackson.

The next day is a hard one for the 24-year-old to remember, because it ended a longtime dream.

Celebre was born in Nobleton, Ont., from "a large and close-knit Italian family." His mother took him to jazz and tap lessons at the age of 4. Soon he was into hip hop, breakdancing and his favourite, electric boogaloo, "which I tried to do just like Michael Jackson."

He did lots of club, promotional, TV and movie work, playing opposite Hilary Duff as the dance double for the male lead in the climactic scene of The Lizzie McGuire Movie when he was only 18.

But in 2007, "I stopped dancing, for personal reasons. I wanted to be the best dancer I could be and all people wanted were the stunts I could do. `Can this guy spin on his head? Can he do the flip?' Of course I could, but I knew I could be so much more than that and so I just walked away."

His father had taken over La Salumeria, the Italian deli on Yonge near Davisville, so Celebre joined him there. On April 10, he was "slicing some mortadella" when he got a call from his Toronto agent, Peter da Costa.

"I know you've been turning down every job I've offered you for two years, but you always said the only person you'd come back for is Michael Jackson. Well, you've got an audition for him tomorrow. Get out here."

At first, Celebre resisted, but his father said, "Daniel, you're going on the plane tomorrow. Hurry up."

He was giddy with excitement, rather than nail-bitingly nervous.

"Everybody else on the line was stressing out. I just kept dancing. `What are you nervous about, people?' I'd tell 'em. `This is Michael. Let's have fun.'"

They whittled the dancers from 500 to 250 and finally to 10. After he made the last cut, he met Jackson.

"I shook his hand. It was huge, man. He had the glasses, the hair, the black suit. We stood there and I thought, `You're nothing but love, man.'"

Celebre loved the rehearsals and hard work that made everybody better and better. And then came June 25.

"We were all sitting in our dressing rooms, ready to start rehearsals. I was watching a clip of Mikey doing `Ease on Down the Road' from The Wiz on my computer.

"We never had the TV on, but somebody had put it on 'cause Farrah Fawcett had just passed. Then we started to get the news about Mikey.... People were running down the halls screaming. Some fell to their knees. Everybody was crying. Everybody."

The rehearsals were filmed and will now be released as the much-anticipated movie This Is It on Oct. 28, but Celebre hates recalling the funeral, the memorial, "all those things that rub my nose in the fact that he's gone."

Celebre prefers to recall the first day of rehearsal.

"He told us he was taking us on an awesome adventure ... and he did."

----------------------------------------------------------
Каково было настроение Майкла Джексона за 13 часов до того, как он был объявлен мертвым?

"Он был счастлив, он улыбался, он смеялся с нами," помнит Даниэль Силебр, который был основным танцором в суперзвезде, TII камбек тур.

Celebre репетировал с Джексоном в Лос-Анджелесе "в течение трех месяцев, восьми часов в день, и он всегда танцевал полный. Его энергия была удивительна, человек."

Фактически, 24 июня, последний день жизни Джексона, директор Кенни Ортега организовал показ и "мы пробежали все это и закончили в приблизительно 1:30 утром," Celebre, танцор базировался в Торонто, вспоминал на интервью вчера в центре города студия танца BDX.

"Чувство было невероятно. Майкл был наверху своей игры. Люди, которые знали его в течение многих лет, сказали, что он никогда не танцевал лучше.

"Мы даже управляли 'Триллером' впервые в костюме, и люди от платяного шкафа были в крике аудитории. Они сказали нам `Тебя, парни не понимают, как удивительный это смотрит.'"

Когда спрошено, если Джексон казался усталым или под напряжением, Celebre покачал его головой решительно. "Каждый день он смотрел муха, но в тот день, он был лучше чем когда-либо. Он молодо выглядел, человек. Его форма была настолько прекрасна."

Каждый вечер Джексон и балерины сказали бы доброй ночи друг другу. Та ночь не была никаким исключением. "Мы всегда обнимали. Я сказал `Эй Mikey, я люблю тебя,' и он сказал, `я люблю тебя также, bro.'"

И это - последний Celebre, когда-либо видел Джексона.

Следующий день - твердый для 24-летнего, чтобы помнить, потому что он закончил давнюю мечту.

Celebre родился в Nobleton, Онтарио, от "большой и сплоченной итальянской семьи." Его мать взяла его, чтобы подбодрить и выявить уроки в возрасте 4 лет. Скоро он был в хип-хоп, breakdancing и его любимый, электрический boogaloo, "который я попытался сделать точно так же как Майкл Джексон."

Он сделал много клуба, содействующего, телевидение и работа кино, играя в паре с Хилари Дафф, поскольку танец удваивается для мужского лидерства в наивысшей сцене Кино Лиззи Макгюр, когда он был только 18.

Но в 2007, "я прекратил танцевать, по личным причинам. Я хотел быть лучшим танцором, которым я мог быть, и все требуемые люди были трюками, которые я мог сделать. `Этот парень может вращаться на своей голове? Он может сделать щелчок?' Конечно я мог, но я знал, что я мог быть настолько больше чем это и таким образом я только ушел."

Его отец одурачил Ла Салюмерю, итальянский гастроном на Yonge около Davisville, таким образом Celebre присоединился к нему там. 10 апреля, он "нарезал некоторую мортаделлу", когда он получил звонок от своего агента Торонто, Питера да Косты.

"Я знаю, что ты выключал каждую работу, которую я предлагал тебе в течение двух лет, но ты всегда говорил, что единственным человеком, для которого ты возвратился, является Майкл Джексон. Хорошо, у тебя есть прослушивание для него завтра. Доберись здесь."

Сначала, Celebre, которому сопротивляются, но его отец, сказал, "Даниэль, ты идешь на самолете завтра. Торопись."

Он был легкомысленным с волнением, а не возбужденным.

"Все другие на линии подчеркивали. Я только продолжал танцевать. `Что ты озабочен, парень?' Я сказал бы им. `Это - Майкл. Давайте весело проводить время.'"

Они уменьшили балерин от 500 до 250 и наконец к 10. После того, как он сделал последнее сокращение, он встретил Джексона.

"Я пожал его руку. Это было огромно, человек. У него были очки, волосы, черный иск. Мы стояли там, и я думал, `Ты - только любовь, человек.'"

Силебр любил репетиции и тяжелую работу, которая сделала всех лучше и лучше. И затем прибыл 25 июня.

"Мы все сидели в наших раздевалках, готовых начать репетиции. Я наблюдал клип Mikey выполнение  `Ease on Down the Road' from The Wiz на моем компьютере.

"У нас никогда не было телевидения на, но кто - то поместил его в 'причину Farrah Fawcett, только что прошел. Тогда мы начали получать новости о Mikey.... Люди сокращали крик залов. Некоторые пали на колени. Все кричали. Все."

Репетиции были сняты и будут теперь выпущены как очень ожидаемое кино, TII 28 октября, но Силебр очень не хочет вспомнить похороны, мемориал, "все те вещи, которые протирают мой нос в факте, что он пошел."

Силебр предпочитает вспоминать первый день репетиции.

"Он сказал нам, что он брал нас на удивительном приключении..., и он сделал."

0

5

Взято с МДЖ http://jacksonlive.mybb.ru/viewtopic.ph … =9#p337204
ПОСТ Angel62
Техническая команда This Is It Майкла Джексона
рассказывает о TII DVD.
Меня зовут Джон. Я скрываю свое второе имя, так как я не хочу подвергнуться судебному преследованию со стороны AEG или другой, относящейся к ней компании.
Я работал в составе технической команды на TII MJ производстве.
Во-первых, позвольте мне просто сказать, Майкл был очень хорошим человеком, я не хочу сказать, что он был болен или… но причиной для этого послания явились несколько простых целей – мне не разрешено публично говорить ни об одном аспекте, касающемся производства TII. Все, кто работал над этим проектом, были предупреждены о том, что они не могут давать никаких публичных заявлений, кроме тех людей, кто являются официальными представителями AEG, они могут дискутировать относительно производства TII. Люди, которым позволено это делать, это режиссер ( Кенни и проч.) . Танцоры, несколько человек из производства ( set, дизайнеры по костюмам), музыкальный режиссер и проч…
Все, что может быть сказано этими людьми, должно быть проверено ''промыто''… это следует понимать. Они обсуждают только то, что уже открыто.
Мой основной гнев и цель этой статьи являются результатом 3 вещей, свидетелем которых я был, но которые не вошли в DVD (которое купил мой племянник).
   
. 1. Многое из тех записей вокала, используемых на DVD я не слышал во время репетиций. Пожалуйста, выслушайте меня. Я слышал Майкла, поющего ВСЕ его песни без применения фонограммы, на репетициях мы НИКОГДА НЕ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ФОНОГРАММУ. Когда я был моложе, я имел возможность принимать участие в его туре в 1991 году. Я работал junior в производстве. Я был свидетелем двух репетиционных сессий – тогда никогда не использовалась фонограмма, даже, когда Майкл давал концерт без репетиции. Я уверен, что вы можете найти репетиции Майкла прежних туров в интернете. Просто проверьте – он никогда не использовал фонограмму на репетициях. Это просто бессмысленно, так как в зале нет публики. Исходя из моего опыта работы с Майклом, он никогда не пользовался фонограммой. Это излишне, когда публика отсутствует.
Это очень печально, что Кени не показал настоящий голос Майкла в нескольких песнях.

2. Второй проблемой для меня явилось то, что некоторые перформансы, которые сделал Майкл были не включены в DVD. Майкл проводил около 3 репетиций в неделю, исходя из шестидневной рабочей недели. И в конце он сделал примерно 4 полных репетиции перед 25 июня.
Как это было: Майкл проводил время, разучивая движения с хореографом, и должен был репетировать с танцорами примерно 1-2 раза в неделю, третий день, когда он присутствовал на репетиции, он смотрел производство и соответствие костюмов и проч. Когда Майкл отсутствовал, на репетициях должен был присутствовать дублер, просто, чтобы следовать движениям Майкла (чтобы танцоры могли репетировать). Я ОЧЕВИДНО увидел этого дублера в фильме, в Smooth Criminal. Понимаете, задник ( с башнями и зданиями) был полностью закончен ПОСЛЕ смерти Майкла. А съемка с Майклом перед этим задником в Smooth Criminal НЕ ЕГО. КАК БЫ ТО НИ БЫЛО, ЭТО МАКЛ, КОГДА ЗАДНИК БЕЛЫЙ.Эта специфическая сцена была смешана, как они смешали 2 съемки вместе: съемка зданий использовалась с шагом Майкла (дублер), а когда он стоит перед белым экраном – это Майкл, это смешано, но смотрится, как сцена б начинающаяся снова, и вы узнаете, что я имею ввиду: это Майкл, когда он говорит:''POW'' и он стоит перед БЕЛЫМ экраном. НО ЭТО ДУБЛЕР, КОГДА ОН СТОИТ ПЕРЕД 3D ЗАДНИКОМ ИЗ ЗДАНИЙ.

3. Третьей проблемой для меня, связанной с этим фильмом, явилось то, что связано со здоровьем Майкла. Это не касается его худобы. Майкл, насколько мне подсказывает моя память, всегда был худым, не это было его проблемой. Проблема заключалась, как я мог видеть, в его ногах. После репетиций с танцорами, ему всегда приходилось справляться с сильной болью в его ногах. Я не знаю, захочет ли кто-нибуть обратить на это ваше внимание. Но кто-то на съемках заметил, что его кожа на ногах треснута, и это явилось причиной того, что многие движения танцоры отрабатывали без его присутствия. Майкл принимал участие только в нескольких танцах (Beat It, The Way You))) , остальное время он просто ходил вокруг по ссценеб наполняя своим присутствием зал.
Ему было также очень больно в спине. Хотя этого не т в фильме, но в тот день, когда Майкла не было в центре, Ренди, не знаю его второе имя, но по-моему, это тот человек, которому принадлежит идея этого тщательно продуманного шоу, Ренди всегда говорил Кенни о Майклеи его обеспокоенности тем, что он не закончит 50 концеротов. Ренди и Кенни разговаривали очень много и делали много планов относительно здоровья Майкла, Ренди также НАНЯЛ доктора для Майкла.

Кенни, инструктируемый Ренди, всегда делал так, чтобы камера была включена, когда Майкл приезжал на репетицию, хотя он отвергает это, но съемки этого фильма были сделаны, как гарантия того, что, если что-то случится, их инвестиции будут возвращены назад. Я не знаю, известно ли вам, фанаты, является ли это общеизвестным или нет, но Кенни и Ренди – КУЗЕНЫ (думаю, дальние).
Также мы все были проинструктированы, что, если мы видим Майкла или его сопровождение, мы должны немедленно сообщать об этом Кенни, также как и он инструктировал оператора.
Итак, я рассказал свою часть…

Мое послание для Майкла: Майкл, ты был предметом игр и спекуляций в течение последних лет твоей жизни. Я не знаю, ожидал ли ты этого в своей жизни, но это продолжалось до того самого дня, когда ты умер…Я надеюсь, ты обрел отдых, которого ты заслужил…
Я дал эту страницу с моими последними словами для того, чтобы она могла излиться к друзьям Майкла, которые найдут лучшее место для того, чтобы эта часть была написана.
Я надеюсь, я дал тем, кто децствительно друг, возможность проникнуть в суть.
Благословение для вас…

+2

6

Забавная история  :cool: 
Воспоминания английского гитариста о встрече с Майклом Джексоном в студии

В мае 1987 года я оказался в Лос Анджелесе. Меня отправили в одно из этих довольно нелепых турне, которые так обожают издатели. Тебе, как автору, которому случилось вдруг написать песню для ставшего популярным альбома, выпадает шанс вкусить славы и вот, издатели уже отправляют тебя в путешествие через Атлантику. Оказавшись по ту сторону океана, ты вынужден прилагать все усилия и писать песни в сотрудничестве с уверенными в себе, помешанными на карьере американцами, которые умудряются написать по дюжине песен каждый день еще до обеда.
В общем, во время моего пребывания там я остановился у приятеля по имени Ларри Уильямс. Ларри не только прекрасный саксофонист, но и клавишник высочайшего класса. Мы познакомились в 83 году, когда я работал над сольным альбомом для Стифф Рекордз. Продюсер альбома предложил использовать в паре треков звук рожка и сказал, что единственное место, где можно записать рожок, - в Штатах и что единственный человек, которому можно поручить эту работу это Джерри Хэй и Seawind Horns. Для тех, кто не в курсе, - они принимали участие в записи всех альбомов Куинси Джонса, включая альбомы Майкла Джексона. Вы можете поклясться жизнью, что практически каждый быстрый и плотный звук рожка, который можно услышать на американских пластинках 80х годов это работа Джерри и его ребят.
В входе работы над теми записями я особенно сблизился с Ларри и с тех пор мы оставались друзьями. Наряду с попытками поработать в качестве соавтора, я должен был сыграть партию на гитаре для альбома Ларри, который он записывал для лейбла R.C.A. Однажды он сказал, что Джерри и его команда будут записываться в выходные и почему бы мне не заехать, раз я не видел их уже год или около того. Я сказал, что это было бы здорово и мы договорились встретиться в Westlake Audio в субботу.
Я приехал в Westlake и припарковал арендованную машину. Мне показалось странным, что на студии столько секьюрити. Как правило, студии звукозаписи это безликие здания, которые не сильно интересуют фанатов. Обычно можно беспрепятственно войти внутрь, но тот день был исключением. «Вы кто?», довольно резко спросили меня у стойки регистрации на входе. Я объяснил, что я друг Ларри и приехал по его просьбе. Через несколько минут Ларри сам пришел за мной.
Пока мы шли по слабо освещенному коридору к аппаратной, я заметил высокую, очень худую, не говорю уже – бледную - фигуру Майкла Джексона. «Майкл, это мой друг из Англии». «А, привет», - ответил Майкл своим теперь уже фирменным, «невесомым» фальцетом. Признаться, я был слегка в шоке. Не то что бы я был большим фанатом Майкла Джексона, но все-таки нельзя не осознавать, что ты стоишь не просто перед очень знаменитым и самым узнаваемым артистом, но перед тем, кого вряд ли встретишь нос к носу в супермаркете или в другом подобном месте.
Он, если хотите, это музыкальный Говард Хьюз нашего времени. Обменявшись с Майклом краткими приветствиями, я последовал за Ларри в аппаратную, где он представил меня Брюсу Суидену и Куинси Джонсу. Поскольку я был другом Ларри, музыкантом и собирался вскоре играть для его альбома, меня окружили уважением и почетом, которых я на самом деле не заслуживал. Эти люди думали, что Ларри почти гений и сделали довольно глупый вывод, что гитарист, который собирается играть у него на пластинке, должен быть артистом того же ранга.
Так или иначе, они разговаривали со мной в непринужденной, дружеской манере, чего не стали бы делать, окажись я, к примеру, зятем Ларри, который зашел поболтаться в студии в выходной.
Они работали над музыкой, которая должна была стать альбомом Bad. Звук заглавной композиции альбома, гремящий из больших динамиков в студии, несомненно, впечатлял. «Звучит здорово», - сказал я, обращаясь к Куинси. «А как же иначе?», - прозвучал вполне логичный ответ.
Он стал объяснять, что, учитывая неограниченный бюджет и возможность работать с лучшими музыкантами мира, было бы крайне странно, если бы музыка не производила сильного впечатления. Довольно неожиданно он продолжил следующими словами: «Тебе стоило бы послушать, в каком виде это все попадает в студию». Дальше последовали истории о том, что демо-версии песен чаще всего представляют собой только один такт ударных и напетую вокальную партию. Честно говоря, это меня слегка обнадежило. Майкл тихо проскользнул в комнату, когда музыканты, играющие на рожках, начали готовиться к записи.
Он стоял, прислонившись к стене, и почти не двигался. Единственными словами, которые он произносил время от времени, были такие: «Ребята, вы классные», что, конечно, было правдой. В течение дня Майкл временами выдавал мнение по тому или иному поводу, но обращался со всеми с неизменным, огромным, почти старомодным уважением. Его манера поведения резко менялась, как только он выходил из комнаты в коридор поиграть в дурацкие детские игры с группой мальчишек от 9 до 12 лет.
Это было за несколько лет до того, как Джордан Чендлер и ему подобные стали выдвигать против него бездоказательные обвинения. Хотя в тот момент его поведение и показалось мне странным, я не увидел ничего такого, что заставило бы меня сделать грязные выводы в духе бульварной прессы. Он просто выглядел расслабленным и свободным в компании этих мальчишек и, наоборот, ему было неуютно рядом с любым, кому перевалило за 25. Seawind Horns отыграли несколько впечатляющих фрагментов, включая очень сложную, стремительную, почти фантастическую импровизацию для Speed Demon (большая часть этого куска оказалась вырезанной из финальной версии песни).
Пока они занимались своим делом, а день на дворе клонился к вечеру, аппаратная начала наполняться членами семей и друзьями, которые заскочили в студию, чтобы взглянуть одним глазком на самого знаменитого из (слово в виде значков.. возможно, asses ))) тех, кого можно было застать в студии в тот день. Реакция Джексона на происходящее была, прежде всего, такой – нужно погасить свет. К концу процессии посетителей свет в студии едва горел, а он сидел в кресле, которое стояло в дверях помещения, где хранилась пленка, расположенном в задней части аппаратной. Никто бы его там и не заметил.
Наконец, праздношатающиеся исчезли. Заметно было, что Майкл вздохнул с облегчением, свет опять включили, и он вернулся в аппаратную ко всем остальным. Я читал какой-то технический журнал, когда услышал похожий на голос Микки Мауса живой голос Майкла: «Ух ты, мне нравятся твои ботинки!» На мне были надеты нелепые замшевые туфли с острыми носами. В конце концов, это был 1987 год и я сидел в студии в Лос Анджелесе, а не в пабе у себя дома.
В то же время, я не мог до конца поверить, что, наверное, самый знаменитый человек на свете пытался начать со мной неформальный разговор. «Прошу прощения?», - промямлил я. «Я говорю, ботинки твои мне нравятся». «Ааа, ммм, спасибо», - я чувствовал себя идиотом, но это было еще не самое худшее. «Как вы их там называете?» Это уже была не просто проходная фраза, а настоящий диалог. «Как мы их называем? Мы их зовем winkle pickers». На самом деле они, должно быть, назывались «оксфордские замшевые мужские туфли, артикул 45643», но так называл их мой отец, и это название первым пришло на ум. Майкл прикрыл рот рукой и начал смеяться, довольно громко. Это был немножко странный, звонкий смех.
Так мог бы смеяться 11-летний мальчишка, чей друг вдруг пукнул в кабинете директора школы. Честно говоря, я немного растерялся. Я в лучшей студии Лос Анджелеса, в гостях у Куинси Джонса, одного из ведущих музыкантов, болтаю с Майклом Джексоном, он спрашивает меня, как называются ботинки, которые ему так понравились, я отвечаю и он вдруг начинает смеяться надо мной как ненормальный. В состоянии паники я вдруг сообразил, что winkle это американское детское название мужских гениталий. О Господи, Боже мой!!
Вам знакомо ощущение, когда ваш мозг и речевой аппарат вдруг, ни с того, ни с сего, начинают работать независимо друг от друга? Ваши губы произносят одно, в то время как мозг кричит: «Да заткнись же, наконец, ты, придурок!» Но два эти механизма отказываются работать сообща, и вы ничего не можете с этим поделать. Я оказался именно в такой ситуации. «Ну, знаешь… мммм… в Англии… это слово означает… маленького моллюска…. Его нужно..мммм… вытаскивать булавкой или чем-то таким и…»
Примите во внимание, что весь этот невнятный бред сопровождался жестикуляцией. Движения руками были явно бесполезны, так как я пытался одной рукой изобразить моллюска, а указательный палец использовал как булавку. Наконец, мой мозг состыковался с языком, а слова иссякли.
И наступила тишина. Майкл перестал смеяться, а все обитатели комнаты, казалось, уставились на меня со смесью сочувствия и недоумения. Я сделал вид, что продолжаю читать журнал и попытался убедить себя, что никто ничего не заметил. В общем, вот и все. Так завершилась моя глубокомысленная беседа с Майклом Джексоном.
На протяжении десяти секунд я произнес слово winkle несколько раз  не по своей вине, а потом продолжил делать из себя посмешище своими словами и внешним видом. К тому моменту Куинси Джонс, должно быть, решил, что я потрясающий музыкант, если Ларри собирается терпеть такого идиота, как я. Молчание длилось, по моим ощущениям, месяцев восемнадцать. А потом, как по волшебству, Майкл произнес: «А где ты их купил?» «Извини?» «Ну, эти Winkle pickers, где ты их купил?»
Знаете, с той же интенсивностью, с которой я в первый раз запаниковал и выставил себя еще большим недоумком, чем мог бы, я решил на этот раз вести себя совершенно противоположным образом. Я преисполнился чувством чрезвычайной уверенности в себе. Это была уже не просто дружелюбная болтовня – теперь мы с Майклом были приятелями. Пока мы говорим об обуви, но, вероятно, завтра он будет спрашивать моего совета о множестве других вещей. «О, где я их покупаю? В Лондоне. Да, в Лондоне, в магазине, который называется Shelly’s. Знаешь такой?» «Хм, нет». «Ну, ты же был в Лондоне, так? Ну конечно, был». «Ну да». Эй, Майкл, помолчи, не перебивай. Меня понесло.
Разница в том, что на этот раз мой мозг и язык работают сообща. Они вместе жмут на педаль газа и остановить их нет никакой возможности. Я уже почти готов спросить Майкла, где он собирается встречать Рождество. «Ну, у них на Оксфорд стрит большой филиал. Знаешь Оксфорд стрит?» «Оксфорд стрит? Дай подумать». «Да ты помнишь, ты был там в этом большом магазине игрушек. Как его? Hamleys».
«Да, да, Hamleys, точно». «Ну вот. Он на Риджент стрит, а Оксфорд стрит сразу за углом». Народ в аппаратной прервал работу и начал прислушиваться к моей излишне самоуверенной, но бестолковой болтовне. Вероятно, они почувствовали, что скоро я скажу невероятную глупость. Если так, то им не пришлось долго ждать. «Тебе там понравится. У них там полно разных моделей и, знаешь – (вот оно!) – Вот еще что, Майкл, ОНИ НЕДОРОГО СТОЯТ».
Занавес.
Источник http://june9.livejournal.com/40822.html#cutid1
Перевод june9 http://community.livejournal.com/king_m … tml#cutid1

+5

7

Kim Wilde о работе во воремя Bad Tour
http://www.youtube.com/watch?v=P1BYg70Xt-g

0

8

Рушка Бергман (RUSKA BERGMAN): Последний ужин с Майклом Джексоном"
Майкл Джексон никогда не был завистливым, он делил свою любовь со всем миром, но то, что он был кролем поп музыки, никто по-настоящему не признавал до его кончины. Майкл не был фриком, хотя много ужасных вещей и лжи было написано о нем. Просто люди не понимали его так же, как они не понимали Бетховена и Моцарта, но время доказало, что они все были музыкальными гениями. Джексон был потрясающим артистом. Он жил в своем собственном мире со своей музыкой. Я счастлива, потому что я была его другом, и он выбрал меня из множества других стилистов" – рассказывает Рушка Бергман (Ruska Bergman), личный стилист ушедшей иконы.

Она всего несколько лет работает в Нью Йорке, но она уже сотрудничала с Хилари Клинтон, Бьерк, Синди Кроуфорд, Николь Кидман, Гвинет Пэлтроу и многими другими. Она убеждена, что Майкл Джексон был самым примечательным и утонченным из ее клиентов.

«Я работала для итальянского ‘L’Uomo Vogue’, я была стилистом у множества режиссеров, спортсменов, актеров. Когда они решили снять какую-нибудь музыкальную икону, я предложила Майкла Джексона. Я послала ему письмо. Через три недели, когда я была в театре, мне позвонил его адвокат. Он сказал, что звонит от имени Майкла Джексона. Меня застали врасплох. Я испугалась, что как-то неправильно связалась с ним… я стала извиняться. Затем адвокат сказал мне, что Майкл согласен сделать фотосессию. Перед тем, как отключится, я попросила его повторить это предложение… Я позвонила редактору журнала сказу после этого и сказала, что Майкл Джексона согласился».

Согласно Рушке, приготовления для этой съемке были самыми напряженными на планете.
«У меня было 1000 ассистентов, но в конце концов мы остановились на шести. Абсолютно пораженный тем, что он увидел, Майкл просто воскликнул «Девчонки, вы- чудо!». Рушке понадобилось 5 месяцев тяжелого труда, чтобы услышать эти слова.

Несмотря на то, что Майкл был мегазвездой, он никогда так себя не вел. Он был профессионален, он знал, что работает с лучшими стилистами, лучшими гримерами и фотографами. Майкл никогда не ставил их работу как что-то недостойное себя.

На съемочной площадке были сотни людей. Мы поставили альбом Триллер. Он сразу же встал перед камерой и начал танцевать. Через какое-то время мы начали плакать. У него была такая энергетика, что тогда и много позднее я думала, что он с другой планеты.

Майкл Джексон тоже самое думал о Рушке. Он был поражен, как много она вкладывает в свою работу. Возможно из-за такой одинаковой чувствительности они продолжили работать вместе, и их профессиональный союз перешел в дружеский.

Ему нравился ее характер и честность. Он был благодарен ей за то, что она была всегда честна с ним в том, что она могла или не могла сделать.

Изменение стиля Джексона за последние пару лет стали заметны и были отмечены СМИ…в блогах все интересовались, кто же стоял за новым имиджем иконы 20-го века. Его секретным оружием была Рушка Бергман!

« Он доверял моему вкусу, и он всегда просил меня не останавливаться, потому что я- «самый интересный человек, которого он когда-либо встречал»! Когда мы стали друзьями, он сказал мне, что когда я впервые появилась у него в Вегасе, он почувствовал во мне аромат Средиземного моря»

Последние 2 года Рушка и Майкл работали вместе. Они часто виделись и регулярно общались.

"В Новый год у меня зазвонил телефон. Я подняла трубку и услышала, как кто-то напевает оперу. Я была сбита с толку. Я спросила, кто это, и Майкл ответил: " Как ты думаешь, кто это?” – Он был очень застенчив, и я не могу даже описать, насколько нежным он был. Его талант, голос, музыку и харизму невозможно превзойти.”

С первой же встречи Рушка убедилась, что он-гений. После той встречи в Лас-Вегасеее мир перевернулся. Она шла по улице, и неожиданно все люди казались настолько обычными, по сравнению с Майклом.

"Чем больше я наблюдала за ним, тем больше я любила его", Он был просто волшебным. Он был самым благородным человеком в мире. Никто на Земле не может сравниться с его внутренней и внешней красотой. Я встречала очень много звезд, говорила с ними, работала с ними, но никто не может приблизиться к обаянию Майкла. Просто он всегда был выше остальных, и я не могу представить, что мой дорогой друг умер: (Как я могу поверить в это, когда мы так интенсивно работали вместе последнее время? Я доделывала модели для тура, которого, к сожалению, никогда не случится. Это было бы воистину потрясающее зрелище.)

Согласно Журналу "Форбс", Джексон заработал бы 2.5 миллиарда долларов от того тура. Но он был не слишком обеспокоен этим. У него было более чем 30 человек, которые заботились обо всем, у него было одиннадцать адвокатов, он жил в полной изоляции, но он был в состоянии видеть, кто является его настоящим другом. Когда Рушка приезжала в LA, Майкл, звонил ей и иногда сам забирал ее из гостиницы Беверли Хиллз (Beverly Hills Hotel).

"Окно лимузина опускалось, и Майкл, охраняемый шестью телохранителями, махал мне и подзывал меня. Мы любили и уважали друг друга. Ему нравилось и он хотел носить все, что носила я. Он всегда спрашивал меня, где я так долго пропадала. Больше никогда не будет такого человека, как Майкл, но я убеждена, что его музыка будет жить в течение сотен лет. Все копируют его, но как только появляется сам Майкл, все падают в обморок»

Женщина, которая работала на самый большой дом мод и давала советы Тому Форду, Givenchy и многим другим, очаровывала Короля поп музыки тем, насколько скромной она была в денежных вопросах.

Месяц назад мы обедали, и Майкл спросил меня, "Ты знаешь, почему мне нравится с тобой работать? Ты никогда не просишь у меня денег. И мы никогда не говорим о каких-то соглашениях. Ты доверяешь мне как я доверяю тебе. За 2 года я поменял шесть менеджеров. Ты - единственный человек, который предан мне. Все остальные приходили и уходили, а ты, моя дорогая, будешь со мной всегда".
Последний раз она видела его за 2 недели до смерти. Она гостила у него в доме в течение пяти дней.

"Он был действительно красив. Он не казался ни подавленным, ни грустным. Он даже немного танцевал. Казалось, что ничто в мире его не заботило. Как всегда, он был самым нежным человеком на планете. Казалось, что он практически был «своим». Я никогда не чувствовала этого ни к кому, кроме как к Стивену Спилбергу. Майкл был настолько необычен, его теплота и любовь просто покорили меня. Все было очень хорошо. Я не могу поверить, что он так скоропостижно скончался.”

Она услышала новости о его смерти, когда была в студии. В этот момент она думала, что упадет со стула. Единственная вещь, которую она могла произнести, была «Это невозможно, этого не может быть». Она проплакала много дней. Все свои материалы и фотографии она хранит для фильма This is it.

"Я знаю, что была очень привилегированна, потому что у меня был шанс быть так близко к нему, видеть его как реального человека. Мы отлично понимали друг друга. Мне грустно от того, что СМИ были настолько несправедливы и жестоки ему. У него не было рака, его нос не уменьшался, все это сфабриковано, это- глупости и ложь. Поп икона сейчас среди ангелов, но его музыка будет жить вечно”


Источник: http://xcape.ucoz.ru

+3

9

Ашер о Майкле Джексоне
http://forum.myjackson.ru/topic133s1360.html?start=1360

Не так много артистов, которые могли бы сказать, что они не были вдохновлены Майклом Джексоном, на которых он НЕ повлиял. Мир страдает от невероятнгой потери. Это был величайший исполнитель, который когда-либо жил. У меня была возможность отдать ему свою дань – исполнить трибьют на его концерте памяти.
-Как это было?
-О, это было очень тяжело. Это было невероятно трудно, потому что эта песня (Gone too soon)... была в сердце каждого. Майкл был молодым кумиром … и всё это стало так неожиданно для всех. В это было сложно поверить.И я чувствовал, что он реально ушёл слишком рано.
Я верю, что там, где Майкл сейчас – лучше. Я лично считаю, что то, кем он был, что он сделал и что у него есть – всё это было правильно. Совсем недавно мы выступили с трибьютом в его честь на Грэмми. Вместе с Кэрри Андервуд, Дженнифер Хадсон, Смоки Робинсон, и Селин Дион. Я чувствовал, что в этой песне заложена целая история,которую все должны услышать. Будто он снова говорит с людьми,говорит им то, чего он хотел для нашей планеты.... Знаете, я скучаю по нему. И сколько я буду жить и дышать, сколько я буду выступать, я буду его чувствовать рядом. Я помню все невероятные моменты, что пережил рядом с ним. Я бы никогда не стал тем, кто я есть, если бы не был так вдохновлен Майклом Джексоном.
Извините, что так долго говорю о нём,но Майкл очень важный человек для меня. Простите..

0

10

Великолепный материал о Майкле-профессионале в воспоминаниях людей, работавших с ним

На Gearslutz - профессиональном форуме звукозаписи, есть очень интересная ветка, посвященная Майклу Джексону,
где инженеры, работавшие с Майклом над записью альбомов, делятся воспоминаниями.

Gearslutz http://www.gearslutz.com/board/

Большое спасибо за огромную работу по переводу morinen!!

Воспоминания инженеров о работе над HIStory, часть1:

John Van Nest (на форуме Resonater):

Я работал с Майклом много раз… вначале в 1979-ом, вскоре после выпуска Off The Wall, который был записан в моей старой студии, Image Recording, когда она еще принадлежала предыдущему владельцу Аллену Зентцу.

Потом я провел с Майклом некоторое время в 1980-ом (или 81-ом?), записывая демо для Thriller. Это было здорово, потому что мы работали вдвоем, не считая тех, кого приглашал Майкл. «Джон, у нас будет Джонатан Моффит в двенадцать, потом Грэг Филлинджейнс в час… а, и еще мы записываем струнные в четыре!» Работать с ним так тесно было очень здорово! В какие-то дни Майкл стоял у микрофона, записывал вокал – это было потрясающе… Он классно танцевал во время пения и делал все эти «вздохи, охи и ахи», которыми полны его песни. Он попросил меня убрать ковер, чтобы можно было танцевать, и между дублями пел всякие другие популярные тогда песни, просто в свободном стиле, а капелла. Мы разговаривали о нашей любимой музыке.

Читать полностью http://community.livejournal.com/mj_ru/82809.html

Воспоминания инженеров, часть 2

Роб Хоффман — о работе с Майклом над HIStory

Рассказывает Роб Хоффман (на форуме robmix):

Мне повезло работать с MJ на ранней стадии моей карьеры. Он был невероятным артистом. Сложно представить, насколько он был талантлив! И при этом чрезвычайно великодушен и трудолюбив. Я был ассистентом на Hit Factory в Нью-Йорке, а потом стал инженером-фрилансером у Брюса Сведена и MJ...

Читать полностью http://community.livejournal.com/mj_ru/83049.html

Воспоминания инженеров, часть 3

Дальше в основном Роб и Джон отвечают на вопросы участников треда. Вопросы выделены болдом, ники их авторов я опустила, так как они все равно ни о чем не говорят.

Расскажите, как Майкл работал с Куинси? Как получался такой блестящий результат?

Я всегда считал альбом [Thriller] великим, но раньше, будучи в некоторой степени джазовым снобом, полагал, что величие архитектуры этих песен – заслуга таланта и опыта Куинси. Почитав этот трэд, я теряюсь… Участвовал ли Майкл в создании всех этих духовых и басовых партий, брейкдаунов, замечательных ладовых клавишных/вокальных решений и т.д.? Они правда очень джаз-ориентированные, если убрать акустику. Почти как у Джила Эванса.

Читать полностью http://community.livejournal.com/mj_ru/87142.html

Воспоминания инженеров, часть 4

Продолжение рассказов с формуа Gearslutz.     

Я слышал, Майкл играл на гитаре в "D.S.". Правда ли это и правда ли, что Майкл на самом деле спел "Tom Sneddon is a cold man" (об окружном прокуроре, который пытался его обвинить), но потом замаскировал этот факт, назвав песню "D.S." (Dom Sheldon)? Я думаю, что и слова песни с упоминанием Dom Sheldon напечатаны в буклете HIStory для того, чтобы скрыть этот факт и избежать судебного иска.

Читать полностью http://community.livejournal.com/mj_ru/89449.html

Воспоминания инженеров, часть 5

Дальше к дискуссии присоединился Расс Рэгздейл (Russ Ragsdale), который работал над альбомом Bad, поэтому будет немного рассказов и про запись этого диска тоже.

Расс: Роб, спасибо за отличные истории. С самой смерти Майкла (черт, тяжело это говорить) я толком не смотрел новости и не слушал его музыку, но я был на трансляции мемориальной службы в местном кинотеатре в Нашвилле и видел ее на большом экране. Какое это было облегчение – на два часа оказаться в окружении людей, которым так же больно, как и мне, и слышать музыку из мощных колонок кинотеатра! У меня взяли интервью для теленовостей, и мое фото напечатали в газете – приятные дополнения к коллекции вещей, связанных с MJ, которую я храню. У меня тоже есть несколько отличных историй… и они появятся в книге Брюса. Я работал с Майклом над альбомом "BAD" два года, так что мне довелось довольно хорошо его узнать...

Читать полностью http://community.livejournal.com/mj_ru/90011.html

Воспоминания инженеров, часть 6

Вначале приведу пост Брайана Лорена – композитора, музыканта и продюсера, записавшего с Майклом несколько песен (преимущественно невыпущенных). Рассказ, честно говоря, отдает хвастовством и некоторой обидой на то, что большинство песен Брайана не попало в альбомы MJ, но все равно интересно:

Всегда тяжело терять человека, которого ты называл другом. Но еще тяжелее бывает, когда он понимал про тебя нечто такое, чего большинство людей понять не может. Для меня таким человеком был Майкл.

Я провел с Майклом очень много времени: и в студии, и в личном общении. Помимо прочего, Майкл встречал по крайней мере одно Рождество и один День Благодарения у меня дома. Мы были вдвоем. Мы кучу времени провели за разговорами – о жизни, музыке, живописи, кино, людях, женщинах (да-да, о женщинах), и о том, что значило для него быть тем, кем он был, во времена, на которые пришлась его карьера...

Читать полностью http://community.livejournal.com/mj_ru/96772.html

Воспоминания инженеров, часть 7

Тут к треду присоединяется Билл Ботрелл — весьма известный и колоритный (см. фото) товарищ, работавший с Майклом много лет сначала как инженер, а потом как продюсер и соавтор.
Голос Билла Ботрелла читает рэп на "Black Or White". wink.gif

Также попадаются редкие комментарии от Дейва Уэя (Dave Way), про которого я не нашла никакой конретики кроме того, что он в принципе сотрудничал с MJ.(коммент. перводчика)

Билл Ботрелл: Я пришел сюда, чтобы поделиться своим опытом работы с Майклом Джексоном и прояснить вопросы, связанные с авторством песен. Мне выпало провести с Майклом многие годы и я ценю каждую минуту. Вообще я из тех людей, которые всегда идут вперед и не оглядываются на старое, так что, как правило, «наследие» меня не интересует. Но когда умер Майкл, я понял, что не могу не вспомнить его, потому что это — история.

Читать полностью http://community.livejournal.com/mj_ru/110235.html

+4

11

еще раз перечитала эту статью, решила выложить здесь, т.к. она отсутствует

http://thesportsinterview.com/mjackson.html
http://www.liveinternet.ru/community/mi … 108695658/

Музыка и Майкл (8 Июля, 2009 г.)

http://s006.radikal.ru/i213/1002/91/594c8838bcc8.jpg

В 1993 году музыкальный директор Крис Апостл занял пост вице-президента по особым музыкальным проектам в Sony Music Entertainment. Позже он станет известен, как правая рука Томми Моттолы – главы компании и легенды музыкальной индустрии. Крис работал со всеми звездами, от Марайи Кери до Дженнифер Лопес и Марка Энтони.

На протяжении последних 20 лет Апостл дружит с продюсером и композитором Кори Руни. В 1998 году Моттола сделал Руни вице-президентом Epic по поиску артистов. Канал VH1 назвал Руни самым большим секретом музыкальной индустрии. Кори писал и продюсировал песни в частности для таких артистов как Дженнифер Лопес, Мери Джей Билдж, и Destiny’s Child. Во время работы в Epic он подружился с Майклом Джексоном. Работая над музыкой вместе с Майклом, Руни имел возможность узнать его с той стороны, которую мало кто видел.

Крис Яндек: Кори, у вас был шанс поработать с Майклом, вы вместе с ним написали и спродюсировали несколько песен. Каковы были ваши отношения?

Кори Руни: Кто-то уже спрашивал меня об этом на днях, и я ответил: «Практически всю свою жизнь, всю свою карьеру я ждал возможности поработать с Майклом, быть замеченным. Я хотел, чтобы он признал мой талант». Когда мы, наконец, оказались вместе в студии, то почти месяц провели только за разговорами. Он столькому меня научил! Мы едва ли занимались музыкой. Знаете, это было совсем не похоже на то, чего я ожидал.

КЯ: То есть вы не работали, а болтали о посторонних вещах?

КР: Да! А потом я стал директором и почувствовал свою значимость для него даже не столько как музыкант или продюсер, сколько как его доверенное лицо. В то время Майкл чувствовал, что в Sony у него нет никаких союзников, никого, кто был бы на его стороне. И я скоро стал его основным другом в компании.

КЯ: И чему вы научились за то время, что были его другом? Каким он был? Похоже, кто-то всегда пытался нажиться за счет него: ему давали указания, говорили делать те или иные вещи. Кажется, что в какой-то момент он не контролировал собственную жизнь. Я прав?

КР: Да, вы попали в точку. В какой-то мере так и было. Первое, что я понял о нем, – это то, что он всегда жаждал угодить. Майкл настолько хотел всем угодить, что многим вещам уделял чересчур большое внимание. Например, он мог подготовить альбом, я его слушал и говорил: «Майкл, это просто невероятно!» Он отвечал: «Да, но мне кажется, он еще не готов». Потому что миллион людей говорили ему миллион разных противоположных вещей. Он легко поддавался любым убеждениям, и меня это всегда удивляло.

КЯ: Крис, ты был одним из лидеров Sony Music Entertainment более десяти лет. Какие проекты были у вас с Майклом и что вы узнали о нем, пока он работал с Sony?

Крис Апостл: Ну, я, в отличие от Кори, работал с ним очень недолго. На самом деле, мы провели вместе всего пару дней. Он записывал микс композиции с Jay Z, и Jay Z в то время был уже довольно известным в индустрии человеком. Я помню, как вошел в студию до того, как Майкл приехал, и Jay Z работал над словами песни, которую они собирались записывать. И, как сейчас помню, Jay Z был почти, что… я никогда не видел его таким скромным. Он был как будто в нервном возбуждении от того, что работает с Майклом Джексоном. На меня это произвело сильное впечатление.

Я ведь старше Кори и помню Майкла с тех времен, когда он начинал. Работая в Sony, я видел, что, как сказал Кори, многие люди из руководства давали ему разные указания, идеи, подсказывали, что ему следует делать, а чего не следует.

Мне кажется, говоря о Майкле, все почему-то обычно забывали о том, что он всегда работал над музыкой. Обсуждают, как правило, какие-то другие аспекты. Забавно, смотришь какое-нибудь интервью, например это, Мартина Башира, и Мартин говорит: «Ну, хорошо, что вы вернулись к работе над музыкой!» А Майкл отвечает очень характерной фразой: «Я всегда работал над музыкой». У него, наверное, сотни две песен припасено где-нибудь, как ты думаешь, Кори?

КЯ: Я читал на днях статью о том, что у него 200 неопубликованных песен, которые он оставил своим детям и с которых они могут получать доход. Они оценены примерно в 60 миллионов долларов, Крис.

КР: Верно. Думаю, это старая закалка Motown. Стиви Уандер для тех же целей припас более 2000 песен. Это правда, Майкл всегда работал над музыкой. Всегда. Как я уже сказал, он никогда не был удовлетворен собой.

КЯ: Много лет назад он говорил о Томми Моттоле, о том, что не доволен альбомом, выпущенным в 2002 году. Но в этот альбом было вложено 30 миллионов долларов. Вас не удивило, что он после этого позволил себе такие прямолинейные нелицеприятные комментарии относительно Томми Моттолы?

КР: Я не был удивлен. Как я уже сказал, Майкл чувствовал, что все в звукозаписывающей компании были против него. Я думаю, большинство людей в компании не оказывали ему должного уважения и любви. Это правда, они потратили 30 миллионов на альбом, но, в то же время, требования к этому альбому были такие высокие, что Майкл не мог быть в выигрыше в любом случае. Понимаете? Они задрали планку очень высоко, в смысле окупаемости. Это была заведомо проигрышная ситуация. Они как будто повесили перед ним морковку и сказали: «Давай, работай: продавай диски, езжай в тур». И думали, что он побежит за морковкой со словами: «Черт, я должен все это делать, нужно окупить альбом!»

КА: Майкл – не первый артист, который понял, что ему некомфортно с родной фирмой звукозаписи, и решил действовать категорично и сказать свое слово. Когда артисты его уровня чувствуют себя некомфортно, они не молчат. Будучи человеком, работающим только с высшим разрядом – с Джапан, Моттолой и подобными, он вышел вперед и сказал, что с него хватит. Уверен, его конкретно достали. К этому шагу его подтолкнули многие обстоятельства.

Что меня больше всего раздражает – и хотя это только слух, я в него полностью верю – это то, что Майкла шантажом вынудили на весь этот скандал. Уверен, однажды правда вскроется. Человек отдал миллионы долларов на благотворительность, а никто об этом не вспоминает. Думаю, его реакции были вполне естественны, и уверен, что его спровоцировали.

Посмотрите на качество его работ! Крис, взгляни на Off The Wall – мой любимый альбом. Да и вообще взять любой диск, хоть Dangerous, абсолютно любой – они совершенны, высококлассные альбомы, состоят из сплошных хитов.

Мы с Кори как-то сидели в офисе Sony и смотрели запись концерта на DVD. Это была сырая запись, два с половиной часа со стадиона в Бразилии. Он ни разу не остановился за два с половиной часа! Я считаю, что музыку Майкла передавали непростительно мало, учитывая тот вклад, который он внес в мир музыки. Он, вероятно, величайший музыкант из всех, что нам доведется увидеть за нашу жизнь. Ничего подобного мы уже не встретим. Об этом нужно говорить.

КЯ: Как он повлиял на дальнейшее развитие музыкальной индустрии?

КР: Мне кажется, музыкальная индустрия не достаточно глубоко осознала, что Майкл Джексон значил для всех: для артистов, продюсеров, актеров – всех нас, развлекательного бизнеса в целом.

Знаете, все слишком озабочены своими собственными задницами. Когда Майкл был в суде, никто, никто не остановился и не пришел поддержать его во время процесса. Человека оправдали по десяти обвинениям в совращении малолетних! Никто не сказал: «Прости, Майкл». Никто не сказал: «Майкл, мы знали, что ты невиновен». Никто не сделал ему трибьют тогда. Никто не передавал его музыку нон-стоп тогда. Никто не собрался и не устроил концерт. Почему Майклу пришлось организовывать тур, чтобы заработать деньги? Почему же артисты не собрались и не сказали: «Эй, а знаете что? Давайте-ка устроим тур, как Майкл сделал в свое время с песней We Are The World, и соберем ему денег. Давайте-ка поднажмем». Никто этого не сделал.

Не знаю, помните ли вы, но был такой парень, Туки Уильямс – его судили в Калифорнии. Туки Уильямс – основатель банды Crips. Помните банды Crips и Bloods? Люди пытались добиться для Туки помилования от смертной казни. Половина Голливуда вступилась за этого человека. Чего я не понимаю, так это того что, ладно, люди не хотели приближаться к Майклу Джексону, когда он был в беде, но при этом они вступились за человека, который казнил целые семьи! Маленькая девочка молила о пощаде, и он убил ее. Так как он писал детские книги, будучи в тюрьме, и пытался исправить свою жизнь, е го номинировали на Нобелевскую премию за мир. А как насчет миллионов детей, которым Майкл Джексон помог за период своей карьеры? И вот, двое детей выступили с ложными заявлениями, и этим двоим детям удалось уничтожить его. Невероятно! Это заставляет меня взглянуть на индустрию развлечений и признать, что я окружен кучкой лицемеров.

Вы спрашиваете, как это на него повлияло? Думаю, люди даже не представляют, что это такое! Теперь все, конечно, сделают свои трибьюты. Но если приглядеться, теперешние трибьюты призваны привлечь внимание к их авторам, это возможность блеснуть. Теперь все вдруг захотели сказать о Майкле что-нибудь хорошее. Все хотят быть важными, и мне это противно.

КЯ: Может быть, после событий 93-го года ему должно было хватить ума не снимать этот документальный фильм Living with Michael Jackson с Мартином Баширом и не говорить, что нет ничего плохого в том, чтобы спать в одной постели с детьми? Большинство людей рассудят, что он в некотором роде сам себя подставил, вам так не кажется?

КР: Дайте-ка я вам перескажу, что сказал мне лично Майкл. Мы с ним говорили об этом. Он сказал: «Кори, когда я был маленьким, меня лишили не только детства, меня лишили любви. Когда я пытался обнять отца, он никогда не возвращал объятие. Когда я пугался в самолете, он не обнимал меня за плечи и не говорил: «Майкл, не волнуйся. Нечего бояться». Когда мне было страшно выходить на сцену, он кричал: «А ну быстро пошел на сцену!» И не только он, но и каждый взрослый вокруг».

Так вот, он сказал мне: «Кори, я никогда не откажу в любви ребенку. И если это означает, что за это я буду распят или брошен в тюрьму, я готов заплатить эту цену». Когда пришло время ему предстать перед судом в первый раз, советчики предложили: «Майкл, ни к чему это. Заплати этому ребенку, и давай оставим это в прошлом». Во второй раз он сказал: «Знаете что, это только создало впечатление, будто я виноват, будто я что-то скрываю. В этот раз никаких откупов не будет. Я буду бороться в суде, и, вот увидите, меня признают невиновным».

В тот день, когда был вынесен вердикт, я говорил с его семьей. Помню, увидел в новостях, что у Майкла было 45 минут на то, чтобы добраться туда. Так что я поговорил с членами его семьи, которые были дома вместе с ним. Я спросил: «Что он делает?» Они сказали, что он наверху, одевается. Потом он спустился вниз, прочел молитву вместе с семьей и сказал: «Пожалуйста, не волнуйтесь за меня, ребята, со мной все будет в порядке».

Когда он ехал в суд, может быть, у него была небольшая нервная дрожь – он притопывал в машине и пел, вместе с братом и сестрой. Но он не беспокоился о решении. Я вам скажу, что я на его месте места бы себе не находил. Даже не знаю, смог ли бы я так вот предстать перед судом.

КА: Я смотрел передачу Башира вчера вечером, – просто хотел увидеть, о чем она, и подумать. Когда Мартин спросил его о том первом инциденте, когда он откупился от обвинителей, мне показался невероятно искренним, честным его ответ: «Я просто решил, что хочу от этого избавиться». И избавился, и, кстати, опять же, был не первым человеком, который так поступил, в истории нашего бизнеса. Он хотел об этом забыть. Во второй раз он защищался.

Возвращаясь к тому, что говорил Кори о его детстве… Майкл вспоминал о том, что страдал угревой сыпью, будучи подростком, а мы все прошли через это на каком-то жизненном этапе. Его отец высмеивал состояние его кожи. Мы говорим о ребенке, у которого никогда не было возможности вырасти в нормального взрослого человека. Он рос совсем в других условиях, чем большинство людей. Да, пусть он Майкл Джексон, но у него были свои слабые места и на то есть много причин. Что же касается второго процесса, я на тысячу процентов уверен – и эту веру я заберу с собой в могилу, – что он ни в чем не виновен. Его шантажировал этот джентльмен, пожелавший стать сценаристом, сочинять книги, фильмы, или что там…

КР: Еще по поводу этого интервью Башира. Наверное, люди не помнят, что неделей или несколькими неделями позже Майкл выпустил свою версию той передачи. Он догадался записать все на свою камеру, и его версия ясно показала, что журналист извратил все, превратил все в фальшивку, ложь. Например, они задают Майклу вопрос: «Ты гей?» Майкл говорит: «Я не хочу отвечать на этот вопрос». В редакции Башира, конечно, за этим следует комментарий: «Очевидно, он не хотел отвечать по понятным причинам».

А когда Майкл показал свою версию, выяснилось следующее. Его спросили: «Ты гей?» Он сказал: «Я не хочу отвечать на этот вопрос». А потом добавил: «Но если вы выключите камеру, я отвечу». И когда камеру выключил и, Майкл сказал: «Нет. Однозначно нет, я не гей. Но у меня миллионы поклонников-геев, и если они верят в то, что я гей, то пусть верят». Он сказал: «Для меня это неважно. Я не хочу оскорбить ничьи чувства». Понимаете?

КА: Я не могу поверить, что сейчас эти вещи вообще обсуждаются. Поговорите лучше о том, что этот человек дал миру.

У меня есть хороший друг, который должен был работать вместе с Майклом в грядущем туре. Он сказал: «Майкл выглядел лучше, чем когда-либо». Он старался, потому что это был сложный концерт, но все шло нормально. Да, он отменил пару концертов, ну и что! У него их 50 штук подряд было запланировано. Все шло своим чередом. Они репетировали в Staple Center, подготовка шла полным ходом. Речь шла о многомиллионном шоу, и оно готовилось в обычном порядке. А потом однажды вечером бедный парень уходит домой, говоря, что плохо себя чувствует, а на следующий день его уже с нами нет. Это возможно самое шокирующее известие, которое мне приходилось получать за свою жизнь. Я чувствую себя так, как будто потерял близкого. Людям стоит обратить хоть немного внимания на то, что он привнес в мир, и прекратить все эти «Whacko Jacko».

КР: Они не прекратят, потому что им это нравится больше.

КА: Лиза была очень хороша. Я смотрел передачу с ней вчера вечером.

КЯ: Да, я тоже смотрел шоу Ларри Кинга с ее участием.

КА: Она сказала Ларри Кингу: «прекратите, хватит уже, давайте отметим немного». Еще много чего опубликуют, появятся слухи, будут написаны книги. Sony торопится выпустить записи; уверен, у них четыре завода сейчас печатают его диски на всех парах. Я отдам слово Кори, я просто в шоке от всего этого. Это очень печально. Меня переполняют эмоции. В эти выходные я собираюсь поехать в свой дом на ферме, где у меня есть все его альбомы на виниле, и я их все достану. Кто-то должен сказать о том, что этот человек сделал, поговорить о том, что действительно заслуживает упоминания.

КЯ: Многие люди говорят, что он изменился после второго процесса в 2005 году, что все покатилось под гору, начались личные проблемы. И, конечно, поговаривали, что у него были проблемы со здоровьем в последние годы. У вас есть какая-то информация или соображения на эту тему?

КР: Я точно знаю, что у него были проблемы со здоровьем. У Майкла Джексона были и такие проблемы, которые он никогда не обсуждал, например то, что называется «dancer’s feet». Что это такое? Танцоры бинтуют стопы, чтобы танцевать. Но, конечно, из-за недостатка кислорода кожа высыхает, начинает трескаться, почти как при порезах бумагой. И Майкл очень страдал от этого. Иногда его состояние ухудшалось настолько, что приходилось накладывать гипс. Поэтому его иногда можно было видеть в гипсе. Боль при этом мучительная. Принимал ли он обезболивающие? Конечно, уверен, что да. Я сам лично никогда не видел, чтобы он глотал таблетки, но я говорил с ним об этом. Что бы теперь ни показали результаты аутопсии, какой бы ни оказалось причина, по которой он ушел от нас, это, в любом случае, результат того, что сделала с ним его работа. Это сделала с ним работа.

КЯ: Справедливо ли будет сказать, что из-за финансовых проблем его как бы загнали в угол? Он говорил, что хотел дать 10 концертов, но потом они превратились в 50, для этого мероприятия в Лондоне, которое должно было случиться в следующем месяце. Он чувствовал себя загнанным в угол, потому что ему надо было разбираться с долгами?

КА: Я допускаю, что он решил вернуться на сцену с этим туром и заработать немного денег, которые, честно говоря, заслужил. Но думаю, что, как сказал Кори, его вынудили на это очень влиятельные люди, что с ним обошлись нечестно. Когда мы только начинали в этом бизнесе, наш с Кори общий знакомый как-то сказал: «Здесь ничего нельзя сделать без артиста, даже если артист кажется вам сущим наказанием. Вам все равно всегда нужен артист». И мне кажется, что в случае с Майклом большие шишки в бизнесе забыли об этом в какой-то момент.

КР: Как-то, лет восемь назад, Майкл сказал мне: «Кори, я не могу больше давать концерты. С турами покончено, ладно?» Я спросил: «Майк, почему?» Он ответил: «Потому что это убьет меня». Так и сказал: «Это меня убьет». Он пояснил свои слова: «Помнишь, когда во время подготовки к концерту я потерял сознание в Sony Studio? Это потому что когда я готовлюсь к туру, у меня начинается обезвоживание, я не ем, не пью, не сплю. При подготовке шоу я выкладываюсь полностью. Я это делаю не специально, просто перестаю думать об этих вещах. Понимаешь? Я так завожусь, что не могу об этом даже думать. В последний раз они меня заставили с капельницей ходить. Поэтому я решил – мои доктора решили, – что может быть, не стоит мне больше этого делать». Майкл сказал, что хотел бы сделать альбом Invincible безупречным, но в тур не поедет. Он сказал: «Я буду работать над альбомами, пока могу, но я просто не в состоянии давать концерты».

КЯ: Справедливо ли утверждать, что к краху Майкла Джексона привели люди жадные, жаждущие получить те 85 миллионов, которые были выручены от продажи билетов в Лондоне? Можно ли сказать, что он и другие люди, замешанные в этой ситуации, стали жертвой жадности?

КР: Я бы не стал называть это жадностью. Думаю, у него просто не было выбора. В финансовых вопросах все мы иногда действуем исходя из необходимости. По такой же причине боксер Джо Льюис вынужден был выйти на ринг – у него не было денег. Я не говорю, что у Майкла не было денег…

КЯ: Но он был должен 400 миллионов долларов.

КР: Да, у него был долг. Конечно, когда вы должны кому-то, на вас давят, говорят вам: «давай, Майкл, еще один тур – и выплатим этот долг». Принимая во внимание то, каким он был человеком, каким артистом, конечно, он сказал: «Хорошо, за работу!»

КЯ: Его смерть – для многих неожиданность. В то же время, это одна из величайших трагедий, и, оглядываясь на нее, люди будут говорить, что Майкл не только достиг невероятных высот, но и пережил падение на дно.

КР: Я лишь буду молиться богу о том, чтобы этого человека оставили в покое, чтобы его наследие жило в веках, незапятнанное всем этим дерьмом. Но боюсь, что эта проблема будет всегда. Так же как об Элвисе Пресли всегда говорят всякий бред. О том, как он умер, все эти теории заговоров… Как умер Брюс Ли, как умерла Мэрилин Монро… Понимаете, о чем я? Майкла нельзя сравнивать с этими людьми. Я бы сказал, что Элвис был к нему ближе всего, но даже Элвис… Элвис Пресли с его карьерой должен был существовать, чтобы Майкл через годы мог, опираясь на этот опыт, превзойти его. Я не собираюсь ставить под сомнение достижения Элвиса Пресли, но это два разных человека. Майкл, по моему мнению, превзошел Элвиса и все, чем являлся Элвис, уже давно.

И у него были другие принципы. Никто не вспоминает о том, что он сделал во время тура Victory. Я помню, когда был еще ребенком, Майкл устроил этот тур, Victory. И каждый вечер в новостях передавали, что Майкл Джексон жертвовал деньги с каждого концерта в каждом городе какой-нибудь благотворительной организации. Я думал, что это потрясающе: «Ух ты, этот парень отдает миллионы доллары ежедневно разным благотворительным организациям!». Потом, в каждом городе он посещал больницу, навещал детей с ожогами, больных детей. Он посвящал всему этому время.

КР: Два замечания. Элвис и Майкл, конечно, сравнимы по масштабу влияния на американскую культуру, на мировую культуру. Различия в том, что Элвис умер, кажется, в 42. И большую часть денег Элвис «заработал» после смерти – гораздо больше, чем при жизни. А, возвращаясь к взлетам и падениям, могу сказать, что они есть у всех артистов. Большинство падений обычно относят на счет недостатка вдохновения, утраты навыков, старения, и так далее, и тому подобное. Майкл достиг небывалых высот, на нашем веку ничего подобного больше не будет. Все его альбомы были безупречны. Выступления были безупречны. Он был гений. Он был кумиром, наверное, самым знаменитым человеком в мире. Думаю, его падения были связаны не только с творческим кризисом, у них были внешние причины. Майкла столкнули в яму люди, и это меня очень печалит.

Артисты стареют, как и спортсмены. Они меняются. Они дают концерты другого уровня, начинают играть в казино, участвовать в городских фестивалях, в совместных турах, и т.д. А этого человека вынудили пасть ниже, чем когда-либо должен пасть артист. И причина тому не недостаток мастерства.

Люди этого не понимают, но я бы назвал Майкла музыковедом. Он знал каждую песню, которая была когда-либо записана, каждую студию, все Sun Studios, Memphis, Motown, New York, LA – везде. Он знал все: музыкантов, инструменты, аппаратуру. Никто об этом не говорит. Никто не обсуждает это – просто невероятно! И, кстати, в отличие от Элвиса, этот парень был на сцене целых 43 года. 43 года, Крис. Только представь себе!

КЯ: Если посмотреть на индустрию в целом, на то, как она развивается, то что можно сказать о роли имени, или как вы выражаетесь, о роли истинного музыкального таланта? Музыкальная индустрия разрушается? Всегда есть талантливые исполнители, которые добьются успеха, но гибнет ли индустрия в том смысле, что у нас больше нет огромных личностей, легендарных фигур? Похоже, что теперь постоянно одни игроки сменяют других.

КА: Индустрия, в которой мы работали, которая родила всех этих великих артистов, включая Майкла, U2, Брюса Спрингстена, the Dylans, вдруг решила: знаете, что? Мы дадим вам Линдси Лохан. Мы дадим вам Пэрис Хилтон. Мы дадим вам Келли Осборн. А публика ответила: «И это все, что у вас есть? Я не заплачу за это свои 17,99 долларов. К черту, лучше я скачаю одну песню из интернета». И звукозаписывающие компании слишком медленно понимают, что все меняется. Теперь у них из-за этого проблемы. Фаны справляются без них, Крис. Люди берут музыку в других местах. Если посмотреть на ситуацию с живыми концертами, на то, какие диски продаются, на топ-40 SoundScan, то вы, вероятно, увидите пять артистов, исполняющих в стиле кантри, пять Диснеевских дисков и двух-трех старых исполнителей. Вживую люди слушают Брюса Спрингстина, U2. Почему, вы думаете, «кантри-певец» Кит Урбан так популярен? Дело не в том, что люди любят кантри, да он и не кантри исполняет, дело в том, что он певец и композитор. Люди хотят слышать хорошие песни. Майкл создавал песни. А группы, чья популярность длится один альбом, не имеют своих песен. У них нет потенциала, чтобы остаться.

Я часто прошу людей: назовите пять артистов моложе 20-ти, которые были настоящими гениями. Люди задумываются, я говорю: ладно, назову вам нескольких. Стиви Уандер, Принц, Майкл Джексон, Марайя Кери, которая была настоящей звездой в то время своей карьеры, и есть еще один-два других. Но вы понимаете, к чему я веду? Сейчас всем исполнителям меньше двадцати, и никто из них не умеет играть.

КР: Будучи продюсером, понимаешь что… Когда я был ребенком, The Isley Brothers репетировали с моим отцом у нас в гостиной. Мой отец тоже был продюсером. Я рос и с нетерпением ждал, когда же смогу заняться этим бизнесом и делать то же самое. А потом внезапно я попал в этот бизнес и понял, что нужно не это… Люди не хотят слышать живые выступления, живые инструменты. Внезапно мне пришлось учиться, принуждать себя писать музыку, в основе которой 8-тактовые петли, повторяющиеся отрывки. Мне пришлось упрощать ритм, потому что когда я впервые начал продюсировать, я делал это исключительно ради денег, чтобы содержать семью. Так что мне приходилось делать то же, что делали все. Но я никогда не любил этого. И когда мне выпадал шанс поработать с такими людьми как Марайя Кери или Майкл Джексон, я был очень счастлив, потому что понимал: я могу быть собой. Были в моей жизни артисты, не буду называть имена, с которыми я просто делал свою работу исключительно ради чека, а не по любви.

Потом, с Майклом Джексоном не только поэтому приятно было работать. Однажды он опоздал: должен был приехать в студию к двенадцати, а появился без пятнадцати час. Он чувствовал себя настолько виноватым за опоздание, что извинялся всю сессию. А на следующий день прислал гигантскую корзину – потому что мы ранее говорили о кино, о том, как я его люблю. Так вот, он прислал мне огромную корзину с фильмами – там была, наверное, сотня DVD. Кроме того, там был попкорн, конфеты – куча всего. И записка «Извини, пожалуйста, что с неуважением отнесся к твоему времени». Я, бывало, спрашивал: «Майк, во сколько ты хочешь начать завтра?» Он отвечал: «Кори, ты начальник, назначай время сам. Хочешь в семь утра – я буду здесь в семь утра. Как скажешь».

КЯ: Что интересно, СМИ всегда представляли его человеком, любящим все делать по-своему.

КР: Он вовсе не был таким. Я вам передаю его слова. Людям следовало бы остановиться на минутку и присмотреться внимательнее.

КА: Если взглянуть на то, что происходит сейчас, я в ужасе от мысли обо всех трибьютах Майклу Джексону, которые вот-вот появятся. Я в ужасе от мысли о том, что будет говорить его семья, что скомпилируют и выпустят звукозаписывающие компании.

КР: Единственное, выхода чего я жду, – это записи концертов тура Victory, которые были в собственности Майкла все эти годы. Я всегда его умолял выпустить их. У меня на самом деле есть неофициальный DVD. Это отличные записи. Потрясающие. Никакой фонограммы. Его голос звучал потрясающе, и танцы великолепны. Он вытворял немыслимые вещи, тренировка у него была удивительная.

Я знаю еще только одного артиста, который проводит на сцене больше двух часов – и он работает в совсем другом жанре. А Майкл отыгрывал два с половиной. Во всяком случае, тот концерт, который мы смотрели, из Бразилии, был около двух с половиной часов. Единственный, кто подошел к этому близко, выступая в одиночку, – это Брюс Спрингстин.

Майкл никогда не останавливался. Он никогда не уходил со сцены. Вернее уходил, но не более, чем на минуту, чтобы переодеться – и это на самом деле была одна минута, а не десять. Кто-нибудь потрудился упомянуть «dancer’s feet»? Кто-нибудь говорит о том, как он танцевал? Ведь сам Фред Астер был поклонником Майкла Джексона, вы подумайте!

КР: Было столько историй, столько всего… Майкл обожал рассказывать истории. Он любил разговаривать, болтать обо всем на свете.

Каждый раз, когда он приезжал в какой-нибудь город, помню, он хотел пойти в книжный магазин. Ради него магазин закрывали, и он шел, чтобы купить книг. Он читал. Он рассказывал мне об Африке, о том, какая она красивая. Говорил: «Знаешь, они не хотят, чтобы мы знали о том, какая Африка красивая, потому что сами грабят ее богатства!» И добавлял: «Это самое прекрасное место, в котором я когда-либо был». Он приносил мне фотографии, потрясающие.

Помнишь, Крис, Дэвид Блейн показывал этот трюк с похоронами заживо? Блейн похоронил себя заживо в Нью-Йорке возле башни Трампа. Когда я рассказал об этом Майклу, он такой: «Ты шутишь?» Я говорю: да нет, серьезно! Он даже не знал, кто такой Дэвид Блейн. Я послал ему видео – тогда у нас еще не было YouTube. Я прислал видео и объяснил, кто такой Дэвид Блейн. Он был в таком восторге! Мы тем вечером забрались в микроавтобус и поехали смотреть на Дэвида Блейна.

Майкл был частично в гриме, так что его никто не узнал. Мы вышли из микроавтобуса, пошли прямо туда и смотрели шоу. Он был в полном восторге! Было прикольно. Еще мы смеялись, потому что он говорил: «Знаешь, меня в половине случаев все равно принимают за двойника. Люди не верят, что я – это я. Иногда я могу появляться неожиданно».

КЯ: У вас с ним, похоже, было много личных разговоров. А обсуждали ли вы когда-нибудь пластические операции?

КР: Да.

КЯ: И что он вам говорил?

КР: Он сказал: «Чем я хуже Сильвестра Сталлоне и всех остальных в Голливуде? Что в этом такого?» Он сказал: «Я не хочу быть белым, я не специально. У меня кожное заболевание, с которым я ничего не могу поделать. Я пытался с помощью операции выровнять цвет кожи, и все получилось не так, как мне бы хотелось. Но мой цвет кожи таков не потому, что я не хотел быть черным». Что же касается носа, он сказал: «Я ненавидел свой нос так же, как Сильвестр Сталлоне ненавидел свой».

КА: Да посмотрите, что он рассказывает про издевательства своего отца.

КР: Да. Он сказал: «Я ненавидел свой подбородок. Я ненавидел свой нос. И что с того? Почему все цепляются именно ко мне? Я вам легко назову 20 человек в Голливуде, которые исправляли себе форму носа, губ, делали подтяжки – да чего только не делали!»

КЯ: Хотите поделиться еще чем-нибудь?

КА: Я хотел бы рассказать личную историю. Мой дядя крепко дружил с Биллом Косби. В конце шестидесятых он дал мне одну из моих первых записей. (Кажется, самая первая моя пластинка была The Monkeys.) Он дал мне запись Майкла Джексона, которую они сделали. Она до сих пор осталась у меня. Она похожа на Yellow submarine, с красивым буклетом внутри. Одна из моих самых больших драгоценностей, не могу дождаться, когда увижу ее в субботу.

В остальном же, я очень надеюсь, что за ближайшие две недели общественное мнение относительно Майкла Джексона резко изменится. Надеюсь, что хоть кто-нибудь начнет обсуждать все то хорошее, что сделал, потому что если взвесить хорошее и плохое, то… боже, он самый известный человек в мире. О нем говорят по ТВ непрерывно уже шесть дней. Я на это надеюсь. Благослови его Бог и упокой его душу с миром. Когда-нибудь мы снова увидим его, и уверен, что он будет петь и танцевать, как всегда.

КР: Что до меня, то я в воскресенье ходил в церковь и говорил со своим пастором, потому что хотел прояснить для себя кое-что. Я хотел убедиться, что на меня не нападут и у меня не будет неприятностей, если я скажу то, что собираюсь. Так вот, я не хочу никого сравнивать с Христом, потому что никто с ним не сравним. Но давайте представим на секунду, что внутри того мира, в котором мы живем – мира Господня – есть другой мир, который называется миром развлечений. Для меня Майкл – и я говорю сейчас только за себя, но уверен, что десятки, сотни тысяч людей чувствуют то же самое – Майкл Джексон для нас был фигурой подобной Христу. Сознание того, что в течение последних пятнадцати лет этого человека опорочили, оклеветали, распяли и уничтожили… Знаете, все предпочитают говорить о чем-то негативном. Например, о том, что он хотел купить кости человека-слона. Ну и что? Я бы тоже их купил!

КА: И я.

КР: Это же круто! Я бы тоже их купил. Но поскольку речь шла о нем, люди всегда видели негатив, вместо позитива.

Мое сердце совершенно разбито. Свет вдохновения, который, бывало, мне дарил ребенок, теперь потух. Я не знаю наверняка – так как не был апостолом, следовавшим за Христом, и не видел, как его распинают и снимают с креста – но уверен, что их сердца были разбиты точно так же, как разбито мое. Работая в этом бизнесе, могу порадоваться только тому, что мы живем в такое время, когда многое можно сделать независимо, и с лицемерием приходится иметь дело не так уж часто. Но в этом бизнесе мы окружены лицемерами. Это просто трагедия. Я всегда думал о том, что же начнется, если, не дай бог, с Майклом что-то случится. Не то чтобы мне когда-либо хотелось это испытать, но я часто задавался вопросом: боже мой, что же начнется? И вот что получилось. Пока что происходит именно то, что я и предсказывал.

КА: Мы с Кори общаемся ежедневно на протяжении уже 20 лет. Когда это случилось, я написал Кори e-mail и поговорил с его женой по телефону. Но после этого я не слышал от него три дня. Письма, звонки – он ни на что не отвечал. Я знал, что он скорбит, и сам был в смятении.

КР: Я плакал три дня подряд.

КА: А потом он позвонил мне в понедельник утром и сказал: «Ладно, сегодня понедельник. Надо возвращаться к работе, потому что Майкл сделал бы так».

КР: И это правда.

КА: Очень точное замечание.

КР: Майкл приступил бы к работе. Как я уже сказал, он стойко выдерживал удары. Он был одним из самых сильных людей, каких я встречал, и это правда. Сильный, стойкий человек. В нем не было и тени слабости.

КЯ: Вы рассказали мне необычную историю, такую, которой СМИ вовсе не уделяют внимания. И я не удивлен, потому что СМИ всегда все искажают. Но вы хотите сказать, что индустрия совершенно не признает того, насколько важен был этот человек для музыки в целом?

КР: Да.

КА: Абсолютно не признает.

КР: Даже близко не подходит.

КЯ: Может, они просто не информированы? Как вы знаете, в 24-часовом цикле новостей это бывает неважно. Важно, что я рассказываю, как быстро я это расскажу и кто меня услышит.

КР: Думаю, они всегда искажают факты. Именно для этого и существует National Enquirer.

КЯ: Пока существует. Он может закрыться завтра. Не знаю, слышали ли вы, но Vibe Magazine, например, сегодня закрылся. При наличии таблоидов онлайн, я не удивлюсь, если National Enquirer будет следующим. Не знаю, в курсе ли вы, ребята, но у них последние полгода тоже финансовые проблемы. Сейчас все переходит в онлайн.

КР: Тем не менее, они искажают информацию. И знаете, это дает людям свободу поступить правильно. Вместо того, чтобы следовать за журналами типа Enquirer и Star Magazine, которые выложены на виду у касс и пестрят бредовыми заголовками вроде «Майкл Джексон спит в барокамере».

КА: Хит прошлой недели – «Обама – гей».

КР: Вот-вот, понимаете? Думаю, они всегда будут вбирать самые низкие формы и все приводить к общему знаменателю. Вместо того чтобы сказать: «А давайте посчитаем, скольким детям Майкл Джексон помог и изменил их жизни».

Вот вам еще один факт, о котором никто не упоминал. Оба мальчика, обвинившие Майкла, либо их родители, были замешаны ранее в аферах.

КЯ: Помню, последнюю: мать пыталась разыграть сцену, что ее дети якобы упали в JCPenney и подать в суд за причинение вреда.

КР: Да, а потом они пытались провернуть что-то с Джорджем Лопесом. Пытались обвинить его в краже денег в магазине Comedy Store. Сказали, что он вынул у них бумажник и украл деньги.

КЯ: Да, об этом как-то упоминали вскользь. Секунд десять этому уделили за все время освещения судебного процесса. Никто открыто не сказал: «Да, кстати, не забывайте, что человек, подавший в суд на Майкла Джексона и обвиняющий его в криминале, в прошлом вообще-то жулик».

КР: Потому что публике это не важно.

КЯ: Эти люди неинтересны публике, они не знамениты, всем на них плевать. Читатели спросят: «Кто-кто, вы говорите?»

КА: Я дам вам свою оценку СМИ, и закончим на этом. СМИ начали это безумие и начали его с О. Джей Симпсона. Потом перешли на Билла Клинтона – они практически растерзали Билла Клинтона. Потом взялись за Джорджа Буша, Он мне не нравился и я его не поддерживал, но они от души на нем оторвались. Теперь они принялись за Майкла Джексона и, посмотрим правде в глаза, через год или два доберутся и до нашего нынешнего президента.

+3

12

http://www.bocamag.com/Boca-Raton-Magaz … l-Jackson/

On Stage with Michael Jackson March 2, 2010
http://www.bocamag.com/images/cache/07066f693b3a24bdab31121393417f23.jpeg

Local entertainer Kriyss Grant, the first dancer chosen by Michael Jackson for his “This Is It” tour, discusses what it was like working with the “King of Pop.”

On the influence Jackson had on him: “I was really brought up with Michael Jackson. My grandmother bought me ‘Moonwalker,’ [the 1988 film that showed, among other things, Jackson in concert] which is something I watched every day. ... I wanted to be just like that. ... I would always try to perform. If there was a party, a family reunion, anything, I would dance and perform for everyone.”

On his audition: “I was scared. And I didn’t think I was going to get it. But I went. ... It was a three-day audition period. Thousands of dancers [4,000]. Michael came the third day. ... I had never been on tour. I was the newest dancer from Florida. Everyone else was from L.A. and had worked with and danced backup for other artists, so they had that on their resume. I had [MTV’s] ‘Making the Band’ on my résumé.

“Had Michael not been there, I don’t think I would’ve been picked. ... Michael saw me, he saw the feeling in me. I saw him jump up while I was dancing, but I didn’t know what he was reacting to. Later, they told me that he was reacting to me and how he saw himself in me.”

On meeting him for the first time: “When we stepped off the stage to go meet him, he was like the statue on his ‘History’ album. He was dressed in all black, he had the glasses on. And his hands were really big and firm; they took over my entire hand. ... He told me I was amazing. ... I was just staring at him. I think I told him he was awesome. I don’t know.”

On his personality and energy: “Michael was the type of person who would look at you and know, like that, what you were all about. ... He was say certain things like he knew you. He knew I was nervous. He’d tell me to save my energy for the crowd. Always positive, but it was also like [the comments were tailored] to us.
“There were times when I’d feel the energy of the music, feel his energy, and I’d be dancing all out. And he would stop and look at me. I thought maybe I was going too hard, doing too much. But he’d shake his head and smile, like whatever I was doing was a good thing.”

“He was very warm. I’d never felt anything like that. I was so happy. His energy was like no other.”

On rehearsals: “Michael would come in occasionally in the beginning. ... He didn’t start rehearsing with us until we moved to the Staples Center. He was killing it, going full out, doing slides and everything—it was crazy. ... As soon as that music would come on, he’d start killing it. We’d look at each other like, ‘Is he trying to outdo us?’ ... He still had it. He proved that. ... But he was nervous. He was 50, and he hadn’t danced like that in a long time. He had to familiarize his body with all those moves he used to do. I think he was scared; he couldn’t take the stage and appear fragile to us.”

The last rehearsal: “He was his old self. He was interacting with us, giving us suggestions, making changes. In the beginning, he let everyone else run things. Then, he was like, ‘This is my show. We’re going to do it how I want to do it.’ I loved it. That’s something I always wanted to see. I thought he was being taken advantage of in the beginning because he was older. ... And you could tell he had something to say, but he wouldn’t say it. But that last day, he took over.
“He knew what he wanted. The dancers were like, ‘Good, he’s speaking up.’ The dancers had Michael’s back.”

The day Jackson died: “We didn’t know what to do, what to say, where to go. It was this feeling of you finally getting to where you always wanted—of finally making it. And before you get to grasp it, it’s snatched away from you. ... It’s like a tease. I touched it, but did this really happen? I have memories, but there was no time to sit in that moment and really feel the vibe. Everything happened so fast, fast, fast in rehearsals ... And then, it’s all taken away.

“It really hasn’t hit me yet. I know I was a part of it. I know it was a big deal to be a Michael Jackson dancer on the ‘This Is It’ tour that never happened. ... I don’t think it will ever hit me.”
----------------------------------------

Местный конферансье Криисс Грант, первый танцор, выбранный Майклом Джексоном для его " This is it”  tour, обсуждает то, что это походило на работу с “King of Pop”.

На влиянии Джексон имел на нем: “я действительно воспитывался с Майклом Джексоном. Моя бабушка купила меня ‘Moonwalker,’ [1988 фильм, который показал, между прочим, Джексону на концерте], который является кое-чем, который я наблюдал каждый день.... Я хотел быть точно так же как это.... Я всегда пытался бы выступить. Если бы была сторона, семейное воссоединение, что-нибудь, то я танцевал бы и выступил бы для всех.”

На его прослушивании: “я боялся. И я не думал, что я собирался получить это. Но я пошел.... Это был трехдневный период прослушивания. Тысячи танцоров [4 000]. Майкл приехал на третий день.... Я никогда не был в туре. Я был новым танцором из Флориды. Все остальные были из Лос-Анджелеса и работали с и танцевали в резерве для других артистов, таким образом у них был это на их резюме. У меня было ‘Создание [MTV] Группы’ на моем резюме.

“Имел Майкла, не там, я не думаю, что я был бы выбран.... Майкл видел меня, он видел чувство во мне. Я видел, что он подпрыгнул, в то время как я танцевал, но я не знал то, на что он реагировал. Позже, они сказали мне, что он реагировал на меня и как он видел себя во мне.”

При встрече его впервые: “Когда мы сходили со сцены, чтобы пойти, встречать его, он походил на статую на своем альбоме 'Истории'. Он был одет во всего афроамериканца, у него были очки. И его руки были действительно большими и устойчивыми; они приняли мою всю руку.... Он сказал мне, что я был удивителен.... Я только уставился на него. Я думаю, что я сказал ему, что он был удивительным. Я не знаю.”

На его индивидуальности и энергии: “Майкл был типом человека, который будет смотреть на Вас и знать, как этот, о чем Вы были всеми.... Он был, говорят определенные вещи как, он знал Вас. Он знал, что я был возбужден. Он сказал бы мне сохранять свою энергию для толпы. Всегда положительный, но это также походило [комментарии были скроены] нам.
“Были времена, когда я буду чувствовать энергию музыки, чувствовать его энергию, и я танцевал бы все. И он остановился бы и смотрел бы на меня. Я думал возможно, что я шел слишком трудно, делая слишком много. Но он покачал бы своей головой и улыбкой, как то, что я делал, была хорошая вещь.”

“Он был очень теплым. Я никогда не чувствовал ничего как этот. Я был настолько счастлив. Его энергия не походила ни на какую другую.”

На репетициях: “Майкл иногда входил в начале.... Он не начинал репетировать с нами, пока мы не двигались в Стаплз Центр. Он убивал это, идя полный, делая понижения и все — это было сумасшедшим.... Как только та музыка продвинулась бы, он начнет убивать ее. Мы смотрели бы на друг друга как, ‘он пытается превзойти нас?’... У него все еще было это. Он доказал это.... Но он был возбужден. Ему было 50 лет, и он не танцевал как этот в долгое время. Он должен был ознакомить свое тело со всеми теми шагами, которые он имел обыкновение делать. Я думаю, что он боялся; он не мог взять сцену и казаться хрупким нам.”

Последняя репетиция: “Он был своим старым сам. Он взаимодействовал с нами, давая нам предложения, производя изменения. В начале он позволял всем остальным управлять вещами. Тогда, он походил, ‘Это - мой показ. Мы собираемся сделать это, как я хочу сделать это.’ Я любил это. Это - кое-что, что я всегда хотел видеть. Я думал, что он обманывался в начале, потому что он был старше.... И Вы могли сказать, что у него было кое-что, чтобы сказать, но он не будет говорить это. Но это в последний день, он вступал во владение.
“Он знал то, что он хотел. Танцоры походили, ‘Хорошо, он говорит.’ У танцоров была спина Майкла.”

День Джексон умер: “Мы не знали, что сделать, что сказать, где пойти. Это было это чувство Вас, наконец добираясь туда, где Вы всегда хотели — заключительного создания этого. И прежде, чем Вы добираетесь, чтобы схватить это, это унесено от Вас.... Это походит на поддразнивание. Я коснулся этого, но это действительно случалось? У меня есть воспоминания, но не было никакого времени, чтобы сидеть в тот момент и действительно чувствовать vibe. Все случилось столь быстро, быстро, быстро в репетициях... И затем, это все убрано.

“Это действительно еще не поразило меня. Я знаю, что я был частью этого. Я знаю, что это было грандиозное предприятие быть танцором Майкла Джексона на, 'This is it’ тур, который никогда не случался.... Я не думаю, что это будет когда-либо поражать меня.”

+4

13

Брюс Сведьен писал в звукорежиссерском форуме...
Я ЛЮБЛЮ ЛИБЕРИЙСКУЮ ДЕВУШКУ!!! Это чудесная песня!!!

”Liberian Girl”... Одна из моих любимейших вещей из всего, что я сделал с Майклом. Кто еще смог бы такое придумать, кроме Майкла Джексона... это поразительно... Этот образ, который в ней создан, и все остальное - просто потрясающее воображение.

Мне нравится вступление... Квинси придумал, чтобы Лета М'Булу произнесла "NAKU PENDA PIYA - NAKU TAKA PIYA - MPENZIWE" на зулусском во вступлении и еще несколько раз она повторяет это между куплетами... Мне кажется, это звучит очень чувственно, эта короткая реплика превратила ”Liberian Girl” в волшебную песню...

Она очень хороша... Вокал Майкла в ”Liberian Girl” просто совершенен! Нежный и сильный, на фоне льющегося аккомпанемента. Вау!!!

Я просто счастливчик!!!

Из всей музыки, что я записал, за все годы, больше всего я горжусь альбомами Майкла. Не только "Off The Wall", "Thriller" и "Bad", но также и ”Dangerous”, ”HIStory”, ”Invincible”, и вообще всей фантастической музыкой, которую Майкл, Квинси и я создали вместе. Я парень, которому очень повезло, разве нет???

"Двое невидимок, которые сделали Майкла Джексона знаменитым...."

Недавно я прочитал это в одном из специализированных журналов.

Двумя незаметными фигурами, сделавшими Майкла Джексона знаменитым, были инженер Брюс Сведьен, который участвовал в записи 100 (да, это правда, 100) треков, используя при этом различных музыкантов, и сумевший создать настоящую стену звука, как у Фила Спектора, что сделало альбомы Джексона уникально полными по звучанию (вообще-то, Сведьен до сих пор является звукоинженером Джексона).

Другим невидимкой был парень по имени Род Темпертон. Темпертон - человек, которого никто никогда не видел, и если вы встретите его в супермаркете, покупающим Cheerios, вы никогда не сможете его узнать - он чертовски талантливый автор мега-хитов таких, как "Heatwave's Always And Forever", James "How'd HE Ever Get This Deal?", супер-успешной вещи Ingram "Just Once", и сотен других главных поп-хитов.

Вообще-то я никогда не думал о Роде или о себе, как о "невидимках"...

"Рэп" Винсента Прайса в "Триллере"...

Когда я начинаю вспоминать о записи песни "Thriller", одна из первых вещей, что приходит мне на ум - Винсент Прайс и его "Рэп". Жена Квинси, Пегги Липтон, была знакома с Винсентом Прайсом. Ну, Квинси и Пегги вместе обратились к нему и пригласили принять участие в записи. Винсент сказал, что он готов это сделать. Я помню, что на первых порах у Рода была мысль, чтобы Винсент просто произнес своим леденящим сердце голосом несколько реплик из его знаменитых ролей.

Потом, в ночь перед сессией, я помню, что Винсент Прайс, Квинси и Род возбужденно переговаривались по телефону, обсуждая, что делать с частью Винсента в "Thriller". Я подготовил для Винсента трек с пометками, где должен был быть наложен голос, но я слышал только фрагменты разговора Квинси и Рода, и не слышал, что отвечал им Прайс.....

На следующий день примерно в 12:00, Квинси появился в студии, и выглядел он при этом как Кот, только что проглотивший канарейку! Он испытующе посмотрел на меня и сказал: "Свенск" (это прозвище придумал для меня Квинси... это значит "швед" на шведском языке) Винсент Прайс будет здесь в 2:00 часа дня! Род едет в студию и пишет в такси для Винсента текст "рэпа"!

Квинси сказал мне: "Я думаю, что Винсент раньше никогда не принимал участия в записи поп-песен. Это должно быть интересно... Меня аж трясет, когда я думаю о том, что должно получиться!"

Следующее, что я вспоминаю, как Род с грохотом вламывается в аппаратную с несколькими листами бумаги в одной руке и с Marlboro в другой, и два дюйма пепла уже готовы были упасть на пол... Едва переведя дыхание, он сказал мне: "Брюс, быстрей... Он здесь! Я видел, как подъехали несколько машин, это Винсент Прайс! Он уже идет сюда!" Он сунул листы мне в руку и сказал: "Отнесите это секретарю, сделайте копию, быстрее!"... Это было сделано, и мы поставили текст рэпа на пюпитр ... Винсент вошел, сел на стул, начал читать, и примерно за 2 часа все было сделано.

Винсент Прайс никогда прежде не пользовался наушниками в своей работе. Он неохотно надел их, но когда начался музыкальный трек для "Thriller", он вскочил со стула с очень удивленным выражением на лице. Я думал, что он просто никогда не слышал ничего подобного. Но он попросил Рода Темпертона выйти с ним из студии, чтобы помочь ему понять, какой из текстов и когда нужно читать.

Получилось так, что Род написал Винсенту целых три варианта для "Thriller". Мы записали все три, но в итоге использовали только два. У меня где-то среди лент до сих пор лежит эта неиспользованная запись. После невероятного успеха "Thriller" карьера Винсента также пережила настоящее возрождение.

Примерно через 6 месяцев после выхода "Триллера" Винсент появился на "Джонни Карсон, Tonight" шоу. Он рассказывал о том, что в Париже он не может спокойно пройти по улице - группы молодых людей узнают его, и начинается погоня, чтобы получить его автограф.

Больше всего меня поразило, какой блестящий текст удалось написать Роду Темпертону для Винсента Прайса в "Thriller"... По стилю он не уступал лучшим вещам Эдгара Аллана По... В кабине такси по дороге в студию! Один из ярких примеров того, на что способен настоящий гений!

Но и исполнение Винсента само по себе тоже было гениальным! Очевидно, что Винсент Прайс был в своей стихии на "Thriller"... Сжатые сроки, незнакомая обстановка... Но он это сделал со второй попытки! Вокал Майкла, как обычно, был более, чем прекрасен, а также... Какой опыт!..

В 1985 я работал с Родом Темпертоном и моим старым приятелем Диком Рудольфом над фильмом ”Running Scared” про полицейских, в котором играли Вилли Кристал и Грегори Хайнз. Про двух чикагских копов, Рэя и Дэнни, которые пытались перехитрить главаря наркомафии Хулио Гонзалеса, гоняясь за ним по всему Чикаго.

Род написал музыку и расписал партитуры для этого комедийного экшена. Мы очень повеселились, работая над этим проектом. Би (не знаю, кто такой/такая - прим. перев.) и я 19 лет прожили в Чикаго, так что места, где снималось это кино, напоминали мне о многом. Действие происходит студеной зимой в Чикаго, Рэй Хьюгс (Грегори Хайнз) и Дэнни Костанзо (Вилли Кристал) - бесстрашные полицейские под прикрытием, за которыми охотится безжалостный "крестный отец" испанец Хулио Гонзалес (Джимми Смит дебютировал в этой роли).

Критики отозвались: лучший из сотрудников Квинси Джонса - Род Темпертон, он снова попал "в десятку", как и раньше с "Beverly Hills Cop". Запоминающийся саундтрек включал в себя всю лучшую музыку, какая была написана к тому времени. "Sweet Freedom" Майкла Макдональдса, например, был в первой десятке Биллборда тем летом. Там также были треки таких артистов, как New Edition, Ready For The World, Patti LaBelle, Klymaxx, и это еще не все.

Если бы вы... А ведь я был там!!!!

По-существу о "Billy Jean"....

Как музыка "говорит" со мной? Для того, чтобы музыкальное произведение затронуло мои чувства, и не только мои, сначала оно должно "зацепить" ... не просто запоминающейся фразой в припеве, мелодия и ритмическая концепция в сочетании с определенным звуковым оформлением способны мгновенно приковать ваше внимание. Я думаю, что это случалось с каждым. Музыкальное произведение должно "Говорить со мной". Для меня это почти как влюбленность. Думаю, что это чисто эмоциональный отклик. Песня должна заставить меня реагировать мгновенно. Этот ответ идет от сердца, и стиль или разновидности музыки здесь не имеют никакого значения. Хотя мои чувства в каждом случае будут немного разными. В классической музыке, если музыкальное произведение "говорит со мной", это заставляет меня ликовать или печалиться, я могу даже заплакать. Для "поп-музыки" это, как правило, более примитивный, более инстинктивный отклик. Она может заставить меня танцевать или просто делать какие-то движения. Я думаю, что большинство людей похожи в этом на меня. Хотя, конечно, конкретные реакции зависят от конкретного человека.

Моей главной задачей является понять, какой будет реакция в своей массе. Если я способен определить это правильно, значит, я способен делать вещи, которые будут нравиться очень многим людям.

Мне кажется, что я обладаю этим качеством. В большинство из тех песен, к которым я приложил руку, и которые потом стали супер-хитами, я влюбился с самого начала. Прекрасным примером этого является "Billy Jean" Майкла Джексона. Я полюбил "Billy Jean" немедленно, как только услышал демо, в котором Майкл напевает эту песню. Я называю эту способность в себе улавливать вибрации определенных музыкальных вещей своей "антенной".

А еще со мной часто случается, что я специально иду и покупаю запись, которую я услышал по радио или телевидению, и которая мне очень понравилась. (Если вы спросите, зачем я это делаю, мне всегда кажется, что смогу найти в какую-то дополнительную глубину в таких вещах, которые меня заинтересовали.) Если я слышу по радио песню, которая звучит интересно, то чаще всего я хочу заполучить ее к себе домой и расслушать в ней каждый звук! Чаще всего это происходит, когда я слышу запись по радио, и при этом она все равно звучит хорошо, вот такие вещи меня очень интересуют. Эта музыка может не "разговаривать со мной", но меня интересуют звуки, из которых она состоит. Но обычно, когда я проигрываю эти записи дома или в студии, я бываю очень разочарован.

Но подробнее о "Billy Jean".....

1982 год. Песня "Billie Jean". Песня, ставшая визитной карточкой Майкла Джексона, "Billie Jean" ярко продемонстрировала, чего можно достичь, если тщательно продумать сочетание различных методов записи для создания уникального музыкального полотна, небывалого, не похожего ни на что другое.

Я записал ударные (на них играл мой приятель N'Dugu) с самых плотным и мощным звуком барабана, какого вообще можно было добиться. Да, я установил барабаны Н'Дугу на моей специальной фанерной платформе для барабанов. Кроме того, для этой записи мы изготовили специальный чехол для кик-барабана, который охватывал всю переднюю часть бочки. В нем было отверстие с молнией, в которое вставлялся микрофон. Когда микрофон устанавливался на бочке, я плотно застегивал чехол так, чтобы в нем не оставалось ни малейшей дырочки для выхода звука.

Вы просите меня выложить фото этого чудесного изобретения????? Я до сих пор использую его на каждой сессии!

У своего старого приятеля Джорджа Масенбурга я приобрел портативный 12-канальный пульт для записи ритм-секции, я хотел получить впечатляющее звучание. С его помощью я смог записать 16 аналоговых треков, включая бас, барабаны и гитары, без использования дополнительного оборудования для шумоподавления, звук получился просто фантастическим!

Я считаю, "Billie Jean" является прекрасным примером того, что я называю "Индивидуальным звучанием". Не думаю, что существует много записей, где все, что вам нужно услышать - это первые несколько ударов барабана, и вы тут же узнаете, что это за песня.

Великие альбомы всегда начинаются с одной великой песни....

"Billy Jean" является именно такой превосходной песней! Конечно, это Майкл написал "Billy Jean".

Квинси говорил, что лирика в этой песне касается его глубоко личных переживаний. Я уверен, что это правда. Майкл рассказал нам ... он говорил о девушке, которая перелезла через ограду дома, и отдыхала там возле бассейна .... Она лежала рядом с их бассейном, раскинувшись... в солнечных очках.. в купальнике.

Но однажды утром она появилась опять! Она просто преследовала его, как сталкер. Она заявила, что Майкл - отец ОДНОГО из ее близнецов... Неужели это возможно? Ничего себе....

Перевод (с)marine_nlmda
http://community.livejournal.com/foreve … 65775.html

Отредактировано Diana77 (03-03-2010 09:20:19)

+1

14

Человек в зеркале: басисты Майкла Джексона
Как Alex Al и его предшественники работали с Королем Поп-музыки

Источник: http://www.bassplayer.com/article/men-m … 010/107259
Перевод Mars @ myjackson.ru

Есть очень примечательный примерно пятиминутный отрывок в «This Is It» – фильме о последнем запланированном Майклом Джексоном мировом туре, в котором Человек в Одной Перчатке просит своего клавишника сыграть ответный рифф на проникающую линию баса в "Wanna Be Startin' Something" более фанково. «Это пока не совсем то» - говорит он мягко перед тем, как безупречно спеть двухмерный грув в то время, как играет бас. Кажется, что настоящий бас всегда был в авангарде музыки Джексона, создавался ли он в анналах студий Детройта, Лос-Анджелеса, Филадельфии и Нью-Йорка или извлекался ли из синтезатора, что остается в моде по сей день.

Alex Al, басист Джексона с 2001 года, а также один из 7 членов группы, участвующих в фильме, приходит к мнению: «Бас был наиболее важным для него инструментом. Он апеллировал к мелодичной игре Пола Маккартни в составе "Битлз", James Jamerson, ставшему ключевым центром «Motown», или левой руке Стиви Уандера».

В попытке дальнейшего исследования инструментальных предпочтений Короля Поп-музыки и того, каково это было использовать в работе с ним аппаратуру, мы сели с Al, чтобы обсудить его работу в течение трех месяцев репетиций для тура «This Is It».

Мы также обратились к полудюжине ветеранов, работавших с Джексоном, за их воспоминаниями и оценками, так же как и к свидетельствам других участников этого действа.

Al, родившийся в Детройте, в качестве старта своей карьеры получил бас-гитару P-Bass в возрасте девяти лет и занял вакантное место бас-гитариста в фанк-рок группе из 12 человек под руководством своего старшего брата, когда ему было всего 12. В возрасте 17 лет, уже игравшим с «Gap Band» и «Cameo» в летнем туре Carl Carlton, Al направился в Лос-Анджелес и поступил в B.I.T. Института Мичигана. В 1997 году (по рекомендациям Rickey Minor и Nathan East) работа совместно с El Debarge, Bobby Brown, Diana Ross и Spice Girls свела его с барабанщиком Terri Lynne Carrington, представившим его домашней группе шоу Quincy Jones/Sinbad TV Vibe. Высокая популярность шоу во многом обязана блистательной работе Al на сессиях. Умелые навыки игры на контрабасе и клавиатурном басе сделали его еще более легендарным, что привело к сотрудничеству с такими почтенными ветеранами, как: Herbie Hancock, George Benson, Paul Simon, Sting и Smokey Robinson, а также с победителями чартов, такими как: Janet Jackson, Tupac Shakur, the Pussycat Dolls, Uncle Kracker и Jordin Sparks.

В свете несостоявшегося тура Джексона, Al остается как всегда загруженным работой, играя на записи нового CD Mariah Carey «Memoirs of an Imperfect Angel», участвуя в биг-бенде Quincy Jones, а также записывая саундтрек к предстоящему видео Christina Aguilera «Burlesque». По вечерам его также можно встретить в домашней группе шоу «Lopez Tonight» George Lopez. Но, все же, его опыт работы с Майклом и опыт потери его - остается очень значимым.

Что привело к тому, что ты был приглашен на This Is It?

Я связываю это со встречей и работой с Greg Phillinganes в Vibe; это привело к приглашению меня к участию в Michael's 30th Anniversary Special на CBS в 2001 году. Начиная с того времени, я делал различную студийную работу для Майкла, часть из нее спродисирована John Barnes из студии Westlake, где записывался Триллер. Я предполагаю, что они могли бы выпустить этот материал в определенный момент. На этот раз я получил звонок от клавишника Michael Beardon, который был нанят в качестве музыкального директора, я уже работал с ним раньше. Он сказал, что Майкл интересуется мной. Я ухватился за этот шанс, потому что у меня не было сомнений, что он снова поставит мир на уши.

Кто делал аранжировки к песням?

Майкл отобрал почти 50 песен, а затем мы работали над подготовкой примерно половины из них для Лондонских шоу. Майкл вместе с Michael Beardon работали над аранжировками, однако третьим ключевым звеном были танцоры. Независимо от того, что Майкл отрабатывал с ними днем, приоритет был отдан ночи. Так 8-ми тактовое интро могло превратиться в 11-ти тактовое, чтобы подходить под хореографию – и Майкл рассчитывал на то, чтобы мы помнили это; для работы на сцене не должно быть никаких схем.

Как ты делал басовые партии и сколько свободы ты получил в работе?

Как я говорил в фильме, ты должен был знать партии так, как они звучали на записи, так как Майкл знал каждый звук, 16-ю ноту и интонацию, и он был сторонником взятия оригинальной версии как отправной точки. Исходя из этого, задача стояла в поиске путей к обновлению некоторых отрывков в манере, которая понравилась бы Майклу. Он определенно хотел найти свежий подход к ним. Очевидно, что вы не можете очень сильно изменить основную линию баса, скажем, в "Billie Jean", но зато можно было растянуть звуковой переход легато. Вначале были времена, когда я получал или слишком много свободы, или недостаточно, но шли недели и я пришел к пониманию того, что заставляло всех улыбаться. Наибольшую свободу я получил в попурри Jackson 5 ["I Want You Back"/"The Love You Save"/"I'll Be There"]. Это соотносится с современным подходом Jamerson (James Lee Jamerson (29 января 1936 г – 2 августа 1983 г.)- Американский басист – прим. пер.), и, так как я играл в разных музыкальных жанрах, я обнаружил, что его стиль подходит мне больше всего. Много проработав ранее с барабанщиком Jonathan Moffett, мы получили большое удовольствие от добавления в мелодию нюансов "modernold- school".

Какие указания Майкл давал насчет использования баса?

Обычно они не были конкретными, а больше ориентированными на представление. По поводу повторяющейся партии, такой как, например, в «Billie Jean», он говорил: «Ты знаешь, Alex, не обязательно играть конечную партию, так же как и интро». В таком большом шоу, при участии семи музыкантов, четырех бэк-вокалистов, более десятка танцоров, и при всем, происходящем на сцене, вы действительно не можете переиграть. Нам хотелось думать, что мы хорошо играем материал, но Майкл сказал, что мы могли бы сыграть его еще лучше.

Кто решал, какой вид баса или клавиатуры ты будешь использовать в той или иной песне?

Это была моя обязанность: найти то, что будет звучать наилучшим образом. Опять же, мой подход был таковым: давайте сохраним то, что уже записано, и улучшим это. Я прослушивал записи Jackson 5 и держал наготове мой Fenders. Я позвонил Greg Phillinganes, чтобы узнать какой синтезаторный звук он использовал при записи «Thriller». Он ответил: «Minimoog с двумя осцилляторами вместо трех». Каждую ночь я проводил дома, по крайней мере, час за программированием, чтобы получить подходящее звучание клавиатуры. Из-за того, что бас и синтезаторный бас вместе являлись ключевым звеном звучания Майкла, некоторые отрывки из «Wanna Be Startin’ Something» и «Billie Jean» пришлось играть, сочетая использование баса и Minimoog! Я увеличивал громкость баса и играл на нем левой рукой, перебирая ноты, как на контрабасе, в то время как правой рукой играл на клавиатуре.

С другой стороны, судьба некоторых песен решалась в процессе работы. Я сыграл две синтезаторные партии баса в «The Way You Make Me Feel» и ”Smooth Criminal”. Но однажды мне пришлось использовать мой Jazz Bass, играя «Criminal» - и она звучала настолько более фанково, что все остановились и сказали: «Вот как ты должен играть!» В «Beat It» я использовал Music Man 5 с Slap-Funk Vibe, чтобы сохранить ее R&B звучание. Это классическая рок-композиция, но она должна двигаться, жить. У Майкла было выражение, которое он часто использовал: «Делайте рок фанковым, а фанк роковым».

Что ты думаешь об этом опыте?

Это было невероятное благословение на всех уровнях. На музыкальном уровне я научился у Майкла постоянной осведомленности и готовности. Я чувствовал себя готовым сыграть любую мелодию в мире. Я горд, что он привлекал меня к работе последние 9 лет. Многие из моих любимых басистов работали с ним. Это так захватывающе - быть частью данной истории.

В личном плане мы сейчас говорим о том человеке, который каждый день подходил и спрашивал меня, может ли он положить свои полотенца на мою клавиатурную стойку! Я был одним из последних людей, покинувших репетицию накануне той ночи, когда он умер, и которых он поблагодарил любовь и поддержку. На следующий день я начал получать сообщения по пути в Staples Center. Я ждал там со всеми, и когда была подтверждена его кончина, все поняли, что потеряли его. Через месяц мы делали мемориальный концерт на этой же сцене, с той же аппаратурой. Это было очень грустно. Единственным способом, которым я могу описать произошедшее – это сказать: мы потеряли ангела на земле, музыкального ангела.

Вспоминая старые времена: музыканты рассказывают о работе с MJ

James Jamerson Jr. (and James Jamerson Sr.)

Jamerson Sr.: микшировал треки «Jackson 5»;
Jamerson Jr.: участвовал в записи альбома «Triumph» ( Epic, 1980 г).

Когда «Jackson 5» впервые пришли в «Motown», мой отец встретился с ними и был очень впечатлен. Он принес их записи домой и сказал: «Мальчики, у меня есть для вас кое-что». Это было так захватывающе для нас, потому что они были нашего возраста, но они были звездами, а папа участвовал в записи их музыки.

Мой опыт работы с Майклом и группой «Jacksons» состоялся во время записи их альбома «Triumph». Марлон привел меня на звукозаписывающую сессию с участием Тито, Ricky Lawson, Greg Phillinganes и David E. Williams. Мы работали над треками целый день и сделали перерыв, чтобы перекусить. В это же время, Майкл пришел послушать записи, и когда мы вернулись, нам сказали не заходить в студию, потому что Майкл был эмоционален.

Мы подумали: «О-о! Наверное, мы что-то сделали не так». Но Марлон объяснил, что Майкл всегда становится эмоциональным, когда ему действительно нравятся записанные треки. Мы все прослушали и пришли к мнению, что цели были достигнуты. Я не стал участником записи альбома, но это была большая честь работать с одними из действительно выдающихся талантов и звезд нашего времени.

Nathan Watts

Работал над «Destiny» [Epic, 1978]; «Triumph» [Epic, 1980]; «Say, Say, Say,» Paul McCartney [Pipes of Peace, Capitol, 1983]; «Muscles» Diana Ross [Endless Love, RCA, 1981].

Майкл был одним из величайших шоуменов всех времен, и самым добрейшим человеком, с которым я когда-либо встречался. Когда мы работали над «Destiny», однажды утром я проспал, и он приехал ко мне домой на своем Роллс-Ройсе, чтобы забрать меня. Он только что получил права! Он хорошо разбирался в басах, и по большей части объяснял мне свои идеи. Однако, работая над «Heartbreak Hotel» [a.k.a. «This Place Hotel» с альбома «Triumph»], ему пришлось ритмично танцевать и петь, чтобы показать мне, что он хочет. Он мастерски владел грувом. Майкл привлек меня к работе над «Say, Say, Say», он хотел, чтобы я сыграл демо, по которому Пол Маккартни будет играть партию баса. Он отнес эту запись Полу, который прослушал ее, и она ему понравилась. Таким образом, он оставил мою партию баса, и прислал мне копию своего альбома с автографом. Мой демо-трек для песни «Muscles», написанной Майклом для Даяны Росс, также был оставлен. Я обязан ему большим успехом моей карьеры, и я скучаю по нему каждый день.

Louis Johnson

Участвовал в записи «Off the Wall» [Epic, 1979]; «Thriller» [Epic, 1982]; «We Are the World», Columbia, 1985; «Dangerous» [Epic, 1991]; «HIStory» [Epic, 1995].

Майкл был очень хорошим человеком. И я глубоко опечален его уходом. Я имел счастье работать с ним над его сольными альбомами, и он всегда позволял мне проявлять креативность. Моя работа состояла в записи партии баса, и Майкл полностью доверял мне. Иногда он мог напеть мою партию с изменениями или попросить, чтобы я изменил ее тем или иным путем, или мог сказать: «Эта секция должна быть действительно горячей – сыграй здесь экстра-мощно». Quincy Jones и звукорежиссер Bruce Swedien были одинаково открыты для моих предложений, начиная от того, как настроить эквалайзер на моей бас-гитаре, до предложения использовать бас и синтезаторный бас вместе. Я работал с Майклом на записи двух его альбомов, после того как он расстался с Quincy, но это был уже совсем другой опыт. Я приходил и играл трек или играл на барабанной установке, или даже просто получал задание сделать сэмпл. В последний раз я видел Майкла в его домашней студии, записывающим «Come Together» [для «HIStory»].

То, что я всегда буду вспоминать - это удовольствие и радость совместной живой игры на сессии «Off The Wall» - Майкл и все окружающие смеялись, зная, что мы творили волшебство. После мы бежали наперегонки в контрольную комнату, сталкивая друг друга с дороги, чтобы быстрее занять лучшее место, и крича: «Включите это!»

Nathan East

Работал над «Victory» [Epic, 1984]; «Bad» [Epic, 1987]; «HIStory» [Epic, 1995]; «Invincible» [Epic, 2001].

Майкл был душой студии - парнем, рассказывающим шутки, перекусывающим вместе с нами. Я вспоминаю, ради забавы он решил замаскироваться и посмотреть, сможет ли он пойти по адресу 7-11 вниз по улице, войти туда и остаться неузнанным; в тот день это занимало его больше всего! Он был очень одаренным и четко знал, что делать на сессиях.

Мы никогда не пересекались на записи басовых партий, но несколько раз Quincy Jones выходил из контрольной комнаты и напевал мне небольшие изменения или переходы между фразами, которые Майкл напевал ему —  за что я был всегда благодарен. Получив звонок, вы уже знали, что увидите лучшие таланты, собранные в одном месте, и возникало чувство, что вы творите историю. Я помню, как думал во время записи «I Just Can't Stop Loving You», что она будет звучать на всех радиостанциях мира. Майкл был одним из небывалых великих художников; он был удивительным певцом, танцором, поэтом-песенником, продюсером — все это сочеталось в нем. Никогда не будет такого как он снова. Огромная потеря для всех нас.


"Ready" Freddie Washington

Участвовал в работе над «Motown 25 TV special», NBC, 1983; «HIStory world tour» 1996-97; записи баса для неизданного трека примерно в 2000 году.

Я думаю, что Майкл, как шоумен и исполнитель, стоял в одном ряду с такими легендами, как: Sinatra, Sammy Davis, Fred Astaire и James Brown. Он был великим, когда работал на мировых турах, но он был очень земным и любил весело проводить время и смеяться.

Я вспоминаю, что он говорил нам, что группа играет грув, который ему нравится. То, что запомнилось мне больше всего, было его невероятное чувство времени и момента. Я имел обыкновение наблюдать за ним во время выступлений, и мог видеть все детали в движениях его тела. Это походило на слушание игры и акцентов, расставляемых ударником. Он действительно знал все свои песни от и до. Я просто подпитывался его движениями и его удивительной энергией, и в музыкальном плане и в плане вдохновения.

+2

15

http://www.liveinternet.ru/users/daria_ … 105938978/ 

Это скорее по теме: кто на него работал.
Keith Badgerly  (шофер) написал книгу о том , как работал у различных звезд, в том числе и у МД. У МД он работал 4 месяца  (Dangerous Tour, 1992 год). Очень светлые отзывы, было интересно почитать о семье Майкла.

Рассказ шофёра Майкла Джексона   

«В 1992 году я четыре месяца был шофёром Майкла Джексона во время его турне Dangerous. Вернее, я не водил его личную машину (миниавтобус, устроенный так, что он может в нём есть и спать, если нужно), я был водителем одной из двух машин эскорта, возил его охрану. Моя работа началась в Мюнхене.

Однажды моя рация запищала, меня вызывал Стэн, водитель другой машины эскорта; «Кейт, – сказал он, – что там у нас позади происходит?» За нами гнались байкеры, сперва всего двое, потом их стало больше, около полусотни. Они окружили нас и попытались оттеснить автомобили эскорта от миниавтобуса. Тогда я и Стэн договорились разъехаться по сторонам дороги, а затем сойтись позади машины Майкла буквой V – это заставило байкеров снизить скорость, они в ярости орали на нас и осыпали проклятиями. Мы держали строй, пока им не надоела погоня и они не отстали. Майкл в это время спал, он так и не узнал о том, что случилось.

Я смог толком познакомиться с Майклом только в Риме. Майкл собирался съездить во Флоренцию, где он хотел приобрести картину. Но возле отеля в Риме собралась толпа, и чтобы он мог выбраться, его охрана подготовила несколько машин к выезду – в какую на самом деле сядет Майкл, будет решено в самый последний момент. Начальник охраны Майкла вызвал меня по рации и сказал: «Кейт, это твоя машина, мы идём», – и через минуту появились Майкл и его друг, я помог им сесть в машину, и с нами еще была дочь концертного промоутера. Майклу понадобилась всего пара секунд, чтобы пройти от отеля до машины, но его заметили, и машину тут же окружили. Оказалось, что кто-то забрал шляпу приятеля Майкла, и Майкл стал просить остановить машину и вернуть шляпу, но это уже было просто небезопасно, мы должны были срочно ехать. Идея была в том, чтобы отъехать от отеля, несколько раз повернуть направо по улицам и вернуться на прежнее место, где к нам присоединится охрана. Но поток машин на улицах Рима был таким плотным, что мне несколько раз пришлось повернуть не туда, и, наконец, я понял, что заблудился. А у меня в машине Майкл Джексон – и никакой охраны, чтобы защитить его. «Я заблудился», – сказал я.

«Ладно, – отозвался Майкл своим мягким голосом. – Что будем делать?» Девушка рядом со мной была менее спокойной. «Возвращайся в отель! - вопила она. – Что если Майкла кто-нибудь узнает, это же будет катастрофа!» Она была права. Фэны могут не иметь дурных намерений, но всё равно всё кончается крайне опасной ситуацией; к тому же, после гибели Джона Леннона, каждой знаменитости приходится быть максимально осторожнее. Мы решили возвращаться в отель, и я стал искать дорогу. Майкл был спокоен, но я чувствовал его напряжение. Наконец я смог добраться до отеля, но возникла другая проблема. Когда я подъехал, Майкл лежал на полу машины, снаружи его было не видно. Но между автомобилем и дверями отеля было около десяти метров – ближе мешали подъехать припаркованные машины – и ни единого охранника вокруг. «Майкл, – сказал я, – нам придётся бежать. Готовься». Девушка пошла вперёд, предупредить охрану отеля. Я открыл Майклу дверь, он выпрыгнул из машины, я обхватил его одной рукой, другой прикрывая его от глаз публики, и мы помчались к отелю. Фэны поняли, кто вышел из машины, толпа мгновенно бросилась к нам. Мы влетели в отель через вращающиеся двери, и охрана немедленно их заблокировала.

Я пошёл в свой номер и начал упаковывать вещи, уверенный, что буду немедленно уволен. Тут пришёл мой начальник. «Что ты делаешь?» – спросил он. «Шмотки собираю, мне пора домой, разве нет?» «Шутишь? – откликнулся мой босс. – Ты в одиночку доставил его в отель целым и невредимым, он тебя очень хвалит».

Когда я поближе познакомился с Майклом, то понял, что люди говорят о нём правду: он потерял своё детство и так и не смог примириться с этим. Несмотря на его талант в бизнесе, в нём есть некая странная уязвимость, вам почти хочется обнять его и сказать ему, чтобы он берёг себя – а я бы не назвал себя сентиментальным человеком. Майкл любит игрушки, если в городе был большой магазин игрушек, мы знали, что рано или поздно нам туда ехать, и он тратил тысячи на игрушки. Покупал наборы для фокусов, радиоуправляемые машинки, которые потом гонял по комнатам отеля. Большинство игрушек передавалось в ближайший детский дом, он оставлял себе только несколько.

Вместе с Майклом путешествовал его юный друг, и ни у кого не возникало вопросов. Наблюдая их отношения вблизи, я могу заверить, что ничего неподобающего между ними не было. Я никогда не верил обвинениям. В первую очередь потому, что Майкл настолько подлинно хороший человек, что просто не способен на то, в чём его обвиняли. Я видел, что к своему другу он относится как старший брат. Я счастлив, что теперь у Майкла есть свои дети и он может наслаждаться детскими играми с ними.

Но несмотря на невероятное дружелюбие и мягкость характера Майкла, все его люди боятся его. Майкл знает это, но не понимает, что ему делать с этим. О проблемах ему сообщают через Билла Брэя, его начальника охраны, потому что у людей не хватает смелости самим сказать Майклу, что что-то идёт не так. Чем ты знаменитее, тем больше люди боятся тебя. Только Билл, проработавший на Майкла 30 лет, не боится его, и всякий раз, когда он рассказывал Майклу, что от него опять что-то скрывают, Майкл говорил возмущённо: «Почему он сам не сказал мне?!» Я и сам его побаивался, но всё же относился к нему нормально, и поэтому, наверное, мы подружились.

Он был восхищён мои акцентом кокни [специфический выговор шотландцев, живущих в Англии]. «Привет, кореш, как дела?» – влезая в машину, он пытался копировать мой сленг. «Привет, Майкл, как дела?» – ответил я ему, имитируя его мягкий голос, и он счёл это ужасно смешным. «Ой, кореш, – говорил он, – расскажи мне про рифмованный сленг кокни». Я начал учить его. «Как будет сказать рифмованным сленгом – лесенка?» «Фрукты и песенка». И так продолжалось бесконечно; потом я купил ему книгу про рифмованный сленг, от которой он был в восторге. Он часами читал её, сидя в машине, и хихикал, когда ему попадалось что-то особенно забавное. Однажды он повернулся ко мне и заявил: «Я сижу в ла-ди-да!» «Что, Майкл?» «Ла-ди-да! – повторил он победно. – Это машина!»

...Иногда мне позволялось то, на что другие бы не отважились. Как-то раз в отеле я пошёл в бассейн, и обнаружил там охрану Майкла у дверей, это означало, что Майкл как раз в бассейне. Я хотел уйти, но охранник махнул мне рукой: «Иди, он же тебя знает». Я вошёл. В бассейне плавали друг Майкла и его семья, а Майкл ходил по краю бассейна, надев наушники. Он помахал мне, узнав меня, после чего, поравнявшись с ним, я сделал вид, что собираюсь столкнуть его в воду. В первый миг он выглядел поражённым, но потом пришёл в безумный восторг, он просто загибался от хохота. Кажется, я был первым человеком за многие годы, кто так повёл себя с ним...

Должен признаться, иногда я прикалывался. Окна моего номера в отеле были рядом с окнами номера Майкла. Фэны не различали, где чей номер, и я надевал белую перчатку, вставал у окна так, чтобы была видна только моя рука, и махал им. Они вопили, думая, что им машет Майкл...

Майкл был очень щедр ко всем во время турне, а ведь нас было больше сотни. В Мюнхене он устроил вечеринку для своей команды, сняв на вечер целый парк развлечений. В другой раз в Германии мы остановились не в отеле, а в большом частном доме, вроде постоялого двора, и поскольку мы заняли его весь, Майкл смог спуститься в бар и поприветствовать всех, хотя, в отличие от нас, он и не мог насладиться в баре прекрасным немецким пивом.

Майкл очень терпимо относился к нашим слабостям. В Шотландии как-то раз мы, его команда, оказались в совершенно неподходящем отеле, и попросили нас куда-нибудь переселить. Нам нашли другой отель, но пока перевозили наши вещи, мы находились в том доме, где остановился сам Майкл. Там для нас был накрыт стол с едой и выпивкой. Мы славно погудели, так что когда вдруг пришла просьба от Майкла, чтобы кто-то съездил за жареными цыплятами для него, оказалось, что никого из нас за руль пускать нельзя. «Посмотрите на себя, – сказал его помощник, – вы же его водители, и никто из вас не в состоянии поехать». Но Майкл отнёсся к этому с пониманием и отправил человека за цыплятами на такси.

Когда мы вернулись в Лондон, мои дети, пятилетний Майкл и четырёхлетняя Шерил, очень хотели встретиться с Майклом. Но из-за болезни Майкла концерт был отменён, а значит, и встреча с местными детьми, к несчастью, тоже. Кто-то сказал Майклу про моих детей, и однажды он протянул мне две своих фотографии с автографами: «Я знаю, что это не восполнит отменённую встречу, но всё же». Я посмотрел на подписи, там было – «Майклу, от Майкла Джексона» и «Шерил, от Майкла Джексона». Он обычно пишет только «Майкл Джексон» и очень редко – личное послание.

Я встречался и с другими членами семьи Джексонов, и могу признаться, что они не сравнятся с Майклом... Ла Тойя махала ресницами, снимала-надевала тёмные очки, вертелась и заигрывала с толпой, короче, звездила вовсю. Её муж, Джек Гордон, с трудом волок за ней чемоданы. Я подошёл: «Мистер Гордон, позвольте вам помочь». Он окатил меня ледяным взглядом: «Мы разве знакомы?»

«Нет, сэр, но уж раз вы стоите возле одной из Джексонов, которую я узнал, поскольку видел тысячи её фоток в газетах, и я знаю, что она замужем за своим менеджером, и звать его Джек Гордон, то легко было догадаться, что вы – это он. И я не ошибся, разве нет? Вы – Джек Гордон, и вы сопровождаете Ла Тойю Джексон, у которой есть гораздо более знаменитый брат, я проработал на него несколько месяцев, и в одном его ногте больше благодарности, чем вы только что продемонстрировали. Я отвезу вас в Лондон, потому что мне за это платят. Но должен сообщить вам, что на вашей жене слишком много макияжа».

Естественно, я не сказал этого вслух, а просто взял их багаж и понёс в машину...

Был у меня и очень короткий контакт с Джерменом. Меня вызвали в Челси, чтобы куда-то отвезти его с семьёй. Он вёл себя очень достойно и вежливо. Его семья как раз обедала, и мне предложили сандвич – я с радостью согласился, потому что на моей работе бывает трудно поесть за целый день. Они все пошли переодеться, а я ждал. Ждал и ждал. Наконец, часа через два, вышел человек и сказал, что они передумали ехать. «Но кто-то мог выйти и сказать мне?» «Ну, э-э-э, они про вас забыли».

Ладно, подумал я. Спасибо за сандвич...

+1

16

Предыстория интервью Дженифер Батон
Чарльз Томпсон и Дженифер Батон против Гина Симмонса

Last week Michael Jackson's guitarist discredited widely reported allegations about the star's behaviour on the road. So why is the media refusing to publish her comments?
British writer Charles Thomson explores media bias against black music's biggest star.

Итак, почему СМИ отказываются издать комментарии Дженифер Батон, гитаристки Майкла Джексона?
Британский автор Чарльз Thomson исследует предвзятое отношение СМИ против самой большой звезды черной музыки.

В прошлом месяце стареющий гламурный рокер Гин Симмонс поспособствовал появлению заголовков в международных СМИ , заявив о том, что он знал о приставании Майкла Джексона к детям. В интервью «Классическому року» Симмонс утверждал, что Джексон заказывал алкоголь для детей и что во время судебных разбирательств 2005 года некий турагент свидетельствовал о, якобы, поставке бразильских мальчиков для развлечения Джексону. Он также утверждал, что некий друг музыканта покинул тур Джексона после того, как увидел выходящих из номера Джексона мальчиков.

То, что последовало за этим заявлением – явилось классическим примером размножения и копирования в журналистике. В течении нескольких часов эта история была продублирована сотнями блогов, форумов и новостными веб-сайтами от Австралии до Индии и США. Ни один из них не проверил достоверность этого рассказа, прежде чем перепечатывать и распространять его. Джексон никогда не заказывал алкоголь для детей.
Во время судебных разбирательств никогда не было никаких доказательств о бразильских мальчиках. Оба эти обвинения были с легкостью опровергнуты протоколами судебного процесса.
Будучи экспертом, представляющим семью Джексон, я не был осведомлен ни о каком любом музыканте, покинувшем на полпути тур Майкла Джексона. Так, когда две недели назад я засел за работу над интервью с Дженифер Батон , гитаристки Джексона, которая , много лет сотрудничала в турах с Майклом, я записал ее историю.

Она сказала мне, что никогда ни один музыкант не оставлял тур Джексона. Два музыканта были уволены, но это случилось прежде, чем команда, готовившая шоу отправилась в путь, тем самым, они были не способны сделать подобного заявления, ибо никогда не присутствовали внутри гостиницы.

КогдаSawf News опубликовали опровержение Дженифер Батон, я наблюдал знакомую картину. Хотя эта история незамедлительно появилась в Google News и была справедливо высветлена, однако, ее не спешили распространять и продвигать дальше. Пока спекулятивные и необоснованные слова обвинений Симмонса были превозносимы и распространяемы во всем мире, заявление с опровержением Батон – подавлялось.

Я скоро начал получать электронные письма от поклонников Джексона, говорящих мне, что они посылали историю, рассказнную Батон в каждую службу новостей, какая только приходила на ум, даже включая те, которые распространили, издали изначальные заявления Симмонса.Однако, по прошествию более чем 48 часов, задавая в поисковую строчку точную цитату из напыщенной речи Симмонса, отклик получали по 350 интернет страницам. Число же выхода страниц с опровержением Батон? ТРИ!!!

Это было не в первый раз, когда история Джексона вызвала у меня удивление. После самоубийства Эвана Чэндлера в ноябре 2009 со мной связались из Sun и попросили предоставить информацию по 1993 году.
Я провел некоторое время, собирая и подбирая информацию по своим исследованиям, при этом советуя газете по производству мифов обойтись без мифов в этот раз, быть внимательным к источникам моих фактов из достоверных легальных документов, а также видео и аудио доказательных материалов.
Когда я прочитал законченный вариант статьи, я был ошеломлен, обнаружив, что всю мою информацию проигнорировали, заменив ее мифами, от которых я просил их воздержаться. Я перечислил все погрешности, однако, на мои электронные письма ответа не последовало. Те же самые погрешности появились затем в каждой прочтенной мной статье о самоубийстве.

Тот же самый принцип проявился в следующем месяце с выпуском файлов ФБР Джексона. В боле чем 300-х страницах информации не было ни единого кусочка по инкриминирующим свидетельствам, - однако, СМИ не сказали, умолчали об этом.
Видеозапись, изъятая на таможне в Уэст-Палм-Бич и проанализированная на предмет слдержания детской порнографии, неоднократно упоминалась как принадлежащая Джексону . В действительности файлы ФБР заявили просто, что лента была «связана» с Джексоном, и что эта связь заключалась лишь в том, что кто - то написал его имя на липком лейбле
.
В другом документе говорится о телефонном звонке, полученном ФБР при помощи прослушивающего жучка, когда в 1980-х ФБР исследовало Джексона на предмет интереса его к двум мексиканским мальчикам. Файлы не отобразили никакой информации об исследовании этого вопроса, само исследование было отклонено по причине его противозаконности. Но СМИ постоянно муссировали информацию о прослушивающем жучке, как указанном в заключении ФБР.(типа - дыма без огня не бывает)

Файлы ФБР всецело доказывали невиновность Джексона, но их содержимым постоянно манипулировали, чтобы произвести противоположное впечатление. Многие смеются над тем, что многие поклонники Джексона говорят о существовании заговора СМИ с целью разрушить репутацию звезды. И я имел обыкновение насмехаться над этим. Будучи работником сферы медиаиндустрии, я предпочитаю не думать обо всем этом , как о зловещем заговоре, но я нахожу все более и более сложным объяснить тот странный угол, под которым рассматривают Джексона.

Интересно, является ли гордость – проблемой? Когда в 1993 году обвинения были разрушены, огромное количество информации стало доступно, как официальным путем так и не официальным. Эта информация была обнародована стороной обвинения. Джексон же, оставался молчаливым, сдержанным и тихим.
Возможно, причина в том, что версия судебного обвинения и преследования прошла практически неоспоримо, (также я предполагаю, что продажа газет возымела свое трагическое влияние), СМИ , прежде всего – хотели изобразить Джексона виновным.
Но, поскольку факты начали просачиваться, то становилось очевидным, что все было просто напросто сфабриковано. Утверждения в обвинении были спровоцированы не мальчиком, а его отцом, который потребовал от Джексона совершить сделку. Мальчик свидетельствовал и заявил, что Джексон был обрезан. Однако, полицейский доктор удостоверился, что это было не так.

И хотя невиновность Майкла Джексона выглядела все более очевидной, большинство вышедших новостей продолжали делать грязное дело, и по сей день они непреклонны в изображении лжи.

Какими бы ни были их мотивации, - гордыня, погоня за прибылью или банальный расизм - предвзятый уклон против Джексона – очевиден. Подавление комментариев Батон очередной раз доказывает, что все происходящее касательно Джексона, прессу интересует не как факты или причины, но как негативная сенсационность. Батон аккомпонировала Джексону во всех трех его мировых турах, и в течении десятилетия была известна как «женщина – правая рука Майкла» Но Симмонс, не знавший лично Джексона, передал для освещения в СМИ непроверенной информации о нем в 100 раз больше, чем имеющая что рассказать на примере личного опыта общения с Майклом Дженифер Батон.

Наступил кульминационный момент, необходимо принять ответственность за собственные действия. Веб-сайты не должны бездумно дублировать непроверенные истории других издателей, если они не уверены в достоверности приведенных фактов. Даже если СМИ отказываются напечатеть правду о Джексоне,они должны пойти на компромисс, чтобы не печатать о нем и лжи. По крайней мере, хоть таким способом он наконец сможет rest in peace.
http://www.liveinternet.ru/community/michaeljackson/
Перевод: askarbinka

+1

17

Интервью с Кенни Ортега и Трэвисом Пейном с русскими субтитрами


http://www.youtube.com/watch?v=wg46NuH-k6w

+2

18

Наткнулась на перевод интервью Криса Гранта, которое Arven запостила выше.
На сцене с Майклом Джексоном
Кевин Каминский

Крис Грант, местный интертейнер, первый танцор, который был выбран Майклом Джексоном для This is It тура, рассуждает о том, каково это - работать с Королем поп-музыки.

О влиянии, которое оказал на него Джексон: "Я действительно вырос вместе с Майклом Джексоном. Моя бабушка купила мне "Moonwalker" (фильм 1988 г., в котором, среди прочего, были и концертные выступления Джексона), который я смотрел каждый день. ...Я хотел быть таким, как он. ... Я всегда пытался выступать. Если организовывалась какая-либо вечеринка, семейный праздник, любое мероприятие, я танцевал и выступал для всех".

О пробах: "Я был испуган. И я не думал, что у меня получится. Но я пошел. ... Это был 23-дневный период, когда выбирали танцоров. Тысячи танцоров (4000). Майкл пришёл на третий день. ... Я никогда не был в туре. Я был самый новенький танцор из Флориды. Все остальные были из Лос-Анджелеса и уже работали на подтанцовках у других артистов, и у них была эта строчка в резюме. У меня же было в резюме "Организация группы" (МТВ).

"Если бы Майкла там не было, не думаю, что меня бы выбрали. Майкл увидел меня, он увидел во мне чувства. Я видел, что он подскочил, когда я танцевал, но я не знал, на что он так реагирует. Позже, мне сказали, что это была его реакция на меня, и он увидел во мне себя".

По поводу первой встречи с Майклом. "Когда мы сошли со сцены, чтобы познакомиться с ним, он был похож на свою статую с альбома History. Он был одет во всё черное, на нем были очки. И его руки были действительно большими и крепкими, они целиком покрыли мою ладонь. Он сказал мне, что я был удивительным. Я просто "пялился" на него. Мне кажется, я сказал ему, что он был потрясающим. Я не знаю."

По поводу личности и энергетики Майкла. "Майкл был тем типом человека, который, посмотрев на тебя, знал, что ты из себя представляешь/знал о тебе всё. Он говорил некоторые вещи, как будто он знал тебя. Он знал, что я нервничаю. Он сказал мне поберечь энергию для толпы. Всегда позитивный, но это также было как [комменты вырезаны] по отношению к нам.
Бывало, когда я чувствовал энергию музыки, чувствовал его энергию, и я всю её выплескивал в танце. И он останавливался и смотрел на меня. Я думаю, что , может быть, я делал слишком много. Но он качал головой и улыбался так, как будто бы всё, что я делал, было хорошо.
Он был очень теплым. Я никогда не чувствовал ничего подобного. Я был так счастлив. Его энергетика не была похожа ни на что другое.

О репетициях. "В начале Майкл приходил иногда. Он не начал репетировать с нами до тех пор, пока мы не переехали в Staples центр. Он выкладывался по полной, лунная походка и всё остальное - он был сильно увлечен. Как только слышалась музыка, он начинал "убивать её". Мы смотрели друг на друга, как будто спрашивали друг друга: Он пытается "перетанцевать" нас? У него всё ещё было это. Он доказал это. Но он нервничал. Ему было 50, и он давно так не танцевал. Ему надо было ознакомить/приспособить свое тело ко всем этим движениям, которые он когда-то делал. Я думаю, что он боялся; он не мог позволить подняться на сцену и выглядеть хрупким в наших глазах. Странное, однако мнение.

Последняя репетиция: Он был прежним самим собой. Он взаимодействовал с нами, делал предложения, вносил изменения. Вначале он позволял всем остальным вести дела. Затем, это было похоже на "Это моё шоу. Мы сделаем так, как я этого хочу." Мне понравилось это. Это то, что я всегда хотел увидеть. Я думаю, что его использовали вначале, поскольку он стал старше. И вы могла заметить, что ему было что сказать, но он не говорил это. Но в этот последний день, он взял своё/всё в свои руки. Он знал, что он хотел. Танцоры реагировали наподобие "Хорошо, он выражает свое мнение. Танцоры имеют поддержку Майкла."

День, когда Майкла не стало. "Мы не знали, что делать, что говорить, куда идти. Было чувство, что ты, наконец, попал туда, куда всегда хотел - что всё было наконец готово. И прежде чем ты осознал это - у тебя это вырвали. Это как подразнить. Я прикоснулся к этому, но случилось ли это на самом деле? У меня есть воспоминания, но в тот момент не было времени присесть и ощутить это по-настоящему. Всё произошло так быстро, быстро, быстро и в репетициях. И затем - всё забрали.

"Я еще не осознал это по настоящему. Я знаю, что был частью этого. Я знаю, что быть танцором Майкла Джексона в туре "This is it" было очень большим делом, которое никогда не случилось. Я не думаю, что когда-нибудь смогу осознать это."

Перевод katya http://mjj.ru/

+1

19

Еще одно интервью Криса Гранта
Один из танцоров This Is It вспоминает последние дни Майкла

Крис Грант (Kriyss Grant), первый танцор, отобранный Майклом Джексоном для концертов This Is It, беседует с Чарльзом Томсоном ровно через год после того, как Майкл полностью распродал билеты на 50 концертов на арене О2 в Лондоне.

Работа с Майклом

Уже через неделю (после кастинга) начались репетиции танцоров, и они были очень «интенсивные», рассказывает Грант. Был всего один выходной в неделю. Несколько недель были групповые репетиции без Джексона, во время которых они оттачивали танцы, прежде чем выйти на сцену с Майклом. «В это время мы узнавали друг друга, налаживали дружеские отношения, старались сработаться, чтобы мы хорошо смотрелись на сцене. Периодически приезжал Майкл, наблюдал за нами, иногда высказывал свое мнение, но поначалу он был очень застенчив».

«Первая песня, которую мы репетировали с Майклом, была They Don’t Care About Us”, и мы постоянно сбивались, потому что не могли отвести взгляд от него. Я был просто выбит из колеи, но старался держать себя в руках. Мне все время приходилось шептать своему партнеру по танцу Дресу (Рейду): «Надо сконцентрироваться, надо взять себя в руки». А он говорил: «Я не могу – это же Майкл!» Но после того первого раза я уже был в порядке. Я просто старался концентрироваться и делать свое дело».

«Я помню, как я смотрел, как Майкл пел и репетировал “Stranger in Moscow”. Он пробовал, что лучше сделать – сделать ли ее как попурри, либо исполнить песни целиком, либо оставить ее для выступления на бис. Майкл просто пробовал разные песни, смотрел, какие эмоции они у него вызовут, какие песни были любимыми у фэнов, какие были подходящими для сет-листа концертов. Много было такой работы».

Джексона «использовали»

Хотя Джексон присутствовал на репетициях и принимал непосредственное участие в процессе создания шоу, многие были удивлены, когда в одном из недавних интервью Грант сказал, что с самого начала репетиций у него было чувство, будто Джексона «используют».

«Я чувствовал, что иногда они ставили под сомнение мнение Майкла о разных вещах, и я не понимал этого, потому что Майкл – артист», - объясняет он. – «Мне казалось, что если Майкл говорит что-то о выступлениях, мы все должны слушать и следовать за ним. Если он считает, что что-то не так и что-то ему не нравится, то, на мой взгляд, от таких идей надо просто отказываться. У него должно быть право решать такие вопросы».

«На мой взгляд, все это было как-то неправильно… Я пытаюсь подобрать слова… Они ли требовали от него чего-то, он ли знал, что должно быть сделано то-то и то-то. Но я считаю, что будучи артистом, у тебя должно быть право высказать свое мнение. Если тебе что-то не нравится, ты не должен этого делать. Но, видимо, люди – есть люди, понимаете, и порой такие ситуации происходят. Но в конце все вопросы были решены. Майкл добился своего, и все проблемы были урегулированы. Ничего большего я не имел в виду».

Последние две репетиции

Во время последних двух репетиций Джексон действительно включился на полную катушку, говорит Грант. «Думаю, он почувствал, что все наконец-то складывается в единую картину. Мы все это почувствовали на последних двух репетициях. Было просто другое чувство. Майкл был очень вовлечен, очень отзывчив. Он просто жил на сцене. От него просто шел другой посыл. Было ощущение, что между ним, нами и музыкой возникла связь. Было ощущение, что все доделано. Как будто: «Ну все, теперь можно спать по ночам». В эти последние два дня от него исходило такое теплое чувство. Мы уходили с репетиций с улыбками на лицах».

По словам Гранта, последние репетиции не были какими-то особенными, просто очередной день на работе. «Последнее, что я с ним репетировал, - был Thriller. Он делал и другие вещи, другие песни, мы прогнали все шоу. В тот день у меня были проблемы с маской – с маской для Thriller. Она сильно давила мне на лицо, мне было трудно дышать, но я справился. Это была очень хорошая репетиция. Перед уходом он сказал, что увидит нас завтра и «отлично порепетировали», он улыбался и показал поднятые вверх большие пальцы».

Майкла больше нет

Грант говорит, что следующий день ничем не отличался от предыдущих, пока они не услышали, что Джексона отвезли в больницу.
«Мы просто репетировали и ждали, пока он придет», - говорит он. – «А потом людям начали звонить. Многие просто выключали телефоны, потому что это было что-то невероятное. У меня никогда в жизни так часто не звонил телефон. Каждый из нас молился, а потом, когда мы собрались, чтобы помолиться вместе, они вошли и сказали, что его больше нет.
Мы просто развалились. Многие разошлись по углам, и весь стадион просто плакал. Хуже и быть не может. Один из самых кошмарных дней в моей жизни. Завершение того, что должно было стать таким прекрасным и потрясающим».

Выступление на Мемориале

Через несколько дней танцоры вернулись к репетициям, на этот раз готовясь выступить на Памятном концерте, где они исполнили Will You Be There вместе с Дженнифер Хадсон. «Это красивая песня, и нам казалось, что она подходит для его похорон», - говорит Грант. – «Мы хотели сделать что-то, что бы исходило от нас».
Эту песню изначально репетировали для концертов This Is It, но подтверждения того, что она войдет в сет-лист, не было. «Мы ее репетировали, но не так, чтобы повторять ее снова и снова. Мы исполнили ее пару раз, и он просто улыбался. Он только возвращался на сцену, так что, мне кажется, он вспоминал прошлые времена. Это было хорошее чувство. Как прогулка под музыку. Он пропевал пару строк, но с Майклом всегда было так, что он постоянно говорил нам не выкладываться полностью. Сохранить настрой для фанатов. Сохранить настрой для зрителей».

Репетиция выступления на Памятном концерте была очень эмоциональной, говорит Грант. «Именно тогда, репетируя с Дженнифер Хадсон, меня накрыло – «Это действительно все… его нет… Это не сон». И тогда я по-настоящему рассыпался. Я просто разрыдался. И не мог остановиться. Я самый спокойный и тихий в группе, они постоянно подшучивают надо мной, потому что я тихий, и когда я начал плакать, остальные тоже не сдержались. Мекия (Кокс) заплакала, потом Дрес, а потом все остальные. Помню, Дженнифер смотрела на нас с таким потрясением».
Очевидно, что смерть Джексона сильно потрясла Гранта. Он рассказывает об этих событиях тусклым и мрачным голосом. «Мне очень трудно до сих пор, потому что когда я встречаюсь с людьми, мне приходится отвечать на столько вопросов. Мои друзья и семья понимают, поэтому не спрашивают меня ни о чем, но порой бывает очень сложно говорить с фэнами. Я до сих пор не пережил все это. Все это до сих пор со мной, понимаете. Страница не перевернута. Мне все это снится по ночам».

Выход фильма This Is It также вызвал неоднозначные эмоции. Когда фильм вышел, он сказал в интервью, что не будет смотреть и дождется ДВД. Сегодня он говорит, что ему по-прежнему тяжело смотреть этот фильм. Он также удивляется тому, как был сделан выбор – какие номера включать, а какие нет. «Странно, потому что в этих моментах, которые вошли в фильм, где он не выкладывается полностью. Хотя были моменты, когда он уходил в выступление с головой. В This Is It очень многое не было показано. Не знаю, почему они этого не показали».

Агрессивные фанаты Майкла Джексона

Если к чему-то Грант и его коллеги-танцоры были не готовы после выхода This Is It, так это к агрессивным письмам фанатов, которые обвиняли их в смерти Джексона.
«Некоторые фэны говорят, что это наша вина, - сокрушается он. – Что мы должны были знать, как Майкл себя чувствует, что мы должны были вмешаться. Мы должны были сделать это. Должны были сделать то. Но все было совсем не так. У нас не было такого контроля. Мы были новые танцоры, которые только пришли в этот проект. Мы также потрясены, как и весь мир.
Однажды я просто разревелся, потому что они не понимают, что это такое. Порой я даже думал удалить свой эккаунт на Фейсбуке и в других местах, потому что из-за некоторых фэнов это просто невозможно. Это не все фанаты, а некоторые. Они винят нас во всем. Но я молчу, пусть делают что хотят, потому что я не могу… оно того не стоит. У каждого свое мнение об этом, и его не изменить. Люди все равно будут говорить, что хотят».

Грант говорит, что хотя танцоры по-прежнему получают письма ненависти, в последнее время их стало меньше. Сейчас он в основном получает письма от любопытных фэнов, и иногда они задают «сумашедшие вопросы». «Самый сумашедший вопрос, который я получал, был про то, какое нижнее белье носил Майкл. Это безумный вопрос. Мне-то откуда это знать!»

«Майкл изменил меня, еще когда я был маленьким, но сейчас он научил меня тому, что нет ничего невозможного. Что бы ты ни делал, иди и отдавайся своему делу на 125 процентов. Нет… на 180 процентов! Живи на сцене. Если в этом твоя страсть, то радуйся на сцене. Если ты в отчаянии, не скрывай своих эмоций. Найди контакт с музыкой. Найди контакт со зрителями. Я столькому научился у него на профессиональном уровне, просто наблюдая за ним, слушая его. Он был потрясающим человеком в этом смысле. Я просто хочу всегда нести это с собой, для меня он всегда будет образцом для подражания, как отец».

Источник: http://www.sawfnews.com/Entertainment/63069.aspx
Перевод  kathiejmie http://community.livejournal.com/foreve … 70517.html

+1

20

Интервью с Orianthi Panagaris (гитаристкой) Майкла Джексона

источник Афиша@Mail.ru
http://s002.radikal.ru/i200/1001/d8/d8cabf2028f1.jpg
Афиша@Mail.ru: Как вам работалось с Майклом Джексоном? Лично вам?

Orianthi Panagaris:
Было удивительно! Музыкальный директор Майкла нашел меня и попросил пройти прослушивание, что я и сделала. Я никогда в жизни так не нервничала, хотя в конце концов он меня нанял. Потрясающе, работать с ним было просто невероятно! Он был не только отличным человеком, но и прекрасным музыкантом.

Афиша@Mail.ru:
Какую роль Майкл играл в жизни своей группы? Может быть, сам предлагал какие-то музыкальные идеи?

O.P.: Не то слово! Он был полон идей! Он хотел, чтобы все звучало превосходно! Он хотел, чтобы я добавила гитарное соло на Black or White. В шоу было много удивительных моментов! Он хотел, чтобы все в группе сверкали, и очень нас поддерживал и подбадривал. Он был перфекционистом. Он хотел, чтобы все звучало превосходно, чтобы его поклонники были счастливы!

Афиша@Mail.ru: Правда ли, что Майкл чувствовал себя на сцене лучше, чем в обычной жизни?

O.P.: Когда он поднимался на сцену, он становился звездой. То есть он и в обычной жизни был звездой, но на сцене это было неконтролируемо и удивительно - его подача и все такое. На сцене он был МАЙКЛОМ ДЖЕКСОНОМ. Было потрясающе, когда он заходил в комнату, было очень волнительно, но он был удивительно милым и совершенно очаровательным человеком. Он много смеялся – такой был по натуре. Удивительный человек!

Афиша@Mail.ru:
Что, по вашему мнению, наиболее важно в Джексоне, что о нем должны запомнить другие?

O.P.: Он был гениальный музыкант, великий танцор, потрясающий человек. Своими песнями он объединил огромное количество людей, сплотил их вместе.

Афиша@Mail.ru: Какие черты характера Джексона наиболее ценны для вас?

O.P.: Он всегда меня подбадривал. Он хотел, чтобы мы выкладывались на все сто и не нервничали, а просто отдавали нашу энергию толпе. Я относилась к нему с уважением еще до того как начала с ним работать, а сейчас – стала его большой фанаткой и начала уважать его еще больше.

Афиша@Mail.ru
: Насколько мы знаем, вы репетировали последнее шоу Джексона. Каково вам было чувствовать себя частью его команды?

O.P.: Удивительно! Мне очень нравилось! У него в группе были потрясающие музыканты и танцоры. Каждый был частью команды. Группа людей, которые все были его поклонниками. Когда он заходил в комнату, мне кажется, каждый хотел сделать его счастливым, заставить танцевать. Ему все это очень нравилось. Я очень горжусь тем, что у меня была возможность играть его музыку вместе с ним, быть частью всего этого.

Афиша@Mail.r
u: Майкл вел себя как обычно на последних репетициях? Хорошо себя чувствовал? Как по вашему, он был в состоянии отработать все 50 шоу тура?

O.P.
: Ну да, он был полон энергии! На сцене он танцевал с 20-летними, много смеялся и шутил, очень много двигался. Два последних вечера он был в превосходном расположении духа, был всем очень доволен и, казалось, был абсолютно счастлив. Тем большим был наш шок, когда мы узнали о том, что произошло.

Афиша@Mail.ru: Если кто-то только начинает слушать Джексона, что он должен прежде всего услышать, какую песню или альбом? Какие вам больше всего нравятся?

O.P.:
Я обожаю Thriller. Она превосходна!
Афиша@Mail.ru: Весь альбом или только песня?

O.P.: Вся пластинка. Еще мне очень нравится Blood on the Dance Floor, Invincible. Он делал как раз такую музыку, чтобы всех осчастивить. У меня в Ipodе есть все его записи. Когда я выхожу их тренажерного зала, я слушаю его песни – они заряжают энергией и делают счастливым.

Афиша@Mail.ru: Что, по-вашему, может стать лучшим памятником Джексону? После того как его не стало, что сможет стать лучшим символом? (Кроме музыки, разумеется)?

O.P.: Ну, он объединял людей. Такой был посыл его шоу. Сделать мир лучше, сплотить всех – он хотел излучать добро, осчастливливая людей своими шоу. А еще он многое сделал для милосердия – он хотел сделать мир лучше.

Афиша@Mail.ru: Как вы можете прокомментировать фильм This is It, который выходит в России 29 октября?

O.P.: Посмотрев фильм (нас постоянно снимали десятки камер), люди смогут понять, какая большая работа была проделана, каким восхитительным был Майкл и как он хотел осчастливить своих поклонников. В фильме показаны три месяца тяжелой работы группы единомышленников, создающих легенду. Майкл был вездесущ и полон идей. В фильме вы увидите последнюю часть его работы, то, каким грандиозным будет шоу. Люди увидят, каким он был вдохновленным. Я еще не видела фильм, но можете представить, насколько мне будет тяжело его смотреть, – шок от того, что случилось, обескуражил всех нас. Еще раз повторю: он был действительно взбудоражен шоу, и в фильме это чувствуется.

Отредактировано СветочеГ (15-03-2010 12:43:29)

+2

21

Diana77 написал(а):

Наткнулась на перевод интервью Криса Гранта, которое Arven запостила выше.

Diana77 написал(а):

Еще одно интервью Криса Гранта

Я вот тоже наткнулась на оба эти интервью /от 02.02 и 13.03/ на одном ресурсе. http://www.elusiveshadow.com/

Если их прочитать в оригинале одно за другим, то содается ощущение, что Грант постоянно говорит о своих противоречивых чувствах и оправдывается.
Тщательно подбирает слова, но постоянно употребляет "сомнение, противоречивые чувства, непонимание"
Вообще очень эмоционален, но резюме такое:
– Майкл был в форме, но как будто неуверен в себе, что вызывало ощущение его внутренней хрупкости
– Во время реп. казалось, что Майклом манипулируют, он не принимает решений, хотя именно от него танцоры этого ждут
– На 2х последних репах он, наконец, взял процесс в свои руки, все сказали Вау и разошлись довольные и счастливые.
– На похоронах /этот кусок в переводе почему-то вообще пропал/ танцоры вынуждны улыбаться, чтобы поддержать родственников и приглашенных,
что им дается нелегко  http://www.kolobok.us/smiles/standart/don-t_mention.gif 
– Моменты, где Майкл действительно работал в полную силу, не были включены в DVD  http://www.kolobok.us/smiles/standart/sad.gif 

Почему-то вспомнилось интервью с Кенни, во время которого его "пасли" 2 человека и просили журналиста не задавать вопросов о с...ти Майкла.
Вести с полей - 2
http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_thinking.gif

+1

22

http://www.youtube.com/watch?v=neHhppK9QK0

Танцор Майкла Джексона Тимор Стеффенс рассказывает (июль 2009)

Голландский танцор Timor Steffens был одним из танцоров в шоу Майкла Джексона This Is It. Он работал с Майклом, и учился у Майкла. Поскольку есть много отрицательных историй о Майкле, он хотел разделить свою историю, которая очень положительна. Он говорит с RTL Boulevard, каналом, который показывал голландскую версию шоу So You Think You Can Dance (Таким образом Вы Думаете, что Вы Можете Танцевать). Он был финалистом на том шоу, которое транслировалось до его отъезда в США на кастинг, после которого он стал работать с Майклом Джексоном.

Timor Steffens свидетель последних дней Майкла Джексона… Он вернулся в Голландию и сейчас ему впервые разрешили рассказать об этом.

Q. Каково было работать с ним?

T.S. Каково это было? Ты стоишь рядом с Легендой каждый день во время репетиций… Такое не часто случается - стоять там рядом с ним. Словами невозможно описать, что я чувствовал…

Q. Он был таким человеком, с которым можно было пообщаться или он держался на расстоянии?

T.S. Майкл как человек… Я могу рассказать вам мое личное впечатление… Он очень скромный, стеснительный и чистый (неиспорченный) человек. Когда вы видите его на сцене, его движения, что он делает, вы думаете «вау»… Это все очень шикарно. Но лицом к лицу он приятный и мягкий человек. С ним очень легко разговаривать, он такой простой, но в то же время очень очень застенчивый человек.

Q. Вы были с ним каждый день в течение трех месяцев?

T.S. Сначала мы работали только с хореографом и танцорами. Мы много репетировали, что бы все правильно получалось. Мы хотели знать каждый шаг до того, как начнем работать с ним… Хореограф сказал нам: как только вы окажетесь на сцене с ним… вы все забудете.

Q. И это оказалось правдой?

T.S. …Да, это было сущей правдой! Момент, когда вы стоите рядом с ним в одном танце и он делает движение, это подобно: «ВАУ!»

Q. Мы видим, вы стоите там, это настоящее доказательство того, что «Вы были там» *(Смотрят запись репетиции)* Историческая съемка. Вы выглядите взволнованным. Вы осознали величие этого момента?

T.S. Каждый день бывают минуты, когда я думаю о том, что случилось, что я пережил. Это прекрасные минуты. Многие люди присылают мне письма и сообщения, в которых говорится … «Какая досада, что твоя мечта не стала явью». Но моя мечта СТАЛА явью. Я был на одной сцене с ним. Я научился многому у него. И танцу, и жизненному опыту… всему.

Q. Что я нахожу интересным, так это то, что ... Ему было 50… Я видел фотографии концерта… Вам разрешено говорить о его состоянии на репетициях? Я всегда восхищаюсь этим человеком и мои близкие тоже восхищаются им… Это был «прежний» Майкл или было похоже, что что-то происходило?

T.S. Это было так, как они говорили: когда вы окажетесь на одной сцене с ним, вы всё забудете. Когда ты стоишь рядом с ним … его энергия… это как будто он светится. Я действительно имею это в виду … Если он танцует… Что я хочу сказать так это то, что… Ему 50, но он танцует как один из нас, будто ему 20 или 18.

Q. Это означает, что его смерть стала для вас большой неожиданностью…

T.S. Мы не ожидали этого. Мне казалось, он был в отличной форме, готовый к настоящему сражению.

Q. Он был в состоянии дать 50 концертов?

T.S. Я уверен на 100%, что он мог сделать это.

Q. Вы не детектив, но со всеми этими предположениями, слухами… как вы думаете, что случилось?

T.S. Я действительно не обращал внимания на все это…

Q. Но вы заметили, с радостью ли он ожидал этого или он не хотел этого?

T.S. Он с нетерпением ожидал. Каждый раз, когда он приходил, он улыбался, был полон энтузиазма… Он всегда говорил, как он доволен танцорами, музыкантами и певцами… Он сказал: вау, это будет великолепным! Он был полон энтузиазма. Он действительно хотел этого и это было видно.

Q. Вы были на мемориале… Как это выглядело за кулисами? Какая там была атмосфера?

T.S. Очень эмоциональная и было очень много известных людей.

Q. И вы находились среди них.

T.S. Да, но дело в том… Мы были там по одной и той же причине. Мы все потеряли того, кто был для нас источником большого вдохновения. И это было то, о чём мы все говорили друг с другом за кулисами.

Q. Может быть вы расскажете нам, что вы чувствовали, когда стояли там?

T.S. Это было странно, потому что я обычно стоял рядом с ним, и это было замечательным. Но это был его мемориал. Его семья сидела в первом ряду. Другие артисты смотрели на нас. Было большое напряжение. Вы хотите показать свои эмоции, как сильно вы его любите, что он значил для вас. Это тяжело стоять там…

Q. Весь мир смотрел. Что вам больше всего понравилось?

T.S. Несколько вещей меня затронуло… Выступление Стиви Уандера поразило меня. Это было волнующе для меня.

Q. Но также выступление…

T.S. Да, Al Sharption сказал речь…обо всем, что Майкл отстаивал все эти годы. Начинаешь осознавать, какой особенный этот человек: Майкл Джексон.

Q. Что на счет ваших планов? Я вижу вы на So You Think You Can Dance…Все были в восторге и сказали: он собирается в Америку…

T.S. Моя цель – поехать и попытаться вдохновить других людей также, как Майкл вдохновил меня… Я хочу расти. И я показываю мой жизненный опыт с помощью танца на youtube, на Timordance. И вы можете встретиться со мной теперь на Twitter на Timordance… В конце июля я собираюсь вернуться в США, что бы сделать несколько вещей. Совершенствовать себя больше. Расширить свои связи…вы услышите обо мне.

Q. Я хочу вернуться назад с вами на сцену, где вы репетировали …Какой момент вам больше всего запомнился? Момент, когда вы разговаривали с ним о танцевальном движении, например…

T.S. У меня есть кое-что другое, то, что было смешным. Подойдите и понюхайте мою одежду… *(ведущий подходит и нюхает пиджак)*

Q. Этот аромат…

T.S. Да, сильный запах… Первый раз я встретил его на нем, и я себе сделал такой же… Он обнимает вас и хлопает по спине… И этот момент.. Вы не знаете, что происходит. Я чувствую (осязаю) Майкла Джексона, я чувствую запах Майкла Джексона. Этот запах… если вы идете по коридору и никого не видите… вы можете унюхать его присутствие. И затем на сцене, он шёл, но я не знал этого… Я сказал: «Я слышу запах Майкла Джексона». Я обернулся и он там стоял. Он был очень смущен тем, что я сказал. На следующий день он использовал другой запах. Прекрасный момент. Он также очень веселый человек. Он любит смеяться и радоваться жизни.

Q. Вы говорите в настоящем времени все время…Что это значит? Не в прошлом, как будто он не умер.

T.S. Но он не умер… не для меня. Майкл живет во всех нас. Я чувствую его, в жизненном опыте, который я теперь имею. Я чувствую, он все еще здесь для меня…

Отредактировано Janet (17-03-2010 21:51:04)

+2

23

http://www.gigwise.com/photos/50733/1/W … ll-Perfect
Wil.i.am о вокале Майкла Джексона

Wil.i.am развеял опасения фанов о том, что голос Майкла пострадал за те 10 лет, которые прошли с момента его последнего живого выступления. Он сказал, что его голос по прежнему идеальный.

"Он был у меня дома. Одно дело слухи, но когда парень у тебя дома, лежит на твоём полу, когда ты играешь битс, он типа: "Will.i.am. я люблю этот бит"
Он лежит и его ноги на стуле, он дёргает ногами. Я типа: "Мужик, Майкл Джексон лежит на моём полу. Он распевается, и проходит 3 часа."

"Он только ми ми ми ми ми... Он распевается 3 часа, что бы попеть 5 минут
Я не знаю. Fergie don't do that sh*t. Usher don't do that sh*t. wink.gif Никто из тех, кто по прежнему могут петь, этого не делают. Я это видел у себя дома. Это потому, что он перфекционист и ему нравиться проверять свой голос (или распеваться)"

Я типа: "Мужик, может начнём записывать? Потому, что прошло 3 часа, и это займёт всего 5 минут." "Нет, я хочу его (голос) разогреть." Я типа: "Мужик, он уже горячий. Он разогрет." У него до сих пор это есть. Я это сам видел. Он ми ми ми... 3 часа. Идеальный звук."

Перевод  VLMD  http://myjackson.ru/

+3

24

http://www.boardsmag.com/articles/onlin … eatit.html
http://www.liveinternet.ru/community/mi … 122955745/

Режиссер Beat It вспоминает

http://i065.radikal.ru/1003/65/7c97ea950938t.jpg

Майкл Джексон был бесстрашным миротворцем и творческим гением . Он хотел, чтобы видео Beat It было как можно более приближено к реальности. Поэтому , и это создавало множество трудностей для режиссера, Майкл работал с Лос Анжелесским Департаментом Полиции (ЛАПД), чтобы пригласить членов настоящих банд для съемок. Это создавало трудности , и напряжение было сильное. Им предстояло сделать последнюю съемку перед тем, как полиция хотела все это прикрыть. В конце, когда хореография танцевальной сцены включала Майкла Джексона вместе с другими танцорами, их удивительный талант изменил ненависть в сдержанное уважение, и члены банды по-настоящему аплодировали, никто не был каким либо образом травмирован.
Кроме того, что Майкл подверг его эксперименту, от которого подчас волосы вставали дыбом на голове, поскольку пришлось работать с настоящими уличными бандитами во время съемок, Майкл оставил режиссеру Бобу Джиральди напоследок совет, который он произнес своим незабываемым высоким голосом: ''You use the F-word too much''.

Небольшое интервью с режиссером Бобом Джиральди

На чем была основана концепция видео?

- Мне много раз приходилось сталкиваться с одной ошибкой, которую я читал много раз. Большинство людей думают, что Beat It было вдохновлено фильмом Вестсайдская история. Это абсолютно неверно.
Я вырос в Патерсоне в Нью Джерси - как это часто бывает в небольших городках, большинство людей хотят быть более жесткими, чем они являются в действительности. Поэтому мне представилось, что эту песню о мире, песню о примирении, которую написал Майкл, лучше всего могла бы проиллюстрировать драка между бандами. Я читал, что то место, где два солиста-танцора - Майкл Питерс и Винс Патерсон - связывают свои запястья и вынимают ножи, оно пришло из Вестсайдской истории. Это абсолютно не так. Это было взято из истории, которую я слышал, когда работал на заводе одним летом. Настоящий хулиган из Джерси рассказал мне, что он сам был свидетелем того, как два парня связали свои запястья и вынули ножи, только один ушел живым, получив к тому же ранение. Видео было основано на этой короткой истории.
Майклу понравилась моя идея. И он решил, что хочет, чтобы в съемках приняли участие настоящие члены банд. Мне эта идея показалась безумной. Когда ты смотришь видео , ты видишь парней, которые выглядят, как настоящие бандиты, потому что они на самом деле ими являются.

Как вы отбирали настоящих членов банды?

Майкл делал это. Он вышел к ним , и он прошел сквозь них. Я предполагаю, что ЛАПД отряд по борьбе с бандитами присутствовал там. Майкл заверил их, что при достаточном присутствии полицейских съемка пройдет в безопасности. Так же Майкл преследовал мысль, что эта съемка , возможно, как- то примирит членов различных группировок , поскольку они будут находиться рядом друг с другом в течение двух дней, пока идет съемка. Мне не нравилась эта идея, потому что это очень трудно срежиссировать актеров и танцоров вместе, собрать их в одном кадре.

Так значит, Майкл пытался использовать съемки для того, чтобы содействовать примирению между ними?

Майкл всегда думал о том, как принести мир. Он всегда думал о предложении перемирия между людьми. Это была его идея. Полицейские должны были следовать именно его инструкциям. История всего этого такова, что мы были на грани того, чтобы съемка была прекращена в самый первый вечер. Из-за того, что съемки фильма - это очень скучное занятие после первого часа работы.

Я подозреваю, что ребята из тех банд начали немного нервничать относительно друг друга , ведь они были смертельными врагами. У нас было несколько инцидентов. Два полицейских подошли ко мне и сказали, что хотят прикрыть эту лавочку. Мне кое-как удалось убедить ребят из отряда полицейских позволить мне снять сцену танца. Я предполагал снять эту сцену во второй день. Я сказал: ''Единственная вещь, которая может спасти ситуацию, это , если вы позволите мне включить музыку. Я уверен, что это всех успокоит. Это не ухудшит ситуацию. Просто дайте мне шанс.'' И полицейский не сплоховал, он взглянул на меня и сказал :'' OK, но ничего больше''. Я бы и не стал делать ничего более, потому что ситуация была взрывоопасной и по-настоящему страшной. Итак, мы находились на этом складе, в ситуации того, что мы должны изменить наше расписание съемок танца. Майкл был вызван из своего фургона. Мы начинали...

Что случилось потом?

Ребята из банд не умели танцевать, поэтому они образовали круг и смотрели. Танцоры начали танцевать с Майклом Петерсом и Винсом Патерсоном. Когда Майкл Джексон спустился вниз и стал делать то, что он делает в фильме, я помню, что взглянул на лица всех бандитов - они просто ВЫТЯНУЛИСЬ и выражали неописуемое впечатление от той музыки, которая звучала , я увидел, что дети танцуют. Эти дети, большинство из них были весельчаки... и когда они начали танцевать, эти уличные хулиганы, это выглядело так, словно они говорили: ''Знаете что? Со всеми нашими войнами и вендеттами и прочим вооружением, это здрово находиться здесь. Это что-то, что мы никогда не были способными сделать. '' И это было то, что сделала наша работа в тот вечер.

Кто был хореографом Beat It?

Это единственный раз, когда я могу честно сказать, что Майкл не был хореографом своего видео. Майкл Петерс был хореографом Beat It, великий хореограф, которого больше нет в живых. Он был невероятным уличным танцором, и он придумал хореографию для Beat It , и Майкл танцевал это и танцевал великолепно. Я слышал такое мнение, что Майкл был вовлечен в создание всех танцев, которые сопутствовали каждому его синглу. Относительно Beat It я могу сказать, что это впервые было не так. Beat It принадлежал немного более Майклу Питерсу, чем люди хотят поверить в это.

Как съемки Beat It и работа с Майклом подействовали на вашу карьеру?

Я встретил человека, который имел тотальное уважение. Одна из интереснейших вещей, которую он сказал мне, которую я никогда не забуду, мы обсуждали с ним нашу работу, он сказал мне это своим незабываемым высоким голосом : ''You use F-word too much''. (''Ты тоже используешь F-слово очень часто''.) Это застряло во мне навсегда. Я думаю, что это было очень умно, сказать мне это именно в ТО время.
Я видел человека, который танцевал лучше всех, кого я когда-либо видел в своей жизни и я видел человека, который говорил так мягко и имел внутри себя такой крепкий стержень для того, чтобы достигать того, что он хочет и делать это так, как он хочет... Он всегда использовал самый мягкий подход к достижению цели. Я всегда был впечатлен не только его талантом, но и его личностными качествами.

+5

25

Издание: Sister2sister, сентябрь 2009 г
Интервью: Jamie Foster Brown
Перевод: Mars http://myjackson.ru/

Раймона Бейн.
Откровенная, трогательная, грустная и счастливая история жизни рядом с Королем поп-музыки
в тяжелый период обвинения в растлении малолетних вплоть до его преждевременной кончины.

Привет, читатели Sister2sister. Я специально подготовила для вас эту статью, хотя она о том, о чем не хотелось бы писать, так как уход Майкла Джексона до сих пор является больной темой. Миллионы до сих пор оплакивают его, но не многие получили шанс познакомиться с ним близко так, как моя подруга Раймона Бейн, которая была его пресс-секретарем и впоследствии генеральным менеджером в течение 7 лет. Она была рядом с ним в самое тяжелое время – пять ужасных месяцев суда, когда он был обвинен в растлении маленького мальчика. Высмеянный, но, все же, уважаемый. Победивший. Обожаемый. Он показал нам свои ипостаси не только в красках, но и в делах, так как жизнь трепала его, и, в то же время, превозносила почти как святого.

У этого человека все было непросто. Он был сложный, креативный, талантливый, добрый, проницательный, состоятельный, мистический – он был оправдан в суде, но так много людей отвернулось от него. Этот процесс ранил его, и он уехал и месяцами жил в изгнании в Бахрейне, Ирландии и даже Вирджинии, вернувшись, в конце концов, в Калифорнию, где в конечном итоге умер. Но никогда больше он уже не возвращался в любимый Неверленд, сказочное место, обысканное и оскверненное полицией, прессой и публикой во время процесса.

Я была с Раймоной тогда, когда Майкл впервые принял ее на работу. Она сразу окунулась в ненависть других к тому, что она заняла привелегированную позицию рядом с ним и в ненависть тех, кто верил в то, что он имел отношения с мальчиками. Черт! Кто же эта черная женщина, которую Майкл выбрал своим глашатаем? Он выбрал того, кто будет сражаться за своего клиента – того, кого великий политический стратег Hamilton Jordan научил быть в высшей степени лояльной. Она сражалась за Babyface, Серену Уильямс. Дважды мер Вашингтона Marion Barry, Boyz II Men и чемпион по боксу Macho Camacho. Вы можете поверить в то, что она даже выиграла битву с Доном Кингом – битву, которая включала летающие по комнате стулья и льющуюся воду? Вы можете поверить в то, что когда ей было 20 лет, она была частью команды Джимми Картера в Белом Доме? Она окончила Spelman College и получила юридическое образование в Georgetown University Smart.

Время процесса над Майклом для Раймоны было адским, с необходимостью общаться с 3000 представителями международной прессы, каждый из которых хотел получить «кусочек» Майкла. В то же время, она боролась с адвокатами, ассистентами, некоторыми членами семьи и т д., которые просто не хотели ее присутствия там. Я никогда не видела Раймону колеблющейся.

Во время того, как мы готовились к интервью, Раймона была чрезвычайно грустной. Незадолго до того, как ее друг и босс Майкл Джексон скончался, ей пришлось подать на него в суд, потому что он не выполнил условия некоторые контрактов, заключенных с ней. Сегодня мы верим в то, что под конец у них не все было в порядке, но ей его не хватает. Они были как ссорящиеся кузены, близкие и взаимно уважающие друг друга. Раймона даже была приглашена занять место рядом с членами семьи на поминальной службе, посвященной Майклу. Я имела возможность присутствовать с ними обоими в Японии в течение 6 дней. Теперь у меня есть привелегированная возможность поделиться с вами историей моей длительной дружбы с Раймоной и ее взаимоотношений с Майклом до того, как он отправился на небеса.

Итак, давайте попросим Раймону рассказать мне и редактору S2S Сабрине Паркер как все начиналось.

Раймона: Я помню, что приехала в Джорджию вместе с Мухаммедом Али и собиралась представить его Джимми Картеру. Когда встреча подошла к концу, Джимми Картер отвел меня в сторону и спросил: «Ты знаешь Майкла Джексона? Мне нравиться работать с ним. Он делает столько удивительных вещей». Тогда я вернулась и позвонила Бобу Джонсу, который и помог этому произойти. У них была пресс-конференция по-поводу «Heal the World».

В те дни у меня не было никаких контактов с Майклом, но я входила в несколько советов и комиссий, и я всегда звонила Бобу Джонсу: «Ты можешь прислать шляпу? Ты можешь прислать мне что-нибудь еще?». Что он и делал, чем помогал собрать деньги для Boarder Babies и других благотворительных организаций.

Сабрина: Кем был Боб Джонс для Майкла?

Раймона: В то время он был его пресс-секретарем. Это было много лет назад. Но вернемся в 2003 год. Oraceno (мать Серены и Венус Уильямс) рассказала о том, что они хотели бы встретиться с Майклом Джексоном. И тогда кто-то посоветовал мне позвонить Evvi Tavasci.

Сабрина: Кто она?

Раймона: Его исполнительный ассистент. И я сказала: «Серена и Венус Уильямс хотели бы встретиться с Майклом, и я хотела бы им в этом помочь. Можно я привезу их к нему? И я хотела бы, чтобы это был сюрприз». Она ответила: «Майкл будет рад принять их. Они ему очень нравятся».

Тогда я сказала им, что у меня есть один сюрприз, но я должна была сказать какой Isha, Yetunde и Lindrea (сестры Серены и Венус), а также Oracene и Richard (их родителям).

Джеми: Они все поехали?

Раймона: Поехали Yetunde и ее дети, Lindrea и Isha. У меня был план организовать все это во время теннисного турнира. В тот же день, когда мы задумали сделать это, у Венус была пресс-конференция. И они спрашивали меня: «Куда мы направляемся?» Я не могла сказать.

Итак, мы на шоссе №405, ведущем на север. Серена сказала: «Подождите минуточку. Мы едем уже целую вечность». А Венус ответила: «Что это за сюрприз? Куда мы едем? Просто расскажите мне». Isha и остальные ответили что-то типа: «Мы не можем сказать тебе». Это здорово было иметь сообщников. Так мы ехали и ехали. В конце концов Серена сказала: «Послушайте, я устала. Или мы поворачиваем обратно, или вы говорите мне, куда мы едем». Я ответила: «Давайте остановимся и съедим по чизбургеру». Мы остановились и зашли в «N-Out Burger».

Вдруг Серена сказала: «Знаете что? С меня достаточно. Я дальше не поеду. Или вы говорите, куда мы едем, или поворачиваем обратно».

Я ответила: «Ребята, я понимаю, что вы хотели встретиться с Майклом Джексоном?» «Что? Только не говори мне, что мы едем к нему на встречу!» Я подумала, что надо остановиться где-нибудь и купить СD Майкла Джексона. Но в независимости, достали ли мы СD или нет, они пели песни Майкла Джексона всю дорогу до Лос Оливоса.

Мы доехали и вошли в дом. Он вышел к нам, и Серена в буквальном смысле повисла на мне.

Джеми: (смеется) Со всем ее ростом!

Раймона: И Венус тоже! Он вышел к нам и сказал: «Привет!». Я не думаю, что кто-нибудь кроме меня поздоровался. Мне пришлось толкнуть Серену, чтобы она поздоровалась. Затем он организовал нам персональную экскурсию по своим владениям. Мы обошли все, а потом он устроил для нас прекрасный ужин. Серена и я оказались наиболее общительными. Остальные были молчаливыми.

Дети Yetunde были там тоже, и они играли вместе с Принцем и Перис. Бланкету в то время было 4 или 5 месяцев. Мы познакомились с Грейс (бывшей няней детей Майкла), которая оказалась восхитительной, образованной и с хорошими манерами – просто замечательной.

Итак, Майкл много говорил во время того, как показывал нам все. А остальные просто молчали. Но Серена и я преодолели нашу застенчивость, так как мы очень общительные. Мы просто болтали, болтали и болтали.

Серена сказала: «Я не вижу перчаток и пиджаков». Я ответила: «Я тоже». Она сказала: «Ты думаешь, что будет не скромно спросить его об этом?». И я ответила: «Теперь, когда мы в Неверленде, думаю мы можем спросить». Она сказала: «Ты спросишь его об этом?» Я ответила: «Нет, ты». Все остальные молчали, и они даже не догадывались о том, что мы задумали.

Майкл спросил: «Что?» Мы с Сереной просто рассмеялись и зашептались. Майкл спросил: «Что не так?». Мы ответили: «Послушай, мы нигде не увидели твоих многочисленных наград, пиджаков и перчаток. Мы бы хотели посмотреть на них». Серена спросила: «Почему ты не хранишь их здесь?» А он ответил: «Ну, я не хочу, чтобы мои дети поняли, кто я и чем я занимаюсь». Это поразило меня, как нечто фантастическое.

И дети были просто потрясающими. Он сказал: «О, вы хотите увидеть все это? Хорошо, что именно вы хотите посмотреть?» «Ну, перчатки, пиджаки, обувь, шляпы, награды».

И он повел нас в спальню и показал гардероб. Серена и я пытались это все примерить на себя. Мне кажется, что все пиджаки из гардероба. Мы спрашивали: «Это будет нормально?» И он отвечал: «Конечно! Вы можете это сделать».

Он был таким чудесным и обходительным….

Серена сказала: «Но ведь они не удобные». Они были тяжелыми. Наверное, они весили 30 фунтов! Когда вы надеваете их, вы понимаете, что они очень тяжелые.

Джеми: И он мог в них танцевать.

Раймона: Мы спросили его: «Как ты вообще мог делать лунную походку в таких тяжелых пиджаках?» Он засмеялся и ответил: «Ну, вы знаете, я тренируюсь».

Мы были удовлетворены. Мы перемерили все пиджаки Майкла Джексона. Я хочу сказать, что все до одного. И он, и его маленькие дети были такими милыми. Принц повел нас в свою спальню и показал свои игрушки и другие вещи, которые ему нравились.

Следующей новостью, которую мы узнали, было то, что Грейс сказала Серене и мне: «Мистер Джексон ждет вас снаружи». И мы спросили: «Правда?»

Мы вышли и увидели этот прекрасный Роллс-Ройс. Он был небесно-голубого цвета с бежевым верхом. Я никогда этого не забуду. Он был восхитителен, и я никогда не ездила в Роллс-Ройсе до этого. Затем Майкл сел за руль. Мы с Сереной переглянулись, и он сказал: «Ну, давайте же! Я хочу, чтобы вы сели в машину».

Серена прошептала: «Раймона, он умеет водить?» А я ответила: «Я никогда не видела его за рулем. Куда мы поедем?» Он спросил: «Что?» Он не понял, почему мы постоянно перешептывались и хихикали. И мы спросили его: «Итак, куда мы поедем?» Он ответил: «У меня есть, что показать вам». Мы с Сереной переглянулись, и он сказал: «Да садитесь! В чем же дело? Что не так?». Мы спросили: «Ты умеешь водить?» Он сказал: «Да, я умею водить». Серена спросила: «Ты уверен? Потому что я видела много фото и читала много статей, но я нигде не встречала, чтобы рассказывали о том, что Майкл Джексон ездит по Бульвару Сансет». Он начал смеяться и ответил: «Да садитесь же. Я умею, умею водить». Было уже темно, и дорога петляла, но в других машинах нас сопровождали сестры Серены. Но нам повезло больше, так как мы оказались наиболее общительными и любознательными. Только мы перемеряли все пиджаки и осмотрели все комнаты. Итак, он отвез нас в дом, где хранились все награды.

Джеми: Это был кинотеатр?

Раймона: Нет. Это отдельный дом. Да, у него был парк развлечений, зоопарк, кинотеатр, и отдельный дом, где хранились все перчатки. Они были под стеклом, и он говорил: «Не трогайте, не трогайте». А мы спросили: «Можно нам примерить их?» Он ответил: «Конечно!» Я просто хочу сказать, что он был самым прекрасным хозяином и чудесным человеком. Серена и я говорили что-то типа: «Уау! Посмотри на это!» А он смеялся. Так мы осмотрели все призы и померили перчатки.

Потом он отвез нас назад. Лично, вы понимаете, в своей машине. Мы вернулись в дом и посмотрели на часы, а Серена тогда участвовала в турнире. И он спросил: «Вы хотите остаться на ночь?» И мы, правда, подумывали об этом. Было 3 часа ночи. Мы приехали туда в полдень, и он был так любезен и обходителен, и это было так мило. Мы сфотографировались, и Серена и я спросили: «Можем мы сразу получить фото?» Он ответил: «Эти фото печатаются прямо здесь». Мы спросили: «Можно нам подождать?» Да, они могли напечатать фото прямо на месте, и я никогда не видела такого раньше, так как это был 2003 год. А Грейс была так мила, что сказала «Если вы подождете, вы получите фотографии».

Итак, он привез нас обратно и спросил: «Уже очень поздно. Не хотели бы вы все провести здесь ночь?» Мы с Сереной почти были вынуждены сделать это.

То немногое, что мы успели узнать – это то, что он был очень сердечным и прекрасным хозяином. Серена позвонила мне утром и сказала: «Раймона, включи CNN! Майкл входит в здание суда! Я очень неловко себя чувствую! Он ведь провел с нами всю ночь, а после ему еще пришлось ехать в суд».

Джеми: О, нет!

Раймона: Это было тогда, когда они напечатали эту отвратительную фотографию с ним на обложке. И Серена сказала: «Это ведь не тот Майкл Джексон, которого мы видели прошлой ночью?» Я ответила: «Нет! Майкл Джексон, которого мы видели, был красивым. Вероятно это какая-то маскировка, так как это не тот Майкл Джексон, которого мы видели у него дома».

Джеми: Это было первое судебное разбирательство?

Раймона: Я полагаю с Марселем Авраамом - промотером, который предьявил ему иск.

Итак, на следующий день я позвонила и поблагодарила их, они были такими замечательными – Evvy, Грейс, Майкл, дети – они были так добры к нам.

Потом Грейс и я оставались на связи. Он уехал из страны, и произошла эта история со свешиванием ребенка с балкона. И он знал, чем я занимаюсь, так как он спросил: «Чем ты сейчас занимаешься?» И я ответила: «Я работаю на Babyface, и он был с тобой в студии. И я тоже была с тобой в Корее в 1998 году, вместе с «Boyz II Man».

Когда мы с Сереной были у него, мы заставляли его смеяться всю ночь. Я имею в виду, что мы делали это не нарочно, но это было здорово. Все было так хорошо организовано и очень запомнилось. И среди разных фото я вспоминаю фото с Билом Клинтоном, который держит Принца на руках – он был таким маленьким – оно висело у него на стене. Также у него были фотографии с членами семьи, и он сказал Серене и мне: «Спорю, что вы не найдете Дженет на этом фото!» Мы сели, стали рассматривать, выбрали кого-то, кто не был Дженет, и он начал смеяться, мы выбрали кого-то другого и он сказал: «Вы не найдете ее». А мы сказали: «Да мы найдем ее! Подожди минуточку!»

Вы знаете, мы продолжили общаться. И тогда меня попросили высказать свое мнение о том, чем я занимаюсь. А в то время на него работали эти пресс-секретари.

Джеми: Он спросил тебя или Грейс?

Раймона: Грейс ему позвонила, и он спросил меня. А потом был этот ужасный арест.

Джеми: Какой арест?

Раймона: Когда ему были предъявлены обвинения.

Джеми: Насчет того самого?

Раймона: Да, насчет растления малолетних. Вскоре после этого меня спросили, не хочу ли я приехать и выступать в качестве его пресс-секретаря/представителя по связям с общественностью.

Джеми: Что ты решила?

Раймона: Я обзвонила всех и кричала! Я говорила: «Да вы что?» Я имею ввиду, что я не могла в это поверить. До меня это просто не доходило, и вот за что я сражалась около 16 недель.

Джеми: Каково это было? Это было задание не из легких. У него было множество юристов. И с чем тебе пришлось столкнуться?

Раймона: Я столкнулась с очень многим. Это было что-то типа – откуда она появилась? Кто она такая? И был ряд пресс-секретарей, которым пришлось уйти, так как он почувствовал, что нуждается только в одном голосе. Одним из моих первых действий было то, что я разослала в его поддержку опровергающие письма, призывая умолкнуть их, так как среди них были люди, которых он не видел годами, не общался с ними, которые не нравились ему, и он не хотел, чтобы они говорили от его имени. И так как он очень долго не общался с ними, то они просто не могли знать, что и как надо говорить.

Это был цирк. И это было прямо перед тем, как он должен был появиться в суде. Он сказал: «Мне не нравится это». И одним из аспектов, о которых я волновалась и которые ставили меня отдельно от других сотрудников пресс-службы, и может быть менеджеров, генеральных менеджеров – а я думаю, что я была его первым генеральным менеджером – был безоговорочный доступ, который я имела к нему. Вы получаете доступ к персоне, которую вы представляете, чтобы создавать возможности, добиваться и успешно осуществлять их.

Джеми: Я была с тобой в одной комнате. Там было много юристов и людей, которые пытались выставить тебя оттуда.

Раймона: И такая борьба происходила постоянно (когда я работала). Они нападают на тебя, но потом все заканчивается расположением друг к другу. Но в тот раз было что-то на подобие: кто эта незнакомка? Сейчас это уже происходит нечасто, но такие случаи имели место в те годы. Я получила так много опыта и здесь в США, и за рубежом, что я больше не являюсь незнакомкой. Меня достаточно изучили и переварили.

Джеми: Я замечала, как такие люди, как: С. Dolores Tucker, Билл Клинтон, Мартин Лютер Кинг, Джесси Джексон – это люди, которые боролись, которые были атакованы негативом – все они смогли выстоять.

Раймона: Как и Майкл во время процесса. Это было так, как будто бы он жил двумя жизнями. Он не хотел, чтобы его дети были втянуты во все это. Мы прошли через огромный стресс – хотя бы уже от того, что надо было вставать очень рано утром, чтобы приехать в суд к 8.30. Когда он покидал здание суда каждый день, он оставлял там все плохое и весь стресс от процесса и становился Папой, приступая к домашним обязанностям, покупая детям мороженное, отправляясь с ними в кино – просто даря им спокойствие. Он должен был оставлять стресс, беспокойство, проблемы за дверью. Он должен был входить и делать вид, что все нормально, хотя на самом деле это было не так. Его жизнь балансировала в воздухе. Я до сих пор не знаю, как ему это удавалось.

Джеми: Что вы обсуждали?

Раймона: После того, как дети шли спать, он звонил мне и юристам. Он проводил совещания с финансистами и другими консультантами поздно ночью. Он мог позвонить мне примерно в 2 или 3 часа утра, может быть в 4, потом шел спать, затем вставал и ехал в суд. И так было каждый день в течение нескольких месяцев. Одной вещью из того, что я донесла для всех, было то, что люди обратили внимание на записи Майкла – почти миллиард альбомов продан по всему миру, 140 миллионов копий Триллера, 300 миллионов долларов отдано на благотворительность – это его наследие. Но его настоящим наследием являются его дети. Величайшим его наследием.

Джеми: О чем это говорит?

Раймона: О том, что он был очень хорошим отцом. Они разумны, вежливы, благожелательны.

Джеми: Помнишь, когда мы были в Диснейленде в Японии, и он решил, что дети невежливы со мной? Потому что они показали мне знак «долгой жизни и процветания» из «Star Trek». Я сказала что-то типа: «Они делают это лучше, чем я». И он решил, что они были невежливы. И он сказал: «Извини меня, но вот почему я не люблю, когда вокруг посторонние, так как я не знаю, как поведут себя дети».

Но он был очень вежлив. Он был в одной машине, а мы были в другой, и я увидела, сколько людей сходит с ума от этого человека – они бежали вдоль дороги, по улицам, рядом с машинами, с автобусами, только чтобы прикоснуться к минивэну, прикоснуться к его руке и увидеть его. Раймона, помнишь, как осторожно двигался минивэн, когда мы ехали в Диснейленд? Никогда не видела ничего подобного.

Раймона: О! Меня чуть не убили в Лондоне. Его фанаты устроили такую давку, что меня чуть не раздавили. Я имею в виду, не умышленно, но так всегда, когда путешествуешь с ним. Но я говорю о детях, о том, как ему удавалось огородить их от всего этого и я не знаю, как он делал это в свое время.

Джеми: Как вела себя его мать во время того процесса, так как она тоже очень сильная?

Раймона: Она очень сильная. Она просто прекрасная. Я говорила ей каждый раз по телефону: «Вы и Майкл очень похожи! У вас одинаковое понимание вещей и сердечность». Они способны создавать очень комфоргную обстановку. И возвращаясь назад во времена, когда я и Серена с ее семьей были в Неверленде, вспоминаю, как комфортно мы себя чувствовали.

Были люди, которые испытывали с ним некоторые трудности. Но я никогда не была среди них. Тогда, когда я начала работать с ним как генеральный менеджер, он мог быть очень требовательным, так как знал, куда хочет пойти и что сделать. Люди имели неверное представление о Майкле Джексоне. Они думали, что он просто сидит в темноте, в углу. Я не знаю, почему у них сложилось такое представление. Я полагаю, из прессы. Он блистательный и очень умный.

Джеми: И ты спорила с ним?

Раймона: Да, мы спорили. Он мог сказать: «Раймона Бейн». В любое другое время он обращался ко мне «Раймона», но когда он злился на счет чего-нибудь, он мог сказать «Раймона Бейн». Я знала, что если он сказал «Раймона Бейн» – о, Боже! Я слышала все эти нелепые высказывания о том, что он любил людей, соглашавшихся с ним во всем. Это не правда. Майкл Джексон любил людей, вступающих диалог – не соглашавшихся. И когда я набирала команду, я выбирала очень независимо мыслящих людей.

Джеми: Как ты набирала его команду?

Раймона: Исходя из их репутации и моих знаний о них.

Джеми: Когда ты стала его генеральным менеджером?

Раймона: В мае 2006 года.

Джеми: Это было после окончания суда?

Раймона: Да. Когда процесс закончился он уехал в Бахрейн. Он встретился с Принцем Абдуллой. Я думаю, что во время процесса они вели переговоры через Джермена (его брата). И Принц Абдулла после оправдательного приговора говорил ему, что хотел бы пригласить его. Он повторял все время, что для «расслабления, восстановления и отдыха». Он повторял эти три слова все время. «Я просто хочу, чтобы мой брат приехал отдохнуть и расслабиться».

Джеми: Но ты была уволена перед тем, как это случилось, не так ли?

Раймона: На самом деле я не была уволена, так как люди, которые сделали это, не имели на это прав. Я подписывала контракт, подписанный только лишь Майклом Джексоном и этот документ гласил, что только Майкл Джексон имеет право меня уволить.

Джеми: Что же произошло?

Раймона: Это был просто контроль и люди не соглашались с некоторыми вещами. Иногда, когда ты не согласен с людьми, они пытаются поставить тебя на место. Так произошло со мной 10 июня, в пятницу. Пресса имела в запасе весь уикенд. Через нас проходило 3000 журналистов в день или более, освещающих процесс, и все думали, что вердикт не будет вынесен на следующей неделе. Тогда я решила: «О'кей! Я собираюсь поехать домой в Вашингтон и передохнуть».

Джеми: Кто произвел увольнение?

Раймона: Рэнди Джексон прислал мне письмо. Я попросила разрешить мне поехать в Вашингтон и передохнуть, а затем вернуться обратно. Потому что я не хотела сдаваться таким образом. Но я выбрала неверный уикенд для возвращения домой, так как 13-го числа утром мне позвонил Майкл и сказал, что он не знает, что произошло и он хочет, чтобы я вернулась. Я собиралась назад, когда он перезвонил мне сказать, что вердикт вынесен.

Джеми: Ты позвонила мне в тот момент, когда все закончилось?

Раймона: Да. Я сказала: «Джеми, я только что говорила с Майклом. Он по дороге в суд!» И ты ответила: «О! Я скончаюсь».

Тогда весь мир знал о моем увольнении. Было один или два человека, которые не верили в это.

Вскоре после этого Майкл и Грейс связались со мной из Бахрейна, и он рассказал мне о некоторые планах, которые он хотел бы осуществить. Я начала воплощать их, и наша первая поездка состоялась в Японию.

Джеми: Ты никогда не ездила в Бахрейн?

Раймона: Я уже собиралась в Бахрейн, но они решили встретиться всем вместе в Лондоне. Который находится, как ты знаешь, на полпути.

Джеми: Это тогда Майкл назначил тебя генеральным менеджером?

Раймона: Это было позднее – в мае 2006 года. Но в течение этого времени мы работали над проектом Катрина (в поддержку жертв урагана Катрина) и рядом других проектов.

Джеми: Итак, Майкл прошел через очень многое за все это время, даже не смотря на то, что был оправдан. И прежде всего я вспоминаю твое лицо, когда объявили, что он полностью невиновен. Ты была так счастлива.

Раймона: Но я знала это! Я не уставала повторять каждую ночь: «Он не виновен». Ты знаешь, когда общаешься с людьми так много, как я, ты просто видишь их характер и сущность. Он был просто не способен причинить вред тем детям. Я знала, что он не совершал этого.

Джеми: Вещь, которая очень тревожит меня, это то, что он помог очень многим, но его называли «Wacko Jacko». Они преследовали его.

Раймона: Это было ужасно. Это те же люди, которые теперь называют его Королем поп-музыки. Я потратила 7 лет на то, чтобы заставить их сделать это. После смерти ему отдали должное, но было бы неплохо, если бы некоторые из них были немного добрее и раньше.</SPAN></SPAN>

Я вспоминаю, что несколько лет назад был один репортер, которому я позвонила, так как все что он писал, было очень оскорбительно, и он был очень неуважителен. Я позвонила ему и сказала: «Слушай, Майкл Джексон когда-нибудь был неуважителен к тебе?» Он ответил: «Нет». «Хорошо. Майкл Джексон когда-нибудь тронул тебя или плюнул тебе в лицо?» Он ответил: «Нет». Он сказал: «Я понял тебя». Я ответила: «О'кей! Это все, о чем я хотела спросить тебя, так как я просто хочу знать, почему ты так зол на него и циничен? И он сказал: «Я все понял».

Джеми: Раймона, у тебя постоянно были подобные разговоры?

Раймона: И у меня не было с этим проблем, так как я хотела знать, почему они так категоричны к нему?

Джеми: Расскажи нам, как тебе удалось заставить прессу не воспринимать заявления всех этих людей?

Раймона: Ну, он писал письма. Он постоянно готовил заявления для них. И я советовала прессе: «Нет, он не знает их, и он не общался с ними годами. У них плохая репутация. Вы хотите услышать людей, которые действительно знают его?»

Джеми: Почему пресса должна была прислушаться к тебе? Было ли это потому, что ты не подпускала их к нему или что-то другое?

Раймона: Да это так, и плюс к этому я еще обнаружила то, что, в конце концов, пресса захотела послушать действительно знающих людей. Они не хотели больше слушать лжецов по телевидению, потому, что когда ты видишь кого-то по телевидению, кто не знает фактов, это уже выходит за рамки.

П.С. Интервью длинное, так что продолжение следует...

http://forum.exler.ru/uploads/37/post-1269122495.jpg

http://forum.exler.ru/index.php?s=019b6 … mp;st=1100

+3

26

Diana77 написал(а):

Во время того, как мы готовились к интервью, Раймона была чрезвычайно грустной. Незадолго до того, как ее друг и босс Майкл Джексон скончался, ей пришлось подать на него в суд, потому что он не выполнил условия некоторые контрактов, заключенных с ней. Сегодня мы верим в то, что под конец у них не все было в порядке, но ей его не хватает. Они были как ссорящиеся кузены, близкие и взаимно уважающие друг друга.

Извините, не сдержалась  :mad: Какая прекрасная дружба :angry:

0

27

http://www.beatles.ru/books/paper.asp?id=263

И тут пришел Майкл Джексон: “Я куплю твои песни Пол”

http://i074.radikal.ru/1003/a8/426448690ad9.bmp

Когда 6 июля 1957 года Пол Маккартни в родном Ливерпуле сел в автобус и отправился на праздник, который должен был состояться на лужайке возле церкви и где ему предстояло впервые встретиться с Джоном Ленноном, Майкл Джексон еще даже не появился на свет. Он родился 29 августа 1958 года, и когда Битлз начали покорять Америку, ему было всего 6 лет. Но он уже приобщился к ремеслу, став ведущим солистом группы Jackson Five, организованной братом. В 1971 году, когда Джексон только делал первые самостоятельные шаги в собственной карьере, Джон Ленной уже обосновался в Америке, а Битлз к тому времени распались.
В начале 70-х предположение, что Пол Маккартни, возможно, когда-нибудь сыграет и споет в паре с Майклом Джексоном, скорее всего, вызвало смех: все-таки Пол был на шестнадцать лет старше, уже тогда его воспринимали как признанного старейшину в, музыке, а Джексон, хотя его талант и прибавил со временем в зрелости, был в первую очередь идолом подростков.
Распад Битлз и последовавшая за этим прилюдная словесная перепалка с Джоном Ленноном сильно ранили Пола. Оттого-то он часто и искал напарника, чтобы не писать песни в одиночку. Со временем у него установились нормальные деловые отношения с людьми, пусть и не такими одаренными, как он сам, но имеющими хорошую репутацию; их имена вызывали доверие сами по себе, а значит, заодно публика должна была верить и Маккартни в его новой роли. Пол сходился с теми, кто, как когда-то Леннон, помогал ему и писать песни, и исполнять их. Ему предстояло поработать с Эриком Стюартом, Элвисом Костелло, Стиви Уандером и... Майклом Джексоном.
Выпустив два сольных альбома McCartney и Ram, Пол создал новую группу - Wings, в которой выступала и его жена Линда (что, правда, не у всех вызывало одобрение), а потом занялся любимым делом, которого ему так давно не хватало и на которое в последние неспокойные годы он уже не мог подвигнуть Битлз: пустился гулять с песнями по всему свету.
С Wings Пол много работал и писал, и по-прежнему у него в песнях чередовались жесткий рок-н-ролл и романтические ноты. В 1978 году Wings записали на Виргинских островах свой шестой альбом, в котором была и очень милая песня Girlfriend, написанная и исполненная Полом. Она-то и явилась началом творческого союза с Джексоном.
На следующий год Пол с удивлением обнаружил свою песню в альбоме Джексона Off The Wall. Она вышла синглом в июле 1980 года и добралась в британском хит-параде до 41-го места, Майкл Джексон позаботился о том, чтобы Полу Маккартни доставили презентационный диск, тем самым отметив присутствие одной из композиций Пола в своем альбоме.
Мысль о партнерстве Пола Маккартни и Майкла Джексона будоражила воображение миллионов, знатоков поп-музыки. Из союза двух разных поколений, с таким уникальным талантом у каждого, должно было получиться что-то действительно стоящее. Во всяком случае, о чем-то подобном Майкл Джексон, видимо, подумал, поскольку, как вспоминает Пол, в 1981 году, в день Рождества, “Майкл позвонил мне и сказал, что хочет к нам сюда приехать и сделать несколько хитов”. Пол сначала даже не поверил, что на том конце провода действительно Джексон. Когда же Майкл еще раз предложил поработать вместе, Пол ответил ему, что подумает. И со временем решил: “А почему бы и нет? Мне действительно нравилось, как он поет, танцует и играет”.
В мае 1981 года Майкл Джексон приехал в Англию и впервые встретился с Полом в его лондонском офисе. Пол стал наигрывать на гитаре мелодию, и вместе они быстро набросали вчерне песню Say, Say, Say.

В тот же приезд Пол сыграл Майклу на фортепьяно вступление для новой, еще не законченной песни и показал, как ее можно было бы продолжить. Майкл написал слова, и получилось то, что потом стало известно под названием The Man. Так что речь шла о действительно совместной работе: Пол писал музыку, а Майкл - слова или почти все слова к песням.
До отъезда Джексона из Лондона обе песни были записаны при участии Джорджа Мартина. Ближайший новый альбом Пола под названием Tug Of War к тому моменту уже был записан (его выход предстоял в марте 1982 года), так что предполагалось новые песни включить в следующий за ним Pipes Of Peace. Однако появление его затянулось до октября 1983 года, что позволило Полу и Майклу в промежутке отшлифовать сделанные записи. Между двумя певцами завязывалась настоящая дружба. Во время этой встречи Пол исполнил с Майклом вокальные дуэты во время студийной записи сольной композиции Майкла The Girl Is Mine, вошедшей в альбом Джексона Thriller. Сингл достиг второго места в США и восьмого места в Англии. Многие считали, что эта песня лучшая в альбоме. Когда количество проданных пластинок достигло 40 миллионов, он побил все известные в истории продаж рекорды, а Майкл Джексон в начале 80-х превратился в самое выгодное со времен Элвиса Пресли и Битлз предприятие в музыкальном мире.
В тот период Пол снимался в фильме Give My Regards To Broad Street;в одном из эпизодов переодетый в бродягу Пол на улице у выхода со станции метро “Лечестер-Сквер” поет под гитару Yesterday. Объясняя, откуда взялся этот эпизод, Пол рассказал, что когда они с Джоном были еще совсем юнцами, “если мы собирались пойти к кому-нибудь домой, то всегда прихватывали с собой гитары, потому что было заранее известно, что мы обязательно поиграем вдвоем”. Еще при подготовке фильма Пол сказал режиссеру Питеру Уэббу: “Мы по дороге к Джону или ко мне ходили пошататься, напевая песни и выпендриваясь перед девчонками”.
О съемках фильма Пол вспоминал: “Однажды вечером съемочная группа отвезла меня на Лечестер-Сквер, заляпала грязью с автомобильной стоянки, разодрала мои джинсы и выставила на углу. Ну вот я и стою там, струны дергаю, выдаю запростецкий такой вариант Yesterday. Никто же бродяге в глаза смотреть не любит, так что никто и не замечал, что это я”. К тому же на нем были темные очки, а в раскрытый у ног потрепанный футляр для гитары прохожие бросали деньги. У меня примерно так получалось: “Yesterday/All my troubles/о, спасибо, сэр/Seemed so far away”. Сколько я тогда заработал - все сразу пошло в приют для старых моряков. Один старый шотландский пьянчуга сгрузил мне под ноги всю свою мелочь, приобнял эдак и говорит: “Ш-шо, сынок, в-во как з-здорово па-аешь!” Компания панков, наряженных в кожу с побрякушками, принялась танцевать под его музыку, не подозревая, что перед ними - Пол Маккартни.
Свой небогатый бродяжий опыт Пол воспринял вполне с энтузиазмом и говорил, что “для гитариста такой спектакль перед такой публикой - самое главное и интересное испытание”. Не знал он, правда, что, когда настанет время договариваться об оплате за право исполнения песни, переговоры придется вести с... Майклом Джексоном.
“Я в отношениях с Майклом всегда чувствовал себя как бы его старшим братом”, - говорит Пол, обращаясь к хорошо сохранившимся воспоминаниям о тех днях, когда Yesterday и другие его песни вот-вот должны были отправиться в путь, чтобы в, конце концов перейти в собственность к человеку, которого Пол считал своим партнером и другом по искусству. Когда Джексон гостил у них в Лондоне, Пола и Линду пригласили в гости английский актер Адам Фэйт и его жена Джэки. “Я спросил: “А можно я с другом приду?” У Адама челюсть отвалилась, когда к нему в дом вдруг вошел Майкл Джексон. Адам, правда, виду не подал, это он умеет. Он и говорит: “Все в порядке, приятель?” Ну вот сидим мы и болтаем. Потом мы очень мило пообедали, и Майкл меня вытащил в, коридор и говорит: “Можно тебя на пару слов? Мне бы поговорить с тобой, мне совет нужен, по личному вопросу, и, может, ты поможешь”. Я в ответ: “Конечно, давай”.
Все казалось таким невинным в тон добродушной обстановке. Но годы спустя эти “роковые пять минут”, как Пол потом назвал то, что произошло в коридоре в доме Адама Фэйта, доставили одному из бывших Битлз много переживании. Обретя богатство за счет продаж Thriller, двадцатичетырехлетний Майкл выслушивал советы по поводу ведения дел, которые ему давал сорокалетний певец, пробежавший уже не одну дистанцию, набивший себе шишек, но и набравшийся опыта.
Пол вспоминал это так: “Я сказал ему: “Ты теперь начал зарабатывать кучу денег. Ты сейчас действительно сильно раскрутился. Так что, во-первых, найди кого-нибудь, кому доверяешь, чтобы присматривал за твоими деньгами. Это сделай прежде всего, а то все улетит в окно - ты даже не заметишь. В шоу-бизнесе такое случалось во все времена”. Затем, говорю ему, видеоклипы всего своего добра делай сейчас и сам становись их владельцем. И, говорю, подумай о том, чтобы заняться выпуском музыкальной продукции. Вот эти три вещи я ему предложил: позаботься, чтобы деньгами управлял падежный человек; сними видеоклипы; займись выпуском музыкальной продукции”.
Вернувшись в Америку, Майкл Джексон сменил менеджера. Потом, говорит Пол, “он занялся Thriller и сделал из него видеоклипы. А потом, когда я снова с ним встретился, он стал шутить. Он мне говорит: “Я куплю твои песни”. Я прыснул: старший брат, вали отсюда! Хотя шутка неплохая!”
“Я и забыл об этом сразу”, - говорит Пол, продолжая рассказ о самом первом вслух высказанном пожелании Майкла приобрести каталог Битлз. “Но потом он еще раз или два повторил то же самое, и шутка эта что-то перестала мне нравиться. А он все шутил; “Я куплю твои песни”. Я говорю (Пол смеется.): “Ага, ну чего, здорово, прям отлично...” - потому что ведь именно это я же сам ему и присоветовал в третью очередь”. Уж слишком нелепой казалась хотя бы даже мысль о том, что твои друг, такой же, как и ты, певец, может всерьез заявлять, будто он купит песни Битлз.
В 1981 году, как раз когда начиналась дружба Пола и Майкла, корпорация ATV была переименована в АСС (Associated Communications Corporation). В ноябре того же года, когда вовсю кипели страсти вокруг поглощения компании, вдруг стало известно, что лорд Грэйд ищет покупателя на ATV Music, которую входила и Northern Songs. Этой новости Пол Маккартни ждал давно и с нетерпением.
Семидесятипятилетний лорд Грэйд руководил одной из самых успешных организаций в мире развлечений. Будучи председателем и главным руководителем АСС, он контролировал компанию, оборот которой в 1980 году составил 167 млн. фунтов стерлингов, а прибыль - 14 млн.
У Грэйда всегда хватало находчивости для новых экспансии. В 1981 году он объявил о невероятном кинопроекте, в который предстояло вложить 120 млн. американских долларов. Речь шла о вызывавшем много споров намерении снять фильм под названием Raise The Titanic, тема которого всегда вдохновляла Грэйда. Эксперты предсказывали, что при такой заниженной оценке уровня инвестиций в проект Titanic название для него было подобрано очень удачно и что он мог принести только одни убытки.
Отмечая значительные потери денег, которые грозили Гранду из-за проекта Titanic, Пол Маккартни вспоминал: “В тот год, когда у Лью начались проблемы, я с ним встретился. Я неплохо его узнал и несколько раз с ним обедал. Линда ему нравилась, и он любил свой коронный номер с чарльстоном, ведь он когда-то зарабатывал танцами на жизнь. Он был великолепен. Я сказал: “Лью, слушай, эти песни, это же мое, они мне дороги. Я же их сочинял бесплатно! А сейчас они стоят просто невозможных денег!” Я говорю: “Если ты вдруг решишь их продать, позвони, пожалуйста, и дай знать, мне так хочется их вернуть, А если ты вдруг согласишься отделить Northern Songs от остального (ATV), то это будет просто невероятно”.
Пол вспоминает свой восторг и удивление, когда Грэйд позвонил ему в Сассекс и предложил продать ему его песни: “Очень любезно было с его стороны, когда он все-таки надумал продавать, что он позвонил мне: “Значит, так, Пол, я таки продаю это дело и хочу тебе первому все это предложить”. Я в ответ говорю: “Вот это да! Здорово!” Вопреки всем советам он был готов, вычленить их из ATV. Он был готов взять Northern Songs, главное украшение короны, и вынуть его из оправы.
“Лью мне сказал: “Для тебя я их отделю ото всего остального. И продам отдельно. Только тебе”. И дальше говорит: “Но стоить это будет 20 млн. фунтов стерлингов”.
“Я чуть не поперхнулся и думаю: “Господи, я же их сочинял задаром! Мне моих же детей обратно за деньги предлагают. Все равно что тобой же отправленные почтовые открытки потом через Сотбиз выкупать. Не очень-то справедливо”.
Пол позвонил в Нью-Йорк, чтобы обсудить предложение Гранда со своими адвокатами, со своим тестем Ли Истманом и его сыном Джоном. Они сказали, что сумму, которую запросил Грэйд, собрать, может быть, и можно, но дальше добавили то, о чем Пол и так догадывался: “Даже если у тебя дела идут великолепно, все равно собрать такую сумму свободных денег очень тяжело”.
Пол выбрал единственно возможное решение: “Ну вот (после звонка Грэйда) я и решил: на самом деле мне надо позвонить Йоко и все с ней поделить. Получится идеальное возвращение детишек - наших песен - домой, У нее будет Джонова половина, у меня будет половина, и все здорово. Мы вдвоем будем владельцами компании, и так будет лучше всего. Я ей позвонил и говорю: “Лью Грэйд мне только что проложил купить компанию. Сказал, что хочет 20 млн. фунтов стерлингов. Надо нам ее купить. У тебя будет половина, и у меня будет половина. Я тогда себя буду спокойно чувствовать, Джон получит обратно свою половину. Плачу десять я и десять ты. Не знаю, легко ли будет найти эти деньги. Но в общем дело вот такое”. А она отвечает: “Нет, нет. Двадцать - это уж очень завышенная цена”. Я говорю: “Ну может, ты и права. Ведь и правда никто денег за то, что я написал Yesterday, не платил! Мне-то уж точно кажется, что многовато просят, но так сложилось и приходится с этим считаться”. А она мне тогда сказала: “Нет, мы за пять можем купить”. Чтобы скинули с двадцати до пяти? Я ей говорю: “Знаешь, не уверен, что ты тут права. Я разговаривал с продавцом, он сказал: 20 миллионов. Ну ты мне перезвони, когда решишь”. Она сказала: “Нет, дай я поговорю кое с кем. Я тут кое-что могу предпринять”. Ну и, конечно, все сорвалось, а как же еще. За пять мы бы ни за что не купили”.
Те добрые отношения, которые у Пола сложились с Лью Грэйдом, к сожалению, никак не повлияли на предстоящую смену владельца Yesterday и всех остальных песен, которые Пол так хотел вернуть.
Вскоре музыкальный каталог ATV, в, котором фигурировали 263 песни Битлз, а заодно и другие принадлежащие компании каталоги были сняты с продажи. Потом в течение трех лет ничего не происходило, и Пол считал, что все так и осталось в тупике. 10 августа 1985 года бомба все-таки разорвалась, и до Пола дошло сообщение, что Майкл Джексон воспользовался полученным когда-то бесценным советом: Джексон купил ATV Music за 53 млн. долларов.
Больнее всего для Маккартни было то, что человек, с которым, как он считал, его связывали крепкие отношения, не позвонил ему и не предупредил о готовящейся сделке. Пол говорит: “Вот тут нашу дружбу здорово подкосило. Он мне не позвонил. Мне позвонили другие люди и сказали: “Майкл Джексон только что заплатил 53 млн. долларов за Northern Songs”. Я с тех пор с Майклом Джексоном практически не разговаривал, только спросил его: “Ну, Майкл, значит, получается, теперь ты тот, кто мог бы предложить мне сделку. Как, предложишь что-нибудь? Уж если и говорить о мертвом молчании, так это был тот самый случай! Он еще хуже, чем все остальные”.
“Я с ним однажды встретился, когда он готовил Black and White со своего последнего альбома. Он снимал видеоклип с Джоном Лэндисом в Лос-Анджелесе, и я особо договорился о встрече с ним. Он мне сказал: “Привет, так рад тебя видеть”. Я ему говорю: “Майкл, надеюсь, ты поймешь, у меня же рабское соглашение. Ведь, ей-богу, ты можешь в историю войти, как тот человек, который наконец навел в этом порядок. Ты ведь вроде не так чтобы совсем без денег сидишь. У тебя ведь все в порядке. По-моему, по совести, ты бы должен это сделать...” А он говорит: “Знаешь, Пол, сколько я из-за этого плакал”. Я собрался уходить и говорю: “Да ну ладно, пусть так, Майкл, только прошу, поговори со своими людьми, а? Пообещай, что поговоришь со своими людьми об этом”. А он сказал: “Я столько плакал. Я им говорил...” Я ему говорю: “Пойми меня. Мы ведь правильно делали, что не разрешали все наши песни использовать в рекламе кока колы, мы так их чистоту сохраняли. Если песни не превращать в дешевку, Майкл, они дольше живут”. Майкл мне ответил: “Пол, я из-за этого плакал, столько плакал”. Ну я и подумал: я тут лбом об стенку бьюсь. И с тех пор от него никаких новостей. Я ему три письма аж от руки написал, а он даже не удосужился ответить. Я в этой компании тридцать лет стажа наработал, по рабскому контракту, а парень мне даже на письма ответить не хочет! Он не хочет ни о чем договариваться. Он все купил по моему совету и распространением занялся тоже по моему совету, так что винить-то мне, кроме самого себя, некого. Но я не сдамся. Песни мои - это мои детишки”.
В 1995 году, через десять лет после покупки Northern Songs, Майкл Джексон стал самым долгосрочным владельцем этой компании. Управление компанией он поручает сторонней фирме. В настоящее время компанией управляет британская фирма EMI. Когда мне понадобилось разрешение на воспроизведение слов Yesterday в тексте, получить его у Пола Маккартни я не мог, а должен был обратиться к представителям организации Майкла Джексона в Лондоне. Естественно, Полу принадлежат авторские права на рукописный текст, и его воспроизведение он разрешить может, а вот сами слова и музыку он разрешать пли не разрешать использовать не имеет права. Теоретически Yesterday могут в любой момент разрешить использовать в любых коммерческих целях, и у Пола Маккартни нет никакой юридической возможности воспротивиться этому.
Все, что касается использования песен Битлз, никак не подконтрольно Полу и Йоко. Если кто-нибудь, кроме него самого, исполняет Yesterday, Пол получает половину от 50%-го авторского гонорара (то есть 25%), если песня исполнялась за пределами США, и половину от 33,3%-го авторского гонорара (то ость 16,66%), если песня исполняется в США.
Пол, конечно, совсем не рад тому, что Майкл Джексон по-прежнему владеет каталогом, и ему не по душе то, как Джексон тайком купил его. Но Пол недоволен и тем, как Брайан Эпштэйн, по его мнению, изначально заключал невыгодные для них контракты, и уж совсем он зол на Дика Джеймса, который, как Пол считает, “предал” Битлз, а еще пожадничал и не пересмотрел условия в пользу авторов, когда их команда зарабатывала столько денег.
Задним умом все сильны, и это удивительная наука: история Битлз, а особенно эта драматичная, всепоглощающая и изматывающая пустыми надеждами сага о том, как Пол и Джон потеряли контроль над своими песнями, особенно над Yesterday полна гипотез и предположений: “а может быть...”, “а если бы...”.
Если бы Пол написал Yesterday сегодня, он бы на этом заработал несравненно больше; да и вообще они с Джоном в нынешнее время со своими песнями стали бы намного богаче. И это не имеет никакого отношения к продаже Northern Songs. Просто с самого начала их контракты с распространителями были бы намного выгоднее. “У них условия были 50 на 50, как и у меня, - говорит Роджер Гринуэй, - а вот если бы они жили в нынешние времена, то уже получили бы 90 на 10 в свою пользу после первого же такого хита. Сегодня авторы просто не понимают, насколько им приходится легче по сравнению с 60-ми годами. Об исполнителях, получающих меньше 70 - 75%, уже не услышишь нигде, как и о том, что они отдают на сторону больше 25%, причем из расчета у источника”. “Тогда и слово-то “источник” нигде не проходило. Издатель, конечно, все знал, но в документы он такое никогда не включил бы. Что получалось: они нашу продукцию продавали за границей и вроде должны были платить нам половину от вырученного там; а они вместо этого оставляли половину выручки за границей и только половину ее переводили в Англию, а уж от нее платили нам наши 50%. То есть по сравнению с тем, что было у “источника”, мы получали лишь 25%! Вот и все, что мы в те годы получали из-за границы. И все это делали. Тогда это называли деловой практикой. Это даже не считали нечестным. Но, как сказал судья в знаменитом деле Элтона Джона, оттого, что деловая практика принята, она еще не становится правильной”.
Есть некоторая ирония в том, что Майкл Джексон свою автобиографию, озаглавленную Moonwalk и выпущенную в 1988 году, посвятил Фреду Астору, чье мастерство танцовщика его явно вдохновляет. Ведь Пол Маккартни всю свою жизнь так же преклонялся перед очаровательным пением Астора.
Майкл Джексон заявляет, что считает себя музыкантом, который попутно еще и занимается бизнесом, и что и он сам, и Пол Маккартни на собственном нелегком опыте научились вести дела и познали значимость издательского дела, авторских гонораров “и достоинства в писании песен... К написанию песен надо относиться так, как будто это кровеносная система поп-музыки”. Он говорит, что многие его идеи родились в мечтах. А еще в другом месте Майкл утверждает, что верит в желания и в способность человека добиться их осуществления.
Раз уж его старый друг Пол Маккартни написал Yesterday в мечтах, может быть, однажды Майкл Джексон снимет трубку или напишет письмо в Англию и поможет желанию друга осуществиться?

+2

28

Издание: Sister2sister, сентябрь 2009 г
Интервью: Jamie Foster Brown
Источник: http://www.the-michael-jackson-archives … bber1.html

Раймона Бейн.
Откровенная, трогательная, грустная и счастливая история
жизни рядом с Королем поп-музыки в тяжелый период обвинения в растлении
малолетних вплоть до его преждевременной кончины. (часть 2)

Джеми: Было много разговоров о том, что у Майкла проблемы со сном. Я помню, как он сказал тебе, когда вы начали работать вместе: «Теперь я могу спать».

Раймона: Да. Он сказал: «Теперь я снова смогу спать». Ты знаешь, он волновался насчет некоторых вещей. И я не знаю, следует ли воспринимать это буквально или нет, но я гордилась тем, что он доверил мне привести его дела в порядок.

Джеми: Ты была с Майклом почти до его последних дней. Этот парень, который был связан с Майклом - доктор Томе. Кто он?

Раймона: Ну, он говорил, что доктор, а я понимала, что это не так.

Джеми: Что насчет той медсестры? (Она выступила на телевидении, сказав, что Майкл просил ее помочь достать препараты, помогающие ему заснуть). Ты знала о ней что-нибудь раньше?

Раймона: Я никогда о ней не слышала.

Джеми: Итак, все эти люди появились в последние шесть месяцев?

Раймона: Да. У него никогда не было личных медсестер или всех этих докторов. Докторов, живущих с ним. Я не верю, чтобы Майкл пригласил доктора жить в свой дом. Это просто не тот Майкл Джексон, которого я знаю.

Джеми: Итак, в то время, когда ты работала с ним, никого из этих людей не было? Он сам заботился о себе, детях.

Раймона: И он был действительно здоров. Он не нуждался во врачебном уходе. Ты знаешь, я подтверждаю существование медицинских счетов, но все они были старыми. Многими из его счетов никто не занимался.

Джеми: Почему так происходило? Его люди просто позволяли счетам накапливаться?

Раймона: Я не знаю почему.

Джеми: Он жил в загородном доме? (некоторое время под Вашингтоном).

Раймона: Да. В течение 6 месяцев он жил в Мидлбурге (Вирджиния).

Джеми: И затем ты устроила прием в честь него в Вашингтоне, в посольстве.

Раймона: Это было в 2004 году, в посольстве Эфиопии. Он этого заслуживал. А затем он находился в доме Дебры Ли. И получил от нее награду за свою филантропию. Мы ездили в Вегас, Японию и Лондон, по всему миру, и он не был болен.

Джеми: Ты пригласила меня поехать с вами в Японию, и я увидела, что он ест (смеется).

Раймона: Он ест. Люди думают, что он ничего не ест, но он ест. Ты видела это.

Джеми: Да! У него был большой обед в Диснейленде в Японии.

Раймона: Он рассказал нам, что он заказывает и ест каждый день, и он ел это (смеется).

Джеми: Что он любил есть?

Раймона: Это было одной из причин, по которой он не набирал много веса – когда он был там. Я думаю, что он весил около 140-145 фунтов, так как он был около 6 футов в высоту.

Джеми: Его рост был 6 футов?

Раймона: Да, около 6. В любом случае он заказывал цыпленка на гриле, коричневый рис.

Джеми: Разве он не любил KFC?

Раймона: Да! Очень любил. Но он также любил индейку с гарниром и клюквенным соусом, сладкий картофель и засахаренный ямс. Еще он любил макароны с сыром и гарниром, и картофельное пюре с мясной подливкой. И было забавно то (смеется), как мы составляли отдельные меню для детей и для него. Ведь так? И мы включили туда куриные палочки, хот-доги, чизбургеры и картофель фри. А Майкл говорил что-то типа: «Раймона, не много ли здесь лишнего, пиццы?» Он сказал: «Я не против того, если дети будут есть это иногда, но ты включила эти продукты в ежедневное меню». Я ответила, что думала, что они просто дети. Он сказал: «Нет, нет». Он никогда не хотел задеть моих чувств, и он всегда пытался смягчить ситуацию: «Хорошо. Знаешь что? Мы можем оставить одно или два из этих блюд в меню, но я хочу, чтобы туда включили цыпленка на гриле и индейку». Моим любимцем был Бланкет.

Джеми: Расскажи мне о том, как Бланкет и остальные действовали на Майкла. Помнишь, когда он говорил им не делать чего-то, а они все равно это делали?

Раймона: Я никогда не забуду! Бланкет был независимым. И мы с Майклом говорили об этом все время. Он мог сказать: «Я не могу дождаться того, чтобы увидеть то, чем он будет заниматься, когда подрастет». И он говорил мне: «О, Боже! Он бывает таким сложным». Я сказала: «Он может стать политиком». Я говорила Майклу все время: «Он сбежит из офиса», так как он был очень независимым. Я очень любила Бланкета. Когда мы общались с Майклом, я спрашивала: «Могу я поговорить с Бланкетом?» И ты помнишь, когда мы были в Японии и собирались уходить, Бланкет не хотел идти. Майкл сказал: «Тебе надо одеться». Но Бланкет твердил: «Не-а. Я не хочу уходить». Тогда Майкл сказал: «Ну, ты должен пойти». Бланкет сказал: «Я не хочу». Бланкет спрятался в туалете. Я спросила: «А где Бланкет?» Майкл ответил: «Он спрятался в туалете». Я открыла дверь в туалет и Бланкет сказал: «Передай ему, что я не хочу идти».

Но они были такими замечательными. Пэрис прекрасна. Я всегда говорила Майклу, что она может стать моделью. Он никак это не комментировал.

Джеми: Что ты почувствовала, когда узнала, что Майкл скончался? Как ты услышала об этом?

Раймона: Я не поверила в это. Я не поверила в это, так как моя мама находилась в больнице в отделении интенсивной терапии. Мой телефон постоянно звонил. И когда кончался один звонок, начинался другой. В минуту поступало около 40 звонков, и тогда я позвонила в офис и спросила: «Что происходит?». А Глэдис сказала: «Раймона, они звонят, чтобы узнать, правда ли Майкл скончался от сердечного приступа». Я ответила: «Я очень устала от всего этого. Каждый раз, когда он задумывал что-то сделать, начинались слухи». Затем я поговорила с тобой (Джеми), и ты сказала: «Я слышала, что он умер». Я сказала: «Они заявляют обо всех этих слухах постоянно. Сколько раз мне уже приходилось опровергать подобное?» Я делала это, по крайней мере, 4 раза за время работы с ним. Затем я получила звонок из Лос-Анджелеса, из достоверного источника, который сказал, что он скончался. Я не могла поверить в это. Я была просто опустошена.

Джеми: Я как будто потеряла члена семьи.

Раймона: Да! Это было так.

Джеми: Но вы с Майклом в то время уже не работали, так как ты предъявила ему иск. Ты ведь организовывала все его сделки. Расскажи мне о тех сделках.

Раймона: Ну, это не касалось никого, кроме нас. Что насчет всех тех людей, которые говорили, что это они совершали сделки. Откуда они взялись? Их даже и близко не было. Как вы можете заключать сделки, если вас просто не было? Выпуск CD к 25 годовщине, рефинансирование Sony-ATV, сделка с AEG. AEG начало переговоры о возвращении, когда Майкл, я, а также остальные члены команды встретились с ними в январе 2007 года…И теперь я слышу все это. Но его новые консультанты отчуждали его.

Джеми: Он перестал общаться со своими людьми?

Раймона: Я просто думаю, что его отстранили от этого. И до меня дошло, что у него в доме не было телефона.

Джеми: Однажды его мать не смогла связаться с ним. Это так?

Райиона: Да. Эти люди отстраняли его, и я делала все, чтобы связаться с ним. Я перепробовала все. Разве только не перелезала через ворота. Хотя хотела бы.

Джеми: Потому что ты понимала, что что-то не так?

Раймона: Да. Я знала, что что-то идет не так, так как Майкл Джексон обычно звонил. Могло пройти достаточно времени, но он перезванивал. И если он даже не соглашался со мной, он давал мне об этом знать. Я имею в виду то, что у нас не было задушевных разговоров. Я занималась организационными вопросами, и у нас были незначительные разногласия. Но, ты знаешь, он всегда был достаточно вежлив, чтобы перезвонить. Он не говорил «извини», но он менял тему разговора. «Ну и что нам теперь делать? Что ты теперь скажешь?» Что-то вроде этого.

Джеми: Итак, мать Майкла была реально напугана?

Раймона: Мы все были напуганы с октября прошлого года. Я писала сообщения, я звонила. Каждый раз, когда у меня появлялся его номер, он вдруг менялся.

Джеми: Почему у вас возникла эта проблема?

Раймона: Я не узнавала его поведение.

Джеми: Настораживало ли то, что его мать не могла связаться с ним?

Раймона: Это было не то, к чему я привыкла. Я видела, что история подошла к концу. Все те люди, которые могли знать, что что-то не так и передать это другим людям: семье, бывшим коллегам и советникам – теперь все они стали никем. Майкл Джексон, которого я знала, говорил по телефону, проводил совещания, был настороженным и напористым. Он знал, куда хочет пойти и что сделать, и он делал это. И я думаю, что пресса не верила мне, когда я рассказывала это. Но я провела так много совещаний для него, и каждый, выходя оттуда, говорил: «О, Боже! Он такой умный. Он такой общительный. Он такой доброжелательный. Он такой заботливый».

Джеми: Раймона, так он хотел это турне? Так как ты одна из тех, кто в курсе.

Раймона: В течение всего времени, когда я начала говорить с ним об этом, он постоянно говорил о преодолении препятствий и о том, что он делал лучше всего. Появилось целое новое поколение людей, которое никогда не видело его выступлений, и он знал это. И он хотел вернуться и делать то, что получалось у него лучше всего. Он любил выступать, но все это должно было быть на его условиях. Потому что он говорил мне все время: «Я на сцене с 6 лет, и я никогда не ездил в тур ради тура. Это не для меня. Я хочу, чтобы это было событие. Я хочу, чтобы люди выходили оттуда и то, что они увидели, было бы чем-то абсолютно неординарным». Майкл Джексон был законодателем моды. В моде все еще популярно то, что он носил, и дизайнерские дома до сих пор создают вещи, наподобие тех, которые он носил 15-20 лет назад.

Джеми: Раймона, как люди относились к нему после того, как он был оправдан? После всего этого он все еще общался со многими людьми.

Раймона: Да. Он хотел, чтобы они приняли участие в записи альбома в поддержки жертв урагана Катрина, но они не сделали это. По какой-то причине не сделали.

Джеми: Как он чувствовал себя после этого?

Раймона: Он просто двигался дальше. Независимо от того, хотели ли они делать это или нет.

Джеми: Наверное он чувствовал очень много боли от людей, обвинявших и осуждавших его.

Раймона: Что больше всего доставляло ему боль, это то, что он не хотел, чтобы люди думали, что он растлитель малолетних. Он не мог причинить боль ребенку. Это было ужасное время и ужасное испытание, через которое мы прошли в Санта Марии. Люди в городе хорошо относились к нам, но, я имею в виду, что там была мировая пресса, и там было много тех, с которыми мне приходилось бороться на телевидении каждый вечер. И хотя его оправдали, результаты опроса свидетельствовали о том, что большинство американцев считает его виновным, под воздействием того, что они читали в прессе. Много времени необходимо для того, чтобы изменить мнение людей. Это было то, что ранило его больше всего. Я думаю, что с его возвращением люди меньше думали бы об этом. И я видела отличия, так как не зависимо от того, что писала пресса про Майкла Джексона, будь то: «Майкл Джексон отдал 1 миллиард» или «Майкл Джексон, обвиненный в растлении малолетних, был оправдан…». Они должны были всегда писать это. Так было всегда.

Я видела постепенные изменения, произошедшие за последние два года. И особенно после фотосессии для обложки журнала Ebony в 2007 году, а также журнала L'uomo Vogue. Я видела то, что он преодолевает все это…. Но я считаю, что одной из причин того, что люди были так жестоки с Майклом, было то, что он не взаимодействовал с ними. И я говорила: «Боже! Одна из моих задач сделать его доступнее». И он стал доступнее. Он посещал множество мероприятий, ходил на ужины: он ужинал с Роберто Кавалли и множеством других людей. Он выходил в свет. Смотри, люди многого не понимают. А непонимание возникает тогда, когда нет контакта. Люди верят тому, что они читают, так как они не могут почувствовать тебя. Им просто не с чем сравнивать. Он стал доступнее. Я не знаю, почему он был так не доступен последний год.

Джеми: Для тебя было непростым решением подать на него иск?

Раймона: О, это было душераздирающим. Как я уже говорила в своем заявлении, я не хотела это делать, но это было бизнес решением.

Джеми: Что он был тебе должен?

Раймона: Процент от различных сделок, которые я помогла заключить.

Джеми: Он платил кому-нибудь, кто участвовал в заключении этих сделок?

Раймона: Ну, я знаю, что кому-то было заплачено и некоторым было заплачено по ошибке. У меня, правда, не было выбора. Но это никак не повлияло на взаимное уважение и любовь, которые были у нас. И я весьма искренне думала, что это как-то разрешится. Я думала, что иск обратит его внимание на это, и мы решим проблему. Так как Майкл иногда мог забывать, или думал, что все под контролем, когда это было не так.

Джеми: Вернемся к поездке в Японию. Он так дурачился. Помнишь, как он поцеловал одну из девушек в губы? С Майклом можно было сфотографироваться, поужинать. Все эти люди были так восхищены этим. Затем они устроили для него большой концерт, танцевали как он, а дети пели для него. Он был действительно в восторге от этого.

Раймона: Да! Это действительно так.

Джеми: Раймона, ты не только PR-персона и генеральный менеджер, но ты также и кризисный управляющий. Когда артист имеет действительно плохие отклики в прессе, не каждый сможет сделать то, что ты сделала. Ты не обычный пресс-секретарь.

Раймона: Я думаю это пришло с опытом работы в политике и боксе.

Джеми: Две женщины, помимо его матери, которые были наиболее близки ему, были черными женщинами – ты и (няня) Грейс. Это так? Ты можешь так сказать?

Раймона: Да.

Джеми: Большинство людей не знают этого.

Раймона: И еще Еvvy Tavasci также была близка ему.

Джеми: И она не черная.

Раймона: Нет.

Джеми: Оставалась ли она рядом с ним в последние годы?

Раймона: Ну, она все еще работала с ним, и достаточно долгое время.

Джеми: Ты была рядом с Майклом в течение 7 лет.

Раймона: М-м-м. Да.

Джеми: И ты поняла, что он был очень обходителен и вежлив.

Раймона: Скромен.

Джеми: Он любил шутить?

Раймона: Да. Он не был таким уж непробиваемым, как считают люди.

Джеми: Ты могла подумать, что представлять Майкла будет черная женщина?

Раймона: Нет! Я звонила людям и кричала: они не понимали, что я говорю. Они думали, что на меня напали (смеется).

Джеми: Ты гордилась собой? И твоя команда тоже состояла из черных.

Раймона: Да! Ван, Эмил, Билл, Тереза, Глэдис…

Джеми: А его прическа. Это ведь была Линда, не так ли?

Раймона: Да. Линда Пэрриш.

Джеми: Ты пригласила Линду. Ты заботилась обо всем. Ты была уверена, что все делается правильно.

Раймона: С нами также работали испанцы и кавказцы. У него был мультинациональный штат.

Джеми: Когда вы рефинансировали кредит Sony-ATV, зачем он это сделал?

Раймона: Принц Абдулла рефинансировал кредит назад в 2006 году, тема была практически исчерпана.

Джеми: И это было 300 с лишним миллионов долларов?

Раймона: 360 миллионов.

Джеми: И ты руководила этим?

Раймона: Да. Я собрала команду из финансистов и адвокатов.

Джеми: Откуда ты знала, как все это делается?

Раймона: Благодаря моему многолетнему опыту в политике и работе в Вашингтоне.

Джеми: И знала к кому обратиться?

Раймона: Знала, кого просить и на кого ссылаться.

Джеми: Как ты думаешь, что должно было произойти потом? Ты всегда так оптимистична.

Раймона: Я не знаю. Майкл Джексон был очень важной частью моей жизни в течение многих лет. Даже когда я не могла общаться с ним, он был важной частью моей жизни. И я не знаю. Я не думаю, что могу погрузиться в его уход. Об этом говорят повсюду. Я больше не могу ничего смотреть (новости, заголовки о его смерти).

Джеми: Почему ты не можешь смотреть?

Раймона: Я устала смотреть на людей, с которыми он не общался уже в течение многих лет. Майкл Джексон изменился за последние годы. Правда. Я думаю, то, что он перенес во время суда, заставило его измениться. Он стал более жестким и более контролирующим себя. Он всегда осознавал ситуацию. Всегда. И, во-вторых, мне не нравиться смотреть потому, что это заставляет думать о том, что он умер. Пока это еще очень свежо. И когда я смотрю на то, каким трепетным он был при жизни - это расстраивает меня. И я начинаю думать: «Почему?»

Сабрина: У меня есть другой вопрос. Ты рассказывала о той перемене, когда все начали называть его Королем поп-музыки. Но я заметила в прессе другую перемену. Она начала писать: «Майкл, возможно, имел зависимость определенного рода».

Раймона: Но ты знаешь, когда я смотрю на Майкла, это вызывает у меня чувство гордости, и я согласна с мистером Джексоном, который, безусловно, любил своего сына. Мне все равно, кто что говорит. Майкл был на всех главных обложках. Он упоминался во всех новостях. И я радовалась за него, когда видела это.

Сабрина: Ты думаешь, он когда-нибудь сомневался, что сможет сделать это снова?

Раймона: Нет. Он никогда в этом не сомневался. Одной из причин, что он взял перерыв, было то, что он хотел вернуться со свежими идеями и чем-то новым. Я говорила ему: «Как ты можешь превзойти свою лунную походку?» Он начинал смеяться. Но он был законодателем моды, и он собирался очаровать тех из нас, кто уже видел его, а также целое поколение людей, которые не знали его. Я убеждена и верю в это. И мне очень жаль, что у него не получилось сделать это.

Большое спасибо Mars за перевод.
http://forum.exler.ru/index.php?showtop … mp;st=1200

+2

29

http://www.liveinternet.ru/community/mi … 123162276/
http://search.japantimes.co.jp/cgi-bin/ … 709jk.html
Майкл любил это.
9 июля 2009 года
Daikaku Chodoin, 68 лет, основатель и президент Объединенной Всемирной Ассоциации карате, которое включает все пять iemoto (традиционные боевые искусства), включающее 50 миллионов практикующих членов в мире. Chodoin также мечтает исцелить мир, как об этом мечтал Майкл ДЖексон. С их первой встречи в 1997 году The King Of Pop и The King Of Karate общались по-королевски. В 1998 году Chodoin презентовал Майклу Джексону звание Почетного Председателя Объединенной Всемирной Ассоциации карате и godan (пятой степени) черный пояс.

http://i033.radikal.ru/1003/46/f3dd7a8cccf1.jpg

Когда вы научитесь хранить секреты, вы услышите многое.
Я организовал все для визита Майкла. Когда его самолет приземлился, мы подогнали машину прямо к трапу и отправились прямо в Токио. Он остановился в отеле, но обычно был в моем офисе. Мы разговаривали и занимались карате три дня. Никто не знал, что он был там, и ему это нравилось.

Телефонный звонок может длиться не более 10 секунд. Этого времени достаточно, чтобы сказать ''привет, думаю о тебе, я тоже, здорово, пока, пока''. Майкл звонил мне на протяжении 13 лет, пару раз в год. Я очень горюю, потому что он покинул нас. Мы не можем больше разговаривать, но мы все еще держим связь.

Обязанность богатых людей - поддерживать артистов. Майкл был гением искусства и бизнеса. Когда он сказал, что находится в затруднительном положении, я почувствовал себя, словно я бросаю деньги на алтарь искусства. Для меня он был посланцем вселенной. Я дал ему около 20 миллионов долларов в семи частях. Меня никогда не волновало то, что я не увидел своих денег обратно. Мой вклад был крупицей по сравнению с тем, что другие получали от него.

http://s46.radikal.ru/i111/1003/98/ded67a9df303.jpg

Хотя Майкл Джексон не имел настоящего черного пояса по карате, а только почетный, Билл Смит, который участвовал вместе с Майклом в съемках фильма ''Люди в черном'', говорил, что ''он был, как один из тех, кто имеет'': ''Слушайте, Майкл на самом деле очень веселый. Я понял это, находясь рядом с ним. Он совсем не то, что люди думают о нем. Майкл такой, как те, кто имеет черный пояс, и, он пнет вас под зад, если вы скажете о нем что-нибудь... Да, Майкл Джексон делал это выше моей головы.'' - 22 мая 2002 года.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1//56/767/56767851_belt2.jpg

+2

30

http://community.livejournal.com/foreve … 38724.html

Интервью Майкла Буша и Денниса Томпкинса - дизайнеров Майкла

Газета LA Times взяла интервью у Майкла Буша и Денниса Томпкинса, двоих дизайнеров, создававших одежду, в которой Майкл Джексон появлялся в суде. Они работают на Майкла уже почти 20 лет и создали большую часть его личного и концертного гардероба.
Во время судебного процесса Майкл Буш должен был вставать в три часа ночи и везти в Нэверленд очередной костюм из своей студии, находящейся в Лос-Фелице. Чаще всего это очередная цветная жилетка и костюм с элементами военной униформы. Между 6 и 7 часами утра он одевал Майкла, который всегда говорил "спасибо" и обнимал его. Буш и Томпкинс очень гордятся тем, что артисту ни разу не пришлось надеть одну и ту же вещь дважды.

Буш рассказывает о своей работе: "У нас в городе есть двое или трое портных, которые шьют пиджаки, потому что мы не успеваем сами их шить. И мы каждую вещь фотографируем. Мы делаем потому, что Майкл может однажды позвать нас и попросить сделать копию той или иной вещи. Может быть, костюм отправится в Зал Славы Рок-н-Ролла в Кливленде, или в музей мадам Тюссо в Лондоне, а он захочет оставить себе копию."

”Мы скупаем все журналы по всему миру – мужские, женские, детские, по дизайну интерьеров, всё, где есть визуальные образы. И потом мы раскладываем их по полу и хищным орлиным взором высматриваем идеи. Деннис берёт бумагу и карандаш и начинает зарисовки. Это сотрудничество, мы всё время советуемся. Иногда я смотрю на что-нибудь нами сшитое и думаю, что сам бы надел такое. Но мы не можем себе позволить то, что мы сами шьём, это для нас слишком дорого”.

Указания Майкла всегда очень требовательны: "Превзойти то, что сейчас носит мир". Но иногда идеи дизайнеров оказываются на вкус Майкла даже чересчур: "Он отстраняется и говорит - "нет, нет, нет", а мы говорим ему - "да, да, да". Каждое утро я еду к нему, гадая, не перестарался ли. Мы ведь обычно делали одежду для танцев", - улыбается Буш.

Как же возник тот стиль, который можно было наблюдать во время суда?
"Мы начали с белого костюма - и все просто с ума посходили. Мы перешли к тёмным костюмам, тёмно-синим, чёрным, серой полоске, а затем мы одели его в красный двубортный блейзер - и мир чуть не перестал вращаться. Этот красный костюм попал на все обложки. Когда мы работаем с Майклом - шоу начинается!"

Пресса критиковала Майкла Джексона за вызывающие костюмы, в которых он появлялся в суде, но Майкл Буш считает это несправедливым: "Если бы кто-то другой так оделся, ему бы ни слова не сказали. На днях на ТВ был Брюс Уиллис - в ярко-оранжевом костюме. Робин Уильямс носит костюмы со свисающими нитками и красные галстуки. И никто это не комментирует, потому что это всего лишь они. А если бы Майкл Джексон появился в суде в траурном костюме от Армани, все бы начали спрашивать, что он скрывает".
Буша также спросили о пижаме, в которой Майкл однажды приехал в суд. "В тот день он посещал госпиталь. Что все надевают в больнице? Пижаму. Я понимаю судейскую придирчивость, но Майкл никогда прежде не сталкивался с этой стороной жизни. Нам приходилось стараться, чтобы он и оставался Майклом Джексоном, и мог соответствовать их требованиям".

Томпкинс, бывший танцор на льду, впервые работал с Джексоном на съёмках фильма "Капитан Ио", диснеевском проекте, режиссёром которого был Френсис Форд Коппола, а продюсером Джордж Лукас. "Я не хотел этого делать, но Майкл Буш сказал, что это прекрасное предложение". На съёмках Майкл Джексон отметил талант Томпкинса - особенно в создании фасона брюк для танцоров: "Когда он надел их, он сказал - "Я могу танцевать в них, я могу свободно двигаться в них!"

Буш вырос в Огайо и работал в Лас Вегасе барменом и крупье, прежде чем в 80-е годы переехать в Лос-Анджелес. Он присоединился к команде "Капитана Ио" чуть позже, чем Томпкинс. "Когда я сказал моей маме, что нашёл работу, она спросила меня, кто такой Майкл Джексон".

После съёмок "Капитана Ио" оба дизайнера стали делать костюмы для видеоклипов и гастрольных туров Майкла Джексона. "Это стало еженедельной, ежедневной, ежечасной работой, - говорит Буш. - Лет десять работали только с Майклом. Мы потеряли всех других наших клиентов. Он постоянно загружал нас работой".

Одежда выглядит экстравагантно, и цена тоже имеет значение. "Он бизнесмен. Многие люди думают, что деньги для него ничего не значат, но это не так". Однажды Джексон позвонил Майклу Бушу посреди ночи и задал вопрос: "Что знакомо каждому мужчине, каждой женщине и каждому ребёнку в мире?" Первое, что пришло в голову Бушу - Микки Маус. Но Джексон имел в виду столовые приборы. Он сказал: "Ты можешь как-нибудь использовать это в моей одежде?" Результатом стал пиджак с ножами, вилками и ложками, бахромой свисающими впереди. "Майкл зовёт его своим обеденным пиджаком. Его чувство юмора - та сторона его личности, о которой никто не знает".

Буш и Томпкинс также создавали костюмы для таких звёзд как Бритни Спирс (например, её красный костюм в клипе 'Oops I Did It Again') и Элизабет Тэйлор, а также для жены Дензела Вашингтона Полетты. И теперь они выпускают линию жилеток, похожих на жилетки Майкла Джексона, которая называется "Интерес к жилетам".

(По материалам MJFC / LA Times, перевод medveditsa mjj.ru)
По ссылке там еще 15 фотографий есть под статьей.
-----------------------------------------------------
Ну и от меня лично парочка фоток этих обалденных костюмов!  :cool:

увеличить

увеличить

увеличить

+2

31

http://community.livejournal.com/foreve … 74970.html

"А что вы чувствуете?"
Пост Карен Фей от 19 июня 2005 г. на сайте mjjsource после вынесения вердикта

Этот вопрос я слышу чаще всего. Пресса умоляет об интервью, о любом высказывании. Ответ на эти просьбы - решительное "НЕТ! Я категорически не собираюсь делиться с прессой ни единой секундой того, что имеет отношение к Майклу, чтобы они не получили с моей помощью еще минуту внимания, повышения рейтинга, рост по службе или еще денег в их загребущие ручонки. Я сама им не нужна. Им нужен еще кусочек Майкла - и от меня они его НЕ получат. Каждый миг. что мы провели вместе, для меня священен. Это принадлежит только нам. Моё молчание - высшее проявление преданности моему другу и моему герою. Единственный человек, который обладает полномочиями и возможностью говорить в настоящее время, это Томас Мезеро. Он должен говорить, чтобы уравновесить весы правосудия - вам ведь известен этот символ?

Я была в самом центре событий все эти полтора года. Со второго дня съёмок "One More Chance" в Лас-Вегасе, когда звонок будильника для меня смешался со срочными выпусками новостей и сделанными с вертолёта кадра-ми полицейского рейда в Нэверленде; с перелёта в Санта-Барбару, где я видела, как Майклу заламывают руки за спину и надевают ему наручники. Моё сердце было в наручниках пока я не услышала слово НЕВИНОВЕН, повторяемое снова и снова. И как я себя сейчас чувствую? Я ПЕРЕПОЛНЕНА ГНЕВОМ!!!!! Я видела, как мой близкий друг постепенно превращался из оживлённого, творческого, любящего человека в хрупкое существо с разбитым сердцем. Над ним совершалось многократное надругательство - его эмоционально и духовно уничтожали, применяя грубое насилие. Каждый день, в зале суда и в прессе, его истязали и унижали самым ужасным образом на глазах у всего мира - и у меня.

Что я чувствую? Я рада, что жюри присяжных наконец пришло к тому же выводу, который был нам известен всё это время. И чего ради так истязали этого прекрасного человека все эти невежественные законники и репортёры, норовящие ради наживы поучаствовать в публичном распятии? Я В ЯРОСТИ! Я пытаюсь найти мир в своём сердце и простить. Гнев - это бесплодная, ужасная эмоция. Всю прошлую неделю я старалась выплакать это чувство. Я пришла к воротам Нэверленда и старалась избавиться от этого чувства, обнимая всех моих друзей, которые стояли там в пикете, поддерживая Майкла. Я всё еще пытаюсь справиться с этим. Майкл стольким делился со мной каждый день, и я до сих пор не могу даже вообразить, в каком состоянии сейчас его тело и его сердце. Всё, что я знаю - это то, что Майклу необходимо восстановление после всей той мерзости, через которую его заставили пройти.

Я знаю, что ему необходимо обрести мир. Он поделился со мной желанием побыть ОДНОМУ вместе с детьми... не разговаривать и не видеть никого долгое время. Я знаю, что это касается и меня, и это продиктовано не эгоизмом, это необходимо для его выживания. Я с полным уважением отношусь к этому. Но в то же самое время он говорил и о всей своей любви и благодарности ко всем фэнам, что были на его стороне. Я знаю, что в наших сердцах так много чувств, которые необходимо выразить. Многие из нас ликуют и празднуют, другие хотят склонить головы в благодарной молитве, а мне приходится бороться с моим гневом. Что бы мы ни переживали сейчас, давайте с уважением отнесёмся к процессу исцеления, в котором нуждается Майкл, и дадим ему время на то, чтобы он вновь обрёл силу духа в полной мере. Я уверена, что дар артиста, энергия Господа, которая живёт в Майкле, не сможет затихнуть. Я уверена, что музыка по-прежнему звучит в его мыслях. Я с трепетом жду, как его переживания отразятся в его искусстве. Я прошу всех его друзей, пожалуйста, будьте терпеливыми, давайте извлечём должный урок и оставим всё негативное позади поскорее. Давайте перевернём эту страницу, сохранив все приобретённые знания. Давайте оставим Майкла в покое. Он ЗНАЕТ, что мы есть... и что мы ждём его.

Давайте продолжим танец.

Перевод: АК @ myjackson.ru

+2

32

http://forum.exler.ru/index.php?showtop … mp;st=1250
Ссылка на первоисточник: http://www.mjfanclub.net/home/index.php … ;Itemid=89

Эксклюзивное интервью с бывшим официальным представителем Стюартом Бекерманом.

MJFC представляет эксклюзивное интервью со Стюартом Бекерманом, работавшим с Майклом Джексоном в качестве его официального представителя на протяжении почти двух лет. Он оказался так любезен, что согласился ответить на наши вопросы, и открыто рассказать нам, каково было работать с Королем поп-музыки, рассказать о наиболее запоминающихся моментах и о настоящем Майкле….

Если вы назовете имя Стюарт Бекерман в определенных кругах, то большинство людей, скорее всего, скажут вам, что это человек, который работал глашатаем Майкла во время одного из самых неспокойных периодов его жизни. Факт, что мистер Бекерман действительно работал пресс-секретарем Майкла и представителем по работе со СМИ, лишь поверхностно характеризует этого «Человека эпохи Возрождения».

Стюарт Бекерман - почетный выпускник Нью-Йоркского Государственного Университета. Он также получил ученую степень в аспирантуре Университета Городского Планирования Британской Колумбии. Он является профессиональным градостроителем, театральным продюсером, награжденный призом, экспертом по связям со СМИ и национальным телевизионным корреспондентом, который, в течение двух сезонов, был специальным корреспондентом и частым гостем на «Entertainment Tonight» - одном из самых популярных тележурналов.

В течение его работы у Майкла Джексона в качестве пресс-секретаря, мистер Бекерман способствовал налаживанию очень дружественных отношений между многими фан-клубами мистера Джексона. В конечном итоге, это был человек, к которому мы все могли обратиться, и наши чувства и проблемы были бы должным образом восприняты и не проигнорированы.

Мистер Бекерман искал место, чтобы поделиться с общественностью своими впечатлениями о Короле поп-музыки. Но, как все мы хорошо знаем, мало, кто хочет рассказывать «положительные» факты о Майкле Джексоне, потому, что это не будет продаваться в прессе! Таким образом, это - большая удача для MJFC, и мы имеем честь представить рассказ самого мистера Стюарта Бекермана...

Расскажите нам о своей карьере.

Моя карьера очень эклектична. Я получил степень в области искусств в аспирантуре Университета Городского Планирования Британской Колумбии. Я начинал в крупной инженерной компании, где я планировал строительство некоторого количества т.н. «новых городов» Британской Колумбии. Я был принят на работу в Ванкувере в качестве первого пресс-секретаря по вопросам культуры города, а также советника мэра и городского совета по культуре. Почти после восьми лет сотрудничества с городом я решил уехать, чтобы заниматься международными проектами по искусству и культуре в собственной компании.

Моим первым проектом было возрождение мюзикла «Питер Пэн», премьера которого состоялась в Ванкувере, а затем начались гастроли по Северной Америке, включающие ограниченный показ на Бродвее. Впоследствии, я продолжал заниматься организацией многих театральных премий, фестивалей и музыкальных концертов. В 90-ых я был снова приглашен на работу, чтобы помочь правительству, и был назначен специальным советником Премьер-министра Британской Колумбии, где я сосредоточился на том, чтобы укрепить роль искусства в провинции и продвигать культурный обмен.

Как Вы стали пресс-секретарем Майкла Джексона?

В 2002 году Майкл узнал, что я являюсь продюсером мюзикла «Питер Пэн» на Бродвее. В то время он интересовался возможностью исполнения роли Питера Пэна и попросил меня провести пробы. К несчастью, в Берлине случился инцендент со свешиванием ребенка с балкона, и из-за неблагоприятного общественного мнения мы решили, что сейчас не время для этого, но Майкл и я так хорошо поладили, что он попросил, чтобы я стал его пресс-секретарем.

Охарактеризуйте Майкла Джексона тремя прилагательными.

A. заботливый

B. таинственный

C. творческий

Что Вы думаете о том, каким образом Майкла Джексона изображает пресса?

Вообще я думаю, что это очень презрительный способ, которым средства массовой информации изображают Майкла в образе «психа», не имеющий ничего общего с правдой. Майкл Джексон очень талантливый и собранный. Однако, с другой стороны, СМИ нуждаются в Майкле в том смысле, что он является самой интересной, вызывающей любопытство и создающей наибольшее количество новостных поводов знаменитостью в шоу-бизнесе.

Что Вам нравилось во время работы пресс-секретарем Майкла Джексона, и какие трудности возникали?

Я любил каждую минуту этого моего опыта, потому что чувствовал, будто я постоянно нахожусь в волшебном, придуманном мире... Майкла окружает творческая атмосфера, и это делало работу с ним очень позитивной. Это позволило мне также проявлять креатив. Я не забуду, когда я сидел у него дома в Неверленде, и тут внезапно Майкл спускается с лестницы и выпаливает: «Давай устроим благотворительную акцию в Неверленде... Давай сделаем Неверленд более открытым, таким образом больше людей сможет увидеть это место…»

Эта внезапная мысль привела к очень успешному благотворительному мероприятию, которое прошло позднее в том же году.

Единственной негативной частью работы на Майкла была агрессия со стороны СМИ. Не очень легко оставаться вежливым и информативным, когда большинство СМИ не желает признавать презумпцию невиновности Майкла Джексона и часто просто ищет «грязь». Но моя работа состояла в том, чтобы придать этому положению немного легкомысленный и забавный оттенок, и я ладил со СМИ, потому что я всегда ставил интересы Майкла на первое место и действовал профессионально.

Вам нравится музыка Майкла Джексона? Какая Ваша любимая песня/альбом?

Мне нравится музыка Майкла. Моя любимая песня – это «Billie Jean» из альбома «Thriller».

Что Вы думаете о фанатах Майкла Джексона?

Я думаю, что фанаты Майкла самые лучшие в мире….такие лояльные, преданные и любящие. Я с самого начала знал, что ключ к продвижению карьеры Майкла Джексона находится в укреплении фанатских сообществ и в том, чтобы сделать его более доступным для поклонников. Никакая другая знаменитость не имела такую сердечную поддержку со стороны поклонников, как Майкл Джексон, и я знаю, что он благодарен им за это.

Можно ли утверждать, что у детей Майкла Джексона нет нормального детства. Как бы Вы опровергли это?

Я не могу опровергнуть это, потому что, давайте будем честными, у детей Майкла Джексона нет «нормального» детства. Да, они имеют опекунов и все атрибуты нормальной жизни, но жизнь его детей подчиняется ненормальному миру детей знаменитости.

Каково самое главное заблуждение у большинства людей насчет Майкла Джексона?

Большинство людей полагает, что Майкл эксцентричен. На самом деле, Майкл чрезвычайно сосредоточен и отвечает за свою жизнь.

Вы можете рассказать об одном из филантропических поступков Майкла Джексона, с которым Вы были связаны?

Невероятным является благотворительное мероприятие, прошедшее в Неверленде в сентябре 2003 года в поддержку ряда благотворительных организаций. Количество участвующих звезд было захватывающим: Mandy Moore, Brittany Spears, Elizabeth Taylor, N'Sync, Mike Tyson и другие. Я был поражен!

Какова Ваша любимая черта Неверленда?

Спокойствие... Неверленд одно из самых мирных, медитативных, духовных мест, в которых я когда-либо был.

Вы можете поделиться самым незабываемым моментом с участием Майкла?

Запоминающихся моментов с Майклом было очень много, но один из них произошел в день, когда он получил символический ключ от Лас-Вегаса от мэра Гудмана. Он был действительно тронут, и прошептал мне: «Моя душа счастлива».

Я почти закричал от радости, когда услышал, как он выразил свою благодарность.

Я также помню первый раз, когда я говорил с Майклом по телефону. Это был вечер пятницы, и телефон зазвонил около восьми часов: «Алло!» Это звонил из Неверленда Дитер Вайзнер, новый менеджер Майкла. Он сказал: «Стюарт, кое-кто хочет поговорить с тобой».

Я не понимал, что происходит до тех пор, пока внезапно не услышал голос, который я знал по песням и телепередачам, включая некоторые незабываемые выступления на церемонии Грэмми. Голос, который я узнал немедленно, мог только принадлежать одному человеку.

«Стюарт!» - голос начал говорить нежным полушепотом. «Это Майкл. Я смотрел кадры с твоим участием сегодня вечером, и я просто хочу сказать, что буду рад видеть тебя как одного из членов моей команды. Дитер много рассказывал мне о тебе и твоем опыте постановки мюзикла «Питер Пэн», и я не могу дождаться момента, когда встречусь с тобой. Я просто хочу сказать: «Добро пожаловать!».

«Спасибо» - ответил я, будучи все еще в шоке. «Я также с нетерпением жду этого. Это должен быть взрыв».

Тогда на линию из библиотеки Неверленда снова вернулся Дитер. «Ты принят, Стюарт» - сказал он, подтверждая то, что я только что услышал, поскольку я сидел ошеломленный….

Официально я начал работать на Майкла Джексона с конца 2002 года. Тогда я еще не понимал этого, но меня ждала бешеная поездка с горок. Я должен был пристегнуть свои ремни безопасности…. Эта поездка обещала быть дикой!

Другой незабываемый момент: 29-ого августа 2003 года Майклу Джексону исполнилось сорок пять лет. Будучи Свидетелем Иеговы, он редко праздновал дни рождения, но своим решением, показавшим, насколько рад он был прислушиваться к моим советам и мнению, он согласился участвовать в праздновании своего дня рождения в историческом «Orpheum Theater» в Лос-Анджелесе. Мероприятие устраивалось Michael Jackson Fan Club (MJFC) и служило примером того события, которое мы надеялись спонсировать, чтобы работать в более тесном сотрудничестве с поклонниками Майкла. Так как я также хотел, чтобы к мероприятию смогли получить доступ люди со всех континентов, я устроил одновременную трансляцию по MSN. Настойчивое стремление сделать это показало, насколько далеко мы продвинулись с момента трудных дней, наступивших после документального фильма Башира.

В вечер проведения мероприятия, видя две тысячи поклонников из тридцати стран, находившихся вокруг театра в нетерпеливом ожидании прибытия Майкла, я думал о концерте Битлз 1965 года на «Shea Stadium» – в воздухе повисло такое же волнение. Когда лимузин Майкла подъехал, поклонники толпой ринулись на него, выкрикивая его имя и передавая подарки внутрь машины, когда он опустил вниз стекло, чтобы помахать. «Следуй за мной» - сказал я, проводя его через служебный вход до одного из балконов театра - места, с которого он должен был наблюдать экстравагантное трехчасовое представление.

Мероприятие оказалось очень хорошим, как и ожидали люди, и фан-клубы проделали отличную работу. Стив Харви был обаятельным ведущим, все выступающие были просто фантастическими, особенно «Kennedy Tap Company», которые танцевали «Smooth Criminal».

В конце их представления мальчик приблизительно шести лет станцевал соло, которое взорвало зал. Майкл хлопал с таким энтузиазмом, что чуть не выпал с балкона. Когда он смотрел на танец этого мальчика, на его лице было выражение чистого восторга - будто бы он волшебным образом вернулся назад в собственное детство.

После выступлений Майкл поднялся на сцену, чтобы разрезать праздничный торт, поприветствовать выступающих и пообщаться с любящими его поклонниками. Одна из его поклонниц потеряла сандалию, и был момент, как в сказке про Золушку, когда он любезно стал на колено, чтобы одеть ее на ногу. Он рассказал всем, насколько он ценит своих новых советников, заявив: «Я сделаю так, чтобы Вы все гордились тем, что являетесь поклонниками Майкла Джексона», что было залогом, который кратко выражал мои надежды на будущее.

Как пресс-секретарь, как Вы считаете, какой ход был бы лучшим для Майкла Джексона?

Процесс, закончившийся в 2005 году, травмировал Майкла. Ему были необходимы все эти прошедшие годы, чтобы гальванизировать его энергию и собрать ее снова, но я думаю, что для него пришло время, чтобы сделать то, что он делает лучше всего... выступить вживую!

Я знаю, что на самом деле он не хочет опять выступать, но я всем своим сердцем за то, что ему надо выступить на своем 50-ом дне рождения. Это было бы реальной вехой для всех. Даже если бы он исполнил две или три песни, возможно с хором, то это могло бы стать большим событием в его жизни и карьере. Это событие могло бы стать глобальным. Он мог бы показать миру, что в нем все еще есть «огонь». И он мог показать его поклонникам, что их вера была не напрасна. Я также полагаю, что это помогло бы ему самому почувствовать, что он может делать это снова, но он боится сделать шаг... Мне жаль, что я не смог убедить его.

Если бы Вам была дана возможность, Вы сделали это снова?

За Нью-Йоркскую минуту!!! Я не общался с Майклом уже долгое время, но я уверен, что мы смогли бы опять сотворить волшебство.
Существует ли факт, который мир не знает о Майкле Джексоне, но должен знать?

Майкл игрив. В честь его 45-ого дня рождения была устроена вечеринка с большим тортом, расположенном в шатре, установленном в Неверленде. В мероприятии принимали участие Ник и Аарон Картер, а также большая толпа поздравляющих. После того, как мы пропели «с днем рождения», Майкл захотел подурачиться и начал кидаться тортом с Аароном, что превратилось в огромный всеобщий бой едой! Это было удивительным!

Майкл Джексон позволял Вам видеть «частного Майкла Джексона» или отношения были более «деловыми»?

Я бы сказал, что наши отношения были больше «деловыми», чем личными, хотя были времена, когда Майкл мог спокойно довериться мне. Мы говорили о мире музыки, положении дел в звукозаписывающем бизнесе и его будущих планах. Вообще он жестко защищал свою частную жизнь. Мое восприятие Майкла никогда не изменялось и никогда не трансформировалось. Прежде, чем встретить его, я почувствовал в нем родственный дух, и после работы на него я все еще чувствую то же самое... навсегда.

Какое ваше любимое воспоминание о Неверленде?

Было великолепное утро, когда я впервые приехал в Неверленд. Как только я вошел в главные ворота, мне в глаза бросились бронзовые статуи детей, расставленные всюду на безупречно сверкающих основаниях, привлекательные картины играющих мальчиков и девочек, застывшие во времени, как знаменитый Альтер-эго Майкла Джексона - Питер Пэн.

Я не слишком подробно знал о его любви к детям, до тех пор, пока я просто не оказался в Неверленде, моем самом любимом месте на Земле, королевстве сказок наиболее популярной и знаменитой мировой звезды. Я признаюсь, что чувствовал себя немного легкомысленным тем утром, я был опьянен эликсиром известности Майкла. Майкл поприветствовал меня голосом, немного похожим на трель и имеющим приятную музыкальность. Мы обменялись рукопожатием, и я был удивлен силой его руки. Его рукопожатие не было слабым, как я представлял, и его руки оказались больше, чем я ожидал. Мы обменивались рукопожатием в течение приблизительно десяти секунд, смотря друг другу в глаза. Его пристальный взгляд был открытым, а манеры - простыми.

Он сказал: «Ты хорошо работаешь, Стюарт. Я действительно рад познакомиться с тобой. Ты – в команде».

Я ответил: «Спасибо. Работать с тобой для меня большая честь, и я действительно рад этому».

Мы поговорили несколько минут о ранчо, о том, какое оно красивое.

«Я хочу, чтобы Дитер показал тебе все – все что есть. Я хочу, чтобы это место стало для тебя родным, как для всех, кто здесь когда-либо жил» - сказал Майкл…

В тот момент я был удивлен. Это вроде простые вещи - встретиться с кем-то, пожать руки, поболтать и попрощаться. Это происходило уже миллион раз, так почему это должно происходить как то иначе? Тем не менее, это было по-другому.....Это был Майкл Джексон!

Команда MJFC хочет искренне поблагодарить мистера Бекермана от всего сердца. Не только за это эксклюзивное интервью, но и за то, что он делал в те сложные для всех нас времена.

Стюарт, Вы даже не догадываетесь, насколько мы любим и ценим Вас!

Открытое письмо Стюарта Бекермана Майклу Джексону

Я был твоим официальным представителем и работал на тебя на протяжении почти двух лет, делая самое лучшее из того, что мог, полагая, что у тебя есть дар для того, чтобы поделиться с миром. Теперь, когда я подал в отставку, я заявляю, что я любил тебя и твоих поклонников, которые на протяжении многих лет проявляли поистине удивительную лояльность и преданность тебе, как человеку, и тем ценностям, которые ты пропагандируешь. Хотя такое заявление может показаться чрезмерным в это время, оно было сделано от чистого сердца, так как я считаю, что все мы совершенны в глазах нашего Создателя, и являемся выражением божественной силы, которая оживляет все во Вселенной.

Майкл, такие как ты, имеют особый дар делиться энергией, что ты успешно делаешь в течение твоей замечательной жизни и карьеры. Но не важно, сколько миллионов записей ты продал, сколько телешоу ты сделал, сколько прибыли ты получил. То, что действительно важно, это договор, который ты заключил с самим собой, внутреннее самоуправление, а не сама знаменитость, которая известна миру как Майкл Джексон ... Я беспокоюсь о тебе Майкл, и желаю, чтобы после этих нескольких сложных лет ты мог почувствовать в своей жизни состояние благодати, где нет различий между певцом и песней.
Майкл, я не хочу ставить себя выше тебя, как многие люди склонны делать. Я не хочу, проповедовать тебе, поскольку я знаю, что твоя жизнь не была легкой, и что ты пожертвовал многим ради значительного успеха, которого достиг, создав музыкальное и благотворительное наследие, как немногие другие артисты. Но сказано: «Ибо, какая польза человеку, если он завоюет весь мир, а душу свою потеряет?»

Майкл, ты дал миру многое, и многое еще предстоит дать. Я считаю, что пришло время для новых начинаний. Я считаю, что если ты искренне сделаешь это, то весь мир с уважением примет наполненного новой энергией Майкла Джозефа Джексона.

Большое спасибо за перевод Mars, и большое спасибо Human Nature за предоставленный материал!

+2

33

Blood On The Dance Floor.

http://i061.radikal.ru/1003/48/d2afcec5f685.jpg

'' Майкл надел мои серебряные украшения и кольца. На самом деле он не хотел надевать эти безделушки, но один из его любимых режиссеров, Винс Патерсон, убедил его сделать это для видео. Майкл смеялся''. - Майкл Ли Буш, дизайнер одежды и костюмер Майкла Джексона в течение более 30ти лет.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Майкл и Фред Астер. Мастер и ученик.

http://s50.radikal.ru/i128/1003/8f/94ee9c66a637.jpg

'' Этот парень двигается исключительным стилем. Он лучший танцор века''. - Фред Астер.
'' Я не хочу уйти , не узнав, кто будет моим преемником. Майкл , это ты''. - Фред Астер Майклу незадолго перед смертью.

http://s19.radikal.ru/i192/1003/c2/206d75d499db.jpg

Книга ''Moonwalk'' была посвящена Фреду Астеру.

http://www.liveinternet.ru/community/mi … 123250241/

+5

34

Интервью с режиссером Джоном Лэндисом, снявшим Thriller...
http://www.telegraph.co.uk/culture/musi … andis.html

Michael Jackson's Thriller, interview with director John Landis

Published: 2:55PM BST 26 Jun 2009

Twenty five years ago, a Michael Jackson music video transformed the face of pop. Here the director of Thriller, John Landis, talks about his involvement.
Film director John Landis is as boisterous and garrulous a character as you're likely to meet. An unstoppable raconteur, he has an endless fund of anecdotes ("Let me tell you this joke I heard from Fellini"), and much of his expletive-strewn conversation is shouted, as if he's addressing someone in the next room.
Perhaps it's his irrepressible good humour that accounts for the equanimity with which he reveals the sorry aftermath of Thriller, the groundbreaking video he shot starring the King of Pop, Michael Jackson.
"Listen," he says smiling, "Michael probably owes me $10 million because he's in hock to Sony so deeply. All the monies from the Thriller video, which I own 50 per cent, are collected by Sony. My deal is with Michael's company, and he owes Sony so much that they keep the money. So I will never get the money, and if I want to sue Michael, it's like, 'Get in line.' "
Landis bears no resentment towards Jackson. Indeed, he still has the highest regard for the troubled singer, and they remain friends. Their collaboration on Thriller marked the high point of both their careers.
Although Jackson was only 24 when he released his fourth solo album in 1982, he'd been a star for more than a decade. None of what had gone before, though, could have prepared him for what was about to happen. Thriller changed the course of pop music and catapulted him into global superstardom. It sold more than 50 million copies and spent 37 weeks at number one in the American charts, where it remained for more than two years. All but two of its nine tracks were hit singles.And it wasn't just the singing. Soon after the LP's release, he perfected his "moonwalk" dance: the worldwide hysteria that ensued was barely containable. Then, as if driven by an obsession to reinvent, he made himself the star of the promo video that would transform the way pop music was marketed.
Jackson had already smashed MTV's extraordinary musical apartheid: Billie Jean (a track from the album) was the first song by a black artist to be played by the channel. But the 14-minute mini-film inspired by Thriller's title track rewrote the rules for the music video, opening up undreamed-of creative possibilities - and, in the process, helping MTV on its way to world domination.
It became the bestselling music video ever, and, a quarter of a century later, it has staked a place in the digital new world, nestling confidently in the iTunes video chart (number two at the time of writing) among tracks by whippersnappers who hadn't even been born when it was shot. It has also been viewed more than three million times since it was added to the YouTube website just nine months ago.
The shoot was rumoured to have cost $1 million. The true figure was half that but still vastly more than the usual budget of $50,000 to $75,000 for a pop video of the period.
Today, Thriller still thrills as much as it did all those years ago, and that is thanks in large measure to its director. For, although the song and Jackson's dance moves are the irresistible ingredients, it was Landis who whipped them into such a satisfying feast.
The young filmmaker was at the peak of his career in Hollywood. He was about to release Trading Places starring Eddie Murphy, having, in the previous four years made Animal House, The Blues Brothers and An American Werewolf in London. And it was after seeing the last of these that Jackson called Landis and said: "I want to turn into a monster. Can I do that?"
The release of the video and the accompanying making-of film marked the point at which, according to Landis, Jackson became "a god".
"It created MTV really," he says. "And it created the whole making-of business. It had a huge impact on the business. And all of it was accidental. All that happened was that Michael called me up after watching American Werewolf.
"So I went to see him with Rick Baker, who had done the special effects make-up on that film, and we took along a big book of monsters for him to look at. He hadn't seen many horror films: he was scared of that stuff.
"After The Blues Brothers, I wanted to do a good musical number with real dancers and shoot it correctly. And I tried to exploit Michael's celebrity to reinvent the theatrical short. That's why it's 14 minutes: it's a two-reeler, the same length as a Laurel and Hardy short or a Bugs Bunny cartoon."
Landis's ambitious script did not go down well at Jackson's record label CBS, who refused to pay for it on the grounds - entirely erroneous - that the album had slipped down the charts and wasn't going to sell many more copies.
So Landis did a deal with the new cable network Showtime, who handed over $300,000 for the video and the making-of feature that Landis would oversee, too. The rest of the budget came from MTV.
The 45-minute Making of Thriller established the genre, anticipating the "extras" that now accompany almost every DVD release. However, at the time, says Landis, "we used to call it 'The Making of Filler'. It turned out very well, but the truth is that it's filled with scenes from American Werewolf because I owned them, and anything else we could find to fill up the time.
"When we found we were still six minutes short, we decided to put in pieces of the video itself. In fact, it's very effective, but at the time I thought, 'This is shameless.' "
When the video hit the small screen, the album went straight back to number one and tripled its sales, while MTV increased its viewership a thousand-fold.
"Michael was terrific to work with," says Landis. "He was in his mid-twenties, but he was like a gifted 10-year-old. He was emotionally damaged but so sweet and so talented."
The purpose of Thriller, in Landis's mind, was "to give Michael some balls". The female presence in Jackson's two previous videos was virtually zero, "so I said I want to get a pretty girl, and I want you to relate to each other sexually. And he went, 'OK.'
"He was agreeable to everything, even when I wrote that line where he says to the girl, 'I'm not like other guys.' I warned him, 'Mike, this is a laugh line.' He said, 'Why?' And I said, 'Because, Michael, you are... unusual, and people will laugh and interpret it any way they want to.'"
The next potential problem arose with Ola Ray, the actress Landis wanted to play Jackson's girlfriend. "We found out she had been a Playboy playmate. Oh, Jesus Christ! I went to Michael and told him and said, 'Can I hire her?' He said, 'Sure', though I don't think he even knew what I was talking about."
A bigger difficulty emerged after the video's star-studded theatrical première ("Marlon Brando was there, Elizabeth Taylor, Diana Ross, Cher - I'd never seen anything like it"), when members of the Jehovah's Witnesses church, of which Jackson was a member, started to kick up a fuss.
Landis recalls: "Michael was told, 'This is evil. It endorses Satanism. You can't release it.' So I had to negotiate this bullshit statement and put it on the beginning of the video." The disclaimer ("Due to my strong personal convictions, I wish to stress that this film in no way endorses a belief in the occult - Michael Jackson") probably had the opposite effect to the one intended.
"It was such a bizarre opening, but it actually had a positive influence because it created so much talk, so much controversy. And, by the way, Michael didn't write it; I did."
Landis last spoke to Jackson a few months ago. What, I wondered, is his mood like these days? "When I talk to him, he's very friendly and funny. I'm upset at what he's done to himself physically; it's quite creepy. But he's still a gigantic talent, and I really believe he'll make a comeback. There's talk of him doing one of those big shows in Las Vegas, like Elton John or Celine Dion. Why not - he still has millions of fans."

Триллер Майкла Джексона, интервью с директором Джоном Лэндисом.

Двадцать пять лет назад, видео с музыкой Майкла Джексона преобразовало поп культуру.  Здесь директор Триллера, Джон Лэндис, рассказывает о своем участии.
Режиссер Джон Лэндис - такой же шумный и болтливый, как Вы, вероятно, его встречали. Непреодолимый рассказчик, у него всегда есть бесконечный фонд анекдотов ("Позвольте мне рассказать вам эту шутку, я слышал ее от Феллини")…
"Слушай," говорит он улыбаясь, "Майкл вероятно должен мне $10 миллионов, потому что он находится в глубоком закладе у  Sony. Все суммы денег от видео Триллера, которое мне принадлежат, а это 50 процентов, собираются Sony. Мои сделки с компанией Michael's , и он обязан Sony настолько, что они держат его деньги. Поэтому я никогда не получу деньги, даже, если я захочу подать в суд на Майкла"
Лэндис не имеет никакой обиды на Джексона.. Действительно, у него все еще есть самое высокое отношение к певцу, и они остаются друзьями. Их сотрудничество на Триллере начало звездного часа карьер обоих.

Хотя Джексону был только 24, когда он выпустил свой четвертый альбом соло в 1982, он был звездой больше десятилетия. Но то, что было раньше, однако, не могло подготовить его к тому, что должно было произойти. Триллер изменил ход поп-музыки и принес ему статус суперзвезды. Было продано более 50 миллионов копий, и он провел 37 недель на первом месте в американских чартах, где он оставался на протяжении более двух лет. Все, кроме двух из девяти треков были хитами. И это не было только пение. Вскоре после выпуска пластинки он усовершенствовал свой танец "moonwalk": международная истерия, которая последовала, была только началом. Тогда, как будто заставленный навязчивой идеей повторно изобрести, он сделал себя звездой рекламного видео, которое преобразует способ, которым была продана поп-музыка.

14-минутный мини-фильм вдохновил по названию трека Триллер's, переписал правила к видео, открывая невообразимый творческие возможности - и в этом процессе, помогая MTV на своем пути к мировому господству.
Охота, как было известно по слухам, стоила $1 миллион. Истинное значение было половиной этого, но все еще значительно больше, чем обычный бюджет 50 000$ к 75 000$ для видео поп периода.

Сегодня, Триллер еще захватывает настолько, как это было много лет назад, и это благодаря в значительной мере его директору. Молодой режиссер был на пике своей карьеры в Голливуде. Он собирался выпустить Trading Places в ролях Эдди Мерфи, имея в предыдущие четыре года сделал Animal House, The Blues Brothers и Американский оборотень в Лондоне. И именно после посещения Джексоном последнего из них, как говорит  Ландис он сказал: "Я хочу, превратиться в чудовище. Могу ли я сделать это?" Выпуск видео и создание сопровождения - фильма отметили пункт, в котором, в соответствии с задумкой Лэндиса, Джексон стал "богом".

"Это создало MTV действительно," говорит он. "И это создало целое создание - бизнеса. Это оказало огромное влияние на бизнес. И все это было случайно. Все, что случилось, было то, что Майкл звонил мне после просмотра американского Оборотня.

"Поэтому я пошел к нему с Риком Бейкером, который сделал специальные эффекты, макияж на этот фильм, и мы взяли с собой большой книгу монстров для него посмотреть. Он не видел много фильмов ужасов: он боялся этого материала.
Амбициозный сценарий Лэндиса не пошел также на лейбле Джексона CBS, которые отказались заплатить за это на основаниях - полностью ошибочных - что альбом сполз вниз и не собирался продаваться большими копиями.
Таким образом Лэндис заключил сделку с новой кабельной сетью Showtime, кто передал 300 000$ для видео и создания. Остальная часть бюджета прибыла из MTV.

"Когда мы выяснили, что еще шесть минут, короче говоря, мы решили поставить в эти куски само видео. На самом деле, это очень эффективно, но в тот момент я подумал:" Это не честно. ' "
Когда видео попало на небольшой экран, альбом пошел прямо в номер один и утроил свои продажи, а MTV увеличил свою аудиторию в тысячу раз..

"Майкл был потрясающим, чтобы работать с ним," говорит Лэндис. "Он был в своей середине двадцатых, но он походил на одаренного 10-летнего. Он был эмоционально поврежден, но настолько мил и настолько талантлив."
"Он был согласен на все, даже когда я писал, как ему вести, где он говорит девушке:" Ты не похож на других ребят. ' Я предупредил его, Майк, это смешная линия. ' Он сказал: "Почему?" И я сказал: "Потому что, Майкл, ты ... необычный, и люди будут смеяться и интерпретировать так, как они хотят".
Следующая потенциальная проблема возникла с Ола Рэй, актрисой Лэндиса, которая должна играть подругу Джексона. "Мы выяснили, что она была Playboy Playmate. Ах, Иисус Христос, я пошел к Майклу и сказал ему:" Могу ли я ее взять? Он сказал: "Конечно", хотя я не думаю, что он даже знал, о чем я говорил….

Большие трудности появивились после усеянной звездами театральной премьеры видео ("Марлон Брэндо был там, Элизабет Тэйлор, Диана Росс, Cher - я никогда не видел ничего подобного"), когда члены церкви Свидетелей Иеговы, членом которой  был Джексон, начали поднимать шумиху.
Лэндис вспоминает: "Майклу сказали, 'Это является злом. Это подтверждает Сатанизм. Вы не можете выпустить это.' Таким образом я должен был договориться об этом утверждении этой ерунды и поместить его в начале видео." Правовая оговорка ("из-за моих сильных личных осуждений, я желаю подчеркнуть, что этот фильм никоим образом не подтверждает веру в оккультизм - Майкла Джексона"), вероятно имело противоположный эффект, предназначенный тому.

"Это было такое причудливое открытие, но это фактически имело положительное влияние, потому что это создало такой большой разговор, такое большое противоречие. И, между прочим, Майкл не писал это; это сделал я."

Последний раз Лэндис говорил с Джексоном несколько месяцев назад. Как, я задавался вопросом, как его настроение в эти дни? "Когда я говорил с ним, он был очень дружелюбен и забавен. Он - все еще гигантский талант, и я действительно полагаю, что он сделает возвращение. Есть разговор о том, чтобы сделать один из тех больших показов в Лас Вегасе, как у Элтона Джона или Селин Дион. Почему нет - у него все еще есть миллионы поклонников."

Отредактировано Izabel (23-03-2010 16:04:09)

+3

35

Brad Buxer Interview (French Black & White, November/December 2009)
Часть 1:
Клавишник и аранжировщик всех альбомов начиная с Dangerous, музыкальный руководитель Dangerous и HIStory Tour, Брэд Баксер (Brad Buxer) был одним из самых верных и близких артистов, работавший с Майклом на протяжении более 15 лет. Несмотря на тихий и скромный характер - это невероятный музыкант, в настоящее время - пилот самолета, который тем не менее никогда не рассказывал о своей работе с королем поп-музыки. В честь своего покойного друга, Брэд говорит впервые ...

Black & White: Как ты начал работать с Майклом?

Brad Buxer: В 1986 я был в туре с Stevie Wonder's band. Как вызнаете Майкл – большой фанат Стиви и поэтому он обращал внимание на музыкантов, работавших с ним. Вплоть до 1991 года я гастролировал со Стиви и в это время благодаря ему смог познакомиться с Майклом. Я никогда не забуду мою первую встречу с ним. Как удар тока сразу проскочил между нами. Музыкально говоря, мы были на одной волне, мы говорили на одном языке. И чисто по-человечески, мы сразу стали друзьями. Эти отношения лишь окрепли со временем ....

Black & White: Вскоре Майкл привлек тебя к творческому процессу, который в последствии превратился в альбом Dangerous?

Brad Buxer: Да. До того как Тедди Райли работал над альбомом, с Биллом Боттреллом, мы записали несколько демо, в том числе Who Is It, Black Or White и Heal The World ..

Black & White: Dangerous - это первый альбом записанный Майклом без участия Квинси Джонса. Почему, как ты думаешь?

Brad Buxer: давайте говорить начистоту: Майкл не был сердит на Квинси. Он всегда восхищался им и уважал его. Но в Dangerous Майкл хотел контролировать творческий процесс от А до Я. Проще говоря, он хотел быть сам себе хозяином. Майкл всегда был очень независимым и кроме того он хотел показать, что его успех был не из-за одного человека, то есть Квинси. Тем не менее у Квинси было еще много идей. Это стало очевидно когда мы закончили Dangerous и Майкл позвал Квинси, чтобы помочь ему. У Квинси было по прежнему много идей для альбома. И когда Квинси сказал, что мы создали шедевр, у Майкла не осталось сомнений в релизе альбома ...

Black & White: Один из грандиозных успехов альбома Dangerous композиция Who Is It. На по своей структуре она во многом напоминает Billie Jean. Было ли это сознательным шагом Майкла?

Brad Buxer: Нет, я так не думаю. Я никогда раньше не обращал на это внимание, но ты правильно подметил - действительно Who Is It и Billie Jean очень близки. Те не менее, несмотря на все достоинства Who Is It, я не думаю что она приблизилась к Billie Jean. Я думаю нет песни лучше, чем Billie Jean...

Black & White: В студии Майкл предоставлял вам достаточно свободы?

Brad Buxer: Совершенно верно. Майкл не был жестким, он всегда был открыт для моих предложений и идей. Он мне полностью доверял. Даже если с музыкальной точки зрения Майкл был гением, то он прекрасно понимал, что в одиночку все не сделает. Иногда он точно знал, что он хочет услышать и напевал мне части песни. Иногда он просил меня играть пока он не услышит то, что ему понравится. Именно так было с песнями Who Is It и Stranger In Moscow.

Black & White: Майкл иногда писал текст раньше, чем музыку?

Brad Buxer: Нет, такого практически не было. Майкл всегда писал текст песни в последнюю минуту освободив лишь кусочек стола. Он всегда хотел, чтоб все было окончательно готово до написания текста. И это иногда сводило нас с ума (смеется). Например, стихи к Black Or White он написал за 20 минут в студии пока мы ждали, чтобы записать его голос. (смеется)

Black & White: Ты иногда чувствовал, что Майкл расстраивается от своего неумения играть на музыкальных инструментах?

Brad Buxer: Нет вообще-то. Но однажды он попросил меня дать ему пару уроков игры на фортепиано. Я сказал ему: "Хорошо, Майкл, но давай займемся этим всерьез. Каждый день будем проводить маленький урок хотя бы по 15 минут. Но у него никогда не хватало терпения дисциплинировать себя (смеется). Я думаю он знал, что ему не нужно играть на инструментах чтобы выразить свой талант. Даже без умения игры на музыкальных инструментах он был фантастическим музыкантом. Он инстинктивно понимал музыку. Она была просто частью его...

Black & White: Можешь разъяснить слухи о том, что Майкл написал в 1993 музыку для игры Sonic 3?

Brad Buxer: Я никогда в нее не играл и не знал, что у разработчиков игры есть треки, над которыми мы с Майклом работали. Но Майкл периодически обращался ко мне за помощью в этом проекте. И он не указан как композитор, потому что был недоволен звуком, который тогда могли воспроизводить игровые приставки. Он не хотел быть связан с проектом, который так обесценивает его музыку...

Black & White: Удивительно, но в игре Sonic 3 можно услышать аккорды из песни Stranger In Moscow, которая была выпущена позже...

Brad Buxer: Да, Майкл и я написали сопровождение для этой игры и эта мелодия стала основой для Stranger In Moscow. Я не указан как соавтор этого трека, хотя и тесно сотрудничал с Майклом над композицией и структурой этой песни. Также я играл на всех виртуальных инструментах ...

Black & White: Тебе не обидно, что Майкл не указал тебя как соавтора?

Brad Buxer: Нет. Мне это не нужно. Когда у тебя есть возможность работать с таким музыкальным гением, будешь ты упомянут или нет на самом деле не имеет значения. У меня была великолепная возможность работать с Майклом все эти годы. Я наверное музыкант, с которым он проработал большую часть своей карьеры. Я был его музыкантом и аранжировщиком с 1989 по 2006. Вы могли нас вместе видеть на сцене ...

Black & White: Ты также исполнял почти все партии на инструментах в Morphine ...

Brad Buxer: Да, но в отличие от Stranger In Moscow Майкл точно знал, что он хочет услышать от каждого инструмента. Он спел все части, включая фортепиано в середине песни и партию синтезатора для хора. Вся композиция – его. Так что я просто воплотил его идеи. Вместе с двумя звукорежиссерами мы пели хоровую часть - слово "Morphine". Было очень весело ...

Перевод  jil.dp http://forum.exler.ru/index.php?showtop … mp;st=1350

+1

36

http://www.sawfnews.com/Gossip/63220.aspx

Wesley Snipes: 'I held Michael Jackson's hand in Harlem'
Posted on 24 марта 2010 г. (EST)
Hollywood actor Wesley Snipes has revealed that he once walked the streets of Harlem, in New York, holding Michael Jackson's hand because the King of Pop was scared.

http://media.sawfnews.com/images/Entertainment/Wesley_Snipes_spl73952_006.jpg

Hollywood actor Wesley Snipes has revealed that he once walked the streets of Harlem, in New York, holding Michael Jackson's hand because the King of Pop was scared. Photo Credit: Splash News

March 24, 2010, (Splash News) - Hollywood actor Wesley Snipes has revealed that he once walked the streets of Harlem, in New York, holding Michael Jackson's hand because the King of Pop was scared.

The Blade actor, 47, who is reportedly facing a prison sentence for tax fraud, made his comments in US GQ.

Snipes appeared with Jackson in the singer's video Bad, which was filmed in Harlem in 1987 and directed by Martin Scorsese.

Snipes said: "I think Michael was a little scared being in Harlem."

Asked how Jackson showed his fear, Snipes said: "Well, we held hands.

"We were holding hands walking down the street.

"I was like, 'Hang in there, Michael. Don't worry about it, brother - I got you'. I went from being the actor in the scene with him to bodyguarding [sic] him."

He added: "People were calling out his name - some favorably, some not so favorably… Yelling it across the street. And he's hearing this… "And he turned to me, and he says, 'Are you scared?'… "I was like, 'Nah, Mike. I grew up here. This is all good. Are you scared?' "He was like, 'Yeah a little.'"

Snipes also opened up to GQ about his convictions for failing to file his tax returns, for which he has been reportedly sentenced to three years in jail.

He advised readers: "I think everyone should pay whatever taxes they owe.

"That's my philosophy - trust me."


Wesley Snipes делится воспоминаниями.

Wesley Snipes поделился своими воспоминаниями о том, как однажды они прогуливались с Майклом Джексоном по Гарлему.

Он говорит, что Майкл был испуган. Поэтому Wesley держал его за руку.

Некоторые люди узнавали Майкла и окликали его. Кто-то с почтением, кто-то не очень. Они буквально вопили на всю улицу.
Майкл спросил :''Тебе страшно?'' - ''Ты смеешься, Майк! Я же здесь вырос! Тебе страшно?'' - ''Немного .'' - ответил Майкл.

В Гарлеме проходили съемки клипа Bad в 1987 году. Snipes впервые попробовал себя в кино. Майкл лично выбрал его среди других актеров для своих съемок.

http://s40.radikal.ru/i087/1003/fc/941f4914a2d8.jpg

+1

37

[b]Анжелика Хьюстон вспоминает Майкла.[/b]

Актриса Анжелика Хьюстон встретила Майкла Джексона во время работы над Капитаном ИО, фильмом Френсиса Копполы, который демонстрировался в Дисней-парках.

''Я встретилась с Майклом в первый день репетиций, и я просто остолбенела, хотя я конечно же знала его образ, от того, какой приятный и застенчивый и невинный он был. И очень хрупкий. Основное впечатление от его личности было такое, что он хрупкий.

http://s41.radikal.ru/i091/1003/a1/3b74c46cd976.jpg

Но потом начинали происходить такие вещи, когда он начинал работать: ваше сердце начинало стучать чаще, и волосы на руках и загривке поднимались дыбом, он буквально перехватывал ваше дыхание. Я думаю, что он был самым электрофицирующим исполнителем из всех, что я когда-либо видела.

http://i051.radikal.ru/1003/e9/dcbe8bdaa54a.jpg

Я думаю, что это было очень трудно для Майкла - выразить гнев. Он был, я должна это сказать, одним из самых вежливых людей, которых я когда-либо встречала в своей жизни. Я никогда не слышала, чтобы он произнес непристойное слово, даже когда он был расстроен. У него были самые прекрасные манеры.

http://s55.radikal.ru/i148/1003/16/95d2a5be0b16.jpg

И я думаю, что музыка была единственным способом, которым его страстность могла свободна изливаться. Это было невероятно. Он горел, как актер - я никогда прежде не видела подобного таланта. Я думаю, на самом деле, в нем было много не от мира сего. У него был такой талант, с которым я никогда прежде не сталкивалась, а я видела много экстраординарных исполнителей. Он был, я думаю, очень непонятым.

http://s11.radikal.ru/i183/1003/7f/604d68578cb3.jpg

Я никогда не верила ни в какие обвинения или инсинуации против него. Мы вместе обедали месяц назад, и он говорил о своем тяжелом испытании. У него было чувство, как будто его на самом деле провели через ринг. Он сказал, что они хотели крови. Мне было очень тяжело за него, и я чувствовала, что он был действительно человеком с разбитым сердцем после того, что было сделано против него. Он был метеор: его пламя было ярким, недолгим, но мощным.

http://i002.radikal.ru/1003/20/ec166840a022.jpg

the time,cnn
Перевод SW
http://www.liveinternet.ru/community/mi … 123455568/

+3

38

Строя Неверленд (Воспоминания архитектора Неверленда о работе с Майклом)
http://syvnews.com/articles/2009/08/09/news/news03.txt
http://jackson.clan.su/forum/5-33-1 

Building Neverland: Local contractor turned a cattle ranch into Michael’s Jackson’s unique estate
http://s02.radikal.ru/i175/1003/d6/83c2f4b4df80.bmp

When the news of Michael Jackson’s death spread throughout the Santa Ynez Valley, where the “King of Pop” had many admirers, one local man felt a particularly deep sadness because he knew that his 20-year friendship with Jackson could never be rekindled.

However, nothing can take away Tony Urquidez’s memories of the extensive construction he did to turn a cattle ranch into Neverland — from the gatehouse to the amusement park, train station and other elements — and even the piece of equipment he built for the “Smooth Criminal” music video.

Recalling his first project in 1988, he said, “I was called by a local architect to bid a proposal for a gate house, but didn’t know at the time who it was for. We weren’t the cheapest, but we estimated to get it built faster than the other bids.”

Urquidez, who owns Urquidez Construction in Los Olivos, came to think of his relationship with the late singer as more than just business as they often spoke on the phone and socialized in the years that followed.

While he was building the gate house, he said, a limousine came down the driveway and he had to quickly move the truck that was blocking the ranch’s driveway. As the limo drove by, it paused and the window rolled down a bit so that he could just see two eyes looking at him before it continued on.

That Sunday night after the project was completed, Urquidez received a phone call from a person claiming to be Michael Jackson. He hung up on him, thinking it was a joke. The phone rang again, and the person on the other end assured him it was in fact Michael Jackson. He asked Urquidez to come to a meeting the next week — and that was the beginning of Neverland.

“We sat at this huge conference table, and when Michael showed up everyone got up to greet him. He immediately asked me to step outside with him, and we took off from everyone, even his bodyguards. We zoomed around the ranch on a golf cart and he explained his vision for Neverland, the amusement park, the large animal zoo, theater, train, everything. I just thought to myself, ‘This guy is goofy,’” Urquidez said.

Advertisement

The next project Urquidez worked on at Neverland was the theater, with a state-of -the-art sound system, a candy and popcorn bar, a dance room, seats that had beds, and a stage big enough to fit an elephant under it if need be.

“He wasn’t the demanding type, but more of a little kid that wanted things immediately. We had crews working all hours of the day, and you could tell Michael was so excited. He put pressure on me, but it was a different kind of pressure, a fun pressure,” Urquidez said.

Once the theater was completed, Urquidez would get calls in the middle of the night from Jackson, asking

him to come watch a movie or just talking about ideas he had for the next project.

“Michael gave me a mental visual of what he wanted, and I had the freedom to create. After several projects like the ‘Magic Walkway,’ the bridge to the treehouse, the pirate ship, and the water fort, we had a language to ourselves. I knew what he was envisioning and I made it happen,” Urquidez said.

Urquidez’s son Aaron, now 28, said Jackson would call when he was a teenager and ask him about the latest trends in toys and games, then have him and his older brother Chris come out to test them.

“My favorite was the water fort. It was made into ‘Old West’ buildings and we would have teams against each other shooting out of water canons and guns,” Aaron said.

In researching all the amusement rides and games Jackson had on his ranch, Urquidez would go to conventions all over the country and even to amusement parks to test the rides in person.

“Michael always had to have the biggest and the best. The upside to all the strange requests was that I was able to work on projects I’ll never get to do again,” he said.

Jackson’s life started to go downhill after he was acquitted by a Santa Maria jury on child molestation charges and left Neverland for good. In November Jackson defaulted on a $24.5 million loan backed by the ranch and sold it to Sycamore Valley Ranch Company LLC for approximately $35 million, although he still retained an interest in the property.

When Jackson bid farewell to Neverland for good, Urquidez said, he started hearing less and less from the pop star.

“He would call me and we would have personal talks, but I can say in the amount of time I spent at Neverland I never saw anything out of the ordinary. Yes, he had sleepovers, but I never got a weird feeling.

“He asked sometimes for my boys to spend the night, and the only reason I said no was because I knew they would be up all night eating sugar, and I didn’t want to deal with them like that,” Urquidez said.

Urquidez still has a high opinion of Jackson, and thinks of him as a philanthropist. Jackson loved opening his ranch to underprivileged, inner-city and local children, he said, and when Urquidez built the steam-engine train that looped around the property, he had direct orders from Jackson to make it possible for bed-ridden people to ride.

Shortly after the train layout was completed, a bed-ridden, terminally ill boy with cancer visited Neverland, and he died days after his visit. Urquidez heard that the boy was all smiles about the train ride, and died peacefully.

As Urquidez recently sifted through the boxes of memorabilia he kept from Neverland, such as pictures of him working on the steam engine and the Time magazine from 1993 that showcased the ranch’s amusement park, he recalled instances of Jackson’s personality.

“Working with him so regularly, you forgot how big he was. I got a rare glimpse into his life and sometimes he would just burst into song or dance and I would think to myself, ‘Wow, that’s Michael Jackson!,” Urquidez said.

He also has throngs of items that Jackson personally gave to him, such as the original casting for the number 1 symbol off the steam engine, and the hat from the “Smooth Criminal” music video in which Jackson defies gravity.

Urquidez built the hitch that Jackson could clip into the stage, allowing him to lean forward beyond his center of gravity.

“He was always giving and so considerate. In the years we spent together he never once tried to buy my affection. Michael was brilliant,” Urquidez said.

Строя Неверланд: местный подрядчик превратил ранчо в уникальное поместье Майкла Джексона.

Когда новости о смерти Майкла Джексона распространились и до Санта Инесс, где у «Короля поп музыки» множество поклонников, один из местных житель почувствовал особенно глубокую печаль, потому что знал, что его 20-ти летняя дружба с Майклом Джексоном никогда не будет прервана.
Однако, ничто не сотрет воспоминания Тони Урквидеза об обширной реконструкции ранчо в Неверланд. Которое он превратил из сторожевого домика в потрясающий парк, вокзал и многое другое. Даже часть декорации для музыкального видео “Smooth Criminal”.
Вспоминая свой первый проект 1988 года, он сказал: «Мне позвонил местный архитектор и сделал предложение насчет сторожевого домика, но в то время я еще не знал, для кого он предназначался. Наша организация не из дешевых, но сделали оценку, чтобы построить быстрее, чем предлагалось в других заявках.
Урквидез, который является владельцем Urquidez Construction в Лос Оливос, задумался о своих отношениях с покойным певцом. Отношениях, которые были больше, чем просто бизнес, так как они часто разговаривали по телефону и общались в последующие годы.
Он рассказал, что пока строил Сторожевой домик, часто приезжали лимузины с дороги, и ему приходилось быстро отгонять грузовик, который блокировал подъезд к ранчо. Так как лимузин продвигался, ему приходилось притормаживать, и стекло опускалось немного, так, что он мог только видеть, что два глаза смотрели на него прежде, чем он двигался дальше.
В воскресенье ночью, после того, как проект был закончен, Урквидезу позвонил человек, утверждающий , что он - Майкл Джексон. Архитектор обалдел, думал, что это была шутка. Телефон зазвонил снова, и человек на другом конце уверил его, что это был действительно Майкл Джексон. Он попросил, чтобы Урквидез приехал во встречу на следующей неделе — это было началом Неверланда.
«Мы сидели за его огромным столом переговоров, и когда Майкл показался, все встали и поприветствовали его. Он немедленно попросил меня выйти с ним. Он улизнул от всех, даже от своих телохранителей. Мы ездили по ранчо на гольф-машине и он объяснял, каким он видел Неверленд: луна-парк, большой зоопарк, театр, поезд. Я только подумал про себя: " Этот парень дурачится!", - сказал Урквидез.
Следующий проект, над которым работал Урквидез в Неверленде, был театр, с системой звука state-of-the-art, кондитерская лавка и поп-корн бар, танцпол, места с кроватями, и сцена- достаточно большая, чтобы поместился слон в случае необходимости.
«Он не был требовательным, но более походил на маленького ребенка, который хочет все и немедленно. У нас была команда, которая работала целыми днями. Можно сказать, что Майкл был очень взволнован. Он давил на меня, но это было не такое давление, скорее забавное»,- сказал Урквидез.
Как только театр был закончен, Урквидезу позвонил Майкл посреди ночи, приглашая приехать к нему просто посмотреть фильм или обсудить дальнейшие идеи по проекту.
«Майкл рассказал мне что он хотел, и у меня была свобода создавать. После нескольких проектов как ‘Волшебная Прогулка,’ мост к домику на дереве, пиратскому судну, и водному форту, мы нашли общий язык. Я знал то, что он представлял, и строил это»,- сказал Урквидез.
Сын Урквидеза, которому сейчас 28 лет, рассказал, что Джексон звонил ему, когда тот был подростком, и расспрашивал про последние новинки в играх и игрушках. Потом проверял их на нем и его старшем брате Крисе.
«Моим любимым местом был водный форт. Он был сделал в стиле «Старого запада». У нас были команды, стрелявшие друг в друга водными шарами и водяными пистолетами», - рассказал Аарон.
Разрабатывая все удивительные аттракционы и игры, которые были у Джексона на ранчо, Урквидез ездил по стране, по всем луна-паркам, чтобы протестировать все лично.
«Майкл всегда хотел иметь только самое большое и самое лучшее. Самым странным было то, что я работал над проектами, которые больше никогда не сделаю снова».
Жизнь Джексона пошла под откос, когда он был оправдан жюри Санта Марии по поводу обвинений в растлении малолетних. Он покинул Неверленд навсегда. В ноябре Джексон не выплатил 24.5 миллиона за обслуживание Неверленда и продал его компании Sycamore Valley Ranch Company LLC приблизительно за 35 миллионов, хотя у него все еще есть интересы как собственника.
Как говорит Урквидез, как только Джексон распрощался с Неверлендом навсегда, он (Урквидез) стал слышать все меньше и меньше о поп-звезде.
Бывало он звонил мне, и мы говорили на личные темы, но я могу сказать, что за все то время, что я провел в Неверленде, я не видел ничего необычного. Да, они ночевали вместе, но у меня не было странного чувства на этот счет.
«Иногда он просил моих мальчиков переночевать, и единственная причина, по которой я отказывал, было то, что я знал, что они будут всю ночь есть сахар, а мне это не нравилось», - рассказал Урквидез.
Урквидез высокого мнения о Джексоне, и думает о нем, как о филантропе. Джексон любил открывать свое ранчо для неимущих, приезжих и местных детей. Когда Урквидез построил поезд с паровым двигателем, который ходит вокруг ранчо, у него было прямое задание от Джексона позволить прикованным к постели людям ездить на нем.
Вскоре после того, как переделка поезда была закончена, прикованный к постели, неизлечимо больной раком мальчик посетил Neverland. Он умер спустя дни после его посещения. Урквидез слышал, что мальчик улыбался все поездку на поезде и умер мирно.
Недавно Урквидез разбирал коробки с памятными вещами из Неверленда, такими, как его фотографии с паровым двигателем и журнал Тайм от 1993 года, в котором рассказывалось о ранчо-луна-парке. Урквидез вспомнил случаи проявления индивидуальности Джексона.
«Работая с ним, настолько часто вы забываете, насколько велик он был. У меня случаются редкие проблески его жизни и, иногда, он вот так просто ворвется в песню или танец, и подумаю про себя ‘Вау, это Майкл Джексон’»
У архитектора так же есть персональные вещи, которые давал Джексон. Такие, как оригинальный образец символа парового двигателя и шляпа из видео “Smooth Criminal”, в котором Джексон бросает вызов силе тяжести.
Урквидез построил установку, благодаря которой Джексон мог «прикрепляться » к сцене и наклоняться вперед, избегая влияния силы тяжести.
«Он бы всегда таким щедрым и таким внимательным. За те годы, которые мы провели вместе, он никогда не пытался купить мою привязанность, Майкл был удивительным».

Отредактировано ILLV (26-03-2010 17:58:50)

+4

39

Интервью с Брэдом Баксером (2 часть) начало см. выше пост 35

Black & White: Ты можешь рассказать нам о композиции In The Back, которая появилась в The Ultimate Collection? Это действительно исключительная вещь...

Brad Buxer: Я рад, что ты спросил меня об этой песне, потому что она одна из моих любимых. Эта песня невероятная и она лишь еще раз подчеркивает гениальность Майкла. Как и в Мorphine я играю почти на всех инструментах, но все идеи - Майкла. Как жаль, что он не написал слова, которые нужны этой композиции чтобы быть завершенной на 100%. Также, кстати, как и Beautiful Girl ... Мы тяжело работали над In The Back ... Мы записали много кусочков, которые не вошли в известную вам версию. Мы записали, например, игру Билла Престона на органе. Но в окончательной версии Майкл не оставил эту часть...

Black & White: Вы часто экспериментировали во время записи?

Brad Buxer: Да, потому что Майкл любил выискивать звуки, которые никто из людей раньше никогда не слышал. Очень часто он повторял: «Брэд, дай мне звук, который слышать будет больно». Это значило, что он хочет услышать что-то, что встряхнет его изнутри. Даже когда мы использовали много машин и компьютеров для создания некоторых звуков для ударных, то часто мы находили много идей.. органических, я бы сказал. Например, мы начинали стучать по крышке фортепиано бейсбольным мячом или битой для воссоздания таких специфичных ударных. (смеется)

Black & White: Ты записывал с Майклом новые песни после Invincible. Можешь рассказать об этом?

Brad Buxer: Да, самая новая вещь, над которой мы работали с Майклом «From The Bottom Of My Heart», песня которая должна была собрать деньги для жертв урагана Катрина... В целом мы записали на протяжении нескольких последних лет композиции исключительного качества. Вопреки распространенному мнению у Майкла не было творческого упадка. Он просто пузырился идеями! Эти новые песни, над которыми мы работали были более оригинальными и креативными, чем все записанное нами ранее.

Black & White: У Майкла бывало отсутствие вдохновения?

Brad Buxer: Нет. Ни разу в его жизни такого не было, чтобы у него не было вдохновения... Плюс он прошел через многие испытания, как этот судебный процесс 2005 года и это все оказало положительное влияние на его творчество.

Black & White: Ты думаешь мы сможем услышать эти песни, записанные в последние годы его жизни?

Brad Buxer: Я не могу об этом говорить, но это очень вероятно.

Black & White: Вы и потом с Майклом общались?

Brad Buxer: В прошлом году он звонил мне, чтобы снова работать вместе. Проблема была в том, что я только возобновил свою лицензию пилота и был нанят авиакомпанией. А проект Майкла был весьма расплывчатым и даже не был обозначен во времени, я не мог рисковать и уйти в отставку потеряв такую работу. Я должен был знать где и когда работать, а в этом случае это было совершенно не так... Мне 51 год и я понимал, что меня могут больше не позвать. К моему сожалению мне пришлось отказаться еще раз поработать с ним.

Black & White: Какое у тебя самое лучшее воспоминание о Майкле?

Brad Buxer: Все это время, когда мы смеялись вместе... Я помню гонки в коридорах отелей, когда были на гастролях или бои едой в номерах ... Но больше всего мне запомнилась его улыбка, когда он слушал готовую песню. Было столько гордости, любви и уважения в его взгляде. И это чувство было взаимным... Мне повезло, что около 20 лет Майкл был одним из моих друзей. Мы почти одного возраста, он и я. Излишне говорить о том, как ужасно я о нем скучаю..."

Источник http://info.sonicretro.org/Brad_Buxer_Interview_(Black_&amp;_White,_November/December_2009)
Перевод  jil.dp  http://forum.exler.ru/index.php?showtop … mp;st=1450

Отредактировано Diana77 (26-03-2010 18:14:06)

+1

40

'' Это - драма'' - MJ.

Peter Gruber Вспоминая Майкла. Из Opus
http://www.latimesmagazine.com/2009/12/ … -wall.html
перевод http://www.liveinternet.ru/community/mi … 123550845/

OF Mike and Michael

Меня попросили - в то время снимался Капитан ИО - пойти к Майклу и поговорить о его увлечении фильмами и его желании участвовать в фильмах... В этот момент в его карьере Майкл был гигантской фигурой в поп музыке.

''Относительно песен, - сказал я, - мне представляется, что выразительность идет независимо от истории. В музыкальном видео история обслуживает звук. А в фильмах звук обслуживает историю. Не согласен?''

''Ты должен привлечь аудиторию , - сказал Майкл. - Это относится и к фильмам и к музыке. Ты должен знать, в чем заключается драма и как ее представить. .. Позволь мне показать тебе.'' Мы поднялись по ступенькам, где мы остановились перед стеклянным террариумом. Внутри него замаскировалась змея, обвившись вокруг ветки дерева. Ее голова двигалась по направлению к чему-то в противоположном углу. Майкл указал на объект наваждения его змеи. Маленькая белая мышь пыталась спрятаться внутри деревянных стружек.

Я спросил с надеждой: ''Они друзья?''

''Разве они похожи на друзей?''

''Нет. Мышь дрожит''.

'' Мы должны кормить мою змею живыми мышами.'' сказал Майкл. '' Мертвая не привлечет ее внимание.''

'' Это потому она просто не прыгнет вперед и не съест ее?''

''Потому что она находит удовольствие в игре. Во-первых, она использует страх для того, чтобы привлечь внимание мыши. Затем она ждет, усиливая напряженность. И когда мышь так пугается, что не может двинуться, наша змея схватит ее''.

Эта змея захватила внимание этой мыши, и мышь захватила внимание этой змеи - и Майкл Джексон захватил мое внимание. ''Это драма'', сказал он.

''Так оно и есть'', сказал я . '' В этой истории есть все - начало, неизвестность, сила, смерть, добро и зло, невинность и опасность. Я не могу это вынести. И я не могу перестать смотреть''.

''Точно,'' сказал он. -'' Что должно произойти потом? Даже, если ты знаешь, что произойдет, ты не знаешь, как и когда ''.

+4

41

Как я работал в команде Майкла Джексона или 20 лет спустя...

Позвонил Руслан и сказал: "Фирме Десса нужны работники. Майкл Джексон приезжает. Пойдешь?" Было это в 1992 году, кажись...Я честно говоря, уважая Майкла, музыку его особенно не слушал, но поработать согласился.
"А что надо делать?" - задал я вполне резонный вопрос. "А тебе там расскажут" - прозвучал вполне логичный ответ. Ну я и поехал на встречу с главой фирмы, которая рискнула привезти в Москву этого популярного артиста. "Будешь отвечать за доставку груза из Шереметьево-2 в Лужники ! И после концерта - обратно!!!" - прозвучал почти военный приказ. В офисе, где шла подготовка к приезду Майкла, кого я только не увидел. Сколько артистов там тусовались время от времени. Оно и понятно - Джексон...Перечислять не стану - устану...

Дали мне американца в шляпе, как будто он на рыбалку собрался и в джинсах и в рубахе навыпуск, так в майами на пляже ходят. Впрочем не мне его дали, а меня ему...Видел я в свое время американцев, даже работал музыкантом на теплоходе для американских туристов в 1983 году. Свободы у ребят из за океана хоть отбавляй, чего они только не вытворяли! но этот персонаж у Джексона меня вообще сразил наповал. Ваня - рыбак, да и только.... Как его звали - не помню. Одно мне запомнилось хорошо: он все время ругался и говорил, что больше никаких туров, ну а в Россию он вообще ни ногой более не ступит...Ничего он не понимал в наших делах, а точнее в том барадаке, который царил в Москве в 92 году. Носил он с собой спутниковый телефон, похожий на аппарат из фильма Терминатор. Я даже по нему домой позвонил, классная штуковина. Обслуживание в сутки - три штуки баксов. А вообще у меня от работы американцев одни положительные эмоции остались: не суетятся, не понтярят, нос не задирают, а четко выполняют свою работу. Я познакомился с координатором тура Морисоном. Так он до Майкла Роллинг Стонз возил по миру. Вот с какими людьми мне довелось поработать. А перед Джексоном какая-то группа девчонок - мулаток пела. Они уже тогда в Америке звездить начала, а с нами по-простому, без выпендрежа. А вот российские звезды, как разбогатевшие колхозники...Не хватает такта и ума, крышу сносит...Ну ладно, дальше вот как было: понадобились стало быть машины. Большие, тяжелые...У нас, как всегда спохватываются, когда уже гром гремит. Короче, нам груз везти, а машин надо 16 или 19 (забыл я уже точное число) Короче, проблема. Мне дают несколько свободных, а остальные на подходе: кто в Германии, кто в Польше и т.п...Вот так и крутились сутки по подмосковным грузовым фирмам с баксами наперевес (взятки)...Три недостающие машины (из 19-ти) на Беговой поймали. Югославы. Домой прут потихоньку. Пустые...Я главному билет Джексона показываю и сто баксов. Он головой кивает, улыбается, мол знаем такого певца, знаем..Любим и уважаем....Я ему еще раз: вот Джексон, вот доллары, надо груз отвезти, сколько возьмешь за три машины? А он ни по русски, ни по английски, только на своем югославском что-то бормочет. Мол на концерт не могу, домой надо, к детишкам, отпусти бандюга русский, пожалуйста...Я ему в третий раз показываю, мол Россия в помощи братской Югославии нуждается. Мир, дружба, взаимопомощь и взаимовыгода! Соглашайся, южок-дружок, а не то...Тут он понял, головой закивал, пошел со своими советоваться. Договорились, поехали. Так вот с грехом пополам собрал я состав машин. Теперь надо Антей разгружать. Аппаратуры у Майкла - обалдеть можно было от одного взгляда на все это железо. Даже привезли с собой специальную машину с бесперебойным питанием всего шоу на 3-4часа, если в Москве свет исчезнет. Все с собой привезли американцы. Нам никакого доверия. Да и правильно. Наши ребята во время концерта объявление в метро давали, что шоу не состоится из за дождя. Это конкуренты оплатили объяву, во как!!! Чего только я не насмотрелся на этом шоу! Но по порядку: Давали мне столько денег, сколько я просил. Сказали, что бы отчеты не забывал писать и чеки и прочее...Потом все про всё забыли и как всегда началось светопредставление: время поджимает. Американская сторона свои условия выполняет: артиста везет; венгерская сторона аппаратуру уже монтирует. Осталось лифт получить, на котором Майкл выпрыгивает на сцену в самом начале. А наша сторона все не успавает сделать. Как всегда по-русской авоськи и халатности. Все в последний момент. Я спал в машине. Домой три дня не ездил. Носился, как никогда в жизни не работал. За три дня я заработал около трех штук баксов. Как телефон у Майкла в сутки...А далее - ужас!!! Лифт потеряли. Точнее одной машины с югославом нет! А в ней лифт и еще кой чего. Монтаж без лифта -никак ... Технология! Наши ребята говорят: собирайте пока остальное, а американцы за голову хватаются и показывают - невозможно!!! Короче мы кинулись югослава нашего искать. Нет его нигде! Все стоят, его нет. Нашли болвана в Шереметьево 1. На кой он туда заехал? Никто ответ не искал, все побежали радостные с сообщением: Лифт нашелся...!!! Ну обошлось, короче в этот раз, все привезли и начали монтаж. Еще раз хочу сказать, что если мы научимся так работать, как американцы, мы станем первой державой на Земле, галлактике и всеобщем космосе! И венгры неплохо сыграны, а вот наша команда, как стадо неуправляемых баранов шарахалось то в одну сторону, то в другую. Но усилием воли, с верой в победу мы все-таки осилили возложенные на нас обязательства. Кое как всё сделали...Наступил день концерта. Майкл приехал и всю семью свою привез (на русских поглазеть)

Сцена была смонтирована и аппаратура закреплена, прошли саунд чеки и т.д.
Перед самым концертом мы получили новые пропуска. Все старые были уничтожены (мера безопасности) Я мог ходить практически везде, кроме комнаты "Jackson's family" Туда и не все американцы имели права входить. А если быть точным, то один лишь директор тура (огромный негр) имел это право...

Джексон прошел так близко, что я мог дотронуться до него. На лице платок, тонкий аромат и глаза, которые пробежали по людям и остановились на мне. На мгновение. Что-то его заинтересовало во мне на секунду...Майкл вылетел на лифте и началось шоу. Ну, ребята, скажу вам одно - великий артист Джексон! Это вне всяких сомнений. Я видел всё вблизи и со всей честностью и ответственностью скажу: у нас так никто не работает! А я видел многих в "домашних условиях", когда работал у Бориса Зосимова. Шел дождь, но он не мешал зрителям.
В самом начале работали мулатки. Неплохо работали, а потом из лифта выскочил Майкл и началось...Он не останавливался ни на секунду...Супер...Мистер двигатель. Самый главный человек тура после Джексона (тот негр огромного роста) взял тряпку и ползал под Майклом, пока не вытер всю сцену. Так на корточках и уполз за кулисы. А я подумал: у нас бы тетю Машу послали, если бы вообще обратили на это внимание. А в Америке люди хорошо знают, кто их кормит и дает работу. Очень показательный случай...Да и страховка здоровья Майкла Джексона не маленькая. Короче, работяга этот Майкл. Концерт прошел, дождь прошел, ажиотаж прошел. Все проходит и это пройдет - сказал мудрец. Осталось у меня ощущение, что мы никогда не сможем иметь таких артистов по сути. По нашему подходу ко всему.......Потом был демонтаж и я снова погрузился в адскую беготню. Мой американский коллега в Шереметьево 2 жаловался мне:" Виктор, я ничего не понимаю! Объясни мне, что происходит в вашей стране? Я получил Антей. Большой самолет для погрузки аппаратуры. Мне надо доставить все дальше, у Джексона тур. Но мне говорят ваши в аэропорту, что самолет нужно разгружать, в нем какой-то сниккерс. Мне надо еще и разгрузкой заниматься? Чужого товара?" Я его успокоил, пошел, поговорил с грузчиками, пошелестев долларами и все через три часа закончилось в пользу Майкла Джексона, который уже был в пути, а может и на месте следующего концерта где-то далеко от нашей непонятной страны...Фирма Десса не заработала ничего. Потому что (как сказали специалисты) решила заняться не своим делом. Они торговали ликером из Венгрии. Потом решили в шоу бизнес податься. А желающих Джексона привезти было много, вот и помешали конкуренты нормально провести рекламную акцию концерта...А я приобрел огромный опыт работы с фирмачами. Потом мне это очень помогло в дальнейшей работе в российском шоу бизнесе.

29 Сентября 2007
http://blogs.privet.ru/user/olden
http://forum.myjackson.ru/topic364.html

+4

42

Майкл в Ирландии.  :cool:

Статья от 4 мая 2009 года.
Когда Майкл Джексон приглашает тебя поработать вместе с ним , ты отправляешься туда, где он записывается. Will.i.am. из Black Eyed Peas отправился в Ираландию, чтобы быть с Майклом. Когда он проголодался, Джексон пригласил его ...
http://s54.radikal.ru/i143/1004/82/78f922f9022b.jpg

''Я говорю: ''Я голоден'', - говорит Will. '' А он говорит:'' Почему ты не используешь лошадь? Возьми лошадь и собирай яблоки. Мы любим делать это. Лошади любят срывать яблоки. '' ''Я отвечаю: ''Хорошо. Я пойду.'' Я сижу на этой несчастной лошади. А Майкл восклицает:''Wow! Это здорово!'' Лошадь рвет яблоки. А я собираю яблоки и мусор, складываю их в сумку. Я чувствую себя, словно: ''Wow! Это же все равно, как собирать яблоки с Майклом Джексоном верхом на лошади. Поглядите, как это круто!''

Сделали ли они какие-нибудь записи после этих прогулок? '' Я не знаю, что из того, что мы сделали он собирается использовать, но у меня остались воспоминания, по крайней мере. Реализовалось то, что я сделал для проекта Thriller25. Если он использует что-нибудь из того, что мы сделали, я буду счастлив. Если же, нет, то у меня есть воспоминания о том, что что бы мы не делали, это было потрясающим. Я многому научился у этого парня. Он такой крутой.''

Для тех, кто приобрел билеты на 50 концертов, Will ручается за вокал Майкла. Майкл в форме. ''Он был в моем доме. Одно дело, когда ты слышишь какие-то слухи о подобном, но это совсем другое дело, когда этот парень в твоем доме, лежит на полу, в то время, как ты отбиваешь ритм, он говорит:''Will.i.am. I love this beat''. Он лежит, а его ноги задраны на стул, и он постукивает нога об ногу. Я такой крутой приятель Майкла, Майкл Джексон лежит на моем полу. Он распевал свой голос, и вот уже прошло три часа. Он просто: ''mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi mi ''.
Он проделывает то же самое только для того, чтобы спеть 5 минут. Вот именно: он распевает свой голос целых три часа, чтобы потом спеть 5 минут. Нууу, я не знаю... Fergie не занимается такой ерундой. Usher не занимается такой ерундой. Никто из людей, которые все еще в этом бизнесе, не делают ничего подобного. А я видел это... в своем собственном доме. Это все потому, что он перфекционист, и к тому же, он просто любит распевать свой голос. Я ему говорю:'' Послушай, приятель, можем мы начать запись? Ведь уже прошло три часа, а запись-то займет всего пять минут.'' А он мне отвечает: ''НЕТ, я просто хочу разогреть связки'' .
Нет, вы подумайте, каково? ''Он просто разогревает связки''. И он действительно делает так. Я сам видел это. Он пел ''mi mi mi'' в течение трех часов. Прекрасная высота''.
http://www.starpulse.com/news/index.php … ith_michae


David Gabber 1 июля 2009 года

http://www.aceshowbiz.com/news/view/00025404.html

Will.i.am. недавно раскрыл, что он и Майкл Джексон готовили материал для альбома Майкла Джексона. '' Это должно было быть что-то не из его миар. Это было что-то, что Майкл никогда не делал прежде - альбом танцевальной музыки. Я был очень горд, что принимал в этом участие. '' - сказал он Daily Mirror.

''Он был очень озабочен тем, чтобы записи никто не смог украсть, и держал все под ключом. '' - объясняет Will. -'' После завершения записи, я должен был отдать ему лично в руки каждую demo. Он был перфекционистом и не хотел, чтобы кто-нибудь услышал это до того, как оно будет окончательно завершено''.

К сожалению, Will.i.am. не уверен, будет ли альбом когда-нибудь выпущен, потому что он не был завершен к тому времени, как Майкла не стало.

Тем не менее, Will сказал BBC на Glastonbury Music Festival в этот уикенд, что новый материал абсолютно точно остался у Майкла. '' Он должен был позаботиться о его сохранности, потому что я не хотел быть ответственным за это. Одна вещь из Black Ryed Peas была утрачена. Я все время разъезжаю, и поэтому работать с Майклом Джексоном и рисковать потерять ту музыку мне не хотелось, я не хотел такой ответственности. Поэтому он хранил все, что мы с ним тогда сделали''.

Сейчас говорят о том, что Sony принуждает Will.i.am. продать свои права на реализованную музыку , которую он записал вместе с Майклом http://www.facebook.com/william?ref=ts

В Ирландии Майкл работал Will.i.am. в Grouse Lodge  http://grouselodge.com/content.php?ID=1

http://s40.radikal.ru/i089/1004/14/681df58643bd.jpg

Во второй студии, которую Майкл сам выбрал.

http://s45.radikal.ru/i110/1004/ef/48b873d4e2c9.jpg

http://s56.radikal.ru/i152/1004/f5/4a3cbb70a58a.jpg

Жилая комната

http://s005.radikal.ru/i211/1004/d6/a9d5c091be6c.jpg

Grouse Lodge расположена недалеко от живописной деревни в графстве Rosemount в Westmeath, недалеко от Дублина. Эта старинная усадьба эпохи короля Георгия претерпела полное восстановление и преобразование в 2002 году для того, чтобы стать первой в Ирландии Международной студией звукозаписи.
Комплекс включает в себя две студии мирового класса, а также девять двухместных номеров в трех отдельных каменных флигелях. Основная задача заключалась в том, чтобы интегрировать здание 275 летней давности с огромным залом , в котором большое количество дневного света и великолепным аккустическим звучанием.
http://www.grouselodge.com/content.php?ID=1

Peddy Dunning, директор студии говорит, что Майкл предпочитал основное время проводить в студии 2. Ему нравился звук, который получался в этой студии. Он продолжает: ''Что было самым удивительным для меня, это какой невероятный музыкант был Майкл в отношении других инструментов. Он садился за пианино и играл все песни Beatles, потом пересаживался за ударные или гитару. Майкл работал с Rodney Jerkins, Will.i.am и другими, но записи никогда не были завершены.
Ken Waters добавляет:''У нас все еще находится keyboard, которым пользовался Майкл. Это старый Casio keyboard, который я едва не выбросил. Наверное, он использовал его для проверки каких-то своих идей или MIDI controler.''

http://www.musicradar.com/news/guitars/ … d-237766/5
Статья от 28 июня 2009 года.
http://www.independent.ie/national-news … 94643.html
Друзья вспоминают особенную любовь Майкла к Ирландии.

Мы никогда не знали его по-настоящему.
Друзья, которые общались с Майклом в Ирландии вспоминают его. Его душа, которая нигде не могла найти покой, кажется, обрела его в Ирландии среди сельской местности.

Patrick Nordstrum, который принимал Майкла в течение 2006 года говорит о Майкле:
'' Майкл жил у нас две недели. В Blackwater Castle в Cork.
http://www.blackwatercastle.com/e/start.html
http://i064.radikal.ru/1004/10/af3b57205f5a.jpg

Я не думаю, что он когда - либо имел возможность жить нормальной жизнью с тех пор, как был ребенком. Я видел в нем душу, которая не имеет отдыха, но здесь он почувствовал себя дома. Он был очень внимателен к тому , что может произойти. Однажды он рассказал мне, как он остановился в другом замке, ища уединения, едва он приземлился на вертолете и вошел внутрь, там оказалось около сотни людей, которые ждали его, чтобы встретить. Поэтому это было понятно, что он очень обо всем беспокоился . Мне также очень огорчительно то, что его все время подвергали осуждению за те черные вуали на лицах детей, хотя он , на самом деле, заботился только об интересах детей. Его дети обожали его. Он же заботился только о самом лучшем для детей.
Моя жена очень заботится о здоровой пище и поэтому ест каждое утро кашу. Однажды она дала Майклу немного каши, и он настоял, чтобы ему давали ее каждое утро.''

Иллюзионист Liam Sheehan, которого пригласили для развлечения детей Майкла, говорит:
'' Человек, которого я узнал, был добросердечный и джентльмен. Трагично, что он провел свою жизнь в условиях, когда за ним все время охотились. Его дети обожали его. Они бывало говорили мне, что, если вдруг я захочу состязаться с ним на скачках, он выиграет, потому что он такой высокий и быстрый. Они буквально смотрели ему в рот. Он их очень дисциплинировал. Когда они уже покидали замок, вышли из комнат, дети запрыгнули в лимузин, но Майкл вывел их наружу и подвел их к каждому из тех, кто заботился о них, и они лично поблагодарили нас за гостеприимство. В этом закрытом месте среди лесов, я видел как возвращалось его прежнее сияние и он бурно играл со своими детьми. Тот Майкл, который так уравновешенно говорил с прессой, исчезал. Он любил яблочный пирог, по-настоящему был рад уединенности в глубинке , и я знаю, что он любил гостеприимство ирландцев.''

Джексон выступал с концертами в Cork в 1988 и в Дублине в 1992 и 1997 годах. Промоутер Oliver Barry, который привозил Майкла в Ирландию дважды говорит:

''На сцене он был изумителен. Это огромная потеря для бизнеса. Я видел Элвиса Пресли дважды, я видел Синатру, я видел Beatles, Stones и , без всяких сомнений, когда он был в зените, он был лучше всех из тех, кого я когда-либо видел. У него было то, что называют ''X- factor'' в тысячных исчислениях.''

Paddy Dunning, владелец студии Grous Lodge принимал Майкла в октябре 2006 года.

''Это была сенсация.- говорит он.- Майкл собирался остаться на месяц, но провел пять. Майкл был удивительный гитарист, невероятно играл на ударных, все замирали, когда он был за пианино, но просто невозможно было вынести звучание его поющего голоса. Мы были близки с ним во время его прибывания . Майклу нравилось то, как он живет в Ирландии , и он собирался вернуться осенью, чтобы открыть Национальный музей восковых фигур в Дублине. Майкл говорил , что это место помогает ему творить. Дети Майкла посещали школу в Rosemount village вместе с моими детьми. Он не был большим любителем выпить или что-то в этом духе. Но он любил выпить стакан вина за едой. Он никогда не заходил в паб или куда-то еще. Он очень интересовался ирландскими легендами и историями, и сам был хорошо знаком с ирландской мифологией. Вопреки популярному мнению, он не был разборчив в еде и довольствовался традиционным ирландским завтраком. Нам принадлежит 15 акров земли, где Майкл и его семья часто любили совершать прогулки''.
source: Irish Daily Mirror, June 28th, by Stephen Maguire
http://i056.radikal.ru/1004/3e/3b89b0a54c74.jpg
http://www.liveinternet.ru/community/mi … 123835278/

+6

43

Remembering Michael

Stevie Wonder

http://img.timeinc.net/time/photoessays/2009/mj_celebs/mj_celebs_wonder.jpg

Stevie Wonder and Michael Jackson worked together on "We Are the World."

I first met Michael when I was in Detroit. He came to Motown, and they were talking about this boy from Gary, Ind., and the Jackson 5, and everyone was excited. He was a little boy then. He would always come into the studio curious about how I worked and what I did. "How do you do that?" "Why do you do that?" I think he understood clearly from seeing various people do the music scene that it definitely took work. He must have been around 9 or 10 then, and I definitely felt that he would be someone. You heard the voice, and all he could do was grow. And that's what he did.

I remember playing air hockey one time, and we were going back and forth. I play air hockey on the side as opposed to the end of the table because it's more accessible for me to really understand what's happening. He said, "Oh, you're cheating." And I said, "Aw, I'm not cheating, come on." And we went on and on for hours, just playing air hockey and being silly. He had a childlike heart. And that was very, very impressive to me. At the end of the day, we're all human beings, and for those who can't see that it is possible for a man who's an adult to have a childlike spirit, it doesn't mean that they're weird, it doesn't mean they're a freak or whatever ridiculous things people say. We have all kinds of people in the world. The most important thing is that your heart is in a good place.

Впервые я встретился с Майклом, когда я был в Детройте. Он приехал в Motown, и там все очень много говорили об этом мальчике из Гери, Индиана и Jackson5, и все были очень возбуждены. Он был тогда маленьким мальчиком. Он всегда заходил в студии , любопытствуя о том, как я работаю и что я делаю. ''Как ты делаешь это? Почему ты делаешь то?'' Я думаю, что он прекрасно понимал, глядя на работу различных людей, делающих музыкальные сцены, что это требует работы. Ты слышал голос, и все, что он делал было значительным уже тогда. Он делал это уже тогда.

Я помню однажды мы играли в аэрохоккей , и мы двигались вперед и назад. Я играю в аэрохоккей на стороне, противоположной к концу стола, потому что это наиболее выгодная позиция для меня, чтобы понимать, что происходит. Он сказал:''Аа, ты жульничаешь''. А я сказал:'' Нет, я не жульничаю, давай.'' И мы продолжали несколько часов, просто играли в аэрохоккей , как слабоумные. У него было сердце ребенка. И это очень, очень впечатляло меня. В конце дня мы все - просто человеческие существа. Для тех, кто не может понять, как это возможно для мужчины, который взрослый, иметь сердце ребенка. И это вовсе не означает, что они странные, или психи или какие-то придурковатые, как люди считают. В мире существуют люди всех сортов. Самая главная вещь заключается в том, чтобы твое сердце было на подобающем месте.
перевод http://www.liveinternet.ru/community/mi … 123973443/

+2

44

http://www.pennlive.com/midstate/index. … _talk.html
Dickinson College grad to talk about his years working with Michael Jackson

If Michael Jackson was the king of pop, Vincent Paterson was the man behind his crown.

In his expansive resume of entertainment projects, the 1972 graduate of Dickinson College spent chunks of the last 25 years choreographing performances for celebrities including Madonna and Jackson, who died last summer.

Paterson, a theater major, will return to Dickinson to discuss his career at 7 p.m. March 31 in the Anita Tuvin Schlechter Auditorium on West Louther Street between College and Cherry Streets in Carlisle.

He already knows the first question everyone’s going to ask about the “amazing, amazing man” who employed him for 16 years: “Most people what to know what I thought of Michael Jackson,” said Paterson. “Was he a nice guy or was he weird?”

Paterson portrays the white gang leader in the “Beat It” video. He also helped choreograph and played a zombie in “Thriller” before Jackson put him in charge of his moves in “Smooth Criminal.”

“(Jackson) never said a mean thing to anybody,” said Paterson. “He is very much alive in my mind and always in my heart.”

To Paterson, Jackson was the catalyst of his success, not the Wacko Jacko, off-the-deep-end image concocted by the tabloids. “I lived with Michael through all of those years with the press,” Paterson said. “I would sit in the trailer and he would cry. He would say ‘I don’t understand why they want to tear me apart.’”

The 59-year-old, who lives in California’s Hollywood Hills, occasionally hears Jackson’s soft voice in his head -- a voice he can imitate almost perfectly. “He always told me to let the music talk to you,” Paterson said. “Don’t ever impose your thoughts on the music. The music will tell you what it wants to do.”

перевод   http://www.liveinternet.ru/community/mi … 124245530/

http://i078.radikal.ru/1004/13/e411a8a5b59c.jpg

Винс Пэтерсон, который из своей 25летней карьеры хореографа провел 16 , сотрудничая с Майклом Джексоном, вспоминает несколько эпизодов из жизни Майкла в эти дни во время посещения своего колледжа.
''Майкл никогда не сказал никому ни одного грубого слова. Он всегда жив в моей памяти с в моем сердце.''

Для Пэтерсона Джексон явился катализатором его личного успеха. Он никогда не был для него тем типом, которого описывала пресса.

''Я был рядом с ним все эти годы, когда пресса делала все эти вещи против него. Бывало я сидел в его трейлере, а он плакал. Он говорил:''Я не понимаю, почему они хотят разорвать меня на куски''.  :'(

Сейчас 59летний хореограф живет в Калифорнии. Он часто слышит мягкий голос Майкла у себя в голове. Он может изобразить его почти в точности. ''Он всегда говорил мне, чтобы я позволил музыке говорить со мной. Он говорил, чтобы я не навязывал музыке свои мысли. Музыка сама скажет, что она хочет, чтобы было сделано''.

Винс Пэтерсон выпустил эту версию клипа на песню '' Blood On The Dance Floor'',снятую на 8 мм камеру которая очень нравилась самому Майклу . Но Sony отвергла этот вариант и отказалась его выпускать.
Вот эта версия

+2

45

Отрывок из книги  Тодда Грея бывшего личного фотографа Майкла «Майкл Джексон до того, как стал Королем»  http://www.amazon.co.uk/Michael-Jackson … amp;sr=8-1

Спасибо dina_frost за перевод http://www.amazon.co.uk/Michael-Jackson … amp;sr=8-1

Воспоминания Тодда Грея

http://ecx.images-amazon.com/images/I/41eyatigCfL._SL500_AA300_.jpg
«Когда Майкл находил время для отдыха он любил листать книги фотографий. Свои любимые книги он взял с собой в тур и много книг купил по дороге – автобус тяжелел от возрастающего количества коробок (с книгами) после каждого покидаемого города. Тур «Триумф» начался в Мемфисе без коробок; к моменту, когда мы добрались до Далласа (через пару дней) я заметил две; затем был Хьюстон, а когда мы попали в Сан-Антонио я заметил множество коробок , загружаемых в автобус. Ему особенно нравились книги времен голливудского гламура 30-ых годов, богато иллюстрированные детские книги и книги фотографий. Майкл обычно прятался в конце автобуса пока другие проводили время вместе впереди, а я сидел рядом с ним пока он был увлечен книгами о голливудском гламуре 30-ых годов. Глядя на особенно замечательную фотографию он мог сказать «Это волшебно. Они больше так не снимают». Он изучал позы, глаза, макияж и выражение – все, что входит в понятие великой гламурной фотографии.

Еще Майкл любил книги, в которых были показаны дети со всего мира. Вспоминаю один день в автобусе, когда он сказал «Все дети прекрасны. Не важно, откуда они, они все красивые. Я бы хотел написать книгу про детей всего мира. Я бы посетил каждую страну и показал, как каждый на Земле красив. Я бы посетил Индию и показал бедность и страдания детей там и может, я смог бы помочь исправить ситуацию. Африку тоже, там тоже так много голода и болезней. Тод, ты бы сделал это вместе со мной?» Я был ошеломлен и из-за того, что удивился, как вообще Майкл сможет когда-нибудь найти время и тем, что он хотел, чтобы я был фотографом. Я согласился, да, я хотел бы чтобы мы  реализовали этот проект вместе и я предложил ему посмотреть фотографии Льюиса Хина, влиятельного фотожурналиста, работа которого побудила ввести порядок использования детского труда в трудовое законодательсто в начале двадцатого века. Когда он увидел работы Хина, он сказал мне, что это тот вид фотографий, которые я должен снимать. «Это так грустно и трогательно. Мне хочется плакать».

Майкл порой подавал идеи по нашей книге о детях всего мира, но спустя некоторое время тема была утеряна, желание не исполнилось. Несмотря на это, оно исполнилось в другой форме спустя несколько лет, когда Майкл принял участие в проекте «Мы - это мир» , благодаря которому были собраны миллионы для благотворительной акции США – Африке. Это было типичное проявление Майкла – щедрый, творческий, новаторский.

Я часто сопровождал Майкла на шоу, бенефисы и награждения и он очень любил свои фотографии со знаменитостями. Он всегда становился очень возбужденным среди других звезд, действуя просто как любой другой фанат. Он мог меня нервно спросить «Как ты думаешь, а такой-то сфотографируется со мной?» Смеясь про себя, я отвечал «Майкл, ты звезда гораздо большей величины, чем такой-то... Он или она возможно хотят сфотографироваться с тобой

Когда мы с Майклом листали книги фотографий в автобусе он указывал на фотографии, которые ему особенно нравились. Он особенно любил свет, выделявший лица звезд на классических голливудских портретах. «Этот свет волшебный» говорил он шепотом. «Этот снимок волшебный. Посмотри на ее глаза. Они такие невинные и прекрасные. Тод, я хочу, чтобы ты сфотографировал меня также.» Он также сказал мне, что хотел бы быть сфотографированным в том же стиле, как на фотографиях Льюиса Хина с работающими на фабриках детьми, сфотографированных им в начале двадцатого века - сюжет другой книги, которую мы смотрели в автобусе.

Мы договорились сделать в эти снимки Майкла в Президентском люксе в отеле Пич Три ( Peach Tree Hotel) в Атланте под вечер во время, которе фотографы называют «волшебный час», когда свет отливает мягким заревом и положение солнца создает глубокие тени. Во время этой фотосессии Майкл старался не смотреть на камеру и прямо в объектив и улыбнулся только раз или два за 45 минут съемок. Мы почти не говорили друг с другом, не желая разушить очарование. Я минимально использовал жесты, чтобы указывать ему и я кивал и одобрительно гудел, когда был уверен, что снял что-то стоящее.

Позднее, когда я показал ему пробные отпечатки с фотосессии, он заказал по два больших отпечатка с каждой фотографии, что было в вышей степени необычным. Обычно, если кто-то заказывал одну или две фотографии с фотосессии, это считалось успехом. Я просто обалдел. «По два с каждой? Это около 144 фотографий...» Майк ответил «Да, я умею считать. Я хочу один комплект для себя, а второй для Дайны (Росс). Тодд, это волшебно».

Это моя любимая фотосессия с Майклом.»

http://www.etoday.ru/uploads/2009/12/23/michael_jackson_by_todd_gray02.jpg

http://content.foto.my.mail.ru/mail/adramellez/_blogs/i-436.jpg

http://pics.livejournal.com/dina_frost/pic/0002eth4/s640x480.jpg

Отредактировано СветочеГ (08-04-2010 23:02:59)

+6

46

Позаимствовано с сайта http://www.liveinternet.ru/community/mi … 124245530/

" Пусть музыка сама скажет...''

источник- http://www.pennlive.com/midstate/in...ad_to_talk.html

Винс Пэтерсон, который из своей 25летней карьеры хореографа провел 16 , сотрудничая с Майклом Джексоном, вспоминает несколько эпизодов из жизни Майкла в эти дни во время посещения своего колледжа.
''Майкл никогда не сказал никому ни одного грубого слова. Он всегда жив в моей памяти с в моем сердце.''
Для Пэтерсона Джексон явился катализатором его личного успеха. Он никогда не был для него тем типом, которого описывала пресса.
''Я был рядом с ним все эти годы, когда пресса делала все эти вещи против него. Бывало я сидел в его трейлере, а он плакал. Он говорил:''Я не понимаю, почему они хотят разорвать меня на куски''.
Сейчас 59летний хореограф живет в Калифорнии. Он часто слышит мягкий голос Майкла у себя в голове. Он может изобразить его почти в точности. ''Он всегда говорил мне, чтобы я позволил музыке говорить со мной. Он говорил, чтобы я не навязывал музыке свои мысли. Музыка сама скажет, что она хочет, чтобы было сделано''.
Винс Пэтерсон выпустил  версию клипа на песню '' Blood On The Dance Floor'',снятую на 8 мм камеру которая очень нравилась самому Майклу . Но Sony отвергла этот вариант и отказалась его выпускать.

эту версию клипа '' Blood On The Dance Floor''  можно посмотреть по этой ссылке- http://www.youtube.com/watch?v=_4AoThp4 … r_embedded. По-моему, она еще горячее привычной ..

0

47

Майкл и Я.
Для Лу Фериньо подготовка Короля поп-музыки стала любимой работой.

Статья Jason William McNeil. Источник: издание «Inside Kung-fu»
http://www.the-michael-jackson-archives … hesmj.html
перевод http://forum.myjackson.ru/topic364s340.html  Mars

http://0101.netclime.net/1_5/2f0/240/173/12564176951473221.jpg

Когда этот выпуск готовился к выходу, новость о смерти Майкла Джексона прокатилась по всему миру как буря. Для Майкла Джексона, как для человека, который был затворником и изгнанником более 10 лет, и чье планировавшееся «возвращение» считалось немногим больше, чем невероятным событием в мировой развлекательной индустрии, смерть оказалась самым большим событием из тех, которые освещали таблоиды во второй половине его жизни.

Смерть Короля поп-музыки проехалась на своем «бледном коне» через заголовки и ведущие статьи в каждом выпуске новостей по всему миру. Четверть века спустя после выхода «Триллера», ставшего самым продаваемым альбомом всех времен, человек, который перевернул мировую музыкальную индустрию, достиг ранее невиданных высот успеха и славы и который, вслед за большим триумфом, медленно, трагически и весьма публично был раздавлен под сокрушительным весом его собственной непревзойденной славы, скончался в возрасте 50-ти лет, и даже после смерти, как и при жизни, мир все еще не может получить достаточно Майкла Джексона.

Среди всех безумных сообщений прессы вокруг смерти Джексона, очень простым и сокровенным выглядело интервью Лу Фериньо на шоу Ларри Кинга.

Пока ревели репортеры и рыдали фанаты, а критики бросили первый камень (и второй, и третий, и все последующие, которые только были), громкий, раскатистый голос Фериньо странным образом походил на звук играющей малой флейты в идущем оркестре - сладкий, мелодичный, но часто явно заглушаемый шумом, раздающимся со всех сторон. И это, попросту говоря, является позором.

Слушать то, как Лу Фериньо рассказывает о своем друге Майкле Джексоне, означает многое узнать о рассказчике. В то время, как остальные бесконечно подробно останавливаются на наиболее сенсационных и грязных деталях и обвинениях в жизни Джексона, Лу рассказывает простые, забавные и теплые истории о встречах, подготовке Майкла к выступлениям и турам, о том, как два, казалось бы, разных человека нашли много общего и дружили в течение долгого времени.

В то время как мир, фанаты, пресса и кто бы то ни был могут осуждать или не осуждать жизнь Майкла, одно четко понятно всем тем, кто заглянул в добрые, полные слез глаза гиганта: Большой Лу действительно любил этого хрупкого парня и считал его, плохо ли, хорошо ли, другом до конца. Отметьте это: Лу Фериньо прекрасно зарекомендовал себя как друг даже после смерти, так как он стремится сделать так, чтобы его голос был услышан среди общего шума, чтобы рассказать всему миру правду о том, каким он видел своего приятеля Майкла Джексона. С этой целью Лу и его жена Карла Фериньо нашли время, чтобы среди безумств прессы рассказать журналу «Kung-Fu» о кончине Короля поп-музыки, о жизни и смерти друга.

Inside Kung-fu: Я знаю, что ты активно готовил Майкла Джексона для его предстоящего мирового тура. Как и где ты впервые услышал о его смерти?

Лу Фериньо: Когда появилась эта новость, я летел в Питсбург. Так что я узнал об этом не сразу.

Карла Фериньо: Я была в машине, когда моя дочь позвонила и сказала, что Майкл с сердечным приступом был доставлен в больницу и по некоторым данным скончался. Я всегда в курсе расписания Лу во время, когда он путешествует, и знала, что он все еще в воздухе. Я позвонила ему и оставила срочное сообщение в голосовой почте.

Лу: Я всегда проверяю сообщения сразу после приземления, поэтому Карла знала, что я сделаю это первым делом. В аэропорту Питсбурга собралось уже около 30 репортеров, ожидающих меня. Они знали о том, что я тренировал Майкла перед новым туром.

Карла: Я была просто опустошена, когда услышала такие новости про Майкла, но я также волновалась за состояние Лу! Я сказала ему не покидать самолет без сопровождения полиции. Он только что перенес операцию на бедре, и я переживала, что из-за давки репортеров и операторов, постоянно пихающих и толкающих, он может упасть и получить травму!

Лу: Не все об этом знают, но я являюсь помощником шерифа, поэтому было достаточно просто попросить стюардессу позвонить в полицию и вызвать мне оттуда сопровождение. После того, как я приехал в отель, и получил возможность осознать, что произошло, я был шокирован. Абсолютно шокирован. Майкл был моим другом более 20 лет, и последний раз, когда я видел его, он был полон энтузиазма, был позитивно настроен и взволнован по поводу предстоящего тура. Невозможно было поверить в то, что он ушел.

Карла:
Лу был полностью опустошен смертью Майкла. Мы разговаривали по телефону из его отеля во вторник, и я рассказала, что с периодичностью в две минуты в наш дом поступают звонки с просьбами дать интервью. В общей сложности за первые две недели поступило более 250 звонков, но Лу просто не был готов общаться с прессой. Он взял недельный отпуск и уикенд для того, чтобы отойти от первого шока и собраться, затем, в конце концов, в очередной понедельник он пришел на шоу Ларри Кинга, а затем на «Anderson Cooper 360».

Inside Kung-fu: Расскажи нам немного из того, как ты готовил Майкла к предстоящему туру. Многие были удивлены, что один из самых известных в мире бодибилдеров, известный миллионам как «Халк», тренировал хрупкого, почти миниатюрного человека, выступающего в качестве танцора и певца.

Лу: Помимо того, что я являюсь актером и выступаю лично, я также являюсь профессиональным фитнес-инструктором, и я был персональным тренером у определенного количества клиентов в течение многих лет – некоторые из них стали знаменитыми. Несмотря на то, что я готов и способен показать любому, что нужно для того, чтобы стать профессиональным бодибилдером, это совсем не то, что большинство людей хотят видеть – не все хотят стать Халком! Поэтому мы встречаемся и обсуждаем цели и нужды клиента, и я составляю программу, которая должна помочь ему достичь этих целей. Что касается Майкла, то он был в первую очередь шоуменом – певцом и танцором. Поэтому мы сконцентрировались на укреплении мышечного корсета и кардиотренировках. Забавно, когда мы впервые начали работать вместе на этот раз, я принес большой мяч для фитнеса, на котором выполняются упражнения для укрепления пресса и спины, а также пару пятифунтовых гантелей. Майкл не хотел заниматься с гантелями, так как, по его словам, он не хотел накачиваться и становиться мускулистым. И на следующую тренировку я принес мяч поменьше и пару трехфунтовых гантелей, но он опять не захотел их использовать и сказал: «Лу, я не хочу стать очень мускулистым!» Я люблю Майкла, но не мог не рассмеяться. Как можно стать мускулистым, занимаясь с трехфунтовыми гантелями!

Inside Kung-fu:
Это был первый раз, когда ты тренировал Майкла для тура?

Лу: Нет. Я помогал ему подготовиться к его мировому туру 1994 года и тренировал его с перерывами в течение 15 лет. Еще дольше мы были друзьями – лет 20, может 25.

Inside Kung-fu: Как вы встретились?

Лу: Как встречаются большинство людей? Мы познакомились через общего друга и просто нашли общий язык.

Карла: Лу и Майкл сдружились достаточно быстро. Некоторым это может показаться необычным, так как, глядя на них, вы бы нашли их очень разными людьми, но в них было что-то общее. Оба они по своей природе очень застенчивы, и должны были преодолевать это в известной степени, так как они выбрали карьеру в индустрии развлечений – я думаю, вы понимаете то, о чем я говорю – и на этой почве они достаточно хорошо подружились.

Inside Kung-fu: Некоторые люди критиковали Лу за то, что он не смог увидеть ухудшающееся состояние здоровья Майкла. После интервью Лу, данного 2 июля Greta Van Susteren - репортеру Fox News, размещенном на ее сайте GretaWire.com, там можно было прочитать: «Как он (Лу), являясь таким хорошим другом MJ, не видел того, что происходило с его самочувствием? Он тренер, и я уверена, что он видел разрушительное влияние лекарственной зависимости». Что ты скажешь на это?

Лу:
Слушайте, я эксперт в области фитнеса, а не здоровья. Когда мы работали вместе, я ни разу не замечал что с Майклом что-то не так. Он выглядел так, будто он в отличной форме! Я лично не видел никаких показаний к приему лекарств. Когда бы я не находился рядом с ним, он всегда был бодрым, живым и энергичным.

Карла: Майкл жаловался на проблемы со сном и Лу дал ему несколько биологически-активных добавок, содержащих кальций и магний, помогающих Лу засыпать, когда он испытывает неприятности, но Майкл так и не попробовал их.

Inside Kung-fu
: Так как вы подняли вопрос о предполагаемом использовании наркотиков и снотворных препаратов, есть некоторый повод говорить о том, что если Майкл скончался от передозировки, то это могло быть преднамеренным? Что ты думаешь по этому поводу?

Лу: Послушайте, сейчас никто точно не знает, что повлекло смерть Майкла Джексона. Может быть, спустя недели мы узнаем об этом, а может, не узнаем никогда. Я без сомнения могу сказать только одно – Майкл не хотел заснуть и не проснуться. Это был человек, который любил своих детей и был потрясающим отцом. Он был взволнован будущим больше, чем я когда-либо наблюдал за длительное время. Он даже думал о том, чтобы стать моим тренером для участия в «Танцах со звездами»! Он говорил, что научит меня лунной походке! Пока мы занимались, он был оптимистичен и энергичен. Он танцевал и пел для меня… В заключении я хочу сказать, что он был суперзвездой, но для меня он был милым, вежливым человеком, который всегда хотел развлекать, всегда хотел радовать людей и который всегда заставлял меня улыбаться. Я действительно подавлен тем, что потерял его.

Отредактировано СветочеГ (09-04-2010 19:45:12)

+1

48

http://www.bakitwhy.com/memories-michae … chef-larry
http://www.liveinternet.ru/community/mi … 124354995/  перевод

Накормить ''The King of Pop''.
16 июля 2009 года. Larry Banares
http://i005.radikal.ru/1004/56/7bcd3a934420.jpg

Я был действующим шеф-поваром для Диснейленд отель в Anaheim , и там я начал готовить для Майкла Джексона в конце 80х, сначала вместе с его личным поваром , Mani Khalsa, который готовил в его поместье, а затем самостоятельно. Я был выбран в качестве члена Кулинарной Команды США, престижной школы, которая выиграла три золотых медали на Олимпиаде по кулинарии в мировом состязании, как первый филиппино-американец в этой элитной группе шеф-поваров. Поэтому, кто мог быть выбран в качестве повара для Майкла в его ''втором доме'', нежели не повар, который стал победителем в международных состязаниях? Mani и я координировали меню и набор продуктов по факсу (поскольку e-mail в то время отсутствовал), поэтому частые визиты Майкла стали моей заботой. Майкл приезжал в Диснейленд несколько раз , находясь на вершине своей карьеры, и я был облагодетельствован возможностью готовить для ''King of Pop'' всякий раз, когда он приезжал к нам.

Не нужно говорить о том, что его статус предполагал наивысшую безопасность и заботу. Большинство знаменитостей арендует целый этаж, когда останавливаются в отеле, но Майкл арендовал этаж выше и этаж ниже своего этажа. Каждое передвижение Майкла составляло большую головоломку для ума. Он не только менял маршруты следования, номера и применял маскировку. Приходилось прилагать немало усилий, чтобы доставить Майкла туда и обратно из ''Самого счастливого места на земле''.

Меню Майкла в то время было немного затруднительным, так как он был вегетарианцем, и мы следовали строгому предписанию в приготовлении его пищи. Хотя я бы предпочел представить несколько филиппинских превосходных блюд, таких как Okoy, все должно быть соответствующим расписанию еды Майкла. Большое количество фруктовых коктейлей и пюре, запеканок и сендвичей, и его самое любимое блюдо tofu и сырные enchiladas с зеленым tomatillo соусом.

Вместе с Майклом я должен был ''разрываться'' день ото дня между звонком ''24/7'' для Джексона, его сопровождающих и гостей. Я должен был иметь специальное отделении , в котором находились продукты для Майкла, даже соответствующее оборудование, такое, как блендер, кастрюли и сковородки, предназначенные для '' приготовления еды только для Майкла''. Я мог готовить еду для Майкла на нашей главной кухне и в его многокомнатном номере, что давало мне возможность заглянуть в его личную жизнь, насколько ее можно было считать личной, принимая во внимание множество сопровождающих лиц и ассистентов, которые все время были вокруг него.

Я мог находиться в номере Майкла и готовить для него обед, и в это самое время он мог развлекать большое количество людей. Майкл мог внезапно появиться в кухне в то время, как я занимался приготовлением и прокомментировать примерно так: ''Как хорошо пища пахнет или выглядит''. Он даже мог взять что-то для пробы и дать самый превосходный отзыв. Поэтому мое первое впечатление о Майкле было , как о мягком, спокойном и уважительном человеке. Он никогда не приходил, что бы что-то потребовать или рекомендовать от себя. Мои первые ощущения от Майкла вскоре подтвердились самым неожиданным для меня образом.

Однажды вечером Майкл появился на кухне, мягко взял меня под руку и сказал:'' Шеф, вы должны сесть и поужинать с нами''. Абсолютно захваченный заботливостью и величием Майкла, я сначала отказался, но Майкл продолжал настаивать, и вскоре я обнаружил себя, сидящим в конце стола,смущенно перемешивающим пищу по своей тарелке, наблюдая за трапезничающим ''the King of Pop''. :love:

После нескольких приготовлений для Майкла, моя семья и друзья попросили меня сфотографироваться с ним напамять. Я никогда не был ловцом автографов, и я не хотел навязываться ему для фотографии или автографа. Но все-таки я не устоял, думая, что это может стать документальным подтверждением моей работы для Майкла. Поэтому, однажды я набрался храбрости и взял с собой камеру, когда пошел к нему в номер. Всякий раз я доставал камеру из кармана, думая, что настал подходящий момент, но снова убирал ее из-за своей застенчивости. Я понимал, что Майкл может вскоре покинуть отель, и мне придется ждать его следующего визита. Когда Майкл шел мне навстречу в коридоре, он увидел меня, неуклюже достающего камеру , и снова, подтверждая свою доброту, он разрядил обстановку, воскликнув:'' Давайте сфотографируемся!'' , вручая камеру одному из своих ассистентов, который сделал фото.

Имидж Майкла, как мега-стар, глобального масштаба, нуждался в соответствующем образе для публики.. Была необходимость в том, чтобы иметь такое большое количество ассистентов и помощников , как это требовалось в соответствии с его колоссальным имиджем, но я чувствовал, что такое обхождение с ним, как с VIP персоной, не исходило от него самого. Примером этому служит тот случай, когда мы потеряли его мороженое. После долгих поисков оно , наконец, было найдено, совершенно растаявшим. Я скрепя сердце сообщил об этом помощнику Майкла, ужасно беспокоясь, потому что это был его десерт в тот вечер. Помощник вскоре вернулся, спокойно сказав:'' Никакой проблемы с мороженым, но не можете ли вы сказать, где здесь площадка для посадки вертолета, потому что мы хотим заказать пинту любимого мороженого для Майкла и доставить его на вертолете для сегодняшнего ужина.'' Таково было обеспечение Майкла, как мега-стар, но я уверен, что Майкл предпочел просто чашку фруктового или другого вида десерта, если бы он узнал, каких усилий стоило доставить его мороженое. :yep:

Когда я услышал о том, что Майкла больше не стало с нами, и увидел множество отрывков его концертов, слушая его мягкий голос, к моему горлу подступил комок.

Майкл Джексон, '' Лучший из всех, когда-либо бывших'', был заложником собственной славы. Поэтому его жизнь была столь беспокойной и окруженной скандалами, провоцируя людей на спекуляции вокруг него. Заключения очень часто основываются на том, что кто-то слышал или видел, и очень редко на реальном знании событий. Лично я видел доброту Майкла, его чистоту и застенчивость, и я знаю это все из первых рук, и я навсегда запомню Майкла Джексона таким.

0

49

Эксклюзивное интервью с бывшим официальным представителем Стюартом Бекерманом

MJFC представляет эксклюзивное интервью со Стюартом Бекерманом, работавшим с Майклом Джексоном в качестве его официального представителя на протяжении почти двух лет. Он оказался так любезен, что согласился ответить на наши вопросы, и открыто рассказать нам, каково было работать с Королем поп-музыки, рассказать о наиболее запоминающихся моментах и о настоящем Майкле….

Если вы назовете имя Стюарт Бекерман в определенных кругах, то большинство людей, скорее всего, скажут вам, что это человек, который работал глашатаем Майкла во время одного из самых неспокойных периодов его жизни. Факт, что мистер Бекерман действительно работал пресс-секретарем Майкла и представителем по работе со СМИ, лишь поверхностно характеризует этого «Человека эпохи Возрождения».

Стюарт Бекерман - почетный выпускник Нью-Йоркского Государственного Университета. Он также получил ученую степень в аспирантуре Университета Городского Планирования Британской Колумбии. Он является профессиональным градостроителем, театральным продюсером, награжденный призом, экспертом по связям со СМИ и национальным телевизионным корреспондентом, который, в течение двух сезонов, был специальным корреспондентом и частым гостем на «Entertainment Tonight» - одном из самых популярных тележурналов.

В течение работы у Майкла Джексона в качестве пресс-секретаря, мистер Бекерман способствовал налаживанию очень дружественных отношений между многими фан-клубами мистера Джексона. В конечном итоге, это был человек, к которому мы все могли обратиться, и наши чувства и проблемы были бы должным образом восприняты и не проигнорированы.

Мистер Бекерман искал место, чтобы поделиться с общественностью своими впечатлениями о Короле поп-музыки. Но, как все мы хорошо знаем, мало, кто хочет рассказывать «положительные» факты о Майкле Джексоне, потому, что это не будет продаваться в прессе! Таким образом, это - большая удача для MJFC, и мы имеем честь представить рассказ самого мистера Стюарта Бекермана...

Расскажите нам о своей карьере.

Моя карьера очень эклектична. Я получил степень в области искусств в аспирантуре Университета Городского Планирования Британской Колумбии. Я начинал в крупной инженерной компании, где я планировал строительство некоторого количества т.н. «новых городов» Британской Колумбии. Я был принят на работу в Ванкувере в качестве первого пресс-секретаря по вопросам культуры города, а также советника мэра и городского совета по культуре. Почти после восьми лет сотрудничества с городом я решил уехать, чтобы заниматься международными проектами по искусству и культуре в собственной компании.
Моим первым проектом было возрождение мюзикла «Питер Пэн», премьера которого состоялась в Ванкувере, а затем начались гастроли по Северной Америке, включающие ограниченный показ на Бродвее. Впоследствии, я продолжал заниматься организацией многих театральных премий, фестивалей и музыкальных концертов. В 90-ых я был снова приглашен на работу, чтобы помочь правительству, и был назначен специальным советником Премьер-министра Британской Колумбии, где я сосредоточился на том, чтобы укрепить роль искусства в провинции и продвигать культурный обмен.

Как Вы стали пресс-секретарем Майкла Джексона?

В 2002 году Майкл узнал, что я являюсь продюсером мюзикла «Питер Пэн» на Бродвее. В то время он интересовался возможностью исполнения роли Питера Пэна и попросил меня провести пробы. К несчастью, в Берлине случился инцендент со свешиванием ребенка с балкона, и из-за неблагоприятного общественного мнения мы решили, что сейчас не время для этого, но Майкл и я так хорошо поладили, что он попросил, чтобы я стал его пресс-секретарем.

Охарактеризуйте Майкла Джексона тремя прилагательными.

A. заботливый
B. таинственный
C. творческий

Что Вы думаете о том, каким образом Майкла Джексона изображает пресса?

Вообще я думаю, что это очень презрительный способ, которым средства массовой информации изображают Майкла в образе «психа», не имеющий ничего общего с правдой. Майкл Джексон очень талантливый и собранный. Однако, с другой стороны, СМИ нуждаются в Майкле в том смысле, что он является самой интересной, вызывающей любопытство и создающей наибольшее количество новостных поводов знаменитостью в шоу-бизнесе.

Что Вам нравилось во время работы пресс-секретарем Майкла Джексона, и какие трудности возникали?

Я любил каждую минуту этого моего опыта, потому что чувствовал, будто я постоянно нахожусь в волшебном, придуманном мире... Майкла окружает творческая атмосфера, и это делало работу с ним очень позитивной. Это позволило мне также проявлять креатив. Я не забуду, когда я сидел у него дома в Неверленде, и тут внезапно Майкл спускается с лестницы и выпаливает: «Давай устроим благотворительную акцию в Неверленде... Давай сделаем Неверленд более открытым, таким образом больше людей сможет увидеть это место…»
Эта внезапная мысль привела к очень успешному благотворительному мероприятию, которое прошло позднее в том же году.
Единственной негативной частью работы на Майкла была агрессия со стороны СМИ. Не очень легко оставаться вежливым и информативным, когда большинство СМИ не желает признавать презумпцию невиновности Майкла Джексона и часто просто ищет «грязь». Но моя работа состояла в том, чтобы придать этому положению немного легкомысленный и забавный оттенок, и я ладил со СМИ, потому что я всегда ставил интересы Майкла на первое место и действовал профессионально.

Вам нравится музыка Майкла Джексона? Какая Ваша любимая песня/альбом?

Мне нравится музыка Майкла. Моя любимая песня – это «Billie Jean» из альбома «Thriller».

Что Вы думаете о фанатах Майкла Джексона?

Я думаю, что фанаты Майкла самые лучшие в мире….такие лояльные, преданные и любящие. :cool:  Я с самого начала знал, что ключ к продвижению карьеры Майкла Джексона находится в укреплении фанатских сообществ и в том, чтобы сделать его более доступным для поклонников. Никакая другая знаменитость не имела такую сердечную поддержку со стороны поклонников, как Майкл Джексон, и я знаю, что он благодарен им за это.

Можно ли утверждать, что у детей Майкла Джексона нет нормального детства. Как бы Вы опровергли это?
Я не могу опровергнуть это, потому что, давайте будем честными, у детей Майкла Джексона нет «нормального» детства. Да, они имеют опекунов и все атрибуты нормальной жизни, но жизнь его детей подчиняется ненормальному миру детей знаменитости.  :(

Каково самое главное заблуждение у большинства людей насчет Майкла Джексона?

Большинство людей полагает, что Майкл эксцентричен. На самом деле, Майкл чрезвычайно сосредоточен и отвечает за свою жизнь.

Вы можете рассказать об одном из филантропических поступков Майкла Джексона, с которым Вы были связаны?

Невероятным является благотворительное мероприятие, прошедшее в Неверленде в сентябре 3003 года в поддержку ряда благотворительных организаций. Количество участвующих звезд было захватывающим: Mandy Moore, Brittany Spears, Elizabeth Taylor, N'Sync, Mike Tyson и другие. Я был поражен!

Какова Ваша любимая черта Неверленда?

Спокойствие... Неверленд одно из самых мирных, медитативных, духовных мест, в которых я когда-либо был.

Вы можете поделиться самым незабываемым моментом с участием Майкла?

Запоминающихся моментов с Майклом было очень много, но один из них произошел в день, когда он получил символический ключ от Лас-Вегаса от мэра Гудмана. Он был действительно тронут, и прошептал мне: «Моя душа счастлива».
Я почти закричал от радости, когда услышал, как он выразил свою благодарность.
Я также помню первый раз, когда я говорил с Майклом по телефону. Это был вечер пятницы, и телефон зазвонил около восьми часов: «Алло!» Это звонил из Неверленда Дитер Вайзнер, новый менеджер Майкла. Он сказал: «Стюарт, кое-кто хочет поговорить с тобой».
Я не понимал, что происходит до тех пор, пока внезапно не услышал голос, который я знал по песням и телепередачам, включая некоторые незабываемые выступления на церемонии Грэмми. Голос, который я узнал немедленно, мог только принадлежать одному человеку.
«Стюарт!» - голос начал говорить нежным полушепотом. «Это Майкл. Я смотрел кадры с твоим участием сегодня вечером, и я просто хочу сказать, что буду рад видеть тебя как одного из членов моей команды. Дитер много рассказывал мне о тебе и твоем опыте постановки мюзикла «Питер Пэн», и я не могу дождаться момента, когда встречусь с тобой. Я просто хочу сказать: «Добро пожаловать!».
«Спасибо» - ответил я, будучи все еще в шоке. «Я также с нетерпением жду этого. Это должен быть взрыв».
Тогда на линию из библиотеки Неверленда снова вернулся Дитер. «Ты принят, Стюарт» - сказал он, подтверждая то, что я только что услышал, поскольку я сидел ошеломленный….
Официально я начал работать на Майкла Джексона с конца 2002 года. Тогда я еще не понимал этого, но меня ждала бешеная поездка с горок. Я должен был пристегнуть свои ремни безопасности…. Эта поездка обещала быть дикой!
Другой незабываемый момент: 29-ого августа 2003 года Майклу Джексону исполнилось сорок пять лет. Будучи Свидетелем Иеговы, он редко праздновал дни рождения, но своим решением, показавшим, насколько рад он был прислушиваться к моим советам и мнению, он согласился участвовать в праздновании своего дня рождения в историческом «Orpheum Theater» в Лос-Анджелесе. Мероприятие устраивалось Michael Jackson Fan Club (MJFC) и служило примером того события, которое мы надеялись спонсировать, чтобы работать в более тесном сотрудничестве с поклонниками Майкла. Так как я также хотел, чтобы к мероприятию смогли получить доступ люди со всех континентов, я устроил одновременную трансляцию по MSN. Настойчивое стремление сделать это показало, насколько далеко мы продвинулись с момента трудных дней, наступивших после документального фильма Башира.
В вечер проведения мероприятия, видя две тысячи поклонников из тридцати стран, находившихся вокруг театра в нетерпеливом ожидании прибытия Майкла, я думал о концерте Битлз 1965 года на «Shea Stadium» – в воздухе повисло такое же волнение. Когда лимузин Майкла подъехал, поклонники толпой ринулись на него, выкрикивая его имя и передавая подарки внутрь машины, когда он опустил вниз стекло, чтобы помахать. «Следуй за мной» - сказал я, проводя его через служебный вход до одного из балконов театра - места, с которого он должен был наблюдать экстравагантное трехчасовое представление.

http://content.foto.my.mail.ru/mail/talamasca-221b/_blogs/i-147.jpg

Мероприятие оказалось очень хорошим, как и ожидали люди, и фан-клубы проделали отличную работу. Стив Харви был обаятельным ведущим, все выступающие были просто фантастическими, особенно «Kennedy Tap Company», которые танцевали «Smooth Criminal».
В конце их представления мальчик приблизительно шести лет станцевал соло, которое взорвало зал. Майкл хлопал с таким энтузиазмом, что чуть не выпал с балкона.
http://content.foto.my.mail.ru/mail/talamasca-221b/_blogs/i-146.jpg

Когда он смотрел на танец этого мальчика, на его лице было выражение чистого восторга - будто бы он волшебным образом вернулся назад в собственное детство.
После выступлений Майкл поднялся на сцену, чтобы разрезать праздничный торт, поприветствовать выступающих и пообщаться с любящими его поклонниками.

http://s005.radikal.ru/i211/1003/51/e29020760c0f.jpg

Одна из его поклонниц потеряла сандалию, и был момент, как в сказке про Золушку, когда он любезно стал на колено, чтобы одеть ее на ногу.

http://content.foto.my.mail.ru/mail/talamasca-221b/_blogs/i-145.jpg

Он рассказал всем, насколько он ценит своих новых советников, заявив: «Я сделаю так, чтобы Вы все гордились тем, что являетесь поклонниками Майкла Джексона», что было залогом, который кратко выражал мои надежды на будущее.

Как пресс-секретарь, как Вы считаете, какой ход был бы лучшим для Майкла Джексона?

Процесс, закончившийся в 2005 году, травмировал Майкла. Ему были необходимы все эти прошедшие годы, чтобы гальванизировать его энергию и собрать ее снова, но я думаю, что для него пришло время, чтобы сделать то, что он делает лучше всего... выступить вживую!
Я знаю, что на самом деле он не хочет опять выступать, но я всем своим сердцем за то, что ему надо выступить на своем 50-ом дне рождения.  Это было бы реальной вехой для всех. Даже если бы он исполнил две или три песни, возможно с хором, то это могло бы стать большим событием в его жизни и карьере. Это событие могло бы стать глобальным. Он мог бы показать миру, что в нем все еще есть «огонь». И он мог показать его поклонникам, что их вера была не напрасна. Я также полагаю, что это помогло бы ему самому почувствовать, что он может делать это снова, но он боится сделать шаг... Мне жаль, что я не смог убедить его.

Если бы Вам была дана возможность, Вы сделали это снова?

За Нью-Йоркскую минуту!!! Я не общался с Майклом уже долгое время, но я уверен, что мы смогли бы опять сотворить волшебство.

Существует ли факт, который мир не знает о Майкле Джексоне, но должен знать?

Майкл игрив. В честь его 45-ого дня рождения была устроена вечеринка с большим тортом, расположенном в шатре, установленном в Неверленде. В мероприятии принимали участие Ник и Аарон Картер, а также большая толпа поздравляющих. После того, как мы пропели «с днем рождения», Майкл захотел подурачиться и начал кидаться тортом с Аароном, что превратилось в огромный всеобщий бой едой! Это было удивительным! :rofl:

Майкл Джексон позволял Вам видеть «частного Майкла Джексона» или отношения были более «деловыми»?

Я бы сказал, что наши отношения были больше «деловыми», чем личными, хотя были времена, когда Майкл мог спокойно довериться мне. Мы говорили о мире музыки, положении дел в звукозаписывающем бизнесе и его будущих планах. Вообще он жестко защищал свою частную жизнь. Мое восприятие Майкла никогда не изменялось и никогда не трансформировалось. Прежде, чем встретить его, я почувствовал в нем родственный дух, и после работы на него я все еще чувствую то же самое... навсегда.

Какое ваше любимое воспоминание о Неверленде?

Было великолепное утро, когда я впервые приехал в Неверленд. Как только я вошел в главные ворота, мне в глаза бросились бронзовые статуи детей, расставленные всюду на безупречно сверкающих основаниях, привлекательные картины играющих мальчиков и девочек, застывшие во времени, как знаменитый Альтер-эго Майкла Джексона - Питер Пэн.
Я не слишком подробно знал о его любви к детям, до тех пор, пока я просто не оказался в Неверленде, моем самом любимом месте на Земле, королевстве сказок наиболее популярной и знаменитой мировой звезды. Я признаюсь, что чувствовал себя немного легкомысленным тем утром, я был опьянен эликсиром известности Майкла. Майкл поприветствовал меня голосом, немного похожим на трель и имеющим приятную музыкальность. Мы обменялись рукопожатием, и я был удивлен силой его руки. Его рукопожатие не было слабым, как я представлял, и его руки оказались больше, чем я ожидал. Мы обменивались рукопожатием в течение приблизительно десяти секунд, смотря друг другу в глаза. Его пристальный взгляд был открытым, а манеры - простыми.
Он сказал: «Ты хорошо работаешь, Стюарт. Я действительно рад познакомиться с тобой. Ты – в команде».
Я ответил: «Спасибо. Работать с тобой для меня большая честь, и я действительно рад этому».
Мы поговорили несколько минут о ранчо, о том, какое оно красивое.
«Я хочу, чтобы Дитер показал тебе все – все что есть. Я хочу, чтобы это место стало для тебя родным, как для всех, кто здесь когда-либо жил» - сказал Майкл…
В тот момент я был удивлен. Это вроде простые вещи - встретиться с кем-то, пожать руки, поболтать и попрощаться. Это происходило уже миллион раз, так почему это должно происходить как то иначе? Тем не менее, это было по-другому.....Это был Майкл Джексон!
Команда MJFC хочет искренне поблагодарить мистера Бекермана от всего сердца. Не только за это эксклюзивное интервью, но и за то, что он делал в те сложные для всех нас времена.
Стюарт, Вы даже не догадываетесь, насколько мы любим и ценим Вас!

Открытое письмо Стюарта Бекермана Майклу Джексону

Я был твоим официальным представителем и работал на тебя на протяжении почти двух лет, делая самое лучшее из того, что мог, полагая, что у тебя есть дар для того, чтобы поделиться с миром. Теперь, когда я подал в отставку, я заявляю, что я любил тебя и твоих поклонников, которые на протяжении многих лет проявляли поистине удивительную лояльность и преданность тебе, как человеку, и тем ценностям, которые ты пропагандируешь. Хотя такое заявление может показаться чрезмерным в это время, оно было сделано от чистого сердца, так как я считаю, что все мы совершенны в глазах нашего Создателя, и являемся выражением божественной силы, которая оживляет все во Вселенной.

Майкл, такие как ты, имеют особый дар делиться энергией, что ты успешно делаешь в течение твоей замечательной жизни и карьеры. Но не важно, сколько миллионов записей ты продал, сколько телешоу ты сделал, сколько прибыли ты получил. То, что действительно важно, это договор, который ты заключил с самим собой, внутреннее самоуправление, а не сама знаменитость, которая известна миру как Майкл Джексон ... Я беспокоюсь о тебе Майкл, и желаю, чтобы после этих нескольких сложных лет ты мог почувствовать в своей жизни состояние благодати, где нет различий между певцом и песней.
Майкл, я не хочу ставить себя выше тебя, как многие люди склонны делать. Я не хочу, проповедовать тебе, поскольку я знаю, что твоя жизнь не была легкой, и что ты пожертвовал многим ради значительного успеха, которого достиг, создав музыкальное и благотворительное наследие, как немногие другие артисты. Но сказано: «Ибо, какая польза человеку, если он завоюет весь мир, а душу свою потеряет?»

Майкл, ты дал миру многое, и многое еще предстоит дать. Я считаю, что пришло время для новых начинаний. Я считаю, что если ты искренне сделаешь это, то весь мир с уважением примет наполненного новой энергией Майкла Джозефа Джексона.

http://  mjfanclub.net/home/index.php?option=com_content&view=article&id=1285:exclusive-interview-with-former-spokesperson&catid=94:mjfc-interviews&Itemid=89 ссыль вставляться не хотела- убираем пробел

перевод smalltoy  http://community.livejournal.com/foreve … 76582.html

Отредактировано СветочеГ (13-04-2010 22:06:39)

+2

50

Интервью Куинси Джонса испанской газете "El Pais"
переведены только те моменты интервью,касающиеся Майкла
Интервью и статья корреспондента Икера Сейсдедос от 14.09.2009

Куинси Джонс: Майкл Джексон был не так уж талантлив.
:mad:

Являясь одной из ключевых фигур музыкальной панорамы за последние 50 лет, он спродюсировал лучшие диски Jacko. : Завтра его ожидают в Центре Niemeyer города Авилес, для беседы о будущем культуры.

По настоящему трудно преувеличить значение Куинси Джонса (Чикаго 1933) в популярной культуре за последние полвека. Продюсер, композитор, революционер джаза, дирижёр оркестра, телевизионный магнат, владелец журналов, фигура кино. Он получил 27 Грэмми, один Оскар и звание Доктора honoris causa от десятка Университетов.
Также, как происходит с великими игроками в баскетбол, поп однажды исключил букву "Q" в его честь. "Q" может быть только Куинси, влиятельный продюсер Триллера, диска Майкла Джексона, проданного в количестве 110 миллионов копий.
Со своим "братом" Jacko, Джонс, изысканный jazzman, дебютировавший игрой на корнете в группе Lionel Hampton, написал одни из наиболее блестящих страниц в истории поп-музыки трилогией, которую сместе с уже упомянутым Thriller, составляют Bad и Off the wall. Когда 25 июня Джексон скончался, мир посмотрел на Куинси Джонса. Тот заявил: "Часть меня уходит вместе с ним".
.........................................................................................................................................................................................................................................
Корреспондент Есть ли что-то чего вы ещё не сделали?
Куинси Джонс Куча разных вещей, брат. Оперу, на пример. Или балет. Продюсирование диска Tony Bennett и Stevie Wonder. Хотя, последним я как раз сейчас и занимаюсь. Уйти на покой - это не для меня. Слишком многими вещами я занимаюсь в жизни: мои семь детей, различные фонды, мои девушки.
Корреспондент Смерть Майкла Джексона ожидалась?
Куинси Джонс Никто такого не ожидал. Меня новость застала в Китае. Когда узнал, я упал на колени. Это было тяжело.
Корреспондент Вы считаете, он был способен дать 50 концертов, которые собирались дать в Лондоне?
Куинси Джонс Нет. Я помню, я был в Лондоне, когда все билеты разошлись за пару часов. Он позвонил мне. Он волновался, был вне себя. "Я сделаю это ради детей", сказал. Это был последний раз, когда мы разговаривали.
Корреспондент Он часто говорил о своих детях?
КД Всегда. Постоянно.
Корреспондент Что Вы почувствовали, когда узнали что концерт, организованный Джермейном в Вене, отменяется?
КД Меня просили участвовать. Кажется, все вокруг организуют концерты памяти Майкла. На меня пусть не расчитывают. Прошлое не для меня. В глубине души, я - джазовый музыкант, а джазовые музыканты не повторяются.  :smoke:
......................................................................................................................................
Корреспондент Принято считать, что МД был гениальным, пока работал с Вами....И что потом он эту магию растерял. Вы считаете успех своей заслугой?
КД Мы добились успеха вместе. Никто не смог сделать ничего подобного ни до, ни после. Какое значение имеет всё остальное?
Корреспондент Прослушивание альтернативных записей "Билли Джин" , включенных в новое издание вашего первого диска вместе - Off the wall, заставляет думать, что все идеи по созданию этой неповторимой песни принадлежали на самом деле молодому Майклу...
КД Он её написал. Конечно, это была его идея. Он написал кучу чудесных мелодий. А потом, за них взялся я и вывел их на то место, где они должны быть. Это работа продюсера.
Корреспондент Вы соревновались друг с другом?
КД Вот это да! Конечно нет. Я работал с Louis Armstrong, Frank Sinatra, Nat King Cole, Billie Holiday, Aretha Franklin и, главное, с Ray Charles... Вы думаете, я мог завидовать Майклу Джексону? Майкл не был так талантлив. Он был великим, но не равнялся категорией тем, кого я сейчас назвал. У меня семь детей и я участвовал в 40 фильмах. Мне некогда беседовать о глупостях. да уж....  :smoke:
Корреспондент Правда ли, что после его смерти, Вы заявили, что майкл джексон никогда не хотел быть негром?
КД Я не могу себе позволить обсуждать эту тему.
Корреспондент Вы бы сказали, что он умер по халатности врачей?
КД Ещё меньше я склонен обсуждать это.
Корреспондент Вы пытались ему помочь?
КД Это было невозможно. Когда ты делаешься таким великим, перестаёшь слушать. Огромной проблемой являются люди, окружающие подобных фигур. Они проводят 24 часа, убеждая в том какой ты чудесный. Это сложно перебороть.
Корреспондент Когда Вы его видели в последний раз?
КД Лучше я расскажу про первый. Ему было 12 лет. Мы были дома у Sammy Davis Jr.
......................................................................................
Корреспондент Когда Вы оставили джаз, чтобы "обняться" с поп-музыкой, что думали Ваши коллеги?
КД Некоторые меня критиковали. А я им сказал:если ты не способен увидеть в Baby be mine (песня МД) сложность Giant steps (песня John Coltrane), значит ты ничего не понял.

http://community.livejournal.com/king_m … /8706.html

Отредактировано СветочеГ (13-04-2010 23:16:35)

+4

51

СветочеГ написал(а):

Майкл не был так талантлив. Он был великим, но не равнялся категорией тем, кого я сейчас назвал. У меня семь детей и я участвовал в 40 фильмах. Мне некогда беседовать о глупостях. да уж....  :smoke:

Пожалуй, я знаю,  что он имеет ввиду (:

Очень похож на Чарльза Буковски..  видимо одно поколение.. это у них  в крови (((: 

СветочеГ
Огромное спасибо за  статьи! Ума не приложу откуда ты их берешь.. кажется у тебя  свой особенный интернет... (:

0

52

Шняшка написал(а):

Ума не приложу откуда ты их берешь..

Дык,вездеж ссылки указываю откуда тырю заимствую  :blush:
угу, тырнет у меня особенный  :D ,а скорость- обзавидуешься. http://www.kolobok.us/smiles/madhouse/dash2.gif   http://s.rimg.info/f325950a4c405129073ea4913b1e50dc.gif

0

53

вот здесь  инженеры, работавшие с Майклом над записью альбомов, делятся воспоминаниями. Morinen из сообщества mj_ru  делает переводы.
Очень ,очень интересно  :flag:  :yep: Есть несколько частей. Итак..

Джон Ван Нест рассказывает о работе с MJ

http://pics.livejournal.com/morinen/pic/000qfed7/s320x320.jpg

Я работал с Майклом много раз… вначале в 1979-ом, вскоре после выпуска Off The Wall, который был записан в моей старой студии, Image Recording, когда она еще принадлежала предыдущему владельцу Аллену Зентцу.

Потом я провел с Майклом некоторое время в 1980-ом (или 81-ом?), записывая демо для Thriller. Это было здорово, потому что мы работали вдвоем, не считая тех, кого приглашал Майкл. «Джон, у нас будет Джонатан Моффит в двенадцать, потом Грэг Филлинджейнс в час… а, и еще мы записываем струнные в четыре!» Работать с ним так тесно было очень здорово! В какие-то дни Майкл стоял у микрофона, записывал вокал – это было потрясающе… Он классно танцевал во время пения и делал все эти «вздохи, охи и ахи», которыми полны его песни. Он попросил меня убрать ковер, чтобы можно было танцевать, и между дублями пел всякие другие популярные тогда песни, просто в свободном стиле, а капелла. Мы разговаривали о нашей любимой музыке.

В течение последующего года или двух я часто работал с Джексонами, записывал разные треки, эффекты (у нас была джакузи, которую они любили использовать для получения шумовых вставок, которые тогда были в моде). Я познакомился со всеми братьями.

Брюс Сведен вернулся в Image Recording для записи одной или двух песен для альбома Джексонов Victory где-то в 83-ем году. Еще один бесценный опыт – это запись Брюсом струнного квартета и (возможно) вокала Майкла в одно и то же время. Брюс – ЛУЧШИЙ продюсер всех времен. Лучший.

Кажется, в течение следующих двух лет была еще пара каких-то сессий с Джексонами, но к тому времени Майкл был уже очень популярен и я нечасто его видел. В следующий раз по-настоящему я стал работать с ним в 1995, вместе с Робом Хоффманом над альбомом HIStory. Роб работал над ним довольно долгое время (2 года?), а я – всего несколько месяцев. Мы все засели в Larrabee North, где у Брюса была комната (или вы были в Record One, Роб?)… Эдди Делена записывал вокал Майкла в одной комнате в Larrabee, а меня посадили в другую комнату помогать всем, кому потребуется. Самая запомнившаяся мне сессия была с Далласом Остином в тот день, когда мы записывали рэп The Notorious B.I.G. для "This Time Around". Я был в одной комнате с Далласом, Biggie и Майклом. Никогда этого не забуду.

Последние дни работы над альбомом мне разнообразил Брюс: он дал мне задание выстроить альбом и ужать его так, чтобы он поместился на CD. Работа была немалая, так как вырезать нужно было в общей сложности около семи минут. Я выстроил все в Sound Tools и в процессе выучил каждый такт каждой песни. Я выбрал места, где песни можно сократить без ущерба для экспрессии, и сформулировал свои предложения. В ночь мастеринга меня вместе с моей аппаратурой Sound Tools посадили в комнату Берни Грандмена, где мне предстояло «договориться» с Майклом о том, что будем вырезать. Эту ночь я не забуду никогда… Майкл пришел, и Брюс сказал ему, что мы должны либо 1) выкинуть одну песню, либо 2) отредактировать несколько песен так, чтобы они влезли на CD. Мы выбрали второй вариант… Я начал с первой песни и проиграл Майклу свои изменения. «О, нет, ЭТО нельзя вырезать… Это мое любимое место в альбоме!» Ладно. Давай попробуем другую песню. «Нет-нет, эти четыре такта НАДО оставить». Ладно… Давай поработаем над проигрышем, который длится две минуты… Может, уберем эти восемь тактов? «Нет, это моя любимая часть проигрыша!» В общем, ну вы поняли. В это время с нами был Джимми Джэм, который говорил Майклу, что все эти правки – убойные и на самом деле только улучшают запись. После примерно пяти часов мы наконец сговорились. К этому времени – а было уже около трех утра – я был полностью выжат. Тут вошел Брюс и говорит: «Так, Джон, запиши сейчас все эти правки на полудюймовый мастер!» Моей первой мыслью было: «Да ты шутишь!» Я был вымотан «торговлей» с Майклом. Но мы пошли в комнату Берни, и я записал все на полудюймовую пленку, в то время как Брюс стоял у меня над душой. Как сейчас помню, на это ушло около пары часов. Кстати, где-то существует видеозапись моих препирательств с Майклом, хотя я так и не получил копию. Может быть, когда-нибудь…

После окончания работы над альбомом Майкл пригласил нас всех с супругами и детьми на день на ранчо Неверлэнд. Про этот знаменательный день я расскажу позже.

***

Да, и еще одна ВАЖНАЯ вещь. Майкл был самым приятным человеком из всех, с кем я работал. Он был любезный, талантливый, безумно добрый, скромный и настоящий джентльмен – никогда не ругался, здравый, пунктуальный, и вообще – самый милый человек, с каким только можно надеяться работать. Он был выдающейся звездой! Безусловно, он слишком рано ушел от нас.

***

Расскажу подробнее про сессию с Notorious B.I.G. Все происходило примерно так: Майкл обычно звонил людям и просил их поучаствовать в записи альбома. Это было интересно, учитывая, что почти любой человек на планете подошел бы к телефону, если бы позвонил Майкл. Так или иначе, до меня дошел слух, что приедет B.I.G., и я ждал его с нетерпением. Я знал, что записывать его выпадет мне, так как я записал почти всю песню "This Time Around".

Мы с Далласом ждали его с минуты на минуту, и вот, практически во время Notorious входит. Он был фигурой довольно импозантной, так как в то время пользовался большой популярностью. Я понятия не имел, какого отношения от него ждать, но он оказался достаточно приятным человеком. Никаких проблем. Почти с порога он выпалил: «Йо, Даллас, могу я увидеть Майка?» На что Даллас ответил, что, наверное, да. Biggie продолжил, говоря, как много эта возможность для него значит, ведь Майкл был его героем... В общем, Даллас говорит ему, что мы сначала запишем рэп. Biggie идет в будку, мы настраиваем наушники и готовимся к началу записи.

Мы жмем большую красную кнопку (на машине Sony 3348) и начинаем. Во время первого раунда записи мы с Далласом переглянулись, потому что это было попадание в десятку. Я был впечатлен, Даллас тоже. Мы прослушали запись и Даллас сказал: «Думаю, это то, что надо». Насколько я помню, мы записали еще один трек, на всякий случай, но я почти уверен, что в конце концов использовали первый вариант. Тут заходит Notorious и спрашивает, можно ли теперь встретиться с Майклом. Мы передали в дальнюю комнату, где работал Майкл, весточку о том, что Biggie закончил и хочет с ним встретиться.

Из соображений безопасности охранники Майкла проверили, нет ли в комнате кого лишнего, и как только они в этом убедились (там были только я, Biggie и Даллас), вошел Майкл. Biggie чуть не расплакался… Я видел, как много это для него значило. Майкл производил такой эффект на всех, даже самых жестких рэперов. Biggie заикался, кланялся и говорил, какую большую роль музыка Майкла сыграла в его жизни. Майкл был, как всегда, очень скромен, и все улыбался, пока Biggie разглагольствовал о своей к нему любви. Я смотрел на Biggie, превратившегося вдруг в огромного сентиментального толстячка, – и это было безумно милое зрелище. Все мы, в конце концов, просто люди.

Майкл наконец попросил послушать, что мы записали, и мы включили запись через большие колонки. Он был В ВОСТОРГЕ и с удовольствием сказал об этом Biggie. Помню, Майкл попросил: «Давайте послушаем еще раз», и мы поставили запись повторно. Ему очень понравилось. Он поблагодарил Biggie за то, что тот приехал аж из Филадельфии. Biggie довольно-таки подобострастно спросил, можно ли с Майклом сфотографироваться, и Майкл согласился. Снимок был сделан, мы прослушали запись еще раз, и Майкл сказал Biggie спасибо. Потом он попрощался и вышел, оставив Biggie в полном потрясении.

Это прекрасное воспоминание останется со мной навсегда.

Отредактировано СветочеГ (16-04-2010 11:33:05)

0

54

Продолжение...

Роб Хоффман — о работе с Майклом над HIStory

Мне повезло работать с MJ на ранней стадии моей карьеры. Он был невероятным артистом. Сложно представить, насколько он был талантлив! И при этом чрезвычайно великодушен и трудолюбив. Я был ассистентом на Hit Factory в Нью-Йорке, а потом стал инженером-фрилансером у Брюса Сведена и MJ. Они собирались начать работу в Лос-Анджелесе, но тут случилось Нортриджское землетрясение, и они перебрались в Нью-Йорк. Одна комната была целиком отведена Брюсу, вторая предназначалась для написания песен. Я начал помогать партнеру Брюса, Рене Муру. Мы с Рене записывали треки, Брюс время от времени заходил, указывал мне на ошибки, сидел с нами по несколько часов и поправлял нас. Через пару месяцев прибыл MJ, и вся кухня переехала к Брэду Баксеру, Эндрю Шепсу и Эдди Делене. Я продолжал ассистировать им, пока вся команда не переместилась в Лос-Анджелес. Меня решили взять с собой. В течение дня я ассистировал Брюсу, а ночами помогал на всех участках – ассистентом, инженером, программистом, а в одной песне даже гитаристом. Когда я познакомился с Джоном, у нас было две комнаты в Record One и две – в Larrabee. А в Нью-Йорке в нашем распоряжении были почти все комнаты в Hit Factory. Команда была отличная, я многому там научился. Мастерство инженера я перенял у Брюса Сведена, Джона и Эдди, и мне довелось поработать с такими продюсерами, как MJ, Джем и Льюис, Babyface, Дэвид Фостер, Тедди Райли и Даллас Остин.

Меня вообще-то попросили уйти из проекта на ранней стадии, потому что там и так уже было много народу, а MJ меня не знал. Но к счастью, примерно через 10 дней меня наняли обратно. На вечеринке в честь завершения альбома MJ от души извинился и выразил мне свою признательность. Он правда был самым искренним человеком, какого только можно встретить.

Кое-какие случайные воспоминания:

Однажды утром MJ пришел с новой песней, которую сочинил за ночь. Мы позвали гитариста, и Майкл спел ему каждую ноту каждого аккорда. «Вот первый аккорд: первая нота, вторая нота, третья нота. Второй аккорд: первая нота, вторая нота, третья нота» и т.д. После чего мы наблюдали невероятно искреннее и сильное живое вокальное исполнение в аппаратной через SM57.

Он спел нам полностью всю струнную аранжировку. Стив Поркаро однажды рассказал мне, что видел, как MJ работал со струнными в комнате. Все партии были целиком у него в голове, в полной гармонии. Не только восьмитактовые петли – он пел на диктофон весь аккомпанемент целиком, со всеми связками и остановками.

Однажды Майкл разозлился на одного из продюсеров за то, что тот ужасно относился к персоналу. Вместо того чтобы устроить сцену, или уволить человека, Майкл вызвал его в свой офис/комнату и один из охранников засветил ему в лицо пирогом. Дальнейших мер не потребовалось…

Во время записи "Smile" для HIStory, Брюс подумал, что было бы здорово, если бы Майкл спел под живой оркестр. Но, конечно, музыкантам мы об этом не сказали. Мы наладили для него аппаратуру в вокальной будке в стороне. Оркестр немного порепетировал без вокала, а потом во время первого раунда записи Майкл запел, и они просто попадали со стульев.

Он исполнял битбокс без параллельного аккомпанемента, и точность его ритма была удивительная.

У него было невероятное чувство гармонии. Ни одной фальшивой ноты, никаких подстроек – даже дыхание идеально попадало в ритм.

Однажды во время перерыва мы смотрели по телевизору на преследования О. Джей Симпсона – в новостях рассказывали про то, как его видели в Европе с каким-то маленьким мальчиком. Я сидел рядом с Майклом, пока мы слушали всю эту чепуху. Он посмотрел на меня и сказал, что вот с этим ему приходится жить.

Я проработал с ним почти три года, и ни разу за это время у меня не возникло сомнений в его моральности или повода верить в какие бы то ни было обвинения. Я тогда даже и поклонником-то не был. Но я видел, как он общается с детьми своих братьев и с детьми других людей, а однажды даже с детьми моей девушки (мы приезжали на день к нему в Неверлэнд). Совершенно потрясающий человек – он всегда думал, как улучшить жизнь детей. Каждые выходные в Неверлэнде были посвящены помощи какой-нибудь группе детей – со СПИДом, раком, и т.д. Сам он в это время чаще всего вообще отсутствовал.

Он просто проживал детство, которого у него никогда не было. Он так никогда и не вырос во многих отношениях.

Я ассистировал Джимми Джему и Терри Льюису в записи бэк-вокала для "Scream" c MJ и Джанет. Они замечательно пели вдвоем. Супер-слаженно, ни одной фальшивой ноты. Партию за партией. Во время перерыва они пели песни из мюзиклов своего детства. И снова – в полной гармонии. MJ отказался петь строчку "stop f*ckin' with me" потому что он НИКОГДА не ругался.

Я был оператором на записи бэк-вокала к "Stranger in Moscow". Страшно было очень. Майкл там и сям вставлял или, наоборот, выкидывал звуки, переставлял местами ноты и изменял тайминг прямо в процессе записи. Никаких Pro Tools – только двухдюймовая пленка и я за пультом.

Однажды ночью я стер дорожку с партией клавишных, которую он нам наиграл. На следующее утро он пришел в студию и, не сказав ни слова, заменил ее.

Я был там, когда приходила Лиза Мария. Они вели себя как двое влюбленных подростков – все время держались за руки. Она тусовалась в студии довольно долгое время. У меня никогда не возникало сомнений в их любви.

Летом 94-ого мы записывали рождественскую песню, для которой требовался детский хор. Майкл настоял на том, чтобы всю студию на время записи украсили рождественскими огнями, елкой, искусственным снегом и санками. И для всех он купил подарки.

В последние выходные записи HIStory он подошел ко мне и Эдди Делене и сказал: «Простите, но думаю, в эти выходные спать нам не придется. Нужно очень многое сделать, а в понедельник утром надо ехать к Берни». В то время он постоянно оставался в студии: пел и микшировал. У меня была пара моментов с ним наедине. Однажды вечером мы говорили о Джоне Ленноне, пока Майкл готовился спеть последнюю вокальную партию альбома – экспромт в конце "Earth Song". Я рассказал ему историю про то, как Джон пел "Twist And Shout" будучи больным, и хотя многие думают, что он кричал ради эффекта, на самом деле ему просто отказывал голос. Майклу очень понравилась история, он пошел и вложил в эту партию душу…

Позже тем же вечером во время микширования все вышли из комнаты, чтобы MJ мог выкрутить громкость посильнее. Это было нормальной практикой при микшировании. Я остался в комнате на случай, если что-нибудь понадобится, в берушах и закрыв уши руками. В ту ночь свет был везде погашен и мы заметили, что комнату во время воспроизведения периодически освещают какие-то голубые вспышки. Через несколько мгновений мы поняли, что это один из динамиков стреляет голубыми искрами. MJ это понравилось и он выкрутил регулятор громкости еще сильнее.

MJ любил горячую воду во время пения. То есть очень горячую! Настолько горячую, что я замерял температуру по плавлению пластиковых ложек.

В Нью-Йорке мы с Брюсом как-то обсуждали дорогу до студии и то, какие пути мы выбирали. Майкл взглянул на нас и сказал, что нам повезло, что у нас есть такая возможность. Он-то даже по улице пройти спокойно не мог. Это был грустный момент.

Работники студии получили бесплатные билеты на концерт Джанет, и мы поехали туда вечером прямо после работы. И вот, примерно в середине концерта мы видим парня с длинной бородой, одетого в робу, который танцует сзади в проходе. Да как танцует! Это бы переодетый MJ. Его костюм был похож на наряд Чеви Чейза, в котором он катается на роликах во Флетче.

У MJ в комнате была одна из первых Sony Playstation… Мы пробирались туда поздно ночью и играли в игры, еще не выпущенные на рынок.

Пара человек из нашей команды не смогли посмотреть фильм «Парк Юрского Периода» в кинотеатре, и Майкл организовал для нас частный просмотр в Sony.

Он обожал альбом Downward Spiral Nine Inch Nails…

Мне повезло за те три года получить доступ к многодорожечным мастерам, записанным в рамках подготовок к турам, для видеоклипов и архива. Я разбирал эти записи на составные части, и это стало бесценным уроком по написанию и созданию песен. Шанс заглянуть в умы гениев.

Из всех компаний, на которые я работал, MJJ была единственной, что выдавала платиновую награду за диски.

Однажды мы все целый день просидели в судии, слушая каталог MJ для вдохновения. Он обожал процесс, обожал работать.

http://pics.livejournal.com/morinen/pic/000qhh8e/s640x480.jpg

Верхний ряд: Крейг (Джонсон?), Эндрю Шепс, Роб Хоффман, Брэд Сандберг, Мэтт Форджер
Нижний ряд: Брюс Сведен, MJ, Эдди Делена
Весна 1995, в Larrabee


Расскажите, как Майкл работал с Куинси? Как получался такой блестящий результат?

Я всегда считал альбом [Thriller] великим, но раньше, будучи в некоторой степени джазовым снобом, полагал, что величие архитектуры этих песен – заслуга таланта и опыта Куинси. Почитав этот трэд, я теряюсь… Участвовал ли Майкл в создании всех этих духовых и басовых партий, брейкдаунов, замечательных ладовых клавишных/вокальных решений и т.д.? Они правда очень джаз-ориентированные, если убрать акустику. Почти как у Джила Эванса.

И если MJ действительно помогал создавать песни в таком ключе… Он сознательно решил не делать этого больше после Куинси? Потому что я (во всяком случае на первый взгляд) не чувствую тот же музыкальный «глубинный» вкус в более поздних вещах. В "Black or White", например.

Роб: Ну, про Thriller говорить не буду – мне тогда 12 лет было :)

Но мне довелось немного поработать с Куинси и Родом Темпертоном над Q's Jook Joint. Было интересно изучить их стиль и стиль MJ по отдельности и попытаться мысленно соединить их воедино. Я постоянно задавал вопросы им и Брюсу. Может быть, Джон что-то добавит. Куинси и Род, конечно, очень талантливые люди. Они вчетвером – это команда мечты.

Во время HIStory MJ сам сочинял аранжировки ко многим своим песням. Иногда продюсер приносил Майклу трек, например, "Scream" или "Too Bad". Это мог быть как просто ритм, так и почти законченная вещь. "Scream" был относительно законченным, но без слов. "This Time Around" тоже был вполне музыкально законченной вещью, но Брюс добавил к нему связующую партию. "You Are Not Alone" представляла собой базовый R&B-ритм с куплетом и припевом. Остальная аранжировка исходила от MJ, плюс множественные наложения от Стива Поркаро и программирование Эндрю Шепса. Мне нравится думать, что последующим успехом своих баллад R. Kelly обязан Майклу: ведь он наблюдал, во что MJ превращал его идеи треков.

Если послушать связующую часть в "Too Bad", все духовые эффекты придумал Майкл. Он позвал Джерри Хей и пропел ему все партии. Джерри ушел, аранжировал все это и позже вернулся, чтобы записать. Рене попросил меня сделать партию менее «реальной», и я пропустил ее через различные фильтры (минимуг, например) и сделал сэмплы на MPC, а потом наложил поверх оригинального звука.

Думаю, мало кто понимал, насколько активно Майкл участвовал в создании своих альбомов. У него был невероятный музыкальный вокабуляр – от мюзиклов и джаза до всего, что играло по радио. Он постоянно обучался, и, думаю, это слышно в его музыке. Ходит много догадок о том, почему он не работал с Куинси после Bad, но мне тут от себя добавить нечего.

Ему нравился альбом Downward spiral NIN? Я сам его обожаю, но вот уж про Майкла не подумал бы.

Роб: Удивительно: он иногда приходил с какой-нибудь песней, которая ему нравилась, и хотел что-то перенять от нее – энергию, тон, настроение.

Еще ему очень нравилась "Owner of a Lonely Heart". Так что когда Yes приехали в город, я специально всем об этом сказал, и мы договорились с Тревором Рэбином, чтобы он пришел и сыграл кое-что для "They Don't Care About Us".

Вот это было самое интересное в работе с MJ: можно было заполучить для записи кого угодно. Нам нужен был фанк-гитарист, и мы обсуждали кое-какие имена. В конце концов я сказал: может, Найл Роджерс? Майкл поддержал идею, потому что они вместе ездили в тур в семидесятые. Конечно, Найл играл самый офигенный фанк… но у Майкла на уме была совершенно определенная партия для песни "Money". Кстати, ее записали с прямого входа на SSL и потом сразу на пленку. Больше никакой обработки.

На пару композиций приходил Слэш. Что интересно, в студии у нас вообще не было никакого алкоголя, наркоты и сигарет. Из всей команды курил только один человек, и ему приходилось выходить на улицу. Но когда пришел Слэш, Майкл знал, что без этого не обойтись. Он сказал: «Пусть покупает алкоголь, сигареты – все, что ему понадобится» :) Мы располагались в другой комнате Hit Factory, и Слэш прислал через своих людей список того, что нужно купить: «Джек Дэниелс», водка, миксер и Мальборо. Напитком дня был кофе с виски, если я правильно помню…

Примерно в то же время, когда MJ работал с Джоном в Image, они иногда появлялись в Westlake. Помню, мы в офисе часто болтали с Мэттом Форджером, и он говорил: «Я ни у кого больше не видел такого трудолюбия и мастерства».

Роб: Майкл и Брюс оба ностальгировали и, может быть, были слегка суеверны. Когда мы работали в L.A., нам к паре песен надо было добавить хор, и они немедленно заявили, что его нужно записать в Westlake D, где записывали "Man in the Mirror". Брюс послал меня туда с его вожделенными микрофонами M49. Во время сессии все были в шоке: «Ведь Брюс никогда не выпускает их из виду, и никто кроме него никогда их не монтировал и не демонтировал!» Да, мне было страшно…

Подобные труд и рвение – это, кажется, как раз то, чего не хватает в современной музыке, во всяком случае, в музыке, популярной среди молодежи.

Роб:
Не знаю, у скольких людей вообще достанет терпения и трудолюбия создавать такие песни, какие создавал MJ. А у нас уж точно никогда больше не будет таких бюджетов. Майкл между прочим говорил, что хочет завтра услышать какие-нибудь новые звучания малого барабана, и мы не спали всю ночь, записывая все драм-машины, какие могли найти, на MPC и EIIIxp. В буквальном смысле сотни сэмплов малого барабана были в его распоряжении. То же самое с бочками. Мэтт Форджер и Эндрю записали множество кассет с сэмплами ударных: дерево, металл, кухонная утварь, инструменты – все это было записано в EIII. Брюс часами сидел, пробуя различные звуки из своей собственной MPC-библиотеки. Однажды между проектами Брюс и Рене взяли в аренду целую кучу малых барабанов для составления библиотеки. Это была постоянная погоня за, как выражался Брюс, «звуками, которое еще не слышало ухо».

Помню, однажды где-то в середине 90-ых я пытался взять в аренду кое-какие инструменты – сэмплеры, предусилители Neve, микрофоны, и т.д. И то ли в Toy Specialist, то ли в Dreamhire мне сказали, что команда Майкла Джексона на несколько недель (или даже месяцев?!) забрала у них практически все железо со склада. Этот сукин сын подгреб под себя все оборудование Нью-Йорка! :D

Роб:
Верю-верю! Мы привозили клавишные в Нью-Йорк из ЛА, и ребята из студии покупали аппаратуру постоянно. Ближе к концу MJ и Брюс поручили мне обзвонить всех производителей синтезаторов и, пользуясь их громкими именами, спросить, есть ли какие-нибудь прототипы или новинки, которые еще не вышли на рынок. Yamaha прислала нам невыпущенный VP1, и мы получили ранний Wavedrum от Korg. Кажется, в какой-то момент у нас были все Neve 1073, имевшиеся в Нью-Йорке.

Роб, когда после блеска 80-ых Майкл Джексон достиг этапа «затишья» в карьере, как вы к этому относились? Что вот, перед вами человек, который «горел так ярко, что сжег все свое топливо»? Что эпоха креативности и экспериментов ушла, что он уже оставил немыслимое наследие, которого любому хватило бы на всю жизнь? Что отчасти он потерял хватку, что у него кончились хорошие песни?

Роб: По моим ощущениям на HIStory искра все еще была. Я считаю, некоторые песни на этом диске – лучшие в его карьере. Конечно, они более личные. И, поскольку я не работал с ним до этого, мне трудно судить о предыдущих альбомах. Как я уже говорил, я не был поклонником до тех пор, пока не начал с ним работать. Меня тогда гораздо больше интересовала возможность поработать с Брюсом и поучиться у него. Но как только я познакомился с MJ и поработал с ним, мне начала нравиться его музыка.

Насколько хорошо MJ разбирался в оборудовании и производственных аспектах процесса записи? Был ли у него любимая марка микрофонов / предусилителей? Участвовал ли он в построении вокальной цепи или микшировании вокальных эффектов? О вещах, которые он покупал себе домой, ходят легенды, но увлекался ли он оборудованием для записи?

Роб: Он в основном оставлял это инженерам. Но время от времени он вспоминал о каком-нибудь звуке, который ему понравился, и просил что-нибудь. Однажды он поручил мне и Мэтту Форджеру найти OB-1. Мне кажется, он был склонен ассоциировать музыкантов с определенными звучаниями, а к оборудованию был по большому счету равнодушен.

MJ был моим героем, он – один из людей, которые повлияли на меня больше всего и благодаря которым я пою. Играл ли Майкл на каких-нибудь инструментах, или все свои идеи он коммуницировал голосом?

Роб: По этому поводу у меня как раз есть хорошая история. Майкл хотел писать вместе с Дэвидом Фостером, и мы оборудовали для них великолепную комнату с низким звукопоглощением в Hit Factory Studio 1. Там был рояль Yamaha, любимые синтезаторы Дэвида, ковры, диваны, виброфоны. Мы все вышли, кроме Эндрю Шепса, который остался в аппаратной, чтобы убедиться, что все в порядке. Майкл и Дэвид перебрасывались идеями, и в какой-то момент Дэвид все никак не мог понять, какие аккорды Майкл хочет услышать. Он сказал: «Сыграй их». Майкл ответил: «Не могу, я ужасно играю на пианино». Дэвид настоял: «Покажи все равно». Через пару минут треньканья он остановил Майкла со словами: «Да, и правда ужасно».

Я слышал, что он хорошо играл на ударных, но сам этого никогда не видел. Вообще же он пел, вытанцовывал и передавал с помощью битбокса все партии, какие хотел услышать.

Джон: Кстати, кто-то спрашивал о мастерстве Майкла в области написания и записи песен. Скажу вот что. Я записывал и микшировал его демо-запись песни "The Girl is Mine", и видел, как он каждому музыканту объяснял, что нужно играть. Да, иногда это требовало некоторого поиска, потому что он не владел музыкальным языком в совершенстве, но в конце концов музыкант находил тот самый аккорд, который Майкл слышал у себя в голове, и Майкл восклицал: «Да, оно!» Мы даже записали струнную партию на демо. (Около 12 музыкантов, насколько я помню. Наверное, 6 скрипок, 2 вторых скрипки, 2 альта, 2 виолончели?) Финальный микс этого демо, который я сделал, был (кажется) выпущен в прошлом году на каком-то немецком сборнике MJ… Я постараюсь достать копию, потому что то демо практически совпадало с финальным вариантом песни, сделанным Куинси Джонсом. Струнная аранжировка и все остальное – практически идентичны. Так что эта аранжировка по сути полностью создана Майклом. Он толком ни на одном инструменте не умел играть, но определенно слышал в голове музыку и просил других идентифицировать то, что он слышал. Он всегда прекрасно знал, что делает!

Есть ли записи его битбокса?

Роб:
Его можно услышать прямо в песнях. Он точно есть в "Too Bad" и "Tabloid Junkie". Самый явственный – в "Stranger in Moscow".

Ничего себе… звучит как драм машина. Очень, очень хорошая обработка (и я не удивлюсь, если ее там почти нет :)

Роб: Трек "Stranger in Moscow" прямо начинается с битбокса MJ. Эндрю Шепс потратил на него совсем немного времени: перевел оригинальный битбокс в synclav и вырезал промежуточные куски. Не помню, была ли это изначально запись на микрокассете, но фонового шума было много. Помимо этого, в общем-то, никакой обработки.

На треках "Tabloid Junkie" и "Too Bad" битбоксовые петли слышны повсюду. Либо те, что MJ записал на микрокассету, либо сделанные во время записи вокальных партий. И опять же, почти без обработки, за исключением обрезки и закольцовывания.

Какие кассеты использовал Майкл? (шутка)

Роб: Хороший вопрос! При работе с Майклом идеи приходили так быстро, что у нас было множество диктофонов в каждой комнате. Так что, почти все, что он говорил, куда-то записывалось.

Джон: Кстати, соглашусь с Робом в том, что в HIStory есть сильные вещи. Это был немного странный проект, так как (насколько мне известно) он начинался как сборник лучших песен, может быть, с парочкой новых композиций, но по ходу дела Майкл вдохновился на двухдисковый проект: один диск Greatest Hits, и один – с новым материалом. Роб, поправь меня, если я ошибаюсь.

Мои любимые вещи с альбома – это "Stranger in Moscow" (на мой взгляд, одна из лучших песен MJ), "Smile", "Money", "Earth Song", "They Don't Really Care About Us" и титульная вещь. С титульной композицией, "HIStory", у некоторых из нас связано особое воспоминание. По просьбе Майкла Мэтт Форджер, еще один инженер, работавший над разными частями проекта, составил акустический коллаж из всех нас, перечисляющих известные исторические даты. Он ловил нас по одному со своим переносным звукозаписывающим оборудованием и давал нам по две-три строки текста… Мне нужно послушать запись, чтобы вспомнить, какие строки – мои, но эти голоса, которые вы там слышите, – это все голоса людей, работавших над альбомом. Должен сказать, это честь – слышать собственный голос в песне Майкла Джексона наряду со многими другими, кто работал над проектом.

Вчера я встретил человека, который работал над некоторыми технологиями для готовившихся концертов, и он сказал, что они должны были быть революционными и потрясающими. Это очень в духе Майкла – всегда стремиться сделать лучше, больше, огромнее. По CNN сейчас показывают клип с последних репетиций, и хотя Майкл, кажется, выкладывается не полностью, все же печально, что концерты не состоялись. Думаю, они были бы потрясающими.

Роб: Ты прав. Несколько новых песен, планировавшихся изначально для HIStory, превратились в целый CD. Мы отказались от примерно 40-ка песен, чтобы оставить те 14, которые туда в итоге попали.

У вас есть какие-нибудь личные фото или видео, на которых вы работаете с Майклом, или какие-нибудь вырезанные фрагменты песен, которые вы храните на память?

Роб: На этой сессии камер не было. Все пленки тщательно охранялись и по окончании записи отправлялись в хранилище MJ.

Расскажите, пожалуйста, о "They Don't Care About Us" – о том, как создавалась песня. В версии, вышедшей синглом, добавлены ударные, отсутствующие на альбомной версии.

Еще, действительно ли на место спорных Jew и kike были вставлены новые слова, или же их просто замаскировали звуковыми эффектами? И какими эффектами?

И еще: в титульный трек "HIStory" позже добавили новый микс. Можете об этом подробнее рассказать?

Роб: Как я слышал, песню "They Don't Care About Us" MJ написал очень давно, и она воскресала на каждом альбоме. Наконец, мы довели ее до ума на HIStory. Она долгое время существовала только в виде клик-трека: Майкл и Брэд каждый день добавляли к ней ударные, а мы с Эндрю выстраивали библиотеки сэмплов по ночам. Толчки, хлопки, удары. Базовый ритм начали делать на MPC, остальные ударные добавили на EIII и EIIIxp. Основной ритм – это брэдовская 909. Некоторые клевые звуковые эффекты были добавлены в самом конце Чаком Уайлдом. Связующая партия в этой вещи просто убойная. Мы приглашали кучу программистов и гитаристов, и каждый записал свою 24-трековую кассету – Джейсон Майлз, Джефф Бова, Тревор Рэбин, Слэш и многие другие. Бедному Эдди пришлось под конец записи сидеть вместе с MJ и все это упорядочивать так, чтобы поместилось на 3348 мастер-пленку. Вот тут как раз и вступаю я со своей гитарой. После того, как Тревор и Слэш отыграли свои партии, кто-то понял, что они сыграли не те ноты в главном рифе связующей части. Меня привлекли, чтобы их переиграть. Я молился каждый раз, когда перекомпилировали это место, и моя партия в итоге дожила до конца. Так что я впервые упомянут на чьем-то альбоме как гитарист, и этот кто-то – Майкл Джексон!!!

Дополнительный ритм вроде бы был добавлен в рамках создания видеоклипа.

«Оскорбительные» слова были вырезаны и заменены эффектами после скандала в прессе. Забавно: вот я, еврей, слушал эту песню больше года и ни разу не оскорбился.

Насчет нового микса в "HIStory" не знаю – его добавили позже.

На этом альбоме вы использовали программные барабаны или иногда записывали настоящие акустические ударные?

Роб: Всегда программные, кроме "Earth Song". Этот трек был начат до HIStory Биллом Ботриллом.

Сколько обычно занимал весь процесс от начала создания песни до получения законченного трека?

Роб: Некоторые вещи были начаты еще во время тура. На самом деле не было таких песен, которые мы закончили бы рано и отложили в готовом состоянии. Джем и Льюис с Далласом пришли в проект примерно через год после начала, так что у песен, написанных с ними, самый короткий цикл: 4-5 месяцев. Но над большей частью треков работали все 18 месяцев.

Остались ли у MJ невыпущенные (никем не слышанные) песни с тех сессий? Много ли?

Роб: Много. Мы работали над, примерно, 40-ка треками. Некоторые из них потом попали на Blood on the Dancefloor. Уверен, у него куча невыпущенного материала…

В “This Time Around” Майкл говорит Shit, а раньше тут упоминали, что он не ругался и поэтому даже получил студийную кличку Smelly. Как же тогда получилось, что он ругается в этой песне?

Роб: Не знаю, кому удалось добиться, чтобы MJ сказал sh*t. Это редкость!!!

Можете что-нибудь рассказать о песне “Little Susie”? Ее аранжировка в основном оркестровая. Это очень мрачная песня, непохожая на все остальное, что мы слышали у Майкла. Есть ли у вас информация о вступлении к этой песне?

Роб: “Little Susie” изначально была записана с оркестром (с которым, кажется, договорился Джеофф Грейс), а потом, позже перестроена и переоркестрирована Стивом Поркаро. Кажется, после того, как трек был готов, MJ решил поменять тональность или темп… не помню точно. Для этого привлекли Стива – на этот раз все уже было сделано с помощью синтезаторов. Эндрю Шепс помогал ему в программировании.

Звук музыкальной шкатулки – это сэмпл, который сделали мы с Эндрю. Мы купили кучу этих шкатулок, раскурочили их и сделали набор сэмплов в EIIIxp. Через DPA 4006 в 1084, если я правильно помню. Брэд Баксер потом сыграл партию для вступления. Мы пригласили маленькую девочку, которая напела мелодию музыкальной шкатулки. Звук открывающейся двери и шаги – это имитация с помощью звуковых эффектов.

Вам довелось поработать над "Tabloid Junkie"? "Tabloid Junkie" и "Jam" – мои самые любимые песни. Было бы очень интересно услышать что-нибудь о записи "Tabloid Junkie".

Роб: Я немного работал над "Tabloid". Джимми принес этот трек в почти законченном виде, и он же записал вокал с MJ. По-моему, Эндрю по большей части присутствовал при этом. Диктор новостей в этой песне – это сам Эндрю!!! Кто-то здесь спрашивал по поводу битбокса MJ – вот в этом треке как раз есть отличные примеры. Самым веселым моментом в работе с Джимми были игры в H.O.R.S.E. (разновидность баскетбола). Как только выдавалась свободная минутка, мы бежали на улицу покидать мяч в кольцо.

В то время, когда началась работа над "Tabloid", я практически целые дни проводил с Брюсом, а ночи – с Рене Муром. "Jam" был записан не при мне, но его написали Брюс и Рене, с которыми я много работал во время и после HIStory.

У кого права на выпуск поздних записей MJ?

Роб: Насколько мне известно, компания Майкла владеет всеми правами на его записи. Так что, в итоге тот, у кого будет контрольный пакет акций этой компании, видимо, и получит права на выпуск новых песен.

Я слышал, Майкл играл на гитаре в "D.S.". Правда ли это и правда ли, что Майкл на самом деле спел "Tom Sneddon is a cold man" (об окружном прокуроре, который пытался его обвинить), но потом замаскировал этот факт, назвав песню "D.S." (Dom Sheldon)? Я думаю, что и слова песни с упоминанием Dom Sheldon напечатаны в буклете HIStory для того, чтобы скрыть этот факт и избежать судебного иска. (Кстати, ранний текст этой песни, написанный Майклом от руки и озаглавленный "T.S.", сейчас выставлен на аукцион — прим. пер.)

И еще, можете рассказать немного о том, как Майкл записывал бэк-вокалы с несколькими наложениями? Гармония в них просто невероятная!
Роб: "D.S."? Эту песню я комментировать не буду…

Он просто накладывал партии одну на другую; никакой автоподстройки, никакого редактирования. Вот так он умел делать! Потрясающе.

По поводу битбокса: можете поделиться какой-нибудь информацией о цепи записи и о том, какая обработка применялась? Полагаю, что сэмплы ударных все же использовались (хотя бы в качестве дополнения) — ведь звучание такое сильное и богатое!
Роб: На записи есть несколько мест, где идет один только битбокс, без обработки и наложений (в голову приходит "Stranger in Moscow"). Но часто мы просто брали полутактовые петли и клали их на ритм. Сильное и богатое? Это почерк Брюса!

Каким гелем для волос пользовался Майкл? Что он ел в студии? Какой у него был одеколон? (поскольку форум посвящен звукозаписи, вопрос собрал много лулзов :) — прим. пер.)
Роб: Насчет геля не знаю — чаще всего он был в своей знаменитой шляпе. Ел он обычно суши (с большим количеством васаби), когда вообще ел. Одеколоном каким-то пользовался, но марку не вспомню…

Роб, было бы очень интересно узнать о техниках микширования бэк-вокала MJ. Может быть, то, что вам кажется очевидным, для многих здесь станет откровением. Конечно, ясно, что качественные партии и аранжировки — ключ к успеху! А также гениальный ритм, музыкальность и исполнение такого классного вокалиста как MJ… Были ли у него бэк-вокалисты, с которыми он работал на регулярной основе?
Роб: Многое из того, что делал MJ, — это просто сочетание отличных аранжировок, его вокального таланта и магии Брюса. Никаких особых секретов тут нет. Брюс известен своим минимализмом по части обработки. Все достигается за счет баланса, точного выравнивания и отличных ревербераторов (EMT 250, EMT 252 и TC M5000). Минимум компрессии, а иногда и полное ее отсутствие.

В большинстве случаев все бэк-вокалы пел сам MJ. В "Money" присутствует еще пара человек, в "Scream" — MJ и Джанет, в "HIStory" — Boyz to Men, а в остальной части альбома, кажется, везде только Майкл.

Вокальная цепь была, в общем-то, одна и та же: с C800G в 1084, затем компрессор silver face 1176 выставленный в 20:1, чтобы сбить пики. Бэк-вокал для "Money" записывался с бюсовых fet47 в такую же цепь. Для бэк-вокала к "Scream" снова использовался C800g. На записи Boyz to men я не был, но почему-то мне кажется, что это был AKG The Tube. Их записывали в главной комнате Larrabee в присутствии Джимми. Если я ошибаюсь, то тогда значит это C12 или снова C800G.

Что же касается MJ, то все эти звуки, которые он издавал голосом, а также притопывания, щелчки пальцами и хлопки присутствуют в треках бэк-вокала. К тому времени, когда Майкл заканчивает партию сопровождения, у вас уже есть целый дополнительный перкуссионный ансамбль! Брюс все это оставлял в треках.

Брюс или кто-нибудь еще из ребят делал миксы для живых концертов Майкла? Они ведь всегда отличались от альбомных версий. И можете рассказать подробнее об удлиненных миксах: для каких песен были сделаны удлиненные версии и почему?
Роб: Мы брали миксы Брюса, загружали их в ProTools (обычно в виде стемов) и делали из них расширенные версии для концертов по указаниям MJ, Брэда (звукорежиссера), и иногда хореографов. На моей памяти песни, которые требовалось удлинить, отбирал MJ и хореографы.

Куинси Джонс говорил, что Майкл предпочитал работать в темноте и в одиночестве, когда пел эмоциональные песни. Вы были этому свидетелем?
Роб: Когда приходил Майкл, в студии всегда было очень темно. Света было так мало, что иногда мы едва видели аппаратуру. :)

Я помню, что видел Брэда Баксера, когда он работал с Майклом над фильмом "Ghosts" где-то во время HIStory. У него был клавишный пульт с записанными музыкальными эффектами и ритмом к "2Bad", и все идеи, которые приходили в голову Майклу, Брэд реализовывал прямо там, на месте. Получается, что все мелодии из студии сливались в этот пульт?

Вы работали над какими-нибудь треками для видео Ghosts? Я знаю, что в видео использованы версии песен "Ghosts" и "Is It Scary" с еще не законченной музыкой.
Роб: Я работал над всеми треками для короткометражки вместе с Брэдом и Эдди Деленой. Мы были в Record One в Шерман Оукс, когда снимали фильм. MJ и хореографы звонили и сообщали нам о необходимых изменениях, а мы оперативно доставляли их на съемочную площадку. В какой-то момент Брэд установил клавишный пульт прямо на съемочной площадке — для вдохновения и записи новой музыки, которую хотел услышать Майкл. Мы выстроили несколько наборов сэмплов из звуков, присутствовавших в записи, а также из сэмплов дополнительных эффектов, записанных вместе с танцорами в Бербанке, в студии, которая тогда называлась Royaltone.

Майклу очень нравилась песня "Owner Of ALonely Heart" группы Yes, и вроде бы сэмпл из нее использован в "D.S.". Может быть, я плохо слушаю, но я его не слышу. Это оркестровый акцент (orchestra hit)? Расскажите, пожалуйста.

И еще, вы что-нибудь знаете о студии, которая была у Майкла в Неверлэнд?
Роб: Да, это оркестровый акцент из "Owner of a lonely heart"…

Я никогда не видел студии в Неверлэнд. У нас была там вечеринка после окончания работы над HIStory, но, насколько мне известно, в то время студии не было.

Вы говорили, что выстраивали альбом HIStory после того, как записали более 40 песен. Были ли песни, которые попали в «окончательную редакцию» в последний момент?

Ходил слух, что "Come Together" включили в альбом перед самым выпуском вместо другой песни — это правда? Если так, то что это должна была быть за песня? (Может быть, "Face" или "Fear"?)

Многое ли поменяли при выстраивании альбома? Планировали ли с самого начала, что "Scream" будет первым треком, а "Smile" — заключительным?

Это Майкл настаивал на длине альбомов в 77:07 минут? (Dangerous, HIStory и Invincible — все длиной 77:07 минут.)
Роб: Я могу ответить на пару из этих вопросов. Под конец работы над альбомом нас сильно подгоняла Sony, поэтому в определенный момент мы устроили совещание с Брюсом, MJ и ключевыми людьми из команды и решили, какие песни будем заканчивать. Это было где-то за месяц до окончания альбома. В последнюю минуту ничего не решалось, хотя "Come Together" добавили уже на поздней стадии проекта. Насколько мне известно, никаких песен с названиями Fear или Face в альбоме было, если только это не какие-то неофициальные названия, которые были в голове у MJ.

Я думаю, 77:07 — это просто максимальная длительность, которую возможно уместить на CD.

Может быть, по остальным вопросам Джон что-то подскажет.

Джон: Как я уже упоминал, совещание, на котором мы с Майклом «торговались» в студии Берни Грандмена, нужно было лишь затем, чтобы сократить имевшийся у нас материал (около 83:00 минут аудио, насколько я помню…) до длительности, помещающейся на CD. Никаких песен, которые бы «попали в окончательную редакцию в последний момент» не было абсолютно точно. Брюс дал мне порядок треков и копии всех песен примерно за неделю до микширования. Я потратил некоторое время на создание пробных миксов, так чтобы у Майкла было несколько вариантов на выбор.

Выше я забыл упомянуть одну вещь. Как я уже сказал, Майкл очень не хотел ничего вырезать, хотя некоторые места прямо напрашивались. Например, был какой-нибудь кусок, состоящий из десяти тактов одного лишь ритма ударных. Я предлагал урезать его до восьми или даже шести тактов, но Майкл тут же заявлял, что каждый такт критичен. Также, как я уже сказал, там был Джимми Джем, который меня поддерживал и говорил, что песни звучат только лучше, если их немного подсократить. Но Майкла невозможно было сдвинуть с места. Всех нас спас Брюс, который зашел и авторитетно сказал Майклу, что я должен что-нибудь вырезать, иначе нам придется убрать с альбома одну песню: в формат CD невозможно вместить 80 с лишним минут. Он просто поставил Майкла перед фактом: надо либо убрать одну песню, либо внести изменения. С этого момента работа закипела, и в конце концов мы сократили аудио до размера, который помещался на CD.

Сомневаюсь, что Майкл добивался какой-то конкретной длительности альбома. Это была веселая ночка. Очень надеюсь когда-нибудь получить видеозапись для семейного архива!

Сегодня печальный день из-за этой мемориальной службы, но одна вещь меня ободряет. Я вижу, что в целом, говоря о смерти Майкла, люди концентрируются на всем том хорошем, что он привнес: на музыке, вокале, танце, благотворительной деятельности и т.д., и гораздо меньше — на эксцентричности, о которой столько писали. Тот Майкл, которого знали мы с Робом, был потрясающим человеком: вежливым, скромным, стремящимся постоянно совершенствовать свое искусство. И совсем не таким, каким его изображала пресса, — во всяком случае, в личном общении. Я думаю, мир многого лишился, потеряв его.

Роб, вы знаете, какие дополнительные песни предполагалось включить в HIStory в те времена, когда альбом еще планировался как сборник Greatest Hits?
Роб: Сейчас сложно вспомнить. Я знаю, что "Stranger in Moscow" была одной первых, над которыми мы работали, а также "Too Bad". "They Don't Care About Us" появилась рано, и, кажется, "D.S." и "Money". Но, насколько я помню, во время сессий мы не обсуждали, что должно было изначально попасть в альбом.

Очень интересно, как создавались эти гейтированные сэмплы малых барабанов (gated snare samples). Думаю, применялось сильная компрессия и гейтированная реверберация, да? Кто-нибудь знает? Это звучание малых барабанов появляется на альбоме Bad и на всех последующих.
Роб: В HIStory мы просто использовали имевшиеся у нас сэмплы, слегка компрессированные на SSL. Подобные эффекты можно услышать в поп-музыке и сейчас, например, у Бритни и Джастина. Гейтированной реверберации в HIStory не было.

Я хотел бы узнать, кто придумал клавишную партию для "Human Nature". MJ? Грег Ф? Ах, если бы только это был я…
Джон: Полагаю, Стив Поркаро, соавтор песни. Он замечательный пианист.

Роб: Да, наверное, Стив. Мы с ним обсуждали "Human Nature". По-моему, финальный вариант на альбоме MJ мало отличается от первоначального демо. Даже задержки вокала, которые у были у Стива в PCM-70, попали в микс.

Кажется, я где-то читал пост Брюса о том, что Майкл спел замечательную партию для "Smile" вживую с оркестром (что подтверждали в этом треде), но, хотя всем она показалась безукоризненной, сам он остался неудовлетворен результатом и сделал еще несколько вариантов записи.
Роб: Майкл записал несколько живых партий с оркестром, которые по всем стандартам можно было назвать великолепными. Позже в тот день он записал еще несколько, и, кажется, еще несколько на следующий день. В сумме у нас было, по-моему, 14 вариантов вокала для "Smile".

Помимо рэпа Notorious BIG'а на "This Time Around" есть ли в HIStory еще вокальные партии, записанные с первой попытки?
Какие партии на этом альбоме дались Майклу легче всего и какие — тяжелее всего? Сколько попыток ему обычно требовалось? (я не имею в виду бэк-вокал)
Роб: Не припоминаю других вокальных партий, записанных с первой попытки. MJ был перфекционистом: он всегда пел еще и еще. Уверен, какие-то куски первых записей попали в финальную компиляцию, но не могу сказать какие именно и в каких песнях. Майкл пел до тех пор, пока у нас не кончалась пленка.

Один из его недавних продюсеров (Will.I.Am или Akon, не помню точно) говорил, что Майкл перед сессиями по три часа тренировал голос. А был ли в те времена с ним в студии тренер по вокалу, и распевался ли он так подолгу перед записью?
Роб: Майкл всегда распевался с Сетом Ригсом перед записью вокала. Я не помню, как подолгу, но это были основательные разминки.

Я дотошный коллекционер всяких (официальных) ремиксов, и мне интересно, есть ли у вас какие-нибудь истории на эту тему. Были ли у Майкла любимые ремиксеры, которых он упоминал? Навился ли ему особенно какой-нибудь ремикс из тех, что для него сделали?

Я слышал много историй от Фрэнка Кераоло, который в то время был менеджером по набору артистов в Sony. Когда принесли ремикс "In The Closet", MJ спросил, почему Фрэнки Наклз и его команда назвали его "The Mission Mix". Фрэнк (менеджер по набору артистов) спросил об этом ФН, и тот рассказал, что очень сложно было положить вокал на темп хауса.

А Хани взялся за "Earth Song" вообще для развлечения. Фрэнк Кераоло, услышав об этом, связался с ним и попросил не выпускать бутлег, а дождаться официального одобрения.

Фрэнк был гостем на XM Radio в пятницу после смерти MJ и рассказывал про ремиксы "Remember The Time" — про то, как у него волосы встали дыбом, когда Стив "Silk" Херли сыграл ему свой ремикс. Фрэнк был просто счастлив, потому что знал, что этот ремикс очень выручит Майкла.
Роб: Я вообще-то даже сделал для Хани сэмпл-кассету с треками "Earth Song". Этот приказ пришел от звукозаписывающей компании, так что не знаю, над чем Хани работал до этого и готовил ли какой-то бутлег. Еще я в то время работал с инженером Дэвида Моралеса над подготовкой сэмпловых кассет и мультитреков для ремиксов.

MJ в студии никогда не упоминал ремиксеров, извини.

Майкл указан на альбоме HIStory как гитарист и ударник. Я практически уверен, что это относится к новому на тот момент материалу, потому что на предыдущих дисках он никогда не упоминался в списке гитаристов. Вы когда-нибудь во время записи видели, чтобы Майкл играл на гитаре? Его имя там меня очень удивило, так как 1) никто никогда не упоминал, что он играет на гитаре и 2) вы только посмотрите на другие имена в этом списке!

Что еще интересно, он упомянут как аранжировщик струнных. Для этого ведь нужна высокая техническая компетенция. Можете пролить свет на его роль в этом деле? Известно ли, какие песни/партии он сыграл или аранжировал?

(Состав исполнителей альбома можно посмотреть здесь)
Роб: Я никогда не видел, чтобы Майкл играл на гитаре, но может и играл… Ударные партии он исполнял: обычно палочками на полу и других поверхностях.

MJ приложил руку ко всем струнным аранжировкам. Как правило, он пел партии Брэду Баксеру, и Брэд выстраивал предложенные Майклом мелодии перед тем, как передать их Джереми Лаббоку или Биллу Россу. Может быть, Майкл не понимал, что просит в техническом смысле, но он держал все партии у себя в голове.

Продолжение следует…

Отредактировано СветочеГ (16-04-2010 11:27:15)

+1

55

продолжение

Дальше к дискуссии присоединился Расс Рэгздейл (Russ Ragsdale), который работал над альбомом Bad, поэтому будет немного рассказов и про запись этого диска тоже.
http://pics.livejournal.com/morinen/pic/000s85q3.jpg

Расс: Роб, спасибо за отличные истории. С самой смерти Майкла (черт, тяжело это говорить) я толком не смотрел новости и не слушал его музыку, но я был на трансляции мемориальной службы в местном кинотеатре в Нашвилле и видел ее на большом экране. Какое это было облегчение – на два часа оказаться в окружении людей, которым так же больно, как и мне, и слышать музыку из мощных колонок кинотеатра! У меня взяли интервью для теленовостей, и мое фото напечатали в газете – приятные дополнения к коллекции вещей, связанных с MJ, которую я храню.

У меня тоже есть несколько отличных историй… и они появятся в книге Брюса. Я работал с Майклом над альбомом "BAD" два года, так что мне довелось довольно хорошо его узнать. В то время у нас еще не было музыкального директора, были только Майкл, Брюс с Куинси и мы – как одна семья. Книга Брюса готовится к выпуску уже пару лет. Уверен, тираж планировали распродать на волне рекламы тура, а не печальных обстоятельств, которые мы теперь имеем…

Да, и в Westlake не было клетки для Бабблза, хотя я часто с ним играл. (кто-то из участников дискуссии ранее упомянул эту клетку – прим. пер.)

У меня сейчас начинается сессия, так что надо бежать, но если у кого-то есть вопросы о работе над "BAD", я с радостью об этом поговорю и поделюсь чудесными воспоминаниями об MJ, Брюсе и Куинси. Они изменили мою жизнь.

Нет, клетка там была, мне ее показывали, когда я был там 3 года назад. Может быть, ее привезли позже, но я гарантирую, что она там.
Роб: Это вполне может превратиться в легенду, передаваемую из уст в уста выпускниками Westlake.

Роб, я всегда был сильно впечатлен талантом Майкла как композитора (в этой области его катастрофически недооценивали). Когда он сочинял песни, он всегда пел их нота за нотой? Или когда-нибудь называл аккорды? Он вообще знал названия аккордов? Играл их на инструментах? Большинство песен Майкла – это не просто схема I-IV-V: в его композициях немало «экзотических» аккордов и прогрессий, которые свидетельствуют об определенных технических познаниях в музыке. Не могу представить, как подобные гармонии можно сочинять на слух. Он действительно сочинил их так? Если да, то просто с ума можно сойти…

И еще, что эта за упомянутая вами песня, которую MJ сочинил как-то за ночь?
Роб: Не думаю, что он знал названия нот и аккордов. Во всяком случае, я ни разу не слышал, чтобы он их называл. Думаю, «экзотические» аккорды и прогрессии – заслуга аранжировщиков, пытавшихся гармонизировать мелодии MJ, когда у него на уме не было конкретного аккорда.

У меня в голове много названий невыпущенных песен, но, наверное, стоит подождать и посмотреть, что из этого выпустят, дабы не давать почвы для слухов.

Расскажите, пожалуйста, о процессе создания музыки для видеоклипов Майкла.
Группу Odulum ведь записывали вживую в Рио? Их музыка есть в миксе, который был использован в видео "They Don't Care About Us" и выпущен синглом.
Роб: Я работал над видео Ghosts какое-то время. Майкл придумывал идеи – в общем, так же, как это происходило при записи альбома – и с помощью пения и битбокса диктовал кому-нибудь из команды, что он хотел услышать. По мере работы над фильмом эти идеи отшлифовывались, часто прямо во время съемок. Мы получали видео со съемочной площадки и должны были вносить правки и изменения – иногда в присутствии MJ, иногда без него. Бывали и ремиксы, и оригинальная музыка, основанная на работе хореографов. Они могли станцевать на съемочной площадке под какой-нибудь клик-трек или зацикленный ритм, а мы потом выстраивали композицию вокруг их движений.

Кто записывал Odulum, я не знаю…

Альбом с самого начала собирались назвать HIStory, или на ранних этапах рассматривались другие имена?
Роб: Насколько я помню, он всегда назывался HIStory. О других названиях я никогда не слышал. Некоторые песни поначалу имели другие рабочие названия, но многие сразу назывались так, как в альбоме.

Вы помните какие-нибудь из этих рабочих названий? :) (Понятия не имею, можно ли вам их раскрывать, но если вдруг можете поделиться…)
Роб: Не уверен, что стоит разглашать рабочие названия, да и имею ли я право. MJ выбрал такие имена, какие выбрал.

Кто вносил правки в "They Don't Care About Us" после скандала?
Роб: "They don't care about us" редактировали Эдди Делена, Эндрю и MJ.

Можете рассказать что-нибудь о сессии с Шакилом О'Нилом? Приходили ли на запись другие рэпперы, чей рэп в итоге не выбрали?
Роб: Шакила записывали в Орландо, Рене Мур специально летал туда для этого. По-моему, запись происходила в Platinum Post (в школе звукозаписи Full Sail).

Других рэпперов для этой партии не записывали, с самого начала должен был быть Шакил. Он очень хороший поэт, может придумывать слова прямо на ходу, и всегда в точку. Мне довелось поработать с ним над альбомом Куинси через несколько месяцев после HIStory.

Когда я спрашивал про других рэпперов, я не имел ввиду конкретно "2Bad". Я вообще интересовался, были ли какие-нибудь еще рэпперы, которые приходили в студию, но не попали в альбом (вы упоминали, что отказались от 40 песен, – полагаю, на каких-то из них был рэп?)
Роб: Не припоминаю, чтобы приходили другие рэпперы.

Много ли пригодного для выпуска материала (законченного или почти законченного) осталось с тех сессий, на которых вы работали?

Говорят, что Майкл написал 80 песен для Bad (не уверен, сколько их было для HIStory). Над сколькими из этих песен серьезно работали в студии? И в каком состоянии приходили демо композиций, которые сочинял Майкл?
Роб: Некоторые из песен, не оконченных во время HIStory, попали в Blood On the Dancefloor. Неоконченных мелодий было множество. Сходу мне на ум приходят три законченные песни, которые можно выпустить, если семья сочтет нужным.

Расс: В "BAD" было одиннадцать песен, и мы записали только одну песню, не вошедшую в альбом – она называлась "Street Walker" и теперь появилась на диске "BAD" Special Edition. Кроме того, мы записали несколько песен на французском и испанском.

Может быть, Майкл и написал 80 песен, но Куинси сократил список до 12, прежде чем началась запись осенью 86-го.

А как же "Fly Away"?
Расс: Да, про "Fly Away" я забыл. Мы работали очень дисциплинированно, так как наш бюджет был ограничен пятью миллионами долларов, и разгуляться было особенно негде. "Street Walker" – отличная мелодия, и я не слышал ее аж пятнадцать лет, пока не вышел Special Edition. "Come Together" тоже обсуждалась: мы к ней добавили шум живой публики – отклик толпы, записанный во время выступлений "Victory Tour".

Майкл обожал напевать "Black Dog". Слушать эту песню в его исполнении было здорово, но записей, к сожалению, нету. Черт возьми!

Попозже я расскажу еще что-нибудь… И извините, но НЕ БЫЛО обезьяньей клетки во время "BAD". Еще я работал над альбомом Куинси "Back On The Block", и там тоже не было клетки…

После того, как мы закончили запись "BAD" я пересчитал и сдал более 800 двухдорожечных пленок и мультидорожечных бобин, как аналоговых, так и цифровых, – все это было израсходовано ради 12 песен!!!

Роб: Ах да, бобины, помню-помню. У нас, кажется, было около 1200-1400 мультидорожечных катушек, плюс 800 пленок DAT и кассет.

Наверное, надо пояснить, как работает Брюс, чтобы было понятно: каждый певец, участвующий в многоканальной записи, получает отдельную двухдюймовую бобину для работы. Так что для каждой песни набирается чертова прорва рабочих бобин. Только чтобы управляться со всей этой пленкой, надо брать отдельного человека на полную ставку.
Роб: Обычно у нас было по две 48-дорожечные мастер-катушки на песню. Все писались на 24-дорожечный двухдюймовый магнитофон, а потом Брюс, Майкл и Эдди компилировали из этих рабочих записей финальные 96 дорожек. Для песни "HIStory" было четыре 48-дорожечных пленки с материалом в формате DASH. Брайан Виббертс сильно постарался, чтобы выработать схему нумерации и каталогизации для пленок, и она очень помогла нам во время сессий.

Как вы думаете, эти три законченные песни соответствуют стандартам MJ? (Говоря о стандартах, я не имею в виду "Billie Jean" или "Thriller".) Я спрашиваю, потому что сейчас многие газеты и веб-сайты пишут, что у Майкла остались горы невыпущенного материала. Люди строят домыслы: некоторые говорят, что раз их не выпустили раньше, значит они недостаточно хороши. Другие полагают, что их не выпустили потому, что они не подходили в альбом по смыслу или тематике.
Роб: Да, те песни, о которых я говорю, были бы отличные. И я уверен, что есть много других композиций, которые просто не доведены до конца.

Песни, которые вошли в BOTDF – это "Morphine", "Is It Scary" и "Ghosts"? Заметили ли вы какую-нибудь разницу между версиями, которые слышали в 1994/1995 годах и финальными версиями, которые были выпущены в 97-ом? Майкл еще раз возвращался в студию перед выпуском Blood On The Dance Floor или просто выпустил песни, ничего не меняя?

Помните ли вы что-нибудь с сессий записи "Morphine"? Я встречал в интернете информацию, что у нее было два альтернативных названия: "Demerol" и "Just Say No". Это правда? Меня впечатляют ритм и слова этой песни. Похоже, что она много значила для Майкла: я бы хотел видеть, как он исполняет ее в кабине. Не выглядел ли он более напряженным перед записью этой песни?
Роб: Да, над песнями "Morphine", "Scary", and "Ghost" мы работали во время HIStory. "Ghost" – переработанная композиция с Dangerous, этот трек начал еще Тедди [Райли]. Потом Рене Мур работал над ней довольно долгое время, вместе со мной и Брюсом осенью 95-го. Я смутно вспоминаю название "demerol" и, возможно, оно потом превратилось в "morphine". Мы возобновили работу над песнями для Blood после того, как закончили фильм Ghosts. Сессии просто перетекли одна в другую. Я немного отошел от проекта к концу, осенью 96-го. Эдди, Эндрю и пара других инженеров заканчивали треки с Майклом без меня. Насколько я могу судить, песни не претерпели сильных изменений с тех пор, как я ушел, и до релиза альбома.

Ничего особенного с сессий "Morphine" не припоминаю, кроме нескольких ужасно длинных и очень громких сеансов прослушивания. Песня была написана определенно под влиянием NIN, о которых я уже говорил ранее в этом треде.

Меня очень интересует тема невыпущенных пленок/дисков/мастеров с любых сессий Bad, Dangerous или History (тут у меня, похоже, нет шансов). Я все пытаюсь найти что-нибудь у разных людей.
Расс: У меня есть кое-что, что вам бы очень понравилось, но я никого к этому сокровищу даже близко не подпущу. Брюс разрешил мне сделать свой собственный микс "Liberian Girl", и я решил включить в него только перкуссионные треки Паулиньо да Коста. Несколько лет спустя я работал с Паулиньо в другой студии и как-то после сессии достал ту пленку и проиграл для него. Надо было видеть выражение его лица: это был бесценный момент, у него просто челюсть упала на пол. Он сказал: «Боже, во время сессии я ужасно хотел услышать микс в таком виде, но боялся попросить! Как ты думаешь, можно мне получить копию???» Так что существуют только две копии микса – у Паулиньо и у меня.

Как вы думаете, стоит ли покупать 40 DAT-пленок с записями с сессий Bad? Хочу узнать ваше мнение: стоят ли эти записи тех денег, которые за них просят. (Этот человек утверждает, что какие-то другие инженеры, работавшие над Thriller и Bad, готовы продать демо-записи с этих альбомов – прим. пер.)
Роб: Очень интересно, откуда они взялись. MJ такие вещи строго контролировал: во всяком случае, для HIStory мы все подписали соглашения о конфиденциальности. Ни одна пленка не ушла из здания, кроме как в руках самого MJ.

Роб, я слышал, что в 1994-ом, во время HIStory, Брюс работал над песней "Basszouille". Что-нибудь про нее известно?
Роб: Никогда не видел такого названия.

Просто из интереса: какие песни Майкл обычно пел, когда бывал в студии? Расс упоминал песни Битлз… Было бы интересно узнать, что застревало у него в голове! И расскажите какие-нибудь истории о розыгрышах (мне очень понравилась та, про пирог). Или MJ в студии вел себя более профессионально? :)
Расс: Хороший вопрос! Во-первых, я постоянно слышал от Майкла песню "Black Dog" Led Zep – удивительно было слушать такое исполнение вживую.

Однажды я был в его студии Havenhurst в Энсино и просматривал стопку виниловых дисков, лежавших рядом с пультом. Среди них я наткнулся на альбом Грейс Джонс "Nightclubbing". Я взял его, чтобы рассмотреть с обеих сторон, и Майкл тоже оживился. Он забрал пластинку у меня из рук и спросил, хочу ли я послушать песню, которая сильно на него повлияла. Я ответил, что конечно хочу, шутишь, что ли. И он поставил песню под названием "Feel Up" с той пластинки. Я чуть не упал!!! Все эти легкие модуляции, которые Майкл производит голосом в своих альбомах, есть в том треке Грейс Джонс 1981 года. Послушайте эту песню, вам понравится.

Ладно, а вот моя история из серии «тортом в лицо»:

Мне было жутко страшно, что когда-нибудь настанет день, когда мы с Майклом останемся в комнате вдвоем, один на один. Я репетировал перед зеркалом снова и снова, что же я скажу этому человеку. В конце концов этот день таки настал. Нам в студию привезли еду, и вот, Майкл и я оказались вдвоем. Секунды тянулись неимоверно долго. Глядя в пол, я сказал себе: «Ну вот, началось то, чего я боялся: придется сделать первый шаг». Я набрал в легкие воздуха, поднял голову, чтобы начать разговор, и… бум… в меня полетела горсть кукурузы. Я подумал: «Ну все, это война!», схватил соленые огурцы и швырнул в Майкла. Он бросил в меня чем-то еще, и мы начали кидаться едой. Было жутко смешно. (Убирать все это пришлось, конечно же, мне.) Мы потом три недели друг на друга смотреть не могли без смеха. Здорово он тогда разрядил обстановку. У Майкла правда было отличное чувство юмора: он обожал, когда кто-нибудь попадал в неуклюжую ситуацию в стиле 3 stooges. Хорошо бы в мире было побольше таких людей, как Майкл Джексон – он действительно замечательный человек.

Роб:
Вот еще одна забавная история с тех сессий. Майкл в ней не участвовал, но, думаю, он бы оценил.

Когда Майкл заходил в здание, в студии поднималась жуткая суматоха: люди сновали по комнатам, заказывали еду, кипятили для него воду, убирались. В общем, начиналась паника и хаос. Однажды, под конец HIStory, я пустил слух о том, что Майкл прокрался в здание, когда никто не был к этому готов. Я сидел и смотрел, как все бегают кругами, словно перепуганные дети, которые узнали, что родители вернутся домой раньше времени, и пытаются спрятать следы вечеринки. Меня постоянно спрашивали, здесь ли он уже, а я только отвечал: «Наверное… Мне секретарь сказал». Где-то минут через 20 все поняли, что тревога ложная… Они так и не узнали, что это был я, до сего момента. Извините, ребята :)

Роб, вы помните что-нибудь с записи песни "Money"? В хоре присутствует только вокал Майкла или участвуют и другие люди? Бэк-вокал очень глубокий и рэповый. Отличная песня, и весьма откровенная.
Роб: В "Money" есть еще бэк-вокалисты, но их имен я не помню. Это была довольно короткая сессия. Брюс установил свои Fet47 на вход1084-ых – без компрессии, если мне не изменяет память. Вокалистов хорошо слышно во вступительном "Money!"

Насколько ярым перфекционистом был Майкл? Судя по тому, что вы пишете, он был чрезмерно предан своему делу.
Роб: Он был перфекционистом, но не в негативном смысле «буду мучить и переписывать песню, пока не выжму из нее все соки». Он записывался до тех пор, пока не был доволен или пока у нас не кончалась пленка, но каждое его исполнение было почти идеальным. Я ни разу не слышал, чтобы MJ взял не ту ноту, ни разу!!! Он пел в присутствии Эдди, а потом, после его ухода, мы компилировали вокал. Он был очень щепетилен.

продолжение следует

0

56

Вначале приведу пост Брайана Лорена – композитора, музыканта и продюсера, записавшего с Майклом несколько песен (преимущественно невыпущенных). Рассказ, честно говоря, отдает хвастовством и некоторой обидой на то, что большинство песен Брайана не попало в альбомы MJ, но все равно интересно:

http://pics.livejournal.com/morinen/pic/000t8ycp.jpg

Всегда тяжело терять человека, которого ты называл другом. Но еще тяжелее бывает, когда он понимал про тебя нечто такое, чего большинство людей понять не может. Для меня таким человеком был Майкл.

Я провел с Майклом очень много времени: и в студии, и в личном общении. Помимо прочего, Майкл встречал по крайней мере одно Рождество и один День Благодарения у меня дома. Мы были вдвоем. Мы кучу времени провели за разговорами – о жизни, музыке, живописи, кино, людях, женщинах (да-да, о женщинах), и о том, что значило для него быть тем, кем он был, во времена, на которые пришлась его карьера. Мы говорили об Элвисе. Он на самом деле задавался вопросом, будет ли его музыкальное наследие считаться столь же великим, как наследие Элвиса. Я всегда уверял его, что будет. Я был с ним в Нью-Йорке, во время работы над HIStory, в то время, когда он начал встречаться с Лизой Мари. Я, на самом деле, даже ревновал тогда немного. Она всегда казалась мне очень привлекательной (lol). Я был с ним, когда он решил пойти на вручение Оскаров с Мадонной. Я часто наведывался в Неверлэнд и гостил там. Я провел много дней в его «Укрытии» – так называлась квартира Майкла в Вествуде, в Лос-Анджелесе. Помню, как-то он повел меня в комнату, где хранил свой гардероб из тура Bad, и показал куртку, в которой выступал на сцене, исполняя Thriller. Она выглядела так же, как в видео, только была дополнительно оснащена неоновыми лампочками, которые загорались во время танца. Я примерял ту куртку. Она была ТЯЖЕЛАЯ – как мне показалось, весила килограммов 15. Даже не верилось, что он носил ее, да при этом еще и танцевал. Тогда я впервые понял, насколько же он сильный для своего худощавого телосложения.

Несколько раз мы ездили в студию Tower Records на большом белом пикапе, который он тогда водил. Прежде чем выйти в магазин, он обычно надевал очки, шляпу и эдакие престранные зубы. Неизменно кто-нибудь узнавал его и начинал глазеть, но обычно люди вежливо позволяли ему сделать покупки. Помню, однажды мы ехали на моей машине по 101-ой трассе из «Укрытия» в студию. Майкл был на пассажирском сиденье. В какой-то момент мужчина за рулем в машине справа от нас, посмотрел в окно – прямо на Майка с его фирменной шляпой и кудряшками. Потом, осознав увиденное, бросил еще один взгляд и пожал плечами, как бы говоря: «Да нет, не может быть!» Вышло смешно. А еще были люди. Нескончаемая череда выдающихся людей, которых я узнал только потому, что был с ним, когда они появлялись. От Майкла Милкена и Эдди Мерфи до Стива Винна и Литтл Ричарда. (Я сделал аранжировку песни, которую он написал для шоу Зигфрида и Роя в Лас-Вегасе.) Продолжать список можно долго.

У меня до сих пор осталась шляпа, которую я снял с него как-то в студии, когда он надоедал мне, тыча в мою тарелку с едой. Он тут же в смущении ретировался, потому что на его прическе остался след от шляпы (lol). Я хорошо помню, как однажды он привез в студию Бабблза (шимпанзе), и Бабблз засадил мне с размаху ладонью в грудь (больно было, блин!). После этого я отказался к нему приближаться. Майкл сказал: это означает, что я ему понравился. Его это ужасно позабавило.

Мы смеялись над шутками, которые были понятны только нам двоим. Иногда в комнате, полной людей, один из нас смешил другого чем-то, что у остальных вызывало недоумение. Мне было очень приятно, когда Майкл сказал, каким талантливым он меня считал, ведь я-то знал, что мир думал о нем. Так же приятно мне было работать с ним.

Мы вместе записали двадцать с чем-то треков. К сожалению, многие из них так и остались незаконченными. Когда мы записывали вокал, я всегда, помимо ведущей партии, любил слушать, как он создавал бэк-гармонии. У него был по-настоящему уникальный голос. Очень чистый тон и отличный тембр. В песне для Симпсонов "Do The Bartman", бэк-вокал в связующей части принадлежит только мне (вопреки тому, что говорила пресса в то время), но гармонии в припеве исполняли мы вдвоем. Мы спели мелодию одновременно – это был быстрый и безболезненный процесс. Я смикшировал запись, и уверяю вас, оба вокала имеют одинаковую силу. Там слышны два человека, и получилось так слаженно! Это было очень круто – мне никогда раньше не удавалось так легко спеть бэк-вокал с кем-либо дуэтом.

Сопровождающий хор в песне ‘To Satisfy You’ с моего CD ‘Music From The New World’ записан его голосом, потому что эту песню я изначально написал для него, для 'Dangerous'. Когда было решено, что он ее не возьмет, я сказал, что хочу оставить его вокал и включить песню в свой альбом. Он ответил: «Конечно!»

К ‘Superfly Sister’ с ‘Blood On The Dance Floor’ мы добавили лишь заключительные штрихи через несколько лет после того, как я написал этот трек (я начал песню еще во время сессий ‘Dangerous’). Это придало мне уверенность, что мы всегда можем вернуться к чему-то, что начали давно. Такое бывало у Майкла нередко, пример – ‘They Don’t Care About Us’ с альбома ‘History’. Эту песню он начал еще даже до того, как я присоединился к нему для записи 'Dangerous'. Я услышал ее одной из первых, но тогда ее забраковали. ‘Earth Song’ также была начата во время 'Dangerous'.

Период 'Dangerous' был для меня нелегким. Мы тогда записали очень много музыки, и вся она в итоге не попала в проект, да и еще много чего произошло, во что я углубляться здесь не буду. Но могу сказать, что я провел много прекрасных часов с Майклом и написал с ним отличную музыку. В некоторых, даже незаконченных песнях слышен большой потенциал. В течение следующих месяцев я запощу некоторые из них - написанные в достаточном объеме, чтобы этот потенциал был слышен.

Когда мы начали работать, я надеялся вернуться к той форме ощущений, которую давал 'Off The Wall' или даже 'Thriller'. Они оставляли ощущение органичности содержимого. 'Work That Body' – законченная песня, в которой Майкл повторяет (по моему настоянию) рэп из песни 'ABC'; Jackson Five. Он НЕ ХОТЕЛ этого делать (lol), но потом уловил ироничность такого хода. Я продюсировал этот трек и исполняю всю музыку на нем. Там нет синтезаторов, так как я обычно не использую их в работе. Мы вдвоем написали слова и мелодию.

Я вообще-то давно собирался запостить здесь эту и другие песни, потому что они все равно каким-то образом просочились в интернет. Я иногда получаю письма с вопросами, мои ли это песни. Так вот, финальный и официальный ответ: да. Многие из этих песен – мои: спродюссированы мной и написаны в соавторстве с Майклом. Печально, что у меня руки до них дошли только в связи с таким грустным поводом, но, думаю, людям, которые любят Майкла, сейчас будет особенно приятно услышать его невыпущенные песни. Для меня тоже есть в этом какой-то катарсис.

Я горжусь тем, что про продюсировал и писал для Майкла. Я очень горжусь тем, что могу назвать его своим коллегой и другом. У нас была такая дружба, какая была у него мало с кем. Я очень ценил ее и очень опечален его внезапным безвременным уходом. Передаю наилучшие пожелания и соболезнования его детям и всей семье Джексонов. Само собой разумеется, мне будет его не хватать. R.I.P., братишка...

Кое-какие композиции действительно можно послушать у Брайана на MySpace: http://www.myspace.com/bloren2
В т.ч. Work That Body (отличная песня, кстати), To Satisfy You (Майкл Джексон у на подпевках у БЛ, хаха, есть чем гордиться!) и Do The Bartman (если он не врет про то, что припев записывали дуэтом, моя челюсть на полу)

Дальше беседы с форума:

Фанаты имеют склонность идеализировать своих кумиров, а на самом деле они ведь тоже люди. Мне сложно поверить, что MJ ни разу не потерял терпение, ведь это свойственно любому человеку. Расскажите, что происходило, когда он злился из-за чего-нибудь? И что могло его разозлить?
Роб: Я никогда не видел MJ разозлившимся. Удивительно! Если что-то не складывалась так, как он того хотел или ожидал, он говорил "ok" и переходил к следующему этапу.

Чье руководство стоит за столь синтезированным механическим звучанием Bad? Bad звучит как продукт своего времени, более чем любой другой альбом MJ. Это звучание идет альбому на пользу, но оно так далеко от напичканного синклавиром Thriller и от органично звучащего Dangerous, что это должно было быть сознательным решением. Кто придумал такое выделяющееся звучание?
Расс: Я думаю, видение Майкла заключалось в том, чтобы начать подготовку альбома с создания совершенно новых звучаний, с которыми до этого никто не работал. В случае Bad Майкл Боддикер и Грег Филлинджейнс достигли этого с помощью множества синтезаторов (ими был целиком забит большой трекинг-зал в студии), а также самого большого в мире Синклавира, которым в то время управлял Крис Каррелл.

Thriller играли в эфире таааааааааак много, что к тому времени, когда я начал работать над Bad, я убрал Thriller подальше и не смотрел в его сторону вплоть до недавнего времени, пока не начали появляться диски Special Edition. Когда я купил "Thriller" Special Edition, это была моя первая копия Thriller на CD. Я поразился тому, насколько аранжировки большинства песен просты по сравнению с Bad, – а тогда, на волне успеха Thriller после первого релиза, мне это даже в голову не приходило.

Примерно половина мелодий в Bad звучит «между клавиш» (микротон между звучаниями соседних клавиш на фортепиано): как/почему это произошло?
Расс: Bad записывался на пленку, когда ProTools еще не вышли на рынок. Вообще нашим единственным компьютером в студии тогда был брюсовский Mac SE-30. Треки получились «между клавиш» в результате обработки пленки на VSO (в оригинале VSOing the tape, не знаю, что это значит – прим. пер.) и небольшого ускорения, чтобы сделать песни повеселее для радио. У нас были сессии прослушивания, на которых мы подбирали идеальный баланс обработки… очень весело.

Вот рисунок, который сделал Майкл в студии во время работы над Bad – я подумал, вам будет интересно посмотреть. Майклу тогда было 28 лет. Я однажды спросил его, собирается ли он включать рисунки в буклет Bad, как сделал в Thriller, – мне они очень нравились. Он сказал, что включит, если время позволит.

http://i352.photobucket.com/albums/r346/russrags/MJDrawing_2b.jpg

Помню, как-то он повел меня в комнату, где хранил свой гардероб из тура Bad, и показал куртку, в которой выступал на сцене, исполняя Thriller. Она выглядела так же, как в видео, только была дополнительно оснащена неоновыми лампочками, которые загорались во время танца. Я примерял ту куртку. Она была ТЯЖЕЛАЯ – как мне показалось, весила килограммов 15. Даже не верилось, что он носил ее, да при этом еще и танцевал. Тогда я впервые понял, насколько же он сильный для такого худощавого телосложения.
Расс: Когда Майкл был в турне Bad, он однажды позвонил мне из другого города и попросил забрать для него кожаную куртку у дизайнера. Она вся была покрыта металлом и рисунками его текущего ансамбля из Bad… Может быть, это была та же самая куртка – она была очень тяжелая. Дизайнер сказал, что Майкл может носить на себе до 18 кг, по-моему!

Несколько раз мы ездили в студию Tower Records на большом белом пикапе, который он тогда водил. Прежде чем выйти в магазин, он обычно надевал очки, шляпу и эдакие престранные зубы.
Расс: Забавно… Мне это знакомо. У меня был здоровый Ford с тонированными стеклами. Майкл обожал со мной ездить, потому что в этой машине была высокая посадка, и при этом благодаря тонированным стеклам никто нас не видел. Но боже, какой же он ужасный водитель – берегитесь!!!

Делались ли какие-то существенные изменения в текстах песен? Были ли песни, у которых на ранних стадиях был бы совсем другой припев (как, например, Starlight, которая превратилась в Thriller в 1982-ом)? Я читал о том, что Liberian Girl вначале называлась Pyramid Girl, но понятия не имею, достоверная ли это информация.
Расс: К началу записи тексты были уже, в общем-то, готовы, однако демо, записанные Майклом, в основном были длинные (по 8 минут) и упор там был сделан на ритм.

Все, кто дружил с Майклом, говорят, что он был очень веселым человеком. Он был таким и в кабине, между сеансами записи?
Расс: Между сеансами большинство певцов предпочитает оставаться «в образе», чтобы настроение не изменилось, и Майкл – не исключение. В Westlake наверху у Майкла была собственная личная комната с окном, выходящим в зал записи. Если ему хотелось уйти в те периоды, когда он не был нужен, он часто поднимался в эту комнату. После него по всей комнате был разбросан попкорн. Он вообще оставлял за собой много беспорядка – видимо, привык, что кто-то за ним всегда подбирает. Обычно эта работенка доставалась мне!!!

Правда ли, что Smooth Criminal не должен был попасть в BAD? Когда-то давно я читал, что вместо него на диске должен был быть Street Walker, и что Куинси убедил Майкла, что Smooth Criminal – лучше. Это правда?
Расс: "Smooth Criminal" vs. "Street Walker" – это было ближе к концу работы над альбомом, когда Epic уже подгоняла нас. Мы воспользовались студией Westlake "C" для "Street Walker" и студией "D" для "Smooth Criminal". Эта была знатная гонка: какая из песен получит место на диске. "Smooth Criminal" в итоге победила и оказалась самой сложной композицией в альбоме: для ее потребовалось два 32-трековых магнитофона Mitsubishi X-850, сцепленные со Studer 800 и двухдюймовым 16-трековым магнитофоном MCI.

Расскажите про знаменитое вступление к "I Just Can't Stop Loving You", где Майкл поет "I just wanna lay next to you for a while". К сожалению, его можно слышать только на ранних релизах альбома. Ходили слухи, что Майкл записывал его в постели, под одеялом…
Расс: В период BAD у нас была двуспальная кровать у стены в главном трекинг-зале. Во время записи в зале было темно, мы не знаем, что Майкл делал в той кровати… но я не помню, чтобы мы в ней записывали. А может, и помню… Наверное, разговорное вступление к "I Just Can't Stop Loving You" там и было записано? Мне никогда не нравилось это вступление, и я рад, что его убрали из версии Special Edition.

Как проходила сессия со Стиви Уандером для Just Good Friends? Есть ли какие-нибудь истории на эту тему?
Расс: "Just Good Friends" – это одно из моих любимых воспоминаний. Я стоял в операторской, прямо рядом со Стиви, когда он выдал потрясное соло на фортепиано, а потом сказал Брюсу сжечь первую копию, потому что он сыграет еще лучше – и так и случилось.

Когда мы записывали вокал, Майкл и Стиви пели дуэтом, стоя лицом друг к другу. Это была единственная песня на альбоме, записанная при свете – конечно, скорее для удобства Майкла, чем Стиви. Где-то в середине записи мы заметили, что какой-то бездомный парень услышал музыку, доносящуюся через дверь (которая, как выяснилось, была не заперта), и забрел в зал записи. Он, должно быть, обделался от страха, но остался тихонько стоять у стенки. Я помню все, как будто это было вчера: мы выпроводили его обратно наружу, как только заметили.

К каким песням из Bad вокальная партия была готова в первую/последнюю очередь?
Расс: "Bad" была первой песней с альбома, которую мы начали, и видео снималось еще до того, как мы закончили работу над ней. Последняя записанная песня… хммм, может быть, "Another Part of Me"?

Я читал о нескольких песнях, не вошедших в Bad: Groove of Midnight, Al Capone, Crack Kills, What You Do To Me, Turning Me Off, Tomboy, Hot Fever, Chicago 1945 и Buffalo Bill. Вы что-нибудь из этого списка слышали? Если да, то хорошие ли это были песни?
Расс: "Hot Fever" было рабочим названием для "The Way You Make Me Feel". "Groove of Midnight" – тоже рабочее название, но для чего – не помню. Что касается остальных, то выше это уже обсуждалось: не вошедших в альбом песен практически не было – Куинси отсеял их еще на предварительной стадии, до записи.

Можно спросить, что это была за рождественская песня [ради которой Майкл организовал детям снег и подарки во время HIStory]? Ее же так и не выпустили, да?
Роб: Да, наверное, так и не выпустили. Почему-то мне кажется, что ее, возможно, использовали в каком-то фильме. Я поискал в интернете по названию, но ничего не нашел.

У меня несколько вопросов касательно процесса записи и создания BAD.

Во-первых, Another Part of Me. Как мы знаем, ее записали для Captain Eo, то есть где-то в конце 85-го или в 86-ом. Были ли для этих двух песен (Another Part of Me и We Are Here To Change The World) отдельные студийные сессии, или они были уже частью записи Bad? Или вы перезаписали Another Part Of Me позже, когда записывали Bad?

Сессии Bad, кажется, были в 1987-ом году, однако сама песня Bad была записана в 1986-ом, одновременно с видео. То есть получается, что создание Bad началось сразу после Victory Tour и проекта Captain Eo, потом Bad – песня и видео, потом остальная часть альбома и другие видеоклипы (The Way You Make Me Feel и Dirty Diana), потом фильм Moonwalker (с видео Smooth Criminal), потом Bad Tour и опять работа над Moonwalker, после чего начало работы над проектом Decade, который в итоге превратился в Dangerous. Майкл, кажется, работал без передышки в то время. И все это – после несчастного случая во время съемок рекламы Pepsi. o_O
Это просто невероятно! Я пытаюсь восстановить временной график… А ведь сразу после тура Bad Майкл еще был занят реконструкцией ранчо Neverland!

И еще по поводу сессий Bad: вы упомянули, что начинали работать над альбомом в Энсино. Вы прямо демо к Bad записывали в студии в Энсино? А семья в это время там была? Участвовали ли он в записи, или просто присутствовали? Я спрашиваю потому, что с удивлением услышал, что Джексоны участвовали в записи демо к Dont Stop и Working Day and Night (они есть на последнем издании Off The Wall). Интересно, было ли так же во время Bad, раз Майкл работал в студии в Энсино?
Расс: Это интересные вопросы: я об этом даже не думал, но попытаюсь ответить. Вы упомянули "Moonwalker" – кажется, там в итоге оказалась "Come Together" о чем уже говорили ранее. Я не думаю, что "Another Part of Me" пришла из каких-то более ранних сессий, до 86-го года. "Bad" (сингл) был начат осенью 86-го, и видео сняли до того, как песня была завершена. Не могу точно сказать, сколько демо-записей к Bad было сделано в студии Майкла в Энсино, но знаю, что многие демо были записаны Биллом Ботреллом в его студии.

Многие песни с альбома Bad имеют расширенные версии, выпущенные на B-сторонах синглов (например, The Way You make Me Feel, длящаяся на 2-3 минуты дольше). Это оригинальные версии песен, которые потом были обрезаны для альбома?
Расс: Нет, сначала мы записали именно альбомные версии, но после релиза диска в августе 87-го Брюс продолжил работу над проектом, готовя ремиксы для каждого сингла перед его выходом на радио. Вот тогда и появились все эти расширенные миксы и альтернативные версии. У меня когда-то все они были, но в 91-ом году мой дом обокрали: взяли 500 CD, среди которых было большинство синглов MJ. Остались только "Dirty Diana" и "Another Part of Me", а другие восстановить так и не удалось, к сожалению.

Когда я рос, я слушал Bad тысячу раз. Больше всего меня завораживало то, что даже после стольких прослушиваний каждый раз мне казалось, будто я слышу в миксе новые звучания. Интересно, специально ли создавался такой эффект и сколько треков использовалось в производстве большинства песен? Можно ли это сравнить с работами других артистов того времени?
Хотелось бы знать, перенес ли MJ этот эффект и в более поздние альбомы, потому что я никогда не сталкивался ни с чем подобным в другой музыке.
Расс: Рад, что с каждым прослушиванием вам открывается что-то новое. Мне тоже нравятся такие вещи. Вы не поверите, если я назову вам число аудио-треков на песню: у нас ушло более 800 мультитрековых пленок на создание BAD – каждая песня требовала более 600 треков аудио. Серьезно, у нас был организован свой мини трек-менеджмент, потому что в мире просто не существует студии, способной проиграть столько треков за раз. Но нам надо было работать с этой палитрой, чтобы создать ту мистерию, которую вы теперь для себя с удовольствием открываете.

http://pics.livejournal.com/morinen/pic/000ww57r/s320x240.jpg

Тут к треду присоединяется Билл Ботрелл — весьма известный и колоритный (см. фото) товарищ, работавший с Майклом много лет сначала как инженер, а потом как продюсер и соавтор.
Также попадаются редкие комментарии от Дейва Уэя (Dave Way), про которого я не нашла никакой конретики кроме того, что он в принципе сотрудничал с MJ.


Билл Ботрелл: Я пришел сюда, чтобы поделиться своим опытом работы с Майклом Джексоном и прояснить вопросы, связанные с авторством песен. Мне выпало провести с Майклом многие годы и я ценю каждую минуту. Вообще я из тех людей, которые всегда идут вперед и не оглядываются на старое, так что, как правило, «наследие» меня не интересует. Но когда умер Майкл, я понял, что не могу не вспомнить его, потому что это — история.

Как вы начали работать с Майклом?
Билл: Я занимался подготовкой ремиксов, которые мне приносил Джон Макклейн. Это было на ранних этапах его карьеры, и он тогда мне усердно помогал. Он учился в школе вместе с Джексонами и убедил их, одного за другим, что я — лучший. Я начал с соло-альбома Джермена, затем занялся альбомом Victory. В это время я и встретил Майкла: он принес мне записанные с Фрэдди Меркьюри кассеты State Of Shock, чтобы я смикшировал трек.

Моему другу очень нравится песня Monkey Business. Это его самая любимая песня у MJ, и он хотел бы знать, о ком или о чем Майкл в ней поет. Он также интересовался, не под влиянием ли Принса Майкл написал эту песню.
Билл: Майкл говорил, что это чисто выдуманный сюжет, вернее даже ощущения бедных южан, которые проделывают грязные делишки друг с другом. Не знаю, было ли в этой песне что-либо автобиографичное, но полагаю, что название не подсобило ей в выпуске после того, как она не попала в Dangerous.

По поводу MJ и Принса:
http://www.youtube.com/watch?v=1CoxNzOOoQU
Роб: Не знаю насколько это существенно, но MJ и Принс встречались и во время HIStory. Правда, нас всех тогда выгнали из комнаты (по просьбе Принса, не MJ), так что я не знаю, о чем был разговор.

Билл, вы много работали с Шерил Кроу. Она что-нибудь рассказывала о своем дуэте с Майклом?
Билл: Майкл говорил мне, что его задели некоторые публичные заявления Шерил об участии в его туре. Так что я работал с ними независимо и не влезал в их отношения друг с другом.

Роб Хоффман рассказал, что когда приходил Слэш, Майкл разрешил ему покупать выпивку и сигареты. А у вас есть какие-нибудь прикольные истории про сессии со Слэшем для Dangerous? Сколько раз он сыграл сольную партию для Give in To Me? В многочисленных интервью Слэш говорил, что записал две песни для этого проекта. Вы не помните название второй песни?
Билл: Да, я тоже помню выпивку и т.д. По большей части запись прошла очень гладко. Слэш хотел привезти своего инженера, и мне эта мысль не очень нравилась, но я уступил. Второй песней было «вступление» к Black Or White — сцена, которая по сценарию идет вначале. Список исполнителей потом напечатали так, что было непонятно, кто сыграл на гитаре в Black Or White. На самом деле Слэш сыграл вступление, а я — саму песню.

Вы классно прочитали рэп в Black Or White. Перед тем, как вы его записали, рассматривал ли Майкл кандидатуры других рэпперов?
Билл: Нет, это была моя демка, записанная чтобы продемонстрировать MJ сочиненный текст. Он сразу в нее влюбился, к моему большому удивлению, и с тех пор мы нее не трогали.

Так значит, это голос Билла Ботрелла читает рэп на “Black Or White”? В справочной информации указан некто “LTB”, но я никогда не слышал о таком рэппере… Всегда гадал, кто же это.
Билл: "LTB" расшифровывается как "Leave It To Beaver" — это отсылка к моему культурному наследию. Урок усвоен: не стоит шутить со списком исполнителей...

Однажды я читал теорию о том, что будь на то воля Майкла, он бы повторял ритм бесконечно, «гипнотизируя» слушателя/танцора. Концовка Dangerous очень повторяющая (и затягивающая — меня, во всяком случае). Майкл не говорил вам, что хотел бы сделать эту песню длиннее?
Билл: Да, наверное… Who Is It — пример, лучше иллюстрирующий эту гипотезу, хотя я заметил, что кто-то заметно подсократил ее в последующих релизах, отчего песня немного потеряла в мрачной драматичности.

Сколько всего песен вы написали для Майкла? И сколько записали вместе с ним? Были ли какие-нибудь «жемчужины», над которыми вы работали и которые мы еще можем услышать в будущем?
Билл: Я написал Monkey Business, Dangerous, Black Or White и Give In To Me.
Основная моя работа в период Dangerous — это песни Black or White, Earth Song, Dangerous, и Monkey Business. Who Is It и Give In To Me были поздними цветками, и там, по моим личным ощущениям, мое влияние было не столь велико. Я расстроился, когда Monkey и Earth не попали в альбом, но в конце концов пережил это.
Надо посмотреть свои пленки на предмет того, что там еще есть, я так не помню. Помню, что "If You Don't Love Me" всегда была у нас осиротевшим треком, а потом кто-то слил ее на Youtube и теперь она забавно звучит. Еще был "Streetwalker" — вот настоящая сиротка. Я собрал этот трек, когда MJ был в Bad-туре. Засел в Smoketree на пару недель, проиграл весь материал, а мой друг Джейзан Марц пришел и сыграл блюзовое соло на губной гармонике. Когда я выслал песню Майклу, он сказал: «Билли, эта гармоника вульгарна» (не в хорошем смысле). Так что я махнул рукой на эту вещь. А неделю назад обнаружил, что ее выпустили! Прямо как есть.

Ходят слухи о каверах Beatles, которые вы якобы записали с Майклом. Я читал, что Майкл записал десятки песен Beatles (по меньшей мере в виде демо). Предположительно проект должен был называться "Strawberry Fields Forever". Это правда? Если да, сколько именно песен записал Майкл и выпустят ли их когда-нибудь? Похожи ли они были на оригиналы, или вы с Майклом изменили аранжировки в каверах?
Билл: Во время сессий Bad Майкл однажды вечером попросил меня отвезти его домой в Вествуд. По пути мы проиграли много песен Beatles — они были собраны у него на кассете. Мне показалось, что он сильно ими заинтересован, и я сказал, что стоит взять Come Together. За пару дней я собрал трек из нескольких гитарных партий и сырых миди-сэмплов (это был 1985 год). Я никогда не предполагал выпускать трек в таком виде. Они выпустили его сами, не сообщив мне, и я до сих пор даже не знаю, что гласит список исполнителей.

Come Together сначала использовали в фильме Moonwalker и выпустили на B-стороне сингла Remember The Time. Список исполнителей там такой:
«Продюсер — MJ, со-продюсер, инженер звукозаписи, гитара и ударные — Bill Bottrell».
Список исполнителей для отредактированной версии, выпущенной на HIStory, найти не удалось: там указаны исполнители не для каждой отдельной песни, а для всего второго диска целиком. В этом списке вы упомянуты. В строке Production указано:  "MJ и Bill Bottrell"
Билл: О, спасибо! Юридически он не обязан был упоминать меня в списке, но упомянул!

А в интернете ходили слухи, что вы начали работать над Come Together без разрешения MJ, но когда он услышал, что получилось, ему понравилось. Выходит, это неправда? Были ли планы выпустить альбом с каверами Beatles до Bad, как заявляют некоторые источники?
Билл: Нет. Я помню все так, как описал выше: его идея.

Я годами задавался вопросом, почему Come Together попала в HIStory. Ведь эта песня уже выпускалась на сингле Remember the Time в 1992 году, и, как и многим фанатам, мне показалось, что она не подходит к другим песням с HIStory. В результате такое ощущение, что альбом разделен на две части: первые 7 песен, потом Come Together и последние 7 песен. Что скажете?
Билл: Я, наверное, буду единственным человеком, жалующимся на то, что что-то из его совместных с Майклом проектов выпустили, но… Будучи инженером, я сделал много такой работы, к которой даже не притронулся бы после того, как взял на себя обязанности продюсера.
В случае Майкла "Come Together" попадает как раз в эту категорию. Формально я был всего лишь инженером, я сыграл и собрал трек в сыром виде и никогда даже не думал о нем, как о материале, пригодном для релиза. Но Майкл поддержал, мотивировал меня, изменил мою жизнь… и выпустил его.

Майкл не говорил вам, почему он перестал работать с Куинси после Bad? Чье это было решение?
Билл:
Майкл рос, ему хотелось экспериментировать, и сцена Westlake связывала его. Он где-то года на полтора (с перерывами) нанял меня и Джона Барнса для работы в его домашней студии. Мы программировали, собирали треки для альбома, отсылали результаты на двухдюймовке в Westlake, а они там по своему усмотрению добавляли всякие струнные и духовые партии. Так Майкл начал проявлять творческую независимость, как тинэйджер, оставляющий родное гнездо.
В конце концов меня уволили с Bad, но Фрэнк Дилео пригласил меня на ланч и сказал: «Не волнуйся, на следующем альбоме ты будешь продюсером». И они сдержали слово.

У меня был вопрос по поводу "They don’t really care about us". Я слушал ее сегодня в студии… Ударные там звучат отлично, но микс показался мне странным: вокал Майкла — очень тихий, кроме тех мест, где вступает импровизация: вот эти части супер-громкие и супер-протяженные. Спецэффекты тоже ОЧЕНЬ ГРОМКИЕ по сравнению с остальной частью песни — это что, я один слышу? Это Майкл хотел смикшировать песню так? Я обожаю эту песню, но едва слышу вокал Майкла в куплетах. Или дело в моих настройках?
Роб: Лучше всего на это может ответить Брюс, но MJ присутствовал на каждом миксе. Он обычно слушал на SSL сырой микс, который потом дорабатывался во время трекинга. Потом Брюс улучшал микс, потом добавлялось еще что-нибудь и Брюс обновлял его по мере необходимости. Но ничего не шло на мастеринг без одобрения MJ. Так что можно с уверенностью сказать, что все, что вы слышите в "They Don't Care About Us", сделано ровно так, как хотел слышать Майкл.

Как видно из клипов с битбоксом и многих песен, у Майкла было очень точное чувство тайминга. Он как будто управляет ритмом. Интересно, вы использовали вокал MJ как ритмичную основу на ранних стадиях процесса? Как MJ работал с ритм-секцией?
Роб: Всегда. Во время HIStory и Blood мы использовали вокал и битбокс MJ как основу для всех наложений, из которых составляли треки. В большинстве случаев Майкл сам пел музыкантам все партии, какие считал нужным. Если он не мог присутствовать лично, то напевал их на пленку.

У меня вопрос к Биллу Ботреллу о песне Dangerous. Во-первых, я не могу передать вам свой восторг! Эта песня — настоящий шедевр, я никогда не устану ее слушать. Наверное, это мой самый любимый трек у MJ (и Майклу он, похоже, тоже особенно нравился). Я заинтригован эволюцией этой песни с тех пор, как я впервые услышал демо в середине 90-ых. Альбомный трек довольно заметно отличается от демо (сильнее, чем у многих других композиций). Мне интересно, чем было вызвано такое изменение в аранжировке этой песни? На мой вкус обе версии — просто классные: демо звучит больше в стиле 80-ых, но на ней удивительно сложные ударные секции (кажется, будто они страшно искажены и идут в разнос по всему треку). Это дает незабываемые слуховые ощущения, весьма отличные от более грубого, жесткого, вызывающего ритма на альбомной версии. Кто принял решение так сильно изменить стиль, как это произошло и почему?
Dave Way: В целом это из-за того, что Тедди Райли попросили поработать над песней. Я не слышал то демо, о котором вы говорите, но предположу, что это одна из ранних версий Билла. В какой-то момент Тедди попросили (уверен, что сам Майкл попросил) взять песню, и он ее переделал. Я не помню, попали ли какие-то элементы Билла в финальный микс. Судя по составу исполнителей, нет, но этот список не всегда верен. Билл, наверное, знает.

Роб: Насколько мне известно, замечание Дейва справедливо по отношению ко многим песням с Dangerous. Альбом двигался совсем в другом направлении до того, как в проект пришел Тедди. Но когда MJ начал работать с Тедди, того попросили внести свою лепту во многие уже начатые треки, а также написать свои собственные. Может, Билл и Брюс подскажут подробнее…

Я бы очень хотел знать, кто участвовал в записи студийных ремейков Dangerous для «живых» выступлений: AMA 1993 года, MTV VMA 1995 года и так далее.
Роб: Во многом идеи исходили от хореографов, работавших с MJ. Мы получали видеозаписи с репетиций и должны были редактировать их и добавлять звуковые эффекты на основе их танца. Хореографы даже приходили в студию, чтобы нам в этом помочь. Это очень интересный способ написания музыки: когда позволяешь зрительному ряду формировать звучание песни.

И весьма революционный для того времени, разве нет? Я не специалист в этом вопросе, но никогда не слышал, чтобы другие поп-артисты использовали подобные техники. Хотя, может, я ошибаюсь? Звуковые эффекты в «живом» выступлении Dangerous особенно выделяются: они практически стали частью ритма композиции (жест, стряхивающий с плеча, щелчки, звуки во время переворота танцора и т.д.). Делал ли кто-нибудь такие вещи до этого, или это были эксперименты, Роб? Смотрели ли вы по ходу дела, что выходит удачно, а что — не очень, пробовали ли разные варианты? Или кто-то (например, Майкл) с самого начала точно знал, как все должно получиться?
Роб: Я никогда раньше не видел, чтобы подобное делалось, за исключением отдельных частей видео Thriller и всех этих перкусионных звуков, которые появлялись в вокальных треках Майкла. При создании треков для видео и тура MJ обычно диктовал, какие звуковые эффекты должны выделяться, и мы пытались подобрать эффекты из библиотек и записанные нами кастом-сэмплы к тем звукам, что были у него в голове. Иногда он просил что-то очень конкретное, иногда мы были предоставлены сами себе. В фильме Ghost есть довольно продолжительные отрывки, которыми я занимался практически самостоятельно, подбирая записанные и библиотечные сэмплы к видео со съемочной площадки.

Роб, спасибо за информацию. Почему-то я совсем упустил из виду Ghosts, когда думал об использовании Майклом звуковых эффектов в танцевальных номерах — он же полон их! И как отлично они интегрированы в мелодию! Можете подробнее рассказать о создании Ghosts и об участии Майкла?

B раз уж вспомнили о Ghosts: вы участвовали в ремикшировании "2Bad", "Is It Scary" и "Ghosts" для фильма? Если да, расскажите, почему были сделаны эти легкие вариации и по чьей просьбе? И верно ли, что вы вставили сэмпл/кусок с первыми аккордами "Bad" 1987-го года в партию "2Bad" для Ghosts?

И немного оффтопик, но все же имеющий отношение к делу: музыка в видеоклипе Ghosts включает часть, где вурдалаки начинают маршировать вверх по стенам. Ритм для «топанья», использованный в этой сцене, всегда напоминал мне ритм из песни Bee Gees 'You Win Again'. Совпадение? Вы работали над этой оркестровой секцией, Роб?
Роб:Я участвовал в создании всего фильма "Ghost" целиком. Ремиксы — это, конечно, была задумка Майкла. Кажется, сэмпл "Bad" появился из набора сэмплов в EIIIxp, которые Брэд Баксер создавал еще для тура. При подготовке ремиксов мы всегда начинали с альбомного микса и заглушали все, кроме ритма, чтобы выстроить основу. Потом MJ говорил нам, что именно и в каких местах хочет услышать. Замечания MJ обычно записывались на диктофон Брэда прямо на съемочной площадке. Иногда они танцевали под клик-трек, а мы высчитывали размер, чтобы выстроить очертания композиции. На этом этапе в процессе участвовали Эдди Делена, Брэд и я.

Звуковые эффекты были выстроены как последовательности на основе сырых дублей видео. Насколько я помню, это делалось в Studio Vision и писалось в Pro Tools. Повторю, они для этого танцевали под клик-трек.

Сходство с Bee Gees действительно заметное, но я никогда не слышал, чтобы MJ на них ссылался. В отношении «топанья» он всегда ссылался на квиновский "We will rock you". Так что да, это совпадение. Эти звуки топанья — это сэмплы с альбома HIStory и кастом-сэмплы, которые мы записали в студии Royaltone с танцорами Майкла.

Все, что касается оркестра и хора, сделано Николасом Пайком. На синтезаторе мы подредактировали только одну оркестрово-хоровую секцию — ту, где призраки спускаются с потолка. Вначале это был просто хор, но позже мы с Брэдом добавили синтезаторы. Кажется, это были в основном "pop oohs" из библиотеки EIII и, может быть, еще "Lovely Vox" из JD-990.

Не помню, задавал ли я уже этот вопрос, но присутствовали ли вы на записи/микшировании "Tabloid Junkie"? Если да, можете немного рассказать об этом? Создавал ли MJ демо к этой песне перед тем, как записать финальную версию? Очевидно, если такая вещь существует, она спрятана где-то в «хранилище», но я бы жизнь отдал за то, чтобы услышать целый трек битбокса или раннюю демку "Tabloid Junkie", сделанную Майклом. Было бы здорово… короткого отрывка на Youtube мне мало!
Роб: Я немного присутствовал на записи: большая часть этого трека была написана Джемом и Льюисом еще до того, как мы его услышали. В качестве демо выступал просто их трек — на ранних стадиях вклада MJ в эту песню не было.

Вопрос ко всем инженерам: вы не могли бы помочь мне прояснить некоторые даты записей? Меня интересует, когда были записаны альбомные композиции, включая невыпущенные.
Роб: Для HIStory все было записано между январем 94-го и апрелем 95-го, кроме "Earth Song" и "Come Together", которые мы достали из архивов и только закончили во время HIStory.
Может быть, была еще пара демок, записанных во время тура, до 94-го года, но они не попали в альбом.
Ghost и Blood on the Dancefloor были записаны в 96-ом, но, конечно, все треки с них были начаты тоже во время HIStory. Оригинальный трек Ghost — это трек Тедди, еще со времен Dangerous.

Я умираю от любопытства: снимали ли на камеру хоть какие-нибудь сессии HIStory?
Роб: Да, в общем-то, нет. Нас немного поснимали, когда брали интервью, но в целом сессии проходили без лишнего шума.

Я не могу сказать конкретно о DVD с концертом в Бухаресте, но часто для «живых» концертных DVD звук перезаписывают в студии. Во всяком случае по моему личному опыту работы с поп-исполнителями, и по опыту моих друзей.
Роб: Это зависит от группы… Я работал с несколькими (Шерил Кроу, Шер и другими) — практически ни для кого из них мы не перезаписывали звук. Иногда кое-где подправляли вокал или инструменты, но это все. Это на самом деле зависит от того, кто записывает шоу и насколько хорошо играет группа.

Про DVD MJ я не могу сказать, но знаю, что его группа играла под предварительно записанные или отредактированные треки в Pro Tools (а до этого — в Synclav). Все перезаписывать обычно не требуется, но какие-то доработки могут понадобиться.

На YouTube я видел записи с Майклом, где на заднем плане виден Akai MPC. Вы не знаете, умел ли он пользоваться секвенсером?
Роб: MJ практически не обладал техническими познаниями, во всяком случае, не демонстрировал их. Он знал, что «поднять» означает «сделать громче», и мог доносить свои пожелания очень четко. Если мы загружали звук в MPC, он мог слабать ритм, но вообще с аппаратурой не работал.

Роб, у меня, может быть, глупый вопрос, но во время записи "They Don't Care About Us" и особенно "D.S.", у Майкла на лице когда-нибудь читалось отвращение, рассекал ли он кулаком воздух — что-нибудь подобное было? Почему-то когда я слушаю этот альбом, и особенно "D.S.", у меня всегда в голове возникает такая картина.
Роб: Это был бы отличный вопрос для Эдди Делены, потому что вокал записывал он. Но обычно когда приходил Майкл, в студии было так темно, что вообще трудно было что-то разглядеть, особенно его самого в кабине.

Очень печально, что MJ настолько стеснялся своей внешности, что предпочитал работать в темноте…
Роб: По моему опыту большинство исполнителей предпочитают записываться так. Пение — это эмоциональный процесс: едва ли вам захочется, чтобы люди вас оценивали или, не дай бог, смеялись, когда вы пытаетесь обнажить душу.

Билл, у меня несколько дополнительных вопросов к вам:
1) Когда вы работали над альбомом Victory, не просил ли вас Майкл заняться песней под названием Buffalo Bill? Или вы работали только над записями с Фредди Меркьюри?
2) Вы упомянули, что работали над Streetwalker во время Bad-тура. Разве эта песня создавалась не для альбома Bad? Я раньше слышал интервью, в котором говорилось, что финальный трек для Bad выбирался между Streetwalker и Another Part of Me и в итоге победил последний.
3) Майкл никогда не планировал сделать альбом, состоящий только из песен Beatles?
4) Я читал, что Bad задумывался как два альбома, но Куинси Джонс зарубил эту идею. Вы что-нибудь об этом знаете?
Билл: 1. Да, мы экспериментировали с песней Buffalo Bill. В ней чувствовалось сильное влияние Джона Барнса, и припев был прикольный:
Who shot Buffalo Bill?
They said he shot alot did he ever get killed?
2. Streetwalker был записан после релиза Bad. Не знаю, что за историю рассказывают о нем и Another Part of Me, – это невозможно.
3. Если Майкл когда-нибудь и думал о полном альбоме из каверов Beatles, то мне об этом не говорил.
4. Я не входил в «мозговой трест» альбома Bad.

Куинси Джонс сам в деталях рассказал про Streetwalker на CD с последним изданием альбома Bad. Неужели у него НАСТОЛЬКО плохая память? Билл, вы уверены? Streetwalker по звучанию и тематически отлично вписывается в альбом Bad – это в некоторым смысле сочетание Bad и «уличной» мелодии The Way You Make Me Feel. Я не ставлю под сомнение ваши слова, просто прошу припомнить еще раз.
Билл: Ну, я знаю наверняка, что та версия, которую мы слышим на перевыпуске Bad, была сделана между Bad и Dangerous, пока Майкл был в туре. Может быть, была какая-то более ранняя версия из Энсино… (но я ничего такого не помню). Или, может быть, существовала Westlake-версия Куинси!

История перевыпуска Bad всегда вызывала у меня подозрения. Во время судебных показаний по процессу о плагиате Майкл говорил о том, как похожи Streetwalker и Dangerous. Это можно трактовать как намек на то, что Streetwalker написана после Bad. Плюс отличается общее звучание трека, особенно вокал, который (на мой слух, во всяком случае) кажется жестче. Духовые вставки и аккомпанемент звучат как синтезированные, в отличие от бэдовских "Seawind Horns"… Короче говоря, с трудом верится, что этот трек был записан во время проекта Bad. Может быть, существовала ранняя версия, демо, или что-то подобное? Или Куинси просто перепутал этот трек с каким-то другим?

Немного о оффтоп, но похожая история – с треком Sunset Driver, который, как утверждают, записан для альбома Off The Wall. Он тоже звучит совершенно чуждо в том, что касается музыкальной обработки.

Билл, вопрос о треке Streetwalker на перевыпуске: много ли, на ваш взгляд, над ним работали после вас? «Вычистка», pro tools – что-нибудь подобное было? Он очень громко звучит! Кстати, я обожаю гитару во время "baby I love you, baby I want you" :)
Билл: Да, тут уже путаница какая-то началась. Я давал показания на том слушании о плагиате в Денвере: рассказывал, как, работая над Streetwalker, придумал Dangerous.
Я все еще не могу вспомнить, существовала ли какая-то раняя демо-запись Streetwalker. Кажется, я не помню, чтобы MJ хоть раз приезжал в Smoketree для записи вокала. Это может указывать на демо из Энсино. Может быть, над ним работал Мэтт Форджер. То, что вы слышите в релизе Streetwalker, – это мой черновой микс из Smoketree. Я записал духовую, ударную, басовую и гитарные партии, а Джейзан Марц сыграл на блюз-гармонике.
Я так сильно удивлен, что некоторые из моих черновиков выпустили, потому что обычно все релизы MJ проходили через стандартный процесс, который я хорошо усвоил: проверку, переработку, замену midi живыми музыкантами и т.д. Это долгий процесс. А со Streetwalker ничего подобного не было, как и с Come Together. Я даже сомневаюсь, что когда-либо делал аналоговый микс Streetwalker – кто-то просто взял его с DAT-кассеты.

Расс: Нет, Streetwalker был записан во время сессий BAD, а не после. Когда Epic Records начали подгонять нас с окончанием альбома, мы привлекли Умберто Гарсия и посадили его в Westlake Studio "C" – так у нас под одной крышей было две студии, работающие на полных парах. Я знаю, что Гарсия занимался треком Streetwalker где-то пару недель, пока я там был. Это решение потом вышло боком Брюсу Сведену, когда подошло время Grammy.

"The Making of BAD": да, Майкл приводил съемочную группу… Я бы с удовольствием посмотрел запись – мы провели с ними в студии несколько отличных дней.

Интересно, кто-нибудь знает, почему вокал Майкла в начале Streetwalker такой отдаленный? Как будто он поет из другой комнаты. Streetwalker был выпущен очень сырым.
Билл: Это сделано для того, чтобы сильная доля такта в песне производила больший эффект.

Если вы работали над демо-записями в студии в Энсино, как это было? Майкл вел себя иначе? Семья когда-нибудь участвовала в работе? И те же вопросы – про студию в Neverland.
Билл: Как сейчас помню, мониторы были ужасные. Я все пытался установить что-нибудь, что можно слушать, но зал был очень маленький, и у меня так и не получилось. Может быть, именно тогда я научился Никогда Не Слушать Колонки.

Работать там было замечательно. Мы смотрели со стороны, как протекала жизнь семьи: роман Дженет с Рене был тогда в самом разгаре, мама, папа и братья приходили и уходили, артисты вроде Элизабет приезжали в гости. Майкл однажды захотел установить мерцающие огоньки в листве деревьев, как сделано в ресторане Tavern on the Green. Какой-то товарищ приезжал на подъемном кране, чтобы установить их, и испортил газон, потом другой товарищ приезжал, чтобы быстренько заменить траву дерном – прямо в последний момент перед вечеринкой… Она прошла без сучка и задоринки! У Майкла бывали дети, а самое интересное… если пройти через диспетчерской через зал с синклавирами и выйти за дверь, то вы попадали в магазин сладостей!
Лазертаг, костюмы Пиноккио, просмотр фильма «Убить пересмешника» вместе с Майклом в дождливый день… (Это было нетривиально: в настоящем частном кинотеатре, с вызовом профессионального киномеханика и обязательным попкорном). Второй фильм, на просмотре которого Майкл настоял, – "This is Elvis". Теперь уже я настаиваю, чтобы все посмотрели этот фильм: вы многое узнаете об M.J.

Так значит, если я правильно понимаю, никто из членов семьи в Энсино не участвовал в создании песен с альбомов Bad, Dangerous и т.д. (не помогал, не играл на инструментах, не пел)?
Билл: Когда я был в Havenhurst (Энсино), работали мы, по сути, с одним только Майклом.

Не могли бы вы рассказать про ранние записи Black or White? Правда ли, что там, где в конце концов оказался рэп Билла, вначале была гитарная секция в стиле хэви-метал?

На этой картинке ниже показан ультра-редкий промо-диск [Flight Only] (их было выпущено всего 10, если не ошибаюсь?), который раздали менеджерам Sony по пути из Лондона в Neverland в 1991 году. Он задумывался как тизер для того, что в итоге стало альбомом Dangerous, и содержал РАННЕЕ ДЕМО Black or White, Men In Black и раннюю версию Monkey Business. Можете прокомментировать?
http://pics.livejournal.com/morinen/pic/000ztrep.jpg

Билл, может ли этот раритет содержать одну из ранних версий Black or White – без рэпа, но с гитарной хэви-метал секцией? Может быть, и про Men In Black что-то скажете?
Билл: На том диске была ранняя версия Black or White, может быть даже еще с кликом драм-машины (Linndrum) и большими дырами в середине, куда позже мы добавили Тима Пирса на хэви-метал гитаре. Если Sony/Epic что-то слушали на ранней стадии, может быть, это мою ритм-гитару они охарактеризовали как "хэви-метал"? Если так, то это просто глупо.

Men In Black я слышал из-за дверей в Record One. Не помню точно мелодию, но помню, что она была клевая.

Билл, у меня следующие вопросы относительно Men In Black:
В каком году над этим треком работали в студии? Или хотя бы в каком году вы слышали его? Это было в студии Record One в Sherman Oaks или в Ocean Way Studios на бульваре Sunset?
Не помните ли вы, остался этот трек на стадии демо, или был завершен/почти завершен?
Над ним работали только Брайан Лорен и MJ?
Билл: Это было в Record One, в маленькой комнатке с API (наверное, в 1990-ом? - примерно во время нашей маленькой стычки с Саддамом Хусейном). Брайан и его инженер провели там целую вечность. Я никогда не слышал вокал к этой песне. Они использовали совсем ранние Pro-tools (под названием, кажется, "Sound Tools"). У них было жуткое количество технических сложностей – больше, чем я смог бы вынести.

Вы не знаете, почему Майкл выбрал 9-ю симфонию Бетховена для вступления к Will You Be There?
Билл: Душой, приятель, просто душой. (В оригинале "Soul, man, just soul" – прим. пер.).

У меня вопрос, которым я не сильно горжусь, но все равно задам. :(
После смерти MJ Готам Чопра заявлял, что помогал Джексону писать тексты песен, и Майкл платил ему каждый раз по несколько тысяч долларов. Вот его точные слова:
«В конце концов мы с Майклом приступали к работе. Он работал над новым альбомом и просил меня помочь ему с написанием текстов песен. Это были неформальные отношения: я приезжал в центр с рюкзаком, набитым словарями, тезаурусами и книгами с вариантами рифм. Майкл напевал мелодию и объяснял, что хочет сказать этой песней, после чего мы пытались поженить наши таланты и что-нибудь вместе сообразить. Мы сочиняли отличные вещи! Майкл тогда взял с меня обещание, что это будет секретом. Я с удовольствием обещание держал. Когда мы заканчивали сессии – а они обычно продолжались часов до двух утра – Майкл шел в ванную и вытаскивал мешок, хранившийся за унитазом. В нем он держал несколько тысяч долларов. Он спрашивал меня, сколько я хочу. Я просто пожимал плечами, и он давал мне пару тысяч долларов».

Так как Готам Чопра познакомился с Майклом году в 1988-ом и ездил с ним в тур в 92-ом, полагаю, это происходило во времена Dangerous, но до конца я не уверен. Как говорят, к альбому BAD Майкл написал 9 из 11 песен. Мой вопрос: использовал ли он гост-райтеров?
Билл: История Чопры не похожа на правду. После Billie Jean Майкл по праву считал себя талантливым автором и не испытывал необходимости в поиске текстов или сочинителей. Он очень настороженно относился к непрофессионалам и ко всему, что могло дать кому-либо повод для судебного иска. Я однажды наблюдал за тем, как он заметил на консоли неопознанную кассету с именем (известного) автора и названием песни. Он испуганно поглядел на нее издалека, а потом обошел консоль с другой стороны, не приближаясь к чужой пленке меньше, чем на пять футов.

В продолжение разговора про Dangerous из прошлого поста:
Мне бы очень хотелось узнать подробности эволюции этой песни. Для тех, кто не в курсе, вот исходное демо Dangerous: http://www.youtube.com/watch?v=zC-uushN_Q8
А вот финальная, альбомная версия: http://www.youtube.com/watch?v=c-DyQ268AFs

Билл: Я написал музыку к Dangerous в то время, когда баловался со Streetwalker. MJ был в туре Bad, и я работал один в Smoketree. Это было, наверное, году в 1988-ом. Я экспериментировал со звуками и midi-сэмплами и записал множество версий, включая одну, которую никто никогда не слышал: с сэмплами моей игры щетками на оцинкованном ведре в качестве ударной партии. Мне нравились они все, но эта «простонародная» Dangerous была моей любимой.
Я никогда не ощущал соперничества с Тедди, и когда MJ предложил ему сделать свою версию, я не возражал. Прелесть ведь в самом процессе сочинения! Версия Тедди зажигательная и звучит в стиле 90-ых, тогда как моя застряла в 80-ых. На все есть Божественный порядок.
Когда принц Бахрейна Абдулла проиграл мне мое старое эпик-демо, я чуть не упал. Я не слышал его 17 лет! А они упомянули меня в списке авторов?
Теперь мне захотелось найти ту версию с мусорным ведром.

Мой вопрос касается демо Dangerous: YouTube — Michael Jackson — Dangerous Demo (Rare)
На 5:48 минуте этой записи можно услышать мотив Лоры Палмер из Twin Peaks: http://www.samples.fr/blog/wp-conten.../twinpeaks.mp3
Не может быть, чтобы это было совпадением. Билл, вы знаете, почему Майкл использовал этот мотив в демо? Чья это была идея?
Билл: Я помню, что сам был фанатом Twin Peaks – может, это я его туда протащил? Он очень очевиден? Надеюсь, что нет. См. мой пост о демо Dangerous выше.

Записывала ли съемочная группа Майкла сессии Dangerous на камеру?
Билл: Часто доверенный работник, вроде Брэда, снимал их на ручную видеокамеру. Иногда приходила целая съемочная группа, как, например, для хоровой сессии Андре Кроуча для Earth Song.

Не могу поверить, что вы не знали о том, что упомянуты как продюсер на HIStory! Даже с материальной точки зрения ведь есть разница! Неужели у вас в то время не возникал вопрос, откуда приходят роялти?
Билл: Поверьте, если бы разговор шел о деньгах, я был бы счастлив. Но демо-записи, раритеты и ранние версии не предназначались для релиза – я никогда не заключал на них договор. Мне заплатили за мое время.
Когда вышел Dangerous, на нем я был обозначен как продюсер и автор, и у меня был соответствующий контракт на этот альбом, включая Monkey Business и Earth Song. В этом контракте в одном из пунктов было прописано, что я обязуюсь не требовать роялти за предыдущую «экспериментальную» работу. Поэтому я никогда не отслеживал ее судьбу и именно поэтому спросил, упомянули ли меня (хотя бы) за те записи.

У меня вопрос к Робу и всем, кто работал над альбомом HIStory. Большая часть музыки на HIStory – это прямая реакция на то, что случилось с MJ в 1993-ем. Некоторые песни – очень яростные (Scream, They Don't Care About Us, This Time Around, DS, Tabloid Junkie). Как вел себя Майкл в студии во время записи этих песен? Он «накручивал» себя перед записью, или легко переключался в нужное настроение? HIStory кажется очень личным альбомом. Этот аспект процесса записи – ярость музыки, контрастирующая с мягкой личностью, которую вы описали, – очень интересует меня.
Роб: MJ просто не было свойственно сердиться. Я никогда не видел, чтобы он пнул или швырнул что-нибудь в студии, или повысил на кого-то голос. Он был не такой. Он умел включать эмоцию во время записи, а потом так же легко оставлять ее позади.

У меня вопрос про Scream. Дженет в какой-то момент приходила в студию для записи вокала, или это делалось удаленно? Если приходила, то какая она была, как они общались с Майклом и т.д.?
Роб: Она записала весь бэк-вокал вместе с MJ в Hit Factory в Нью-Йорке. Studio 3, та же вокальная цепь: Sony C800g в Neve 1084, потом 1176ln. Их голоса часто невозможно было различить – настолько они хорошо спелись.!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!  :flag:

Она также записала несколько ведущих партий в те дни, но ей комфортнее было делать это в Миннеаполисе, когда Майкл не смотрит, поэтому она закончила свои соло там. Они вместе были как двое детей: пели песни из детства, предавались воспоминаниям. Она была чрезвычайно приятной, немного застенчивой и скромной. Это на самом деле одно из моих любимых воспоминаний со всего альбома. Я работал с ней еще один раз недолгое время в Лос-Анджелесе, для другого альбома, и она была такой же: очень любезной.

Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, для некоторых треков в альбоме Dangerous использовались эффекты со звучанием кухонной утвари. Похоже на звон посуды с хоровым эффектом.
Роб: Да, во время HIStory у нас были сэмплинг-сессии, на которых мы создавали новые библиотеки звуковых эффектов. Имелась целая библиотека с идеями для звуков. Могу предположить, что Тедди делал нечто подобное и для Dangerous.

Я собираю информацию о датах некоторых записей – для книги. Правда ли, что Blood on the Dancefloor осталась еще с сессий Dangerous?
Билл: Blood on the Dancefloor – это была песня, которую я написал для MJ во время тех же сессий, когда создавалась Dangerous, то есть где-то в 1988-ом. Я решил быть хитрым продавцом и дразнил Майкла, рассказывая ему об этой клёвой песне, которую я назвал Blood on the Dancefloor. Пока он был в отъезде, я пытался довести песню до ума, и это продолжалось неделями. Майкл был сильно заинтригован: настолько, что еще прежде, чем смог услышать мой трек, написал СВОЮ СОБСТВЕННУЮ Blood on the Dancefloor. Он спросил, можно ли взять мое название, и я, конечно, сказал: «Не вопрос». И вот, в 1996-ом я уже в Record Plant, слушаю его «новую версию». Очень клевую.

Daveway: Трек Blood On The Dancefloor мне особенно запомнился по некоторым причинам...

Я был в Нью-Йорке и работал с Тедди Райли, В один прекрасный день он сказал мне, что мы летим в Лос-Анджелес записывать альбом с Майклом. Я, конечно, был в восторге. На следующие пару недель мы разбили лагерь в студии Soundtracs, и Тедди придумал около двадцати заготовок для песен. Практически готовые треки, но состоящие только из ритма, без мелодий и акцентов. Все это – с помощью своего компьютера (у него тогда был Atari Stacy с установленной программой Notator), MPC, синтезаторов и сэмплеров. Оттуда это отправлялось в SSL с компрессорами, эквалайзером и т.д. Для каждой заготовки мы записали DAT-кассету, чтобы проиграть их Майклу, когда доберемся в Лос-Анджелес.

Когда мы в конце концов сели в Record One с Майклом, он попросил нас проиграть некоторые заготовки. Я вставил кассету и нажал Play. Первый трек, заигравший на оглушительной громкости, сразу дал понять, в каком ключе работал Тедди. Это был жесткий, ритмичный фанк с влиянием нью-джека. Майклу явно понравилось, и напряжение, присутствовавшее в комнате (с обеих сторон), моментально ушло. Когда кассета, на которой в частности было то, что позже превратилось в Remember The Time и In The Closet, доиграла, Майкл попросил поставить первый трек еще раз. Он понравился ему больше всего.

Когда стало ясно, что знакомство прошло успешно, мы приступили к записи некоторых заготовок на мультитрековую пленку. Мне не терпелось попользоваться огромной консолью Neve, которая была тогда в Record One. Она была великолепна. Мы воспроизвели все настройки аппаратуры и провели две недели, сводя материал (по-моему, все это пошло прямо на 32-трековую Mitsubishi).

Тем временем Майкл начал придумывать слова и мелодии к трекам, и мы почти сразу же записали некоторые вокальные партии (хоровой вокал для Remember The Time) и мелодии. Я просто обалдел от пения и техники Майкла. Он знал свое дело!

Но по какой-то причине после того, как мы записали первую версию на DAT, она звучала уже не так классно, как то, что Майкл слушал сначала. Не производила такого сильного впечатления и не цепляла. Майкл спросил меня, почему. Я сказал, что, по моему мнению, дело в основном в консоли. В Нью-Йорке мы использовали SSL, и у нее было более жесткое, острое звучание. Тогда Майкл спросил, можем ли мы раздобыть такую же. Конечно, в те времена мы не могли просто прикатить в студию SSL – для того, чтобы получить нужный звук, надо было перебраться в студию, где есть нужная консоль. Конечно, тогда он спросил: «Ну, и у кого же она есть?» и я рассказал про единственную студию в Лос-Анджелесе, опыт работы в которой у меня тогда был – Larrabee. И вот, не успел я оглянуться, как мы все уже переехали в новую Larrabee NORTH на бульваре Ventura.

Мы записали ту песню снова в Larrabee, изо всех сил стараясь получить результат не хуже DAT-кассеты, но Майклу версия с DAT все равно нравилась больше. Он попросил Мэтта Форджера перекинуть ее на мультитрек в Havenhurst, чтобы можно было попробовать варианты текста.

На следующий день он пришел с большим куском почти законченной песни под названием Blood On The Dance Floor. Я, помню, подумал, что это очень клевое название.

Но по каким-то причинам после этого над песней работали очень мало, если вообще работали. Мне это казалось странным, учитывая, что поначалу это был практически всеобщий любимый трек. Но так бывает. Никогда не знаешь, где закончит (или не закончит) свой путь песня.

Теперь промотаем события вперед до 1996-го года: я в Record Plant, снова работаю с Майклом. Он проигрывает мне некоторые песни, над которыми они работали, и говорит: «Вот это титульный трек». Он называется Blood On The Dancefloor. Можете себе представить? Это трек с той самой первой DAT-кассеты, с некоторой дополнительной аранжировкой, ударными и, конечно, превосходным вокалом Майкла!

Звучала она отлично.

http://pics.livejournal.com/morinen/pic/000zwrg3.jpg

Продолжение следует...

+4

57

Интервью со съемок Beat It

http://www.youtube.com/watch?v=uwSym_aN … r_embedded

По этой же теме - мне очень понравился рассказ режиссера "Beat It" Боба Джиральди о том, как снимали видео. Интервью уже не новое, но, может, кто-то не видел:

http://pics.livejournal.com/morinen/pic/0010aphb.jpg

Как получилось, что вы стали режиссером видео для "Beat It"?
Как мне рассказали, все началось с рекламы для WLS-TV, которую я снял в начале своей режиссерской карьеры в Чикаго. Реклама была про двух слепых пожилых людей, женатую пару, которые не захотели покидать родной район, когда оттуда уехали все остальные белые жители. Их район обеднел и превратился в преступный, а они решили остаться и закатить вечеринку для всей молодежи в округе. Эта реклама очаровала Майкла: она получилась трогательная и была основана на реальной истории – ему очень понравилось. Поэтому он пожелал встретиться, и мы встретились.

Я хотел "Billie Jean", но его только что закончили снимать, поэтому Майкл сказал, что у него есть другая песня под названием "Beat It", и не смогу ли я что-нибудь придумать для нее. В те времена за видеоклипы еще не соперничали: не было тендеров на режиссуру, да и вообще не существовало устоявшихся принципов работы в том, что касается съемок. Звукозаписывающие компании не имели уполномоченных, бизнес был другим. Вернее, тогда это еще не стало бизнесом.

Как родилась концепция видео?

Одно из самых распространенных заблуждений, которые я встречал в прессе, – утверждение, что "Beat It" был вдохновлен Вестсайдской Историей. Это абсолютно не так.

Я вырос в Патерсоне, Нью-Джерси – это было неспокойное местечко, где полно людей, старавшихся казаться круче, чем они есть. Мне показалось, что эта написанная Майклом песня о примирении, об улаживании конфликта идеально подходит для такой «как бы» разборки. Я читал, будто момент, где двое ведущих танцоров, Майкл Питерс и Винс Патерсон, дают связать себе запястья и достают выкидные ножи, взят из Вестсайдской Истории. Это неправда. Он родился из истории, которую я услышал на заводе однажды летом. Один крутой парень из Джерси рассказывал мне, что видел, как двое ребят дрались на ножах со связанными запястьями, и только один из них вышел из схватки живым, да и то далеко не целым и невредимым. Сцена была основана на этой байке.

Майклу понравилась моя идея, и он решил привлечь банды Crips и Bloods, что я счел безумием. Если вы посмотрите видео, то увидите, что парни там выглядят как настоящие бандюки. Это потому что они и есть бандюки.

Как вы проводили кастинг среди бандитов?

Это все Майкл. Он занялся этим и нашел их, кажется, через отдел по борьбе с уличной преступностью полиции Лос-Анджелеса. Он убедил власти, что при условии присутствия полиции в достаточном количестве это будет мудрый и добродетельный шаг: свести банды вместе, чтобы они подружились и пообщались друг с другом пару дней на съемках видео. Я был против этой затеи: с актерами и танцорами и так было тяжело, не хватало мне еще хулиганов.

Значит, он попытался примирить их с помощью видео?
Майкл всегда выступал за мир. Он всегда выступал с каким-нибудь предложением примирения. Это была его идея, копы согласились, и в итоге нас чуть не заставили свернуть съемки в первый же вечер, потому что, как вы знаете, уже через час на съемочной площадке становится очень скучно.

Наверное, Crips и Bloods начали действовать друг другу на нервы – они же смертельные враги. У нас произошло несколько инцидентов, и двое копов подошли ко мне со словами, что надо это прекращать. Я кое-как уговорил начальника отдела полиции разрешить мне снять только танец. (Изначально планировалось снимать его во второй вечер.) Я сказал: «Мне кажется, единственный способ спасти положение – это если вы дадите мне врубить музыку. Я думаю, это разрядит атмосферу. Хуже точно не будет, дайте мне шанс». Коп оказался сговорчивым, он взглянул на меня и ответил: «Хорошо, но на этом все». Я не возражал, потому что обстановка была без сомнения напряженная и пугающая. И вот, мы уже в этом складском помещении, планы меняются, снимаем танец, зовем Майкла из фургона...

Что произошло дальше?

Члены банд не могли танцевать, поэтому они встали в круг и смотрели. А актеры начали танец во главе с Майклом Питерсом и Винсом Патерсоном. Когда вышел Майкл Джексон и стал делать то, что он там по сценарию делает, я, помню, посмотрел на лица этих Crips и Bloods, выстроившихся в ряд, и наблюдающих, за танцем ребят под музыку. Эти ребята, в общем-то… многие из них были геями. Но когда они начали танцевать, у парней из Crips и Bloods были такие лица… Как будто говорящие: «Знаете, что? При всех наших войнах, вендеттах и т.д., вот это – круто! Такого нам никогда не суметь». Вечер был спасен.

Майкл Джексон сам был постановщиком танца?
Это единственный случай, про который я могу честно сказать, что Майкл Джексон не был хореографом. "Beat It" был поставлен Майклом Питерсом – упокой Господи его душу – великолепным, великолепным хореографом, которого уже нет в живых. Он потрясающе владел уличным танцем, он поставил номер, а Майкл Джексон его станцевал, и станцевал превосходно. Думаю, начиная с того момента, Майкл Джексон, наверное, участвовал в постановке каждого своего танца. Но "Beat It" принадлежал Майклу Питерсу в чуть большей степени, чем обычно признают.

В те дни на MTV существовало негласное правило не показывать видео черных артистов. Когда вышли "Beat It" и "Billie Jean", какое влияние они оказали?
Они вывели видео на новый уровень – за счет танца, постановки. Epic, CBS получила убойный аргумент: эти две записи стали лидерами мировых продаж. Ле Гарланду и Бобу Питтману (основателям MTV) трудно стало придерживаться своей изначальной позиции, которая состояла в том, чтобы играть только группы Новой Волны для белых подростков из обеспеченных семей. Майкл заслуженно считается первым артистом нашего поколения, по-настоящему соединившим разные музыкальные стили, и человеком, который своим гением заставил MTV переосмыслить принципы.

Как "Beat It" и работа с Майклом повлияли на вашу карьеру?
Я встретил человека, которого всецело уважаю. Одну интересную вещь, которую он мне сказал, я никогда не забуду. Мы спорили, и он сказал мне этим своим высоким голоском: «Ты слишком часто произносишь слово на букву F». Я это навсегда запомнил. Мне показалось, что это были очень мудрые слова в тот момент.

Я наблюдал человека, который танцует лучше, чем все, кого я видел. Я наблюдал человека, который «не повышает голоса, но держит в руках большую дубину», который получает то, что хочет, и поступает по-своему. Как мы знаем теперь, 25 лет спустя, может быть, он чересчур много поступал по-своему. Тем не менее, я видел, как он добивается своего, но при этом всегда использует самый мягкий, спокойный подход, который только возможен. На меня повлиял не только его талант, но и его личность. :cool:

http://www.boardsmag.com/articles/onlin … eatit.html
http://community.livejournal.com/mj_ru/117569.html перевод Morinen

+6

58

СветочеГ
Свет! Ты какой то просто кладезь интервью )))
Спасибо тебе большущее!!!  :cool:

0

59

JanuSS написал(а):

Спасибо

Незашта  :blush:

http://www.vibe.com/mt/2009/09/rodney-j … nvincible/
перевод Mars       http://www.myjackson.ru/

Линда Хоббс говорит с продюсером Родни Джеркинсом об экспериментах над последним студийным альбомом MJ.
http://www.vibe.com/sites/default/files/archives/mt/2009/09/rj.jpg
Около 25 лет назад Родни Джеркинс был сконцентрирован на одной цели: поработать с Королем поп-музыки.
Мечта супер-продюсера, который, в частности, работал с Уитни Хьюстон и Бейонсе, сбылась примерно в 1993 году, когда Тедди Райли познакомил Джеркинса с его застенчивым кумиром. Джеркинс развернул убедительную кампанию для создания Майкла нового тысячелетия. Эти двое вскоре начали работать над тем, что стало серьезной попыткой Майкла вернуть признание за свою музыку. Перед 19-ти летним Джеркинсом была поставлена задача спродюсировать бОльшую часть последнего полностью студийного альбома Майкла «Invincible».
Несмотря на то, что было продано 13 миллионов копий по всему миру, альбом был атакован критиками. На следующий день после похорон Джексона, Джеркинс позвонил в «VIBE» из Калифорнии, чтобы вспомнить о выпущенном альбоме.

VIBE: Вам было около 19-ти лет, когда вы начали работу над «Invincible». Вы подружились в процессе работы. Какой была эта дружба?
Родни Джеркинс: Иногда он приходил ко мне домой на обед, или я был с ним и его детьми. Это настоящее доверие. Вы доверяете друг другу. Он говорил мне все время: «Ты настоящий верный друг». И он знал, что при определенных обстоятельствах он может положиться на меня.
Я никогда не забуду, как Майкл просто разрешил мне взять всех моих друзей и в буквальном смысле предоставил мне ранчо Neverland. Он просто сказал: «Я должен уехать на месяц в Германию», и уехал. Я обзвонил всех, кого знал, и сказал: «Йоу, вечеринка в Neverland!»
Плюс к этому мы спорили, и тот, кто победит, получал 100 DVD-дисков. Он выиграл у меня в первый раз, и я отвез его в «Virgin Mega Store» на Таймс-сквер и купил ему 100 DVD-дисков. Мы приехали поздно ночью. Первый раз, когда он отправился в магазин, он был в маскировке. Но фанат заметил его и сорвал все планы.

Почему альбом так долго записывался? Вы, ребята, работали над ним в течение трех лет.
Было много способствующих и тормозящих факторов. Например, мы могли прервать запись на три месяца, а затем Майкл говорил: «Я должен поехать в Германию на пару месяцев», а затем он должен был ехать в Лос-Анджелес, так обстояли дела. И я помню, что один раз, он, сказал: «Давайте начнем с нуля ... Я думаю, что мы можем сделать все еще лучше, чем мы уже сделали». Это был его перфекционизм. Я тогда сказал: «Приятель, мы должны отправить в мусорное ведро все, над чем работали в течение года?» Но это говорит о том, как серьезно он подходил к процессу.

Вы спокойно относились к этому?
Да. Вы должны понять то, что до того, как я стал работать с Майклом, я уже поработал со всеми. Я уже заработал достаточно денег для того, чтобы иметь возможность заниматься только лишь одним делом. И было время, когда он взял перерыв, и в это же время стартовал проект Brandy «Full Moon». Я сказал Майклу: «Я должен поработать над этим альбомом». Я работал с ними обоими одновременно на студии «Hit Factory» в Майами. И я буквально разрывался.

Я слышал, что вы записывали студийную работу над «Invincible» на камеру. Вы не выпускали ничего из этого материала?
Тсс! [Смеется]. Скажу только то, что Майкл просил меня все задокументировать. И я это сделал. И я уверен, что в один прекрасный день эти кадры увидят свет. Я должен убедиться, что все будет сделано так, как этого хотел Майкл.

Вы возвращаетесь к этим кадрам?
Постоянно.

Каким Джексон был в студии? Робким?
Нет! Он был супер-вокалистом. Он был очень профессионален. Во всех вопросах. Качество звука было очень важным для него. Он смотрел на все, как под микроскопом. Это могло выглядеть, как: «средних частот слишком много» - он был очень подкован технически. Он всегда говорил: «Мелодия - это король», таким образом, он действительно фокусировал внимание на мелодии.

Давайте будем честными: вы гордитесь тем, каким получился «Invincible»?
Есть вещи, которые мы не включили, в альбом, но я бы хотел их там видеть. Мой первый вариант был таким, каким я действительно видел альбом. Я действительно старался сохранить старую школу Майкла. И на это были направлены мои первые попытки, это то, что я представил ему. Он отобрал «Rock My World». Но он хотел сделать альбом более футуристическим. Поэтому я со своими мыслями оказался, словно на кладбище старых автомобилей, и материал не подошел бы под наше звучание.
Я думаю, что «Invincible» должен быть переиздан. Так как что-то произошло в звукозаписывающей компании [Sony], что побудило их не заниматься его продвижением, после того как мы вложили в него наши сердца и души. На альбоме было около пяти синглов. Но дело дошло до конфликта «кто кого». И альбом стал заложником этого беспорядка.

Многие критиковали альбом за то, что он так долго готовился. Была ли это идея Джексона?
[Смеется] Это была идея Майкла. Это было долго. Он так и не перестроился на то, чтобы записывать альбомы через короткие промежутки, и этот парень ... на «Thriller» было всего девять песен. На самом деле мы разговаривали об этом и я говорил: «Тебе надо записать 10 песен и все». Вы никогда не знаете ... может быть, он почувствовал, что это будет его последний альбом.

Вы все еще слушаете его?
Иногда. Пару недель назад я слушал его.

Вам становится грустно?
Вовсе нет. Мне грустно внутри от того, что я потерял друга. Он всегда хотел, чтобы его музыка затронула массы. И это именно то, что сейчас происходит. Но это был удивительный период в моей жизни, давший мне возможность поработать с ним. Это невероятно осознавать ... Я готовил его последнюю запись.

Отредактировано СветочеГ (21-04-2010 13:41:07)

+4

60

KP_Cathy  :flag:

Make-Up Artist Magazine 20, октября 2009
Рассказ о двух Майклах

Часть 1. Wizardry Behind The Wiz (Волшебство за кулисами «Волшебника»)
http://forum.myjackson.ru/uploads/monthly_04_2010/post-1288-1271935474_thumb.jpg
При работе с персонажами «Wiz» у нас были гипсовые формы лица каждого актера, который появлялся в главной роли (включая Трусливого Льва, Дровосека и Страшилу, которого играл Майкл Джексон). Они были нужны для того, чтобы каждую неделю или около того, в лаборатории Лос-Анжелеса Стэн Уинстон изготавливал кучу новых латексных масок для актеров, которых снимали в Нью-Йорке.

После того как я принес домой приспособление для Страшилы, я мог легко прикрепить куски латекса к форме до нанесения краски. Это сэкономило мне много времени в гримерке в Kaufman Astoria Studios. Прикрепленные куски латекса во время нанесения краски ровно держали костюм Страшилы, а на вешалке оно бы сморщилось. Внутри на одной из форм вы можете увидеть несколько разноцветных мазков. Я дублировал цвет с костюма Страшилы акриловыми красками. Я нанес акриловую краску на жабо, которое было у него на шее, потому что использованный грим бы размазался по его костюму.
Нам разрешили оставить формы после фильма. У меня их около пяти.

Каждое утро я начинал грим Майкла с гладкого колпачка, который одевал ему на волосы, которые были уже заплетены в маленькие косички. Потом я одевал латексные части: лоб, щеки, нос (который выглядел как обертка арахисового масла «Reese’s»), часть подбородка и жабо. Они одевались с самого утра и не снимались в течении всего дня.

Так как Страшила был мультяшным персонажем, Майклу пришлось много работать с мимикой, чтобы внести в него жизнь. Мимика выглядела великолепно, но она ослабляла латексные накладки, поэтому в течении дня я их подклеивал и подрисовывал. Чтобы удалить грим в конце дня я становился за спиной у Майкла и стягивал все через его голову, все снималось почти одним куском.

Но потом я нырял за кресло, чтобы меня не было видно в зеркале и высовывал руку с его маской, которая выглядела просто жутко, подняв ее над его головой я размахивал нею и кричал: “OOODLE-OOODLE-DOOODLE-DE-OOOOHHH!”. Он смеялся как сумасшедший, как будто это самая смешная вещь, которую он когда-либо видел.
Мне действительно нравилось его детское чувство юмора, я мог сказать или молча сделать что-нибудь и это вызывало сильный смех. Я удалял клей и остатки грима и мы расходились по домам готовиться к следующему съемочному дню.

Однажды мы разговаривали и я сказал Майклу, что когда был маленьким, то сам научился рисовать и это стало началом моей карьеры визажиста. Он захотел увидеть эскиз. Я взял ручку и быстро сделал набросок Франкейштейна. Ему понравилось. Он сказал, что когда он и его братья и сестры от скуки играли в такую игру: один из них рисовал абстрактную линию на листе бумаги, отдавал другому и говорил: «Ок, теперь нарисуй пожарную машину, или дерево» например, и другой должен был завершть рисунок к определенному времени.
Когда я играл в эту игру с Майклом, то пытался его надуть: нарисовал несколько кривых линий, из которых никак нельзя было нарисовать кошку, но попросил его изобразить именно кошку. И через 30 секунд он нарисовал кошку. Но не так как рисовал бы ее я: на четырех лапах, а свернувшуюся в клубочек и спящую.
Сразу на месте он набросал еще несколько эскизов и я сохранил их с его благословения. Один из набросков изображал мужское лицо. Над вид эскиз поверхностный и импрессионистический, но есть  сходство между рисунком и тем, как он стал выглядеть после пластических операций.
http://forum.myjackson.ru/uploads/monthly_04_2010/post-1288-1271935511_thumb.jpg

Часть 2 Снаружи (On the Outside)

Есть такой феномен: между людьми, которые близко работают как визажист и актер, возникает момент интимности. Визажисты и парикмахеры похожи на психиатров или барменов. Вы находитесь в одной комнате, физически близко в течение длительного времени, иногда много дней. Так как людям свойственно общаться, от простой болтовни вы иногда переходите к серьезным разговорам. Не смотря на то, что мы лишь работали вместе над фильмом, мы хорошо узнали друг друга.

Однажды вечером я пригласил Майкла на ужин. Мы молчали об этом, потому что если бы кто-то узнал, то новость бы разлетелась как лесной пожар. Это был 1978 год и 19-ти летний Майкл был уже достаточно известным во всем мире.
Так что он пришел в нашу квартиру в Бергенфилде, Нью-Джерси со своим вооруженным охранником Спенсом. На ужин были Cornish game hens  (фото) http://cdn.sheknows.com/articles/cornis … d-rice.jpg и, по просьбе Майкла, Stove Top Stuffing ,(фото)  http://ecx.images-amazon.com/images/I/5 … SL500_.jpg которые в его родном городке Гэри называли “dressin’. Когда он поел, он действительно засвинючился: еда была на всем его лице, под столом, на одежде.  :D  :love:  Он был очень порывистый во всем, что делал, и я думаю, в еде в том числе. ))))))))))))))

Мы здорово провели время той ночью. Так как я немного играл на гитаре, то показал ему пару простых аккордов на моей акустической гитаре. Он всегда восхищался людьми, которые умеют играть на музыкальных инструментах и часто фантазировал, представляя себя гитаристом в рок-группе.   

В это же время на Saturday Night Live выступал комедиант Роберт Кляйн; он вышел с губной гармошкой, задал ритм группе отбивая его ногой и крикнул: «Lemme hear some blues!» («Дайте мне услышать блюз!»). Группа сыграла блюзовое вступление и он начал играть на губной гармошке, притопывая ногами и покачиваясь одновременно.
После 16 тактов вступления, он вытащил гармошки из рта и, продолжая притопывать, запел: “I can’t stop my leg, little darlin’ … I can’t stop my leg, little guurrl!” .
Что ж, Майклу это понравилось. Вскоре я играл блюз на своей гитаре, а Майкл притопывал и пел “I can’t stop my leg!” В один из моментов, пока пел он сказал: “Now listen to me, people” и я чуть не лопнул со смеху, так он попал с этой фразой. С этого визита я понял, что он нормальный, здоровый парень.

Так я немного познакомился с великим Майклом Джексоном. Однажды он мне сказал, что чтобы он ни делал, снимался в фильме, записывал или исполнял вживую песни – это самая важная вещь на текущий момент в его жизни. Это действительно видно. Не имеет значение, что он делал, его талант и говорил, и пел, и танцевал сам за себя.
Майкл был очень особенным человеком, чья жизнь была комбинацией крайностей. Он наслаждался нормальными, простыми вещами, но также он получил пожизненное членство в очень эксклюзивном клубе. Его талант, сдерживаемый пожизненной дисциплиной, достиг сердец бесчисленных поклонников и изменил музыку на все века. Он был лишен своего детства но думаю, он провел свою взрослую жизнь пытаясь прожить его впервые. Он был большим ребенком!
http://www.heeheeshamone.com/hee/a-tale … /#more-298
http://makeupmag.com/news/newsID/653/
перевод jil.dp http://www.myjackson.ru/
  пысы.. http://makeupmag.com/featured/id/622/ ссыль на  журнал Make-Up Artist,откуда взято интервью и вот такие там картинГи Майкла в гриме
http://s60.radikal.ru/i167/1004/d3/a0ad6c1314ec.jpg
http://s58.radikal.ru/i162/1004/c9/be93592cd2ea.gif
http://s50.radikal.ru/i127/1004/90/a09b245660c1.jpg

Отредактировано СветочеГ (22-04-2010 18:43:25)

+2

61

Продолжение

Воспоминания инженеров, часть 9: A Place with No Name

Летом новостной сайт TMZ опубликовал просочившийся в сеть отрывок  из невыпущенной песни “A Place With No Name”


http://www.youtube.com/watch?v=f65xzL7e … r_embedded

с таким комментарием:
Песня "A Place with No Name" звучит похоже на композицию "A Horse with No Name", http://www.youtube.com/watch?v=zSAJ0l4OBHM  (Сходство реально есть- моё прим)выпущенную группой America в 1971 году. Как нам рассказали, несколько лет назад менеджер America дал Джексону разрешение записать песню "A Place with No Name", несмотря на сходство.

Нынешний менеджер America Джим Морей, который также представлял интересы Майкла в конце 80-ых – начале 90-ых, комментирует: «Группа польщена тем, Майкл захотел записать их песню, и надеется, что ее смогут услышать все его поклонники».

Дата записи песни не ясна.

Отрывок очень красивый – все сразу заинтересовались, когда песня был записана и будет ли выпущена целиком. Кто-то из форумчан Geraslutz разыскал инженера, работавшего над этим треком. Вот его история:

«В 1998-ом я мне повезло стать инженером Майкла Джексона, после того как он попросил меня записать несколько вокальных сессий и кое-что из материала его продюсеров. Его кончина месяц назад стала очень печальной новостью, и мне сразу отчетливо вспомнились те студийные сессии. Я должен поделиться некоторым опытом и наблюдениями о Майкле, и вот одно из воспоминаний, которые я хочу запостить.

Через несколько дней после смерти Майкла мой друг увидел новость от TMZ о его невыпущенной песне и прислал мне ссылку на коротенький MP3-отрывок.

К моему удивлению это оказалась та самая песня, над которой я работал не только как инженер звукозаписи, но и как басист в студии “Record Plant” в Лос-Анджелесе в 1998-ом году. Песня называлась “A Place With No Name” и являлась ремейком, вернее переделкой бессмертного хита “A Horse With No Name” рок-группы 70-ых America. Это был, что называется, «трек-муза» (a muse track)  для Майкла и его продюсера Доктора Фриза (Dr. Freeze), который писал и продюсировал хиты для групп Bell Biv DeVoe и Color Me Bad. Не знаю точно, у кого именно родилась эта идея – у Фриза или у Майкла, но знаю, что Майклу очень нравилась песня America. Он вообще много экспериментировал с музыкой просто ради удовольствия – не имея в виду никакой определенной цели, а исключительно ради прелести самого процесса.

На самом деле Майкл так работал над сотнями песен, и я уверен, что наблюдал только вершину айсберга! Этот отрывок – определенно сессионный черновой микс, так как на нем нет смикшированного и отшлифованного звука. Для тех, кто не знаком с понятием «сессионный черновой микс», – это микс, сделанный с сессионной мультитрековой пленки, которая была в записывающей консоли в тот день и на которую писалась вся работа, выполнявшаяся на консоли. Потом запись наскоро «грубо» микшировали и записывали  на CD или DAT, как любил Майкл. Кроме того, мой басовый трек звучит сыро и плохо компрессирован, так что он может быть с той самой басовой сессии, но я не уверен.

В любом случае, записывать с Майклом и Фризом было очень интересно, но прикольнее всего было сыграть на басу для этого трека и увидеть неиссякаемую музыкальную энергию Майкла во всей красе. За несколько дней до бас-сессии Доктор Фриз заявил, что они с Майклом хотят добавить звук «бас-гитары» на этот трек. Я сказал Фризу, что умею играть и с радостью запишу для него партию. Я принес в студию свой бас, и через несколько дней Фриз был готов записывать. Проблема заключалась в том, что я немного опасался играть партию для песни MJ в присутствии его самого. Я не хотел рисковать своей позицией «инженера», развлекаясь с музыкой Майкла (в итоге это оказалось безосновательной паранойей с моей стороны). Тем не менее, мы дождались позднего вечера, зная, что Майкл обычно ускользал домой задолго до этого, во всяком случае, по опыту предыдущих недель.

Когда я был уверен, что Майкл ушел из студии, я подключил свой бас и начал наигрывать партию с Фризом. В ту же секунду через стекло вокальной кабины я увидел Майкла, выходящего из своей студийной комнаты в контрольный зал. Упс – я чувствовал себя так, как будто меня застукали на месте преступления. Майкл тут же поинтересовался: «А что это вы тут делаете?» Я застенчиво ответил: «Подбираем кое-что на басу, Майк». Он оживился: «Давайте послушаем!». Я сыграл несколько аккордов, и он немедленно пришел в восторг: «Вы записываете?!!» – « Эм, нет, Майк, я пока пытаюсь подобрать настроение». Майкл воскликнул: «Играй, и записывайте все это!» Так что я нажал на «запись» и начал джем. Майкл выкрутил громкость основных динамиков посильнее – ему явно нравилась моя игра.

Несколько секунд спустя на моих глазах он зажигал так, как будто мы были на сцене, на живом концерте. Когда песня закончилась, он попросил повторить, и мы начали сначала. Майкл танцевал поппинг и локинг (стили брейк-данса), играл на воображаемой гитаре, пока я выдавал всевозможные басовые пируэты перед консолью. Он приговаривал: «Oh yeah, CJ, that was stinky! Sooo stinky! (это у Майкла был комплимент). Давайте еще раз!» - «Окей, Майк». Я отыграл в общей сложности пять или шесть проходов, последний из которых состоял из сплошного грува. Если память не подводит меня, он звучал как раз как тот басовый пассаж в mp3-клипе “A Place With No Name”. После получасового отрыва с Майклом и еще нескольких громких прослушиваний я по-быстрому собрал черновой микс и записал для Майкла DAT-кассету. Он вежливо поблагодарил меня и отправился домой.

Я вам скажу, это было обалденно! Майкл определенно вдохновил меня, дал выход моей энергии, – так, как может только Майкл. А потом я понял… все это ради музыки.

Спасибо тебе, Майкл.
CJ deVillar — Producer Mix Engineer Bassist»

Комментарий CJ в ответ на вопрос про невыпущенные треки:
Хотел бы я похвастаться чем-нибудь из невыпущенного материала MJ, но, к сожалению, не могу. Перед уходом домой Майкл обычно прочесывал студию в поисках случайно забытых кассет и CD, чтобы ничего не вынесли. Я не хотел обманывать Майка – что он был очень добр ко мне и хорошо мне платил. Кроме того, я подписал большой страшный контракт, когда пришел в команду :) Но скажу вам, что видел и слышал множество неизданных песен даже на своих сессиях. Не удивлюсь, если за всю его карьеру их были тысячи, и сотни – доведенные до готового состояния. Некоторые песни были очень личными.

Я работал над замечательным материалом. У него было много фальстартов с продюсерами и авторами – много песен, работа над которыми не продвинулась далеко. Но есть и большое количество доведенных до конца, готовых для микширования треков, которые, наверное, никогда не увидят свет.

Я был вторым инженером на сессиях Майкла в Record Plant, когда он искал себе подходящего инженера. Он перебрал полдюжины человек, но никто из них не мог выдерживать его стиль работы. Пока у нас были проблемы, сессии обеспечивал я, и мы хорошо поладили, так что однажды он сказал: «Будь моим инженером». Мы работали в Record Plant, а затем переехали в студию Record One в 99-ом. Потом из этого материала получился Invincible, но MJ непрерывно был в студии и записывал что-то. Проекты и сессии сливались в один непрерывный поток и в конце концов превращались в альбомы.

Я ему нравился, потому что, думаю, он до некоторой степени доверял мне. Я всего на 2 года моложе Майка, и мы с ним немного говорили по душам – я не собирался разрушать то, чем был благословлен. Он хотел честной игры, и я играл честно.

http://songworx.com/working-with-michae … neer-bass/
http://www.gearslutz.com/board/so-much- … um-17.html
http://community.livejournal.com/mj_ru/118381.html

+2

62

Джордж Этвел вспоминает работу с Майклом Джексоном.

http://s41.radikal.ru/i093/1004/89/b3fe88ccb1c7.jpg

Джордж Этвелл - органист и композитор Первой Пресветерианской церкви Орландо.
Однако, несколько лет назад он был музыкантом в Studios Bee Jay Орландо, где имел возможность записать демо с Майклом Джексоном.
Этвелл любезно поделился своими воспоминаниями по email, которые я опубликую ниже.Он говорит, что Джексон впечатлил его своим профессионализмом, своей способностью с точностью воспроизводить музыку, своей добротой, и детским энтузиазмом.Если и была в его личности странная или темная сторона, говорит Этвелл, Джeксон никгда ее не показывал.
Этвелл записал несколько трэков (которые никогда не были изданы) в личном номере Джексона в Royal Plaza Disney.Он говорит, что лифт работал в течение всей ночи, не переставая, потому что некоторые любопытные хотели взглянуть на Короля Поп-музыки.

Вот что пишет Этвелл:
"После выхода "Триллера" Майкл стал очень популярным.Он приехал в Орландо отдохнуть, и через общих друзей в Лос-Анжелесе и Орландо, попросил, чтобы мы ему помогли сделать демо четырех песен, которые он носил в своей голове.
Тогда я был продюссером студии Bee Jay в Орландо, поэтому мы собрали несколько клавишных, машину Linn Drum, барабан, гитару и бас, и отправлись вчетвером в гостиницу Royal Plaza на 13м этаже, чтобы встретиться с ним.
Он был очень приятным, вежливым, и беспокоился - все ли с нами в порядке, не устали ли мы, спрашивал нас, голодны ли мы, и так далее.Он тогда поддерживал Pepsi, и первое, что мы увидели в холодильнике - это три больших бутылки Pepsi....правильная реклама! хм...
Поскольку Майкл не умеет читать ноты, он приглашал каждого из нас рабочую/музыкальную комнату, говорил, что бы он хотел услышать, и мы делали то, что он нас просил, до тех пор, пока звучание становилось таким, каким оно было у него в голове.Мы проигрывали множество раз части, которые он нам пел, преобразовывали их, меняли голос и структуру, и так до тех пор, пока он не говорил нам:"Да, это!".Кстати, работая всю ночь, мы слышали непрекращающиеся звонки лифта, поскольку фанаты пытались пройти наверх, и посмотреть на Майкла.Они пытались подкупить охранника некоторыми вещами (включи свое воображение!), чтобы он позволил им пройти, но он, разумеется, не сделал этого.
В такой манере мы работали в отеле, потом, все приехали в студию звукозаписи, где должны были наложить голос на все трэки.Что я больше всего запомнил из этих сессий - то, что в пении, он никогда не ошибается!Единственное, нужно было откатать пленку назад, если механик нажимал какую-то кнопку позже, или были некоторые технические проблемы.
Он спел основной вокал и все три части бэк-вокала, и ни разу не потерялся.Он не наигрывал их на пианино (как это обычно делается), он просто вытащил части из воздуха!  :cool:
Невероятное "чувство" и восприятие ритма, которое было в его "щёлканье пальцами" - было направлением для нашей работы - это никогда не сотрется из моей памяти.
В студии мы все садились в гостиной перед телевизором и смотрели премьеру "Триллера" по МТВ.Он был как маленький мальчик...я не мог поверить, что его видео крутили по МТВ, не мог поверить, что "Триллер" был первым альбомом в списках... и это после многих первых хитов в его карьере до того времени (ему было 24).
Я у него спросил, почему он не учится читать по нотам - он ответил, что Бог дал ему этот дар, и он боялся, что слишком усердное обучение интеллектуальной стороны музыки создаст беспорядок. асболютно согласна.У него был попутчик(Билл Брей), пожилой мужчина, находящийся с ним в течение 16 лет, и ему нравилось подтрунивать над ним и забавлять шутками.
Он ежедневно получал редактирования видео "Триллера" из Лос-Анжелеса, и мы смотрели их все вместе.Когда мы в первый раз собрались вокруг телевизора, он принес попкорн, закуски, и напитки, и когда он включил, оказалось, что кто-то записал утренние Новости прямо на видео!Он был смущен, и говорил, как жаль, что он не мог увидеть, как это произошло, поэтому предложил всем собраться в следующую ночь.
Он мне рассказал, что Куинси не хотел "Билли Джин" в альбом, потому что думал, что песня не была достаточно сильной, или что-то вроде этого....Что ж, мы знаем, кто победил в этом споре! И Куинси ещё говорит,что Майкл не так уж и талантлив???!!!
У нас хорошие воспоминания об этом времени, тогда Майкл еще не был зависим от богатства и славы, он был замечательным и честным человеком.В то время моему сыну, Майклу (который играл на машине Linn Drum) было 14 лет, и у него это было первой оплаченной звукозаписью...хорошее начало для его резюме!
У нас есть прелестные фотографии с Джексоном, и, разумеется, копия "Триллера" с автографом.Он показал нам опухшие сухожилия на своих руках, потому что он должен был крепко держать тигренка, так как тот его безостановочно кусал!
До свидания, Майкл...мы будем скучать по тебе.Но для тех, кто имел привилегию работать с тобой и знать тебя, твое "присутствие" никогда не забудется."
http://blogs.orlandosentinel.com/entert … lando.html
перевод Untouchable http://www.myjackson.ru/

+2

63

http://www.youtube.com/watch?v=BlaDuZqx4A4
Июль, 2009
Bruce Swedien about working with Michael Jackson [CNN]

- Музыкальный продюсер Брюс Свиден (Bruce Swedien), автор книги In the Studio with Michael Jackson, которая вышла в конце этого месяца, а также Make Mine Music присоединяется ко мне из Флориды. Спасибо Брюс, что присоединились к нам. Мы знаем, что вы работали с такими замечательными артистами, как Мик Джагер (Mick Jagger), Пол Маккартни (Paul McCartney), Барбра Стрейзанд (Barbra Streisand). В чем отличие роботы с Майклом Джексоном?
- Майкл был настоящим профессионалом. Он также замечательный человек – вежливый и добрый. Если во время сессии он просил о чем-нибудь, он всегда говорил "please", "you're welcome" (ответ на благодарность – пожалуйста; не за что), он был замечательным парнем.
- Как на счет творческого процесса – были какие-нибудь отличительные черты между Майклом и другими артистами?
- Я думаю, творческий процесс… Майкл всегда был на вершине. Не было ни одной звукозаписывающей сессии, чтоб Майкл не выучил тексты песен, были это его песни или нет. Он был предан работе, мог учить тексты всю ночь, ночь перед записью. Или мы переписывали что-то, или работали над текстами, меняли музыку, неважно что, его отдача была полной, абсолютно.
- Мистер Свиден, Вы работали с ним над песней "Have You Seen My Childhood" [Childhood], он называл ее наиболее автобиографической песней. Давайте послушаем немного?
- О, замечательно!!

- Мистер Свиден, многие говорят, что Neverland Ranch и многое в поведении Майкла связано с его желанием иметь свое собственное детство и с тем, что повзрослеть ему пришлось в очень юном возрасте. Он говорил с Вами об этом во время записи песни и видео "Have You Seen My Childhood" [Childhood]?
- Да, безусловно. И мы много об этом говорили. И я принес партитуру с музыкой, если можете, посмотрите, вот она. И Майкл расписался на ней.
- Давайте посмотрим. Она возле Вас?
- Вот она.
- Oh, wow!!
- Я не знаю, видите ли вы надпись Майкла. Но... в этом весь Майкл Джексон – любящий, добрый. Нет, он не соседский мальчишка, я не это имею в виду. Но работать с ним было феноменально. Мне сложно говорить о нем в прошедшем времени. Мне нужно время, что привыкнуть к этому, я не могу поверить, что его больше нет.
- Здесь написано: "Спасибо, Брюс за песню, которая наиболее важна для меня – Childhood. Я всегда хотел рассказать об этом."
Что ж, детство было очень важным для него и, как мы видим, это то, чего ему не хватало. Брюс Свиден, спасибо еще раз и примите наши соболезнования с вашей утратой.
- Я был счастлив говорить о Майкле.
перевод •ethic vegan•° http://www.myjackson.ru/

0

64

Воспоминания Mike Laperruque(тот, кто дарил медвежонка  (история про медвежонка)136 п.)), охранника Майкла.

http://mjjgallery.free.fr/invincible/trial/111302/019.jpg

При первой встрече с Майклом мы не обменялись ни единым словом.Он посмотрел на меня, просто сделал жест головой, и всё.Майкл работал над клипом ”You Rock My World” в Юниверсал Студии в Голливуде.Я был шерифом в округе Лос-Анжелеса, а потом был назначен в Юниверсал Студию.Благодаря этому я познакомился с начальникoм безопасности отеля Хилтон, в котором поселился мистер Джексон.Поэтому, когда он искал команду охраны для работы над киносъемкой, я получил звонок.Я просто оказался в правильном месте в правильное время.
Для меня, мальчика, приехавшего из Кореи, самым знаменитым был Марлон Брандо.Немного позже я познакомился с его сыном, Мико, большим другом мистера Джексона.И я могу о них сказать как о "хороших парнях".
Разумеется, как и весь мир, я вырос с Майклом Джексоном, но никогда не считал себя его фанатом.Никогда не покупал его дисков или кассет.Я не был знаком с поп-музыкой и никогда не следил за его карьерой.Как-то я увидел его по МТВ, и подумал, что "этот человек умеет танцевать".Но я никогда не имел желания научиться танцевать мунволк.
Когда я увидел его в нашу первую встречу, он мне показался хорошим мужчиной, который демонстрировал высшей степени профессионализм.Он всегда воспитанно вел себя с рабочими, и упорно добивался совершенства.Не останавливаясь, записывал часть за частью, потом возвращался, и начинал снова, пока он не был полностью удовлетворен.Все вокруг него хотели хорошо работать.Мне казалось, он вдохновляет всех, кто его окружал.Когда настал момент отдыха, и обсуждения деталей проекта с рабочими, моей первой задачей было сопроводить его до его личного трейлера.В те первые дни мы не разговаривали.Он просто знал, что я здесь работаю.Всегда, когда я его сопровождал до какого-то места, он улыбался, благодарил меня, и всё.Это было совершенно естественно для него, повседневно, как для другого человека чистить зубы или смотреть в почтовый ящик.Уединенная жизнь в окружении служащих, фанатов и СМИ, оставят след на любом человеке.И в этом случае тебя окружают не только хорошие парни, но и плохие.
После того, первого раза, Майкл всегда привозил с собой детей.Когда я познакомился с ними, Принцу было четыре года, а его сестре Пэрис три.Майкл попросил меня, как человека из охраны, быть с ними в отеле, пока он находился на сцене, на случай, если няня увидит какого-то подозрительного человека рядом с номером, или потребуется помощь в какой-то момент.Если фанаты знали, что Майкл находился в гостинице, они ходили по коридорам в попытке найти его комнату, пытались передавать письма под дверь и прочее.Всегда звали нас, если кто-то был слишком настойчив, или пытался увидеть детей.Майкл очень надежно охранял их.Как и должно быть.
Итак я с ним работал два, или три месяца, ничего особенного не было.Я думал, что как только закончится работа над видео, я перейду в другое место.Но потом мне сказали, что Майкл собирается дать концерт в честь 30тилетия сольной карьеры в Мэдисон Сквер Гарден в Нью - Йорке.Его начальник безопасности позвонил мне, и попросил приехать в Нью-Йорк, чтобы помочь организовать два шоу.Первое шоу было назначено на 7 сентября 2001 года, а второе на 10 сентября 2001 года.Я и понятия не имел, насколько близко буду находиться к Башням-Близнецам в тот исторический момент.
Для меня было невероятным приехать в Нью-Йорк.Меня забрал водитель на лимузине, совсем как звезду!Всегда, когда выходишь из аэропорта, и проходишь мимо водителей с листками, на которых написаны имена каких-то важных людей, думаешь, что тебе никогда не стать одной из этих персон.Однако, я был одним из тех, кого встречали, чтобы забрать.Я чувствовал себя гениальным.Мне понравился его лимузин.Я полностью расслабился, наслаждаясь неистовством города, как мы уже приехали в Палас Отель на Манхэттэне, где были Джексон, и его люди, и я поспешил выйти из машины.Майкл находился в пути на репетицию в Гарден, и, я, быстро оставив чемоданы, присоединился к охране.Там у меня былa первая реальная задача - охранять Майкла от фанатов!Мне кажется, они всегда знают, где он находится сейчас, и куда он пойдет потом.Во-первых, oни, должно быть, очень организованны.Как у многих из нас, у Майкла было несколько любимых мест, где он бывал.У фанатов там были контакты - рассыльные, администраторы, или повара, которые хорошо их информировали.И я не говорю о нескольких, я говорю о сотнях фанатов, которые хотели находиться там же, где и Майкл.Во всех публичных местах.В Лондоне насчитали тысячи людей.
Тем утром меня определили в "машину-преследователь".Нашей работой было следовать за его лимузином, и быть готовым устранить любое транспортное средство, которое подъезжало к машине слишком близко.Меня попросили подождать на ВИП-паркoвке до тех пор, пока не дадут сигнал о том, что Майкл зашел на парковку.Я был поражен шумом снаружи гаража.Сотни фанатов кричали, пели, постоянно наваливаясь на заднюю дверь.Орали.Это была истерика.Я и раньше работал со знаменитостями в Лос-Анжелесе, но никогда не видел подобного.Потом им открыли эту дверь, и люди просто сошли с ума - я в своем наушнике едва мог слышать слова о том, что мистер Джексон был уже в гараже.Он быстро шел к машине, и уже за одно мгновение сел внутрь.Он закрыл дверь, и все было закончено.Если бы он хоть на секунду отвлекся, повернув голову, мы бы его уже никогда не увидели.
В Гардене была закрытая сцена, поэтому моя работа в течение этих репетиций заключалась в том, чтобы ходить между креслами и рабочими, занимающимися подготовкой оборудования, и следить, чтобы никто не делал фото и видео.Если у кого-то была камера, я ее конфисковывал, и просил удалять содержимое на флеш-картах.Вечером, перед первым шоу, Элизабет Тейлор ждала Майкла в лимузине в гараже парковки.Она сопровождала его на красной дорожке, где он разговаривал со многими репортерами.Я стоял рядом с машиной, пока он спускался на лифте.Люди кричали как и всегда, только в этот раз, Майкл, одетый в белый пиджак с бриллиантами, остановился перед машиной, и обернулся к фанатам.Этот раз он хотел публику.Он здоровался и улыбался, делал знак мира, и позировал для фото.Я стоял сбоку от него, и думал о том, что этот человек умеет контролировать толпу, даже больше того, я мог видеть, что ему это нравилось, и было нужно.Мне кажется, что они могли наполнять его энергией.
Но тут, из машины, мы услышали голос Элизабет Тейлор."Майкл! Майкл! Какого черта ты делаешь ? Сядь в машину! Нам нужно ехать!".Майкл, разумеется, услышал ее, но, посмотрел на меня своими огромными глазами, как бы говоря: "Ты слышал это ?" Я думаю, он немного смутился.Так что я сказал : "Я думаю, нам лучше уйти сейчас, нет ?", "Да!", ответил он с улыбкой, и запрыгнул в машину.
Это был наш первый контакт, и с того момента он мне всё время строил маленькие рожицы, как будто мы были два мальчика-шутника в школе.  :D Первое, что мы должны были упорядочить, это наши имена, потому что мы оба Майклы.Публично, или когда кто-то был рядом, я обращался очень уважительно, звал его мистер Джексон.В конце концов, он был шеф, и нанял меня для своей защиты.Он был моим клиентом.Это было моей работой.Но однажды, когда мы были одни, он сказал :"Хватит называть меня мистер Джексон.Зови меня Майкл." Так, при личном общении, я стал называть его Майклом, мистер Джексон - на людях.А я всегда был "Майк".
Я был на год старше Майкла Джексона, но тогда я себя чувствовал как его старший брат.Защищать его было моей работой, моей профессией.Но он был тем, кого инстинктивно хотелось защитить даже от его собственных друзей, которые казались довольно хитрыми.
http://mjhideout.com/forum/enciclopedia … ce-mj.html
http://www.myjackson.ru/  перевод Untouchable

Отредактировано СветочеГ (29-04-2010 16:58:10)

+5

65

http://www.kcconfidential.com/?p=6346#more-6346
Larry Hovick вспоминает Майкла.
22 июля, 2009 года.
http://www.kcconfidential.com/wp-content/uploads/2009/07/larry-michael-19841.jpg

1984 год был большим годом для меня.
Я работал проектором освещения шесть месяцев с Оззи Осборн в туре Bark at the Moon.
Когда Оззи закончил, я стал работать с Джексонами в туре Victory как начальник группы, ответственной за освещение.Некоторое время, репетируя, мы работали в Лос-Анжелесе, а потом переместились на стадион ARROWHEAD в Канзас-сити, чтобы попрактиковаться ещё, и начать их гастрольный тур.
В свободное от репетиций время, я гулял по интересным местам Канзас-сити.Я познакомился там с одной женщиной, и у нас начался роман на расстоянии.В 1985 году я переехал туда насовсем, и мы поженились.
Victory тур дал нам шанс встретиться.
В 1988 году родилась наша дочь.
Я продолжал работать в индустрии концертных туров до лета 1993 года.Я хотел проводить больше времени дома, с моей женой, пасынком, и дочерьми, а не на спальном месте автобуса для туров.
Я завёл себе много друзей в течение того времени, когда я совершал поездки.
Как будто, каждые шесть месяцев у меня появлялись новые братья и сёстры.
Однако, в Victory туре я работал с самой большой семьёй за весь мой опыт.Мы постоянно меняли персонал, но основная группа в 140 человек установилась на целый тур.И после я поддерживал связь с некоторыми моими друзьями с тура в течение многих лет.
На следующий день после преждевременной кончины Майкла Джексона, я получил много звонков и электронных писем.Нас поразило это известие, и нам было грустно.В каждом звонке, или в каждом письме мы делились маленькими отрывками воспоминаний из проведённого времени с Майклом.Он был очень робким, когда находился не на сцене.Майкл обычно ходил в окружении одного-двух телохранителей, но всегда здоровался с каждым из команды, встречавшемся ему.Мы очень уважали его и его братьев за их талант.

Victory тур длился шесть месяцев.Каждые выходные мы проходили жару, дождь, холод, поскольку мы пересекали страны каждый выходной.
Каждую ночь шоу открывали все братья.
Один Майкл выступал тридцать или больше минут в течение шоу.Многие из нас, при каждом удобном случае, старались занять лучшие места, чтобы было можно увидеть его выступление.
Мы наблюдали превращение робкого, мягкоговорящего человека, в полностью контролирующего сцену командира, так быстро, как только включался его микрофон.Его сила и представление были невероятными.Он попадал в каждую ноту.Он был перфекционистом, для того, чтобы предоставить фанам лучшее.
Я сразу заметил, что Майкл запоминал абсолютно всё.  Мы работали более с чем 800 прожекторами света, снимая над его головой.В одну из первых ночей наших репетиций 4 прожектора не работали.Он остановил песню, чтобы предупредить меня, что прожекторы не функционируют.Я был удивлён, что он заметил, и ещё больше меня потрясло, каким он был вежливым.Это был мой первый разговор с ним, и он просто хотел убедиться, что я знал о неисправности.
Одной из моей задач в Victory туре была - нажимать кнопки, чтобы управлять оборудованием со стороны сцены.Я стоял в невидимой зрителями площади, но я чётко видел систему освещения, которая возвышалась над сценой.
Перед началом шоу, Майкл часто стоял возле меня, и оглядывал стадион взволнованных фанатов, которые кричали в ожидании. Майкл знал, что я был занят, и всегда трогал мой локоть, сообщая мне, что он там, чтобы я не испугался.Я каждую ночь желал ему хорошего шоу, и он, благодарив меня, шел занимать своё место у выхода на сцену.

В 1992 году я работал в Атланте над освещением одного шоу на телевидении.Майкл был гостем этого шоу.Я был за кулисами, когда один из его телохранителей подошел ко мне, чтобы поздороваться.Он сказал мне, чтобы я зашел в гримёрную, чтобы увидеться с Майклом.Я ответил ему, что буду удивлён, если Майкл меня вспомнит, но он сказал, что Майкл уже заметил меня, и будет рад, если я зайду к нему в гримерную, когда буду свободен. Я зашел к Майклу, он обнял меня, и спросил,чем я занимался всё это время.Мы поговорили всего лишь несколько минут, потому что оба должны были работать.

В течение тура Victory, Майкл, и его братья, делали вечеринки в нескольких городах для команды, после шоу.Я работал со многими знаменитостями, и жалел, что у меня не было фотографии или афтографа от каждого, но в одной из вечеринок Victory тура я воспользовался случаем, чтобы сесть рядом с Майклом, и один из моих друзей сфотографировал нас.
Моя дочь позвонила мне, когда услышала трагическую новость.Она спросила, была ли у меня все ещё эта фотография - она видела её, поскольку росла с ней.Она спросила, могу ли я отсканировать и отослать ей.
Майкл Джексон и его братья начали мою жизнь и карьеру в Канзас-сити.Я благодарен им за многие воспоминания.Мне грустно из-за потери действительно талантливого исполнителя, и того, с кем я имел честь работать и знать лично.
перевод Untouchable http://www.myjackson.ru/

Отредактировано СветочеГ (03-05-2010 13:02:06)

+2

66

http://twitpic.com/1lry57

http://anka3000.livejournal.com/ перевод anka3000

Воспоминания шеф-повара о Майкле .

http://i014.radikal.ru/1005/66/a47eb03ebdb4.jpg

1984 год.
Бразильский шеф-повар Remi Vila Real делится своими воспоминаниями о Майкле.

Я встретила Квинси (Джонса) на одном из ужинов, который я готовила для музыкантов. Ему понравилась моя еда, и он спросил, не могла бы я прийти и сделать кое-что важное. Он рассказал мне, что хочет быть продюсером Майкла Джексона ,но каждый раз, когда он приглашает Майкла в свой дом, тот отказывается от еды. Квинси спросил, не мог бы он предложить Майклу попробовать что-нибудь, что я приготовлю. Он сказал, что Майкл – вегетарианец, и очень разборчив в еде. Я ответила, что могла бы попробовать.

В доме Квинси я в первый раз встретила Майкла. Я отвела его в сторону и сказала: «Разреши мне приготовить для тебя нечто особенное. Я знаю, как готовить очень здоровую пищу из Бразилии. Все натуральное, вегетарианское. Тебе понравится!» Он согласился. Я приготовила для него немного черных бобов, листовой капусты, тостов из муки маниоки и некоторых других продуктов. Он съел четыре!!! полные тарелки!  :cool:

Квинси расцеловал  меня в тот вечер, и с тех пор приглашал меня готовить для него много раз.

Я жила в западном Лос Анжелесе в маленькой квартирке, когда раздался телефонный звонок. Человек на том конце провода попросил меня выглянуть в окно. Он сказал: «Видите лимузин? Садитесь в него немедленно!» Я сказала, что не могу, потому что ухаживаю за человеком, который не выходит из дому, и не могу оставить его. Тогда они сказали, что пришлют кого-нибудь присмотреть, и чтобы я сейчас же садилась в машину. Тогда я сказала, что должна переодеться, потому что занималась уборкой. Их это не волновало. В конце концов, я согласилась, и после того, как приехал человек, чтобы присмотреть за моим подопечным, меня отвезли в роскошный пентхаус, который находился на самом верхнем этаже огромного здания в Беверли Хиллз.

Человек за письменным столом протянул мне билет и сказал: «Вы едете в аэропорт прямо сейчас. Вот ваш билет». Я спросила его, что случилось. Он объяснил, что у Майкла Джексона начались боли в желудке, и что он требует, чтобы я была его диетологом во время тура «Victory». Он отказался выходить на сцену, пока меня не пришлют к нему в качестве личного повара. Эти люди все очень нервничали. Они говорили, что теряют миллионы долларов из-за отмененных концертов, и что я должна ехать прямо сейчас.

Тогда я ответила, что смогу поехать только утром. После длительных уговоров, они согласились отпустить меня домой, и на следующее утро я вылетела в Алабаму в г. Бирмингем.

Я провела 8 недель с Майклом и его семьей в дороге во время тура. Это было невероятное путешествие, которое я никогда не забуду!

Майкл и я стали друзьями и виделись несколько раз после тура. Я навещала его в больнице, когда он получил ожоги, а также видела его однажды на вручении премии или вечеринке. Я даже как-то готовила ужин для Майкла Джексона и Элизабет Тейлор в его доме.

Это было что-то особенное!

+4

67

http://www.the-michael-jackson-archives … arist.html  по ссылке есть фотки
Издание «Sonics», ноябрь/декабрь 1993.
Автор:  Lesley Sly
Перевод: smalltoy http://community.livejournal.com/foreve … 03043.html

Основной персонаж статьи: Грег Филлиганс - великий клавишник, музыкальный директор тура и просто друг Майкла)

Открывая Майкла
http://0301.netclime.net/1_5/2c5/2bd/38e/1228355107601303.jpg
http://0301.netclime.net/1_5/2c5/2bd/38e/1228355110766030.jpg

Экстраординарный тур Майкла Джексона «Dangerous» начал свое кругосветное шествие шесть месяцев назад. В этом эксклюзивном, даже более того, полученном с таким большим трудом интервью с музыкальным режиссером Грегом Филлигансом, мы заглянем за сцену. Это ошеломляюще. Жаль, что нам никогда не увидеть этого вживую!

Когда ты пытаешься проникнуть за кулисы одного из величайших туров десятилетия, все оказывается не тем, чем кажется на самом деле. По крайней мере, в случае с мистическим, засекреченным, супертехнологичным турне Майкла Джексона «Dangerous». Нашим входным билетом стал музыкальный режиссер Грег Филлиганс, который начал свою карьеру, играя на клавишных у Стиви Уандера. Но добраться до него было не просто….

«Думаете, его зовут Девид Грей?» - спрашивает раздраженная телефонистка после нескольких неудачных попыток установить соединение с нужным человеком на линии. «Нет, думаю, что его зовут Грег Филлиганс. Он из команды Майкла Джексона» - поясняю я. Но это не так уж и прояснило ситуацию, так как ей уже порядком поднадоели эти шарады. Затем она сказала: «О таком никогда не слышали, но они там все используют вымышленные имена. Это безумие».

Это не безумие, это тур «Dangerous»… «наиболее захватывающее, современное шоу из тех, которые видел мир». И даже обычные рядовые 235 человек персонала имеют псевдонимы и/или тройные имена. Вот как обстоят дела, и все до такой степени сильно засекречено, что ни мультинациональные звукозаписывающие компании, ни операторы международных телефонных линий не знают об этом.

Неделю спустя другой оператор сети Телеком спрашивала: не хочу ли я поговорить с (слава Богу!) Брюсом Уэйном.  «Почему бы и нет» - отвечаю я. «Это может быть достаточно интересно».

«Хорошо» - говорит она с тенью раздражения. «Это тот человек, которого вы разыскивали?»

«Возможно».

Этим человеком был Грег Филлиганс, экстраординарный клавишник и друг величайшей мировой звезды, который скрывался под псевдонимом Брюс Уэйн из номера 327 большого международного отеля. «Просто так надо, вот и все» - объяснил он, когда я спросил его, что все это значит и не подрабатывает ли он между концертами в КГБ.  Он никак не отреагировал, и мы перешли к более музыкальным темам…

Ко времени интервью шоу было в дороге уже на протяжении нескольких месяцев. Его размах является во всех отношениях уму непостижимым  - 1000 тонн оборудования перевозилось на 65 больших грузовиках, 235 человек путешествовали в 13 автобусах, 18 часов занимало наладить свет, звук и спецэффекты и три дня необходимо было для того, чтобы персонал, работая круглосуточно, смонтировал сцену. Но в то время, как они делают все это, точная копия создается уже на следующем месте. Затем 168 динамиков, сотни прожекторов и 10 миль электрического кабеля подключаются к двум генераторам, с мощностью, достаточной для того, чтобы осветить небольшой город.

Какова концепция? Окунуть аудиторию в многослойный сценарий альбома «Dangerous». Это будет осуществляться на сцене в 260 футов в ширину и 90 футов в глубину, а также на четырех меньших сценах, соединенных вместе. Как все сделано с точки зрения спецэффектов остается конфиденциальным, так же, как и много других  вызывающих жгучий интерес вопросов, таких как…какой секвенсор использует Майкл? Брюс Уэйн не дает даже и намека.

Вернемся к сцене, информация о которой, по некоторым причинам, не является секретной… До того, как она была построена в Англии, шесть представителей дизайнерской компании присутствовали на репетициях в Лос-Анджелесе и воплощали пожелания Майкла в компьютерной графике. Таким образом, вслед за совершенствующейся хореографией, сцена (на другом континенте) также видоизменялась. Потрясающе осознавать то, что одно несовершенно выполненное танцевальное движение может повлиять на работу множества монтажников и сварщиков! Сооружение сцены требовало участия 24 человек персонала и 40 местных монтажников в каждом городе.

Согласно Филлигансу, наиболее захватывающий момент шоу – это исчезновение Майкла со сцены при помощи «Jatpac». Пиротехнические эффекты, сопровождающие этот момент, также сногсшибательны. Во время шоу используются четыре камеры, фиксирующие каждый шаг Майкла, и изображение с них проецируется на два экрана «Jumbotron» - новая технология, способная передавать устойчивое, четкое изображение даже при ярком солнечном свете. Каждый экран составляет 21 фут в высоту и весит 6 тонн. Другие два экрана используются для иных целей. Вся видео система потребляет 250.000  ватт, а также обслуживается видеорежиссером и 14 сотрудниками персонала.

Используется множество светового оборудования – 103 прожектора, три лазера (два криптоновых и один аргоновый) и миллион других эффектов, которые являются сверхсекретными. Однако, мы узнали, что на протяжении всего шоу происходят 230 пиротехнических взрыва (три фунта взрывчатки) и никто не пострадал.

Принимая во внимание то, что большинство музыкантов могли бы попасть, по крайней мере, в 10 несчастных случаев в маленькой Midi студии или на (для сравнения) пустой сцене, наверное, должно были быть происшествия во время шоу?

«Ничего подобного» - говорит Грег. «Я имею в виду, с технической стороны … есть несколько людей, получивших травмы, переломы ног или что-то подобное».

Шоу

Репетиции шоу шли около трех месяцев, перед тем, как она стартовало в Германии в июне. Грег рассказывает, что его роль, как музыкального директора, состоит в том, чтобы существовала уверенность, что музыканты достаточно свободно могут подстраиваться под хореографию.

- Ты имеешь в виду вживую? Разве у вас нет четкой схемы?

- Есть, но всегда существует возможность спонтанного хода событий. В некоторых шоу он (Джексон) так заводится, что всех  зрителей просто уносит. На этом держится все представление.

- Каким образом песни адаптируются под выступление?

- Вы все еще можете их узнать, они не претерпевают значительных изменений, просто удлиняются. Майклу нравится, когда песни звучат по старому, но он также открыт для новых идей. Он не деспот. У нас целый набор песен. В целом их 17, со всех его сольных альбомов. Жемчужиной шоу для меня являются: «Smooth Criminal», «Workin’ Day And Night» и «Jam». Мне особенно нравится исполнять данные композиции.

- Почему?

- Ощущения.

Звуковая система разработана Clar Bros и спроектирована Кевином Эйсоном (который продюсировал альбомы «Journey», «Europe» и Mr. Big, а также микшировал для них и некоторых других живой звук), и обслуживается командой из девяти человек. В нее входят: 115-ти канальный пульт, 180 усилителей и система, вырабатывающая 240.000 ватт мощности.

Размер самой группы очень скромный – семь музыкантов и три бэк-вокалиста. Обязанности клавишников поделены между Филлигансом и Бредом Бакстером. Как же работает двойная система клавишных, и кто что играет?

- Ну, я решаю, кто что будет играть, и обычно, если я чего-то не могу сыграть, это играет Бред. Я играю все ведущие партии клавишных, а также остальные партии, которые мы распределяем. Нет, это не акустическое пиано! Это микс из синтезаторных клавишных, главным образом Korg, который  звучит достаточно здорово. Мы оба используем  контроллеры Yamaha KX88, а у Бреда есть пять других звуковых источников, главным образом Akai, я не помню точно модель. Я использую Korg M1, O1W ProX и D50, а также штатив с D550, но главным образом – это Korg.

Наш барабанщик загружает и проигрывает различные образцы звуков, как, например, смех Винсента Прайса  («Thriller»), рык пантеры, звон разбивающегося стекла, гонг («Beat It») – и управляет секвенсером. Все играется вживую (путем выбора трека), хотя мы иногда используем секвенсированную перкуссию.

- Есть трудности с новым оборудованием, которые ты используешь в треках, но нет проблем с применением старых синтезаторов, которые есть дома (включая Roland JP8, винтажный MiniMoog, Yamaha TX816).

- Да… Я не люблю, когда программирование и технологии взрывают мой мозг. У меня есть базовые знания, но вы можете запутаться во всем этом и забыть, как играть. Я привлекаю других людей для программирования.

- Майкл также технически не подкован?

- У него есть домашняя студия, и он пишет там свои песни, хотя он также привлекает людей для программирования. Он любит, когда идеи исходят от музыкантов. Обычно он начинает с ударных, а затем приступает к вокалу. Впервые когда я пришел туда, он работал над «Billie Jean» – она звучала намного лучше, чем на записи.

- В 1987 году альбом «Thriller» был продан тиражом свыше 38,5 млн. копий по всему миру. Он собрал более 150 золотых и платиновых наград по всему миру, восемь премий Грэмми и кучу других наград. Что ощущаешь после записи такой пластинки? Ты думал тогда, что все примет такой размах?

- Нет…этого не ожидаешь. В студии с Куинси (Джонсом) все просто. Ты играешь партии, их записывают, все готово. Я думаю, что было множество факторов, которые помогли «Thriller» достигнуть таких объемов продаж. Было выбрано правильное время для записи, и конечно вышло великое видео. Сотни песен предназначались для альбома «Thriller», но Куинси постоянно говорил Майклу, что ему нужны другие песни. Незадолго до конца звукозаписывающей сессии Майкл написал «Billie Jean» и «Beat It».

- Что сделало их сотрудничество таким успешным?

- Куинси  великолепен. Он имеет большое музыкальное чутье, и даже более того. Он легок в общении, понимает неповторимость Майкла и знает, как работать с людьми. Я думаю, что они очень доверяли друг другу.

Чудесные времена

Филлиганс начал работать с Майклом с 1978 года (вместе с его братьями в туре «Destiny») и участвовал в записи всех его сольных альбомов, начиная с «Off The Wall». Но и до этого он уже получил большой опыт. Его настоящим прорывом стала работа в группе Стиви Уандера в 1975 года и участие в записи альбома «Songs In The Key Of Life».

- Это было осуществление моей мечты. Я так долго мечтал играть с ним, но даже и не думал, что мечта осуществится.

- Как это произошло?

- Мой друг имел контракт с его группой. Я сделал запись своих версий его песен, а мой друг передал их. Внезапно он позвонил… Я не мог в это поверить.

- Чему ты научился у него?

- О! Много чему. Это было похоже на обучение в музыкальном колледже. Двумя наиболее важными уроками были: как делать грув и как адаптироваться к любому музыкальному жанру.

Он также работал с Эриком Клептоном (1985) и играл на записи его альбомов «August» и «Journeyman». Также он играл на многих сессиях, включая сотрудничество с Дональдом Фагеном и Куинси Джонсом. Он рассказывает, что при его первой встрече с Куинси (в начале 80-х) запись была похожа на работу на конвейере. «Мы были взмылены. Он привез нас в студию, где мы ждали нашей очереди играть».

Однажды ночью он спал на полу, когда вдруг пришло время записи соло («One Hundred Ways»). «Я даже не успел проснуться, как они уже включили запись». Но соло было записано. Вот как все происходило.

- Что тебе больше всего нравится в работе с Майклом?

- Мне нравится, когда мы едем в парк развлечений, и они закрывают целый парк для нас.

Это не сумасшедший – это Брюс Уэйн во время тура.

+2

68

:flag:  :flag:  :flag:  :cool:
http://www.guardian.co.uk/music/2003/fe … popandrock
перевод http://www.liveinternet.ru/community/mi … 126351988/

Почему мой друг Майкл прекрасный отец.

http://i069.radikal.ru/1005/0e/7edbd5c72336.jpg
9 февраля 2003 года.

3 февраля 2003 года документальный фильм Мартина Башира ''Жизнь с Майклом Джексоном'' показан по телеканалу 1TV в Великобритании. Что последовало за этим, все знают. Майклу пришлось отвечать перед компетентными органами , желавшими удостовериться в его адекватности. Но это было после того, как Джонатан Марголис, один из немногих выступил в защиту Майкла.

На прошлой неделе документальный фильм о Майкл Джексон удивил мир. Но Джонатан Марголис, английский писатель, который хорошо его знает, говорит Джексон такой же хороший , как любой другой родитель, - и лучше, чем большинство.

Возможно, это не самая лучшая неделя для того, чтобы делать заявление о том, что Майкл Джексон , скорее, хороший отец. Но я делаю это именно сейчас, исходя из того материала, который превышает показанный Мартином Баширом в его фильме.

Я провел несколько месяцев, работая с Майклом и его другом, Шмули Ботичем, над все еще незаконченной книгой о том, как важно сохранять взрослым людям их детские качества.

Я полюбил Майкла и его детей очень сильно. Он приятный, обворожительный, умный, думающий и в высшей степени эксцентричный . Он также очень грустный , не в том смысле, что он неадекватный, но потому что он человек, которому причинили много вреда и несчастья. По-моему мнению, он хороший человек.

Его старшие дети, Принс и Перис, с которыми я провел много времени, яркие, хорошо воспитанные, неиспорченные и спокойные дети.

Кроме того, что я немного знаю, что Майкл является человеком, чуждым условностям , я сам в свои сорок лет являюсь отцом, опыт моего отцовства превышает среднестатистический для моих лет. У меня трое детей, самый юный из которых - подросток, у меня довольно жесткие взгляды на воспитание детей, включающие необходимость строгих ограничений для детей для обеспечения их защиты.

Мне грустно видеть бритоголовых детей , дерущихся в Сансбери, и я еще более возмущаюсь жестокостью детей, относящихся к среднему классу. Я кричу '' жестокое обращение с детьми'', когда вижу родителей , самодовольно едущих на велосипедах, проявляя отсутствие своего понимания того, что они совершают преступление , провозя маленького ребенка через дымящие выхлопные трубы.

Возможно, Майкл наивен, властен и не всегда проявляет хороший вкус в выборе обстановки, но, что для меня очевидно, он не является тем человеком, который может причинить вред ребенку, во время совместной ночевки или в другое время.

Он учился заботиться о детях с посвящением. Он стремится быть думающим, родителем, отказывающимся от насильственного воспитания. Он воспитывает Принса и Перис с терпением и таким искусством, которое заставляет меня испытывать стыд за меня самого в качестве отца. И они никогда не надевали маски, когда находились со мной. Я никогда не думаю о Майкле, как о плохом родителе, даже после фильма Башира.

http://s40.radikal.ru/i090/1005/c4/8a513172c9eb.jpg

Зная, что я работал с Майклом, многие люди на прошлой неделе выразили мне свой гнев в отношении него. Неужели мы стали настолько циничными и параноидально настроенными, что один человек способен убедить нас в том, что это невозможно, любить детей абсолютно асексуально без того, чтобы не возбудить подозрения? '' Я вас умоляю'' - восклицает он - ''Когда я был маленький , я читал книги о Нобби и Большом ухе, которые спали в одной кровати, и никто не думал ничего плохого про них.''

Я слышал разговоры в автобусах и поездах. Конечно, они немного подсмеиваются и недоумевают относительно его внешности, но , в то же время, говорят, что он выглядит по-настоящему хорошо, хотя и немного сумасшедший.

Возможною идея спать вместе с детьми не самая лучшая, хотя и не является какой-то дьявольской затеей, но , на самом деле, ложь о том, что Майкл плохой родитель лежит в другой плоскости.

Во-первых, маски. Я провел рядом с Майклом несколько недель и ни разу не видел, чтобы он надевал маску. Однажды в лондоне, когда он приехал, чтобы выступить в Оксфорде, мы вышли в город. Отель был окружен фанатами. Когда мы покинули его номер, Майкл надел свою черную шелковую маску. Я посмотрел на это с удивлением, как бы говоря: '' К чему это?'' Он подмигнул мне, поднял угол маски и прошептал: '' Проведем их''.

Это, я думаю, является объяснением того, зачем он надевает маски и объясняет другие странности , которые ему приходится делать с детьми во время публичных появлений. Для Майкла, который сам является чем-то вроде древнегреческих ваз, которые продаются за тысячи долларов, это является гламурной, мистической игрой , шуткой шоумена. Что-то вроде видео Thriller. Он воспитывает детей, чья личная жизнь подвергается вторжениям большим, чем любой член королевской семьи , и ему приходится справляться с этим.

http://i029.radikal.ru/1005/68/cc5e7cdeef06.jpg

То же самое с историей, которая касается рождения Перис, когда он забрал ее из госпиталя так скоро после ее рождения, что ее не успели вымыть.

http://s59.radikal.ru/i165/1005/4f/2013677a0ee5.jpg

И снова проблема заключается в том , что он сам получил неординарное воспитание, поэтому он считает такие вещи гламурными и восхитительными. И вообще, я считаю, что он понапридумывал все эти подробности, которых, возможно, не было.

Я хочу снова взглянуть на то событие, которое произошло в прошлом ноябре, когда он показал своего младшего сына, Принса Майкла II, известного как Бланкет, из окна своего номера в Берлине, который вошел в историю как самый знаменитый балконный инцидент со времен Ромео и Джульетты.
http://s08.radikal.ru/i181/1005/42/4152fd80f13c.jpg http://i061.radikal.ru/1005/fb/5b6e6c324a0f.jpg
http://s60.radikal.ru/i167/1005/39/759be88f6351.jpg
Я подозревал тогда, что это было абсолютным пустяком, и съемка Башира доказала это. Я удивляюсь, что умные писатели все еще предпочитают называть это '' он свесил''. Фильм показал, что это не было трюком, а просто одноминутной ошибкой.

У Майкла атлетическое тело и большие сильные руки. Он очень уверен в своей физической силе. Толпа внизу кричала о том, что хочет видеть ребенка, и он показал его через окно, зная о том, какой он сильный и скоординированный. Ребенок болтался неуклюже. Майкл убрал ребенка в целости и сохранности, безо всякого вреда.
http://s07.radikal.ru/i180/1005/93/8dc7f5a092b5.jpg
То, что мы увидели в фильме, изнутри номера, там не было балкона, только перила для безопасности тех, кто смотрит в окно.

Наконец, кадры, когда Майкл перебирает коленями во время кормления Бланкета. Это заставило меня беспокоиться , хотя и не так сильно, как относительно зеленого покрывала поверх лица. Для меня это стало свидетельством того, что певец уже начал глубоко не доверять коварному Баширу.

Что заставило меня волноваться относительно коленей Майкла, это то, что Бланкет продолжал плакать, хотя , когда я также поступал со своими детьми, они смеялись и плакали , когда я прекращал их подбрасывать.

Родители совершают ошибки, часто с фатальным исходом, не подвергаясь никаким расследованиям со стороны социальных служб. Если бы Башир мог быть в Лидсе в 1980 году, он смог бы поймать меня в тот момент, когда я заменял лампочку в лампе, подключенной к розетке. Прошел звук, и когда я повернулся, я увидел свою дочь, стоящую в миллиметре от поражения электричеством.

На мой взгляд, Майкл абсолютно в своем уме и уравновешенная личность. В то время, когда другие знаменитости доверяют таким культам, как сайентология и каббала, он отвергает их , несмотря на все давление , которое оказывают одна знаменитость на другую.
http://i053.radikal.ru/1005/02/8fb600f4393d.jpg
Он настолько сильный в своих убеждениях, что, несмотря на всю любовь, которую он испытывает к Элизабет Тейлор, которая является крестной матерью его детей, он не разделяет ее мнения относительно того, что странности в воспитании детей являются нормой.

У Майкла свой взгляд на то, что является странным. Он считает отвратительным, что дети его друга принцессы Даяны были свидетелями радостного возбуждения их отца после участия в лисьей охоте.

Я видел сопереживание Майкла с детьми много раз. Он разговаривает с ними так, словно они взрослые. Он не позволяет им перебивать разговор взрослых, но он всегда слышит их юные голоса, когда они задают вопросы или просят пить, хотя многие из нас претворяются в этот момент слегка глухими.

Неблагополучные дети проявляют свои страдания в замкнутости, агрессии, застенчивости, угрюмости, недоверчивости или депрессии. Какой бы невротичный, эксцентричный и многослойный ни был их отец, я не видел ничего из перечисленного выше в Принсе или Перис.

Майкл является эксцентричным внутри, но намного более адекватным родителем, чем , я в этом уверен, имеют большинство детей в Голливуде. Кроме того, он правильно выбирает добрых, средних лет женщин в качестве нянь для своих детей.
Никто не видит ничего странного в том, когда знаменитые матери исключают отцов из жизни их детей.

Я бы сказал, что Майкл Джексон думает о своих родительских обязанностях намного больше, чем те, которые не страдают от прозвища Wacko.
http://s56.radikal.ru/i153/1005/e8/ce28fdc6ff23.jpg
Смотрите также статью от 1 июля 2009 года, где Марголис повторил свое восхищение Майклом в качестве отца.
http://www.contactmusic.com/news.nsf/st … ds_1108349

+4

69

http://veniceartsclub.wordpress.com/200 … -hand-too/
Doug Lewis: Michael Jackson Held My Hand, Too
перевод http://forum.myjackson.ru/topic364.html … ntry319732
http://veniceartsclub.files.wordpress.com/2009/09/scream-3.jpg?w=598&amp;h=480

Давно нужно было об этом рассказать... слишком долго это был мой маленький секрет, но сейчас хочу чтобы знали, что Майкл Джексон держал и меня за руку...
Это произошло на студии Universal во время съемок Scream - совместного музыкального видео Майкла и его сестры Джанет. Незадолго до этого я встречался с Майклом во время подготовки и репетиций тура Dangerous.
И режиссер Scream Марк Романек, и художник-постановщик Том Фоден – бескомпромиссные перфекционисты. Было огромным удовольствием работать с ними обоими над многочисленными проектами. В кинопромышленности работать с людьми, которые не дают прекратиться зрелищу значительно лучше, чем с теми, кто испытывает недостаток работы в больших картинах.

В данном случае я работал с художественным департаментом, который возглавлял Том Фодэн. В его подчинении, в том числе, были Дана Гармэн, Ричард Берг, Джеми Викерс, Поли Питч, Марк Брукс.
Scream наверное самое дорогое когда-либо созданное видео, я уверен, что общий бюджет продакшена/пост-продакшена составляет около 8,3 миллионов долларов. И могу вас заверить, что бюджет художественного департамента затянул на хороший кусок, может половину от общего бюджета.
Было три полноразмерных павильона в студии Universal в Лос-Анжелесе, с более чем дюжиной съемочных площадок на них.
Когда начиналась съемка я выполнял обязанности декоратора, проще говоря «представитель художественного отдела», тот, кто находится на площадке все время как «лицо» художественного департамента. На самом деле
Во время съемок я был декоратором, фактически «представителем художественного департамента», человеком, который все время должен присутствовать на площадке как «лицо» художественного департамента. На самом деле работа декоратора во время съемок зачастую близко связана с проявлением различных способностей.
Бесспорно, это была сумасшедшая работенка. Три площадки, более дюжины сцен, двадцать съемочных дней.

В первый съемочный день нас вызвали в 7 утра, правда, Майкла задержали до полудня. Потом прическа, грим, пока он попадет на площадку, съемка еще не началась, а уже 16:30. Становится ясно, что в следующие 20 дней съемки будут ночными. И также понятно, что Майклу это нравится... работать ночью.
Наконец, мы приступаем. Входит Майкл и встречает Марка, который объясняет ему постановку. На первых кадрах мы засняли Майкла, танцующего на множестве белых плит пола, которые видны на протяжении видео. Майкл находит свою позицию около 6 футов до камеры, делает пару движений, проверяя скольжение по полу (белому виниловому линолеуму).
Я передвигаюсь со своими прибамбасами: стальной мочалкой, тряпкой и пульверизатором с «особым соусом», немного натираю шерстью пол и отхожу. Марк выходит из-за камеры, смотрит на мое рукоделие и зовет Тома, перед тем как просить меня - если мы потеряем «глянец». Я говорю «нет», натереть его быстросохнущим спреем со «специальным соусом» до блеска.
Когда я подымаюсь с колен Майкл улыбается мне и говорит: «Я помню тебя с репетиций тура». Я отвечаю «Правильно», и он спрашивает как дела у моих детей, «отлично, здорово» отвечаю я. И все снова возвращается в норму, Майкл выполняет свою часть и у нас отличное начало.
Как и ожидалось, команда начали собирать в 16 вместо 7 часов и мы работали каждую ночь до 4-6 часов утра.
В последние часы последней съемочной ночи мы снимали в декорациях «дзэн». Это был последний день, последняя сцена, последняя серия съемок. Художественный департамент заканчивал последние штрихи в сцене до того момента, когда приедет Майкл и займет своем место на дзэн-подиуме в центре съемочной площадки.
Майкл обвел взглядом сцену и высказался о том, как красиво выглядит съемочная площадка. Он был очень расслаблен и было очевидно, что ему понравилось сидеть в центре этого временного храма.
Когда Марк попросил отрезать край потолка, я схватил 12-ступенчатую лестницу, взобрался на вершину и начал пилить. В несчастливый момент переносная пила отскочила назад и отрезала треть моего левого безымянного пальца. Безмолвно я нашел в своем заднем кармане тряпку и завернул в нее палец и спустился по лестнице и вышел со съемочной площадки. По пути я проходил мимо Тома и показал ему, что произошло. Том провел меня до выхода из павильона и я улегся на бетон. Вскоре вся съемочная группа возвышались вокруг меня полукругом и рассматривали меня. Ребята из профсоюза жевали жвачку. Три часа утра. Правильно?

Внезапно толпа разделилась и появился Майкл, остановившись на секунду наклоняется ко мне и смотрит вниз. Он смотрит на мою левую руку, которую я держу на весу и потом смотрит на меня. Стоя на коленях справа от меня он берет мою правую руки и сжимает ее своими руками. Смотря прямо в глаза мне он говорит как ему жаль, он повторяет снова и снова и слезы набегают на его глаза, он держит мою руку пока машина скрой помощи меня не забирает.
На следующей неделе я восстанавливаюсь дома и начинают прибывать подарки от Майкла и Джанет, со вкусом подобранные и интересные вещи: превосходное мыло, банный халат, благовония, открытка. В любом случае, вот моя история. Майкл Джексон держал и меня за руку. Майкл, если ты читаешь это, спасибо тебе за заботу.  :love:

Отредактировано СветочеГ (15-05-2010 12:06:03)

+4

70

http://entertainment.timesonline.co.uk/ … 116890.ece

Michael & Slash.
http://www.timesonline.co.uk/multimedia/archive/00714/68277118_SLASH_14_1_714382a.jpg
Майкл был великим. Я думаю, что Black Or White стало моим первым вторжением в мир поп музыки, где я делал то, что обычно делаю и вписал это в поп сценарий. С такими ребятами, как Майкл и музыкантами в целом, когда вы получаете возможность работать с кем-то, кто действительно работает очень хорошо, не имеет значения, какой жанр они исповедуют , потому что эти люди удивительные. Рэй Чарльз был один из тех, с кем я не ожидал когда-нибудь работать. Кого я заполучил на некоторое время. И Майкл является одним из тех парней. Он выходит из какой-либо маркировки, он был просто удивительный талант. Я отлично провел время с ним. Он был великим примером трудовой этики, сосредоточенности, а также любви к тому, что он делает. И это то, о чем мечтаю и к чему стремлюсь я. Так что я действительно был связан с ним и находился под влиянием этого.
-Слэш, 8 мая 2010 года.


http://www.youtube.com/watch?v=01R05lB2 … r_embedded

Michael and Slash Rehearsing for the 1995 VMAs . . . “I wish you could trash it!” -MJ

http://www.youtube.com/watch?v=f98xwdQe … r_embedded
http://www.liveinternet.ru/community/mi … 126483748/

0

71

возможно  я повторяюсь  :mybb:
Brad Buxer Interview (French Black & White, November/December 2009)

http://pics.livejournal.com/jil_dp/pic/00037tsg/s640x480.jpg
http://pics.livejournal.com/jil_dp/pic/00038xw5/s640x480.jpg
http://pics.livejournal.com/jil_dp/pic/000396x2/s640x480.jpg
http://pics.livejournal.com/jil_dp/pic/0003a2th/s640x480.jpg

Клавишник и аранжировщик всех альбомов начиная с Dangerous, музыкальный руководитель Dangerous и HIStory Tour, Брэд Баксер (Brad Buxer) был одним из самых верных и близких артистов, работавший с Майклом на протяжении более 15 лет. Несмотря на тихий и скромный характер - это невероятный музыкант, в настоящее время - пилот самолета, который тем не менее никогда не рассказывал о своей работе с королем поп-музыки. В честь своего покойного друга, Брэд говорит впервые ...

Black & White: Как ты начал работать с Майклом?

Brad Buxer: В 1986 я был в туре с Stevie Wonder's band. Как вызнаете Майкл – большой фанат Стиви и поэтому он обращал внимание на музыкантов, работавших с ним. Вплоть до 1991 года я гастролировал со Стиви и в это время благодаря ему смог познакомиться с Майклом. Я никогда не забуду мою первую встречу с ним. Как удар тока сразу проскочил между нами. Музыкально говоря, мы были на одной волне, мы говорили на одном языке. И чисто по-человечески, мы сразу стали друзьями. Эти отношения лишь окрепли со временем ....

Black & White: Вскоре Майкл привлек тебя к творческому процессу, который в последствии превратился в альбом Dangerous?

Brad Buxer: Да. До того как Тедди Райли работал над альбомом, с Биллом Боттреллом, мы записали несколько демо, в том числе Who Is It, Black Or White и Heal The World ..

Black & White: Dangerous - это первый альбом записанный Майклом без участия Квинси Джонса. Почему, как ты думаешь?

Brad Buxer: давайте говорить начистоту: Майкл не был сердит Квинси. Он всегда восхищался им и уважал его. Но в Dangerous Майкл хотел контролировать творческий процесс от А до Я. Проще говоря, он хотел быть сам себе хозяином. Майкл всегда был очень независимым и кроме того он хотел показать, что его успех был не из-за одного человека, то есть Квинси. Тем не менее у Квинси было еще много идей. Это стало очевидно когда мы закончили Dangerous и Майкл позвал Квинси, чтобы помочь ему. У Квинси было по прежнему много идей для альбома. И когда Квинси сказал, что мы создали шедевр, у Майкла не осталось сомнений в релизе альбома ...

Black & White: Один из грандиозных успехов альбома Dangerous композиция Who Is It. На по своей структуре она во многом напоминает Billie Jean. Было ли это сознательным шагом Майкла?

Brad Buxer: Нет, я так не думаю. Я никогда раньше не обращал на это внимание, но ты правильно подметил - действительно Who Is It и Billie Jean очень близки. Те не менее, несмотря на все достоинства Who Is It, я не думаю что она приблизилась к Billie Jean. Я думаю нет песни лучше, чем Billie Jean...

Black & White: В студии Майкл предоставлял вам достаточно свободы?

Brad Buxer: Совершенно верно. Майкл не был жестким, он всегда был открыт для моих предложений и идей. Он мне полностью доверял. Даже если с музыкальной точки зрения Майкл был гением, то он прекрасно понимал, что в одиночку все не сделает. Иногда он точно знал, что он хочет услышать и напевал мне части песни. Иногда он просил меня играть пока он не услышит то, что ему понравится. Именно так было с песнями Who Is It и Stranger In Moscow.

Black & White: Майкл иногда писал текст раньше, чем музыку?

Brad Buxer: Нет, такого практически не было. Майкл всегда писал текст песни в последнюю минуту освободив лишь кусочек стола. Он всегда хотел, чтоб все было окончательно готово до написания текста. И это иногда сводило нас с ума (смеется). Например, стихи к Black Or White он написал за 20 минут в студии пока мы ждали, чтобы записать его голос. (смеется)

Black & White: Ты иногда чувствовал, что Майкл расстраивается от своего неумения играть на музыкальных инструментах?

Brad Buxer: Нет вообще-то. Но однажды он попросил меня дать ему пару уроков игры на фортепиано. Я сказал ему: "Хорошо, Майкл, но давай займемся этим всерьез. Каждый день будем проводить маленький урок хотя бы по 15 минут. Но у него никогда не хватало терпения дисциплинировать себя (смеется). Я думаю он знал, что ему не нужно играть на инструментах чтобы выразить свой талант. Даже без умения игры на музыкальных инструментах он был фантастическим музыкантом. Он инстинктивно понимал музыку. Она была просто частью его...

Black & White: Можешь разъяснить слухи о том, что Майкл написал в 1993 музыку для игры Sonic 3?

Brad Buxer: Я никогда в нее не играл и не знал, что у разработчиков игры есть треки, над которыми мы с Майклом работали. Но Майкл периодически обращался ко мне за помощью в этом проекте. И он не указан как композитор, потому что был недоволен звуком, который тогда могли воспроизводить игровые приставки. Он не хотел быть связан с проектом, который так обесценивает его музыку...

Black & White: Удивительно, но в игре Sonic 3 можно услышать аккорды из песни Stranger In Moscow, которая была выпущена позже...

Brad Buxer: Да, Майкл и я написали сопровождение для этой игры и эта мелодия стала основой для Stranger In Moscow. Я не указан как соавтор этого трека, хотя и тесно сотрудничал с Майклом над композицией и структурой этой песни. Также я играл на всех виртуальных инструментах ...

Black & White: Тебе не обидно, что Майкл не указал тебя как соавтора?

Brad Buxer: Нет. Мне это не нужно. Когда у тебя есть возможность работать с таким музыкальным гением, будешь ты упомянут или нет на самом деле не имеет значения. У меня была великолепная возможность работать с Майклом все эти годы. Я наверное музыкант, с которым он проработал большую часть своей карьеры. Я был его музыкантом и аранжировщиком с 1989 по 2006. Вы могли нас вместе видеть на сцене ...

Black & White: Ты также исполнял почти все партии на инструментах в Morphine ...

Brad Buxer: Да, но в отличие от Stranger In Moscow Майкл точно знал, что он хочет услышать от каждого инструмента. Он спел все части, включая фортепиано в середине песни и партию синтезатора для хора. Вся композиция – его. Так что я просто воплотил его идеи. Вместе с двумя звукорежиссерами мы пели хоровую часть - слово "Morphine". Было очень весело ...

Black & White: Ты можешь рассказать нам о композиции In The Back, которая появилась в The Ultimate Collection? Это действительно исключительная вещь...

Brad Buxer: Я рад, что ты спросил меня об этой песне, потому что она одна из моих любимых. Эта песня невероятная и она лишь еще раз подчеркивает гениальность Майкла. Как и в Мorphine я играю почти на всех инструментах, но все идеи - Майкла. Как жаль, что он не написал слова, которые нужны этой композиции чтобы быть завершенной на 100%. Также, кстати, как и Beautiful Girl ... Мы тяжело работали над In The Back ... Мы записали много кусочков, которые не вошли в известную вам версию. Мы записали, например, игру Билла Престона на органе. Но в окончательной версии Майкл не оставил эту часть...

Black & White: Вы часто экспериментировали во время записи?

Brad Buxer: Да, потому что Майкл любил выискивать звуки, которые никто из людей раньше никогда не слышал. Очень часто он повторял: «Брэд, дай мне звук, который слышать будет больно». Это значило, что он хочет услышать что-то, что встряхнет его изнутри. Даже когда мы использовали много машин и компьютеров для создания некоторых звуков для ударных, то часто мы находили много идей.. органических, я бы сказал. Например, мы начинали стучать по крышке фортепиано бейсбольным мячом или битой для воссоздания таких специфичных ударных. (смеется)

Black & White: Ты записывал с Майклом новые песни после Invincible. Можешь рассказать об этом?

Brad Buxer: Да, самая новая вещь, над которой мы работали с Майклом «From The Bottom Of My Heart», песня которая должна была собрать деньги для жертв урагана Катрина... В целом мы записали на протяжении нескольких последних лет исключительного качества. Вопреки распространенному мнению у Майкла не было творческого упадка. Он просто пузырился идеями! Эти новые песни, над которыми мы работали были более оригинальными и креативными, чем все записанное нами ранее.

Black & White: У Майкла бывало отсутствие вдохновения?

Brad Buxer: Нет. Ни разу в его жизни такого не было, чтобы у него не было вдохновения... Плюс он прошел через многие испытания, как этот судебный процесс 2005 года и это все оказало положительное влияние на его творчество.

Black & White: Ты думаешь мы сможем услышать эти песни, записанные в последние годы его жизни?

Brad Buxer: Я не могу об этом говорить, но это очень вероятно.

Black & White: Вы и потом с Майклом общались?

Brad Buxer: В прошлом году он звонил мне, чтобы снова работать вместе. Проблема была в том, что я только возобновил свою лицензию пилота и был нанят авиакомпанией. А проект Майкла был весьма расплывчатым и даже не был обозначен во времени, я не мог рисковать и уйти в отставку потеряв такую работу. Я должен был знать где и когда работать, а в этом случае это было совершенно не так... Мне 51 год и я понимал, что меня могут больше не позвать. К моему сожалению мне пришлось отказаться еще раз поработать с ним.

Black & White: Какое у тебя самое лучшее воспоминание о Майкле?

Brad Buxer: Все это время, когда мы смеялись вместе... Я помню гонки в коридорах отелей, когда были на гастролях или бои едой в номерах ... Но больше всего мне запомнилась его улыбка, когда он слушал готовую песню. Было столько гордости, любви и уважения в его взгляде. И это чувство было взаимным... Мне повезло, что около 20 лет Майкл был одним из моих друзей. Мы почти одного возраста, он и я. Излишне говорить о том, как ужасно я о нем скучаю...

UPD
Brad Buxer рассказывает о композиции "Who Is It"

http://www.youtube.com/watch?v=6wyxEM1_ … r_embedded
Kenny Ortega и Brad Buxer рассказывают о начале History тура

http://www.youtube.com/watch?v=Q1G3OhF0 … r_embedded
http://community.livejournal.com/foreve … 11114.html

Отредактировано СветочеГ (22-05-2010 12:41:22)

+2

72

Jackson guitarist recalls tours with King of Pop By Pang Li    http://www.china.org.cn/arts/2010-05/24 … 107025.htm
May 24, 2010

Guitarist Jennifer Batten, recalling her time in Michael Jackson's backing group, called the late King of Pop "an incredibly pure soul," during an interview in Beijing on May 22, 2010.
In 1987, Batten was picked by Michael Jackson as his lead guitar. For the next 10 years, she travelled the world and shared the stage with him on the "Bad", "Dangerous" and "HIStory" tours.
She first met Michael Jackson in person at the dress rehearsal for the "Bad" tour in 1987. She recalls thinking he was "beautiful, gorgeous and radiant".
She said the "Bad" tour was Jackson's best solo tour. "It was his first solo tour. So I think he enjoyed the power of doing what exactly he wanted to do, not having to compromise with what his brothers would have wanted," she added.
On stage, Michael Jackson was very serious because it was "his work, his play," Batten said. But off stage, he liked to crack jokes and have a good time.
"The biggest thing that I learnt from him is the importance of entertainment as a whole, beyond just music. Music is the foundation, and then there is connection with the audience on top of that. Whatever form of entertainment, you can do that," she said.
The tours were a life-changing experience for Batten, especially the first, "Bad" tour.
"I had never been outside of America except to Mexico. So to be able to see the world in that way was unbelievable," she said. The band members worked only 2-3 days a week and had plenty of time to explore the places where they staged gigs.
Batten said that after Jackson announced his comeback in London in 2009, he considered getting her back in his team, but ultimately he wanted young people to share the stage with him. She concedes this was a "good move".
She said her first reaction to Jackson's sudden death on June 25, 2009, was anger rather than sadness.
"I was always angry how the Western press treated him. So unfairly," she said. "The whole scandal about children. I am 100 percent sure it was extortion. It destroyed his spirit."
This year, Batten will play several tributes to Jackson, one on June 25 in Jackson's hometown in Indiana, and another in Paris on August 29.
Batten is performing at the PALM EXPO 2010 being held at the Agricultural Exhibition Center. After Beijing she will perform in Xi'an and Qingdao.
Batten's latest album, "Whatever" was released in 2008 on the Lion Music label.

транслит
Гитаристка Дженнифер Баттен, ссылаясь на свое время в поддержке группы Майкла Джексона, называет короля поп-музыки "невероятно чистая душа", во время интервью в Пекине 22 мая 2010.
В 1987 году был выбран Баттен Майкл Джексон его руководством гитаре. В течение последующих 10 лет она путешествовала по миру, и на одной сцене с ним на "Bad", "Dangerous" и "История" туры.
Она познакомилась с Майклом Джексоном лично в генеральной репетицией "Bad" тура в 1987 году. Она вспоминает, думая, что он "красивый, великолепный и сияющий".
По ее словам, "Bad" тур - лучший индивидуальный тур Джексона. "Это был его первый сольный тур. Я думаю, что он любил власть делать то, что именно он хотел сделать, не идя на компромисс с тем, что его братья бы хотели", добавила она.
На сцене, Майкл Джексон очень серьезен, потому что это была его "работа, его пьеса" Баттен сказала. Но вне сцены, он любил пошутить, и приятно провести время.
"Самое важное, что я узнал от него, является важность развлечений в целом, за просто музыка. Музыка является основой, а затем есть связь с аудиторией на вершине этого. Вне зависимости от вида развлечений, вы можете сделать это, "сказала она.
Поездки были изменить жизнь опыт Баттен, особенно первая, "Bad" тура.
"Я никогда не был за пределами Америки за исключением Мексики. Таким образом, чтобы иметь возможность видеть мир таким образом было невероятно", говорит она. Члены группы работали всего 2-3 дня в неделю, и было достаточно времени, чтобы изучить места, где они устраивали концерты.
Баттен сказал, что после Джексон объявил о своем возвращении в Лондон в 2009, он хотел вернуть ее в свою команду, но в итоге он хотел молодых людей делить сцену с ним. Она соглашается с тем это был "хорошим шагом".
Она сказала, что ее первая реакция на внезапную смерть Джексона на 25 июня 2009, был гнев, а не грусть.
"Я всегда была сердита, как западная пресса относилась к нему. Это несправедливо", сказала она. "Весь скандал о детях. Я на 100 процентов уверена, что это вымогательство. Он разрушил его дух".

В этом году, гитаристка будет играть несколько раз в дань уважения Джексону, один 25 июня в родном городе Джексона в штате Индиана, а другой в Париже 29 августа.
Баттен выполняет на PALM EXPO 2010 проводится в Agricultural Exhibition Center. После Пекина она будет выполнять в Сиане и Циндао.
Последний альбом в Баттен, "Whatever" был выпущен в 2008 на лейбле Лев Music.

+1

73

:cool:
The world’s «Baddest» video!
О том, как актер/модель Сэм Боно принимал участие в съемках видео Майкла.

http://www.the-michael-jackson-archives … video.html
http://0201.netclime.net/1_5/14e/273/122/1243242940166028.jpg
http://0201.netclime.net/1_5/14e/273/122/1243242941210218.jpg
http://0201.netclime.net/1_5/14e/273/122/124324294267317.jpg
http://0201.netclime.net/1_5/14e/273/122/124324294343403.jpg
http://0201.netclime.net/1_5/14e/273/122/124324294418957.jpg
http://0201.netclime.net/1_5/14e/273/122/1243242945224549.jpg

Издание «Focus»

Автор: Curtis Marlow

Ссылка на первоисточник:

Перевод: smalltoy  http://community.livejournal.com/foreve … tml#cutid1
Музыкальная индустрия знает немало удивительных историй успеха, но немногие артисты достигли статуса суперзвезды, и еще меньшее количество способны вызвать состояние истерии у аудитории. Увлекать публику и поддерживать ее интерес в течение ряда лет - нелегкое задание. Такой эффект, с учетом его таланта и неукротимого усердия, с успехом может оказывать Майкл Джексон.

Волшебство Джексона затронуло множество людей. Когда настало время для создания видео на новые песни, некоторые молодые актеры – счастливчики, в особенности один из них, также попали под магию Майкла.
«Мне нечего скрывать. Это было самое восхитительное время в моей жизни. Я, Сэм Боно, работал с Майклом Джексоном. Это было похоже на исполнение мечты» - рассказал нам Сэм в эксклюзивном интервью.

Нью-Йоркский актер/модель Сэм Боно вырос на музыке группы «Jacksons». Сэм признался, что часто мечтал о том, чтобы выступить на сцене с его любимой группой, поэтому поучаствовать в съемках видео Джексона было чудесным Рождественским подарком. «В это было трудно поверить» - рассказал он, описывая первую реакцию. «Мне позвонил мой агент. Он спросил, свободен ли я в течение двух следующих недель. Будучи безработным почти всегда, естественно я ответил «Да». Затем он сказал мне: «Майкл Джексон снимает в городе видео. Ты смог бы поучаствовать в нем?» Я в шутку сказал: «Дай мне проверить мой ежедневник». Затем я прокричал: «Да!»

Далее Сэм рассказал о прослушивании. «Я встретился с человеком, проводящим кастинг. Я понравился ему, и он попросил меня прийти на следующий день. Тогда я встретился с Мартином Скорсезе. Ему я тоже понравился. Через несколько дней мне позвонили и сказали, что я получил небольшую роль. Я был воодушевлен».

Видео на песню «Bad» основано на реальной истории со страниц газеты. Майкл играет роль молодого человека по имени Дэрил. Он парень с окраины, который учится в школе, где обучаются преимущественно белые. Эти сцены снимались в Master’s School в Dobbs Ferry, Нью-Йорк. О тех съемочных днях у Боно остались яркие воспоминания. «Я проснулся, посмотрел в зеркало и сказал: «Боно и Джексон. Вот это день!» Я был очень возбужден».

Сэм рассказал о том, как он бежал, чтобы успеть на автобус, который отвез его на съемки. Он рассказал, что по дороге к школе он просто смотрел в окно. Он гадал, каким же будет этот день. Он вспоминал, что когда они приехали, на месте уже было достаточно грузовиков, камер и съемочного персонала. Сэма вместе с другими актерами отвели в класс, где они ждали прихода Джексона.

Боно вспоминает: «Мы ждали примерно в течение часа, затем приехал лимузин Майкла. Я увидел его, выходящего в маске. Но это был единственный раз, когда он одевал ее, и я думаю, что это было из-за фотографов, которые там были. Он вошел в класс с охранником и двумя местными полицейскими. В комнате была полная тишина. Можно было муху услышать. Майкл был немногословен, он просто огляделся, а затем сел».

Сэм рассказал, что Майкл выглядел очень застенчивым и избегал зрительного контакта с кем-либо, кроме его персонала. Майкл был милым и дружелюбным, но молчаливым. Продюсер Куинси Джонс арендовал пригородный поезд для съемок некоторых сцен. По словам Сэма, там он узнал настоящего Майкла.

«В классе Майкл снимался в своей сцене, а затем возвращался в трейлер. Однако, когда он снимался в сцене в поезде, у него не было трейлера, чтобы уединиться. Его охраны и другого персонала рядом не было, что мне и понравилось. Никого не было, так как шли съемки, и они могли попасть в кадр».

«Так я получил возможность узнать его» - рассказал Сэм. «Были только мы, камера и режиссер. Тогда он раскрылся. Стал открытым. Мы болтали обо всем, начиная от погоды, и заканчивая его видео «Thriller». Он был простым парнем и был очень профессиональным».  Сэм рассказал, что после Майкла, окруженного персоналом и охраной, было очень здорово увидеть Майкла, которого оставили в покое и позволили ему быть самим собой. Майк рассказал Сэму, что он действительно получил большое удовольствие от съемок «Thriller». Кажется, что все эти монстры действительно увлекли его.

Боно рассказал, что они с Майклом разговаривали о девушках и семейных делах. Сэма удивила реакция на книгу Mary Wilson. Он вспоминает: «Мы были в поезде пять часов и провели много времени в ожиданиях. Я достал из сумки книгу. Это была новая книга Mary Wilson «Dreamgirl». Я спросил у Майкла, не напишет ли он что-нибудь в этой книге для меня. Когда я протянул ему книгу, он посмотрел почти шокировано. Майкл сказал: «Ты читаешь эту книгу?». Я ответил: «Да. Ты читал ее?». Он сказал: «Я не хочу ее читать. Мери очень завидует Даяне. Ты должен был видеть ее в «Motown 25th special…!» Сэм рассказал: «Он так говорил, как будто бы я был там. Я в шутку сказал ему, что знаю, о чем он говорит, и что я говорил с Даяной прошлым вечером. И что она просила передать ему привет…и мы оба посмеялись над этим».

Сэм рассказал, что Майкл с гордостью говорил о новом альбоме. У Сэма не возникало никаких сомнений в том, что Майкл гений. Он рассказал, что Майкл проводил большую часть свободного времени, сочиняя песни. Боно вспоминал: «В перерывах можно было услышать восхитительное пение. Майкл извлекал все эти мелодии прямо из головы. Они были достаточно хороши, для того, чтобы быть записанными. Все, что выходит из уст этого парня – является золотым».
http://pics.livejournal.com/smalltoy/pic/0001h8hc/s320x240.jpg http://pics.livejournal.com/smalltoy/pic/0001pbky/s320x240.jpg

Актеры и персонал находились в поезде 5 часов, снимая снова и снова.  Когда режиссер объявил об окончании съемок, поезд поехал обратно в направлении школы. Майкл нашел машиниста. Сэм рассказал: «Майкл спросил его: «Не могли бы вы показать мне, как управлять поездом?» Машинист, охваченный возбуждением, взял его за руку, провел в кабину и показал систему управления. Майкл был зачарован этим. Парень позволил Майклу взять управление поездом на себя. Сначала мы приостановились, а затем поезд сорвался с места. Я оповестил всех, что Майкл управляет поездом. Пожилая леди воскликнула: «О! Боже!». Но остальные были довольны. Я сказал Майклу: «Давай, Майк! Добавь газу!» Машинист показал Майклу, как сигналить, и он сделал это».

«Новость о том, что в поезде находился Майкл Джексон, быстро разнеслась, и на всех станциях по ходу следования поезда появились фанаты. Когда Майкл привел поезд к станции, он мог видеть всех его фанатов с плакатами, постерами и альбомами. Вы даже не можете представить восторг в глазах одного мальчика, который подпрыгивал и кричал: «Мама, мама, смотри, Майкл Джексон управляет поездом!»

Майкл сделал тот день незабываемым для множества людей, включая Сэма. Учитывая многочисленные съемки в фотосессиях  в качестве модели и участие в проекте «All My Children», Сэма нельзя назвать новичком в этом бизнесе. Однако этот день стал особенным и для него. Майкл умел удивительным способом  затрагивать людей, которым потом было нелегко забыть его. Совместно с таким продюсером, как Куинси Джонс и таким режиссером, как Марин Скорсезе, а также с помощью одного из самых высокобюджетных видео «Bad», которому суждено было стать сенсационным. Но только лишь одна составляющая сама по себе уже могла сделать этот проект волшебным – это Майкл Джексон.
http://pics.livejournal.com/smalltoy/pic/0001qr7c/s320x240.jpg

Отредактировано СветочеГ (25-05-2010 00:03:35)

+3

74

http://www.danzadance.com/luca_tommassi … l_jackson/

Интервью с Лукой Томмассини
Вспоминая Майкла Джексона
(14 сентября 2009, эксклюзивное интервью Ирэны Романо)

http://www.ljplus.ru/img4/z/h/zhdanova_marija/Tommassini-and-MJ.jpg

Привет, Лука
Ты – один из немногих итальянских танцоров, который имел честь и радость работать с королем поп музыки, Майклом Джексоном. Он был артистом-иконой для нескольких поколений танцоров. Его походка и хореография вошли в историю поп-стиля. Вдохновлял ли он в какой-то мере твою карьеру?

- Для меня Майкл был величайшим. Когда я работал с ним, я помню, что был очень робким, и боялся поднять глаза; тогда он подошел и сказал мне на ухо: «Помни, что когда ты танцуешь, ты должен постоянно незаметно следить, все время обращать внимание на зрителей, и смотреть так, как если тебе есть что сказать, но не можешь произнести ни слова». Я переехал в Лос-Анджелес из-за Майкла, Мадонны и Принса. Майкл, несомненно, вдохновил и во многом определил развитие поп-музыки, видеоклипа и танца. Его стиль стал первым представлением «уличных танцев» публике. Он, как и многие другие, был вдохновлен прошлым: эпоха увлечения мюзиклом (от Джина Келли до Боба Фосса) стала большой школой для меня, школой мысли, помогавшей творить. Она помогла мне вырасти, понять, как создается выступление. Всегда можно и нужно учиться у прошлого. Мы, в основном, продолжаем писать книгу, начатую другими!

Я знаю, что ты довольно долго работал с Мадонной. Но ты снимался и танцевал в клипе «Blood on the dance floor» Майкла Джексона. Как ты оцениваешь этот опыт?

- Вспоминаю об этом с большим удовольствием, не только потому, что мог танцевать с Королем поп-музыки, но и потому, что это опыт стимулирует. Я видел, как танцевали он и Мадонна, и обратил большое внимание на танец в клипе. Я все время хотел приблизиться к такому же уровню мастерства. Мы стали хорошими друзьями, и Майкл приглашал «состязаться» с ним. Он доверял мне, и это вызывало умиление.

Карьера Майкла или этот период в искусстве, – что ты ценишь больше?

- Ну, думаю, его репертуар в 80-е, но еще и Ghost, и Scream. Всегда было нечто особенное во всем, что он делал. Мне нравилось в нем все, даже недостатки.

Какие моменты, связанные с Майклом, запомнились тебе лучше всего?

- Был случай на съемочной площадке: когда я был за спиной у Майкла, он потянул меня за карман, в котором были конфеты Tic Tac, а потом скрылся. Были очень забавные вещи, и когда я думаю об этом, не могу удержаться от улыбки. Заметил Tic Tac – и не смог не поддаться!

Каково твое личное мнение о жизни Майкла?

- Прежде всего, думаю, что Майкл никому не причинял зла. К сожалению, даже по личному опыту, должен сказать, что великие артисты всегда вынуждены преодолевать трудности, которые делают их чувствительными и хрупкими. Его уничтожили, потому что не было брони, которая защитила бы его от мира.

Я нашла в Интернете запись 1988 года, где есть танец «I just can’t stop loving you» Лореллы Куккарини (Lorella Cuccarini) в фестивальной программе. Тебе было всего 17 лет! И подумать только, ты уже танцевал для своего кумира!

- Да, действительно, тогда совершенно не мог представить, что буду танцевать с ним! Хотя я желал этого всем сердцем и, возможно, была надежда, что мечта сбудется. Когда я танцевал в 1987-1988 годах, только что вышли те пластинки, которые я всегда слушал в плеере… Даже когда я спал! Я всегда верил в мечты, всегда верил, что достигать цель нужно ежечасным трудом, неотступно размышлять, как этого достичь. Мне кажется, это было как болезнь, но в результате я работал с ним и многими другими великими артистами.

Это же относится к твоему сотрудничеству с Лореллой. Поначалу ты не думал, что будете работать вместе еще столь долгое время?

- До сих пор помню, как впервые увидел ее: серьезную, целеустремленную, она и не думала шутить со мной. Всегда с собранными в пучок волосами. И вот однажды я увидел ее с бойфрендом в баре, она смеялась и шутила, и волосы были распущены. Она была красива и сексуальна. С тех пор я стал думать, что, несомненно, стану кем-то. Так в моей голове сам собой появился миф о Лорелле. Сегодня, после 30 лет дружбы, вновь думаю, что на меня во многом повлияла та первая мысль о ней. Для меня она как сестра, как подруга, с которой мы и общаемся, и работаем. Мы не допускаем ревности. Часто она и я называем друг друга «предателями», так как работаем и с другими, но наши отношения всегда гораздо важнее! Мы поддерживаем друг друга в трудные моменты. Я хотел бы сделать что-то для ее блага.

Ты работаешь каждый день, сотрудничая с начинающими артистами в Италии и за рубежом. Считаешь ли ты, что есть «шанс», что будет кто-то, подобный Майклу?

- Таких вершин, которых достиг он, не достичь больше никому! Многих я нахожу интересными, но в нем действительно было нечто особенное.

http://www.youtube.com/watch?v=_cSM8Cbx … r_embedded
http://community.livejournal.com/mj_ru/ … tml#cutid1

+1

75

Многие из вас вспомнят Fatima Robinson (хореограф Майкла на время съёмок клипа,там она и снялась),она снималась в короткометражном фильме Майкла "Remember The Time". В недавнем интервью американскому радио KCRW с Mathieu Schreyer, она напомнила, что она имела честь работать с Майклом.
http://s001.radikal.ru/i196/1005/18/a97ed927c9cc.jpg
Вот краткий перевод того, что она рассказала в этом интервью:

Первая песня,которую я выбрала для вас, это - "Rock With You" Майкла Джексона. Потому что, я должна сказать, что "Off The Wall" , как только я увидела альбом и как только я полностью его прослушала,я была удивлена,это было произведение искусства, все песни на альбоме были гениальными. Я вспоминаю, что я слушала его в своей квартире и я вспоминаю, что я интенсивно смотрела все клипы Майкла. И "Rock With You" - песня под которую меня всегда тянуло танцевать.
В то время мне шёл 21 год, когда я снялась в этом видео ("Remember The Time"), тогда он, действительно создал прецедент для моей этики, моей работы. Я была около того, у кого был такой перфекционизм и он был столь большим в то время. Он был хорош.
Нет, Майкл был действительно нормальным человеком, я хочу сказать, он слушал различную музыку. В качестве хореографа, вы настолько приучены считать за артиста,а Майкл совсем не любил считать ритм :rolleyes: . Тогда, я положилась бы на «Okay, here we go – 5-6-7-8 et 1-2-3-4 », в то время как Майкл, он любил, чтобы вы сказали, "Ulm-Ah-Ah-Ulm, Ulm-Ah-Ulm-Ah", и он танцевал в ритме песни вместо того, чтобы считать с цифрами, так как он чувствовал больше песню.
http://forum.myjackson.ru/topic364.html … ntry326680  Перевод:bestOlka.
Источник:KCRW.

0

76

полное интервью-воспоминание фотографа Тодда Грея о юном Майкле  :flag:

Michael Jackson: Before he was King
Todd Grey

Источник: Michael Jackson: Before he was King. Photographs by Todd Grey

Перевод: Ethic Vegan
http://s49.radikal.ru/i123/1006/76/47f235db9800.jpg

До того, как он стал Королем

Впервые я встретился с Майклом Джексоном в 1974 г., когда редактор Soul Newspaper отправил меня в Голливуд в Record Plant studios фотографировать Стиви Вандера, который работал над своим альбомом. В тот вечер, когда я приехал в студию, я увидел молодого человека с большим афро. Он был одет в широкие брюки большого размера и вертелся вокруг микшерного пульта, а его глаза пристально следили за руками Стиви Вандера, регулирующего звук. Он посмотрел на меня, но быстро отвел взгляд обратно к микшерному пульту с его кнопками и переключателями. Я догадался, что это был Майкл Джексон.

В комнате находились остальные четверо из Jackson 5 с такими же афро. Джексоны недавно вернулись из тура по Африке и играли в Лас-Вегасе. Их сингл "Dancing Machine" был на вершине чартов. Стиви пригласил Джексонов в студию для работы над треком "You Haven't Done Nothin'" для своего альбома Fulfillngness' First Finale. В то время, когда все работали или развлекались, я заметил, что Майкл казался замкнутым и необщительным. Это выглядело, словно его внимание блуждало между звукозаписывающей студией и его личным пространством. Очарованный, я сразу же сфокусировал свой фотоаппарат на нем.

Несколько лет спустя в 1979 г. CBS Records наняли меня в качестве фотографа Глэдис Найт и The Pips. Рон Вейснер и Фредди Деманн, менеджер Глэдис Найт, были довольны моей работой. Через несколько недель Деманн, который также был менеджером Джексонов, позвонил мне с предложением съемок. Несмотря на то, что я фотографировал Джексонов для различных изданий с той самой первой встречи в 1974 г., я никогда не разговаривал с ними. Это назначение могло изменить это. В декабре Майкл и его братья записывались для American Bandstand и Soul Train и исполняли такие песни как "Shake Your Body" и "Things I Do For You". Когда я приехал на запись в Bandstand, их гримерная была набита людьми из звукозаписывающей компании, членами семьи и друзьями. И каждый находившийся в комнате пытался привлечь внимание Майкла. Каждый. Кто бы не появлялся в помещении, он здоровался с Джеки, Марлоном, Ренди и Тито, но вскоре оставлял их наедине. Было очевидно, что Майкл был единственным, кто обладал подобной силой, подобным влиянием в этой комнате, и каждый пытался заполучить его внимание. Я сохранял расстояние. Моя работа не обязывала меня разговаривать с ним или его братьями, если от меня не требовалось сделать групповой снимок. Я считал, что лучше оставаться в стороне от всего происходящего вокруг Майкла. Вскоре меня заметил Марлон и начал заваливать меня всяческими вопросами, возможно, потому что я был новым человеком в этой комнате и был примерно его возраста. Потом подошли Тито и Джеки, и я почувствовал себя более раскрепощено, словно общался с собственными друзьями.

На следующий день мы были на съемках Soul Training в Голливуде. Там находились те же лица – маркетологи, промоутеры, люди из Epic Records – и все они вертелись вокруг Майкла. Когда я вошел в гримерную, Тито и Марлон поздоровались со мной, а вскоре к нам присоединились Джеки и Ренди. Мы много смеялись, разговаривали о спорте, машина, фильмах – о всем, о чем болтают парни. Я не прилагал никаких усилий, чтоб привлечь внимание Майкла. Мне было весело с его братьями, а те люди из компании, которые находились вокруг него, казались слишком занудными.

За неделю до Рождества, 18 декабря 1979 г. меня наняли фотографировать Майкла за сценой на концерте Джексонов в Лос-Анджелесе, где он получил платиновые пластинки за Off the Wall. Награждение состоялась незадолго до выступления Джексонов. На этот раз я чувствовал сильное напряжение в гримерной. Здесь находилось гораздо больше людей – огромная свита из звукозаписывающей компании, секретари, диск-жокеи, семья, родственники и друзья. Я поздоровался со всеми, кого знал по имени, но когда наши с Майклом взгляды пересеклись, я просто кивнул ему в знак приветствия. Майкл подошел ко мне и спросил тихим, обиженным шепотом: "Почему ты ни разу не заговорил со мной? Ты шутил с моими братьями, но не со мной. Я тебе не нравлюсь?" Я не знал, что ответить. Он обезоружил меня одновременно своим голосом и вопросом. "Нет, с тобой все в порядке," ответил я. "Ты всегда выглядишь таким занятым, и у меня просто не было, что сказать тебе. Майкл, ты мне нравишься." "Хорошо," сказал он и ушел.
http://s14.radikal.ru/i187/1006/86/3a7ba98830e0.jpg

В январе мне позвонил Рон Вейснер, чтоб сказать, что Майкл просил, чтоб я приехал для фотосъемки в Диснейленд. Майкл находился в парке для записи телевизионной программы в знак 25-ой годовщины Magic Kingdom с актером Дэнни Кайе. Если же Майкл находился за пределами съемочной площадки, он использовал любую возможность, чтоб изучить весь парк. Однажды когда режиссер готовился к съемкам следующих кадров, Майкл схватил меня за руку и сказал: "Ну же, давай покатаемся". Когда мы шли, нас сопровождал диснеевский охранник, который провел нас через секретные проходы, убедившись, чтоб нам не пришлось стоять в очереди. Когда мы подошли к аттракциону, персонал прекратил загружать пассажиров на некоторое время, разрешив нам запрыгнуть в пустые машины перед тем, как нас заметили. После этого человек из персонала провел нас через короткий выход, и мы оказались в другой части парка. За час мы успели прокатиться шесть или семь раз и даже перекусить. Майкл, которому тогда был 21 год, любил Диснейленд, и сидя возле него на аттракционах, я кричал и смеялся вместе с ним. Нам, правда, было безумно весело.
http://s53.radikal.ru/i141/1006/fc/aec3047b93e0.jpg

Вскоре после этой работы, мне вновь позвонил Рон Вейснер и попросил меня снять Майкла на благотворительном вечере. Он сказал, что Майкл дал ему указание нанимать только меня, когда потребуется фотограф. Рон спросил: "Что происходит у вас с Майклом?" Я ответил: "Я думаю, мы просто хорошо ладим". Тогда я поинтересовался, почему Майкл хочет, чтоб только я фотографировал его. Рон ответил, что Майкл сказал ему: "Мне нравится Тодд потому что он мало болтает". Вот так все и началось. Я был фотографом и другом Майкла на протяжении следующих четырех лет.

Не планируя и не ожидая того, ребенок, сидевший внутри меня, вырвался наружу – это произошло само по себе, так как я все больше и больше времени проводил с Майклом, который владел необъяснимой способностью проявлять это качество у каждого, кто находился рядом с ним. Мальчишеское поведения Майкла делало общение с ним невероятно легким.

С самого начала я заметил, как предан работе был Майкл. Он работал практически все время, и казалось, редко расслаблялся. Он без сомнения привык к сложному графику. Из-за этого он упустил многие детские развлечения. Его способности были куда больше, чем умение петь и танцевать. Очень много времени он проводил в звукозаписывающей студии – стремление Джексонов сделать безупречный альбом помогло им добиться того успеха, который они имели, и Майкл совершенно очевидно был наиболее сосредоточенным, наиболее работоспособным в группе. Находясь в студии, он часто шептал наставления своим братьям на счет вокала; шепотом не потому что инструкции были секретом, а потому что он был слишком стеснительным и не любил выкрикивать свои идеи. В двадцать лет он самостоятельно принимал решения на счет обложки и оформления альбома, читал контракты, раздавал интервью и записывался – иногда все это происходило в один день.

Весной 1981 г. Майкл с братьями начали репетировать и готовиться к Triumph Tour, который должен был состояться в 35-ти городах Северной Америки. Майкл был перфекционистом. На каждой репетиции он заставлял себя и своих братьев доводить все до совершенства, так словно они выступали, а не репетировали. Майкл никогда не воздерживался и всегда отдавал всего себя даже на репетициях. Он тренировал и развивал свое тело и голос, используя пульверизатор для разогрева голосовых связок. Он очень бережно относился к своему голосу, так что всегда мог рассчитывать на качественное выступление. Он хотел, чтоб каждое шоу было незабываемым, и каждое выступление приносило новый опыт. Он вкладывал так много в свои выступления, что перед выходом на сцену Майкл всегда был напряженным и даже слегка нервным. Но эта невероятная преданность и перфекционизм сделали его действительно неповторимым исполнителем.

Когда Майкл все же находил время для отдыха, он любил листать книги с фотографиями и картинками. Он брал свои любимые книги в туры, а находясь в дороге, покупал их еще больше – покидая каждый город, количество коробок в автобусе неизменно возрастало. Triumph Tour начался в Мемфисе и коробок не было; через несколько дней, когда мы прибыли в Даллас я заметил две коробки; потом был Хьюстон; а уже в Сан Антонио я насчитал около два десятка коробок, загруженных в автобус. Особенно он любил книги о голливудской моде 30-ых годов, иллюстрированные детские книги и подарочные издания большого формата. Майкл часто прятался ото всех в задней части автобуса, когда остальные сидели впереди. Я также предпочитал спокойствие, поэтому сидел возле него, когда он был поглощен чтением книги с фотографиями о голливудской моде 30-ых годов. Разглядывая чрезвычайно красивое фото, он сказал: "Это волшебно. Они больше не делают таких фотографий". Он разучивал позы, глаза, макияж, выражения лиц – все, что было на этих замечательных фотографиях.

Майкл также любил книжки с детьми разных национальностей. Однажды в автобусе, помню, он сказал: "Все дети прекрасны. Не имеет значения от куда они; они такие красивые. Я хотел бы, чтоб у меня была возможность написать книгу о детях всего мира. Я мог бы поехать в каждую страну и показать, как красив каждый на Земле. Я хочу поехать в Индию и показать бедность и страдания индийских детей, и, возможно, я смог бы помочь. Также в Африку, где люди страдают от голода и различных болезней. Тодд, ты хотел бы сделать это со мной?" Я удивился, как Майклу удастся найти время для всего этого, и был счастлив, что он хотел, чтоб я был фотографом. Я согласился. Конечно, я хотел, чтоб однажды у нас была возможность сделать такой проект вместе. Я предположил, что он смотрел фотографии Левиса Хайна, влиятельного фотожурналиста, чьи работы помогли принять закон о детском труде в начале 20-го столетия. Когда он увидел работы Хайна, он сказал, что я должен сделать нечто подобное. "Это так грустно и так трогательно. Это заставляет меня плакать," сказал он. Майкл вынашивал идею нашей книги о детях всего мира, но через некоторое время она начала исчезать, и желание так и осталось нереализованным. Но оно осуществилось, приняв иную форму, несколько лет спустя, когда Майкл написал песню "We Are The World", которая помогла собрать миллионы для благотворительного проекта USA for Africa. Это был характерный поступок Майкла – щедрый, творческий, неповторимый.

Я всегда сопровождал Майкла на шоу, праздниках, награждениях, и он наслаждался, когда я фотографировал его с другими знаменитостями. Он всегда очень волновался в компании других звезд, и вел себя словно их поклонник. Он нервно спрашивал меня: "Как ты думаешь, тот или тот согласится сфотографироваться со мной?" Мне было всегда очень смешно, и я отвечал ему: "Майкл, ты звезда гораздо большего масштаба, чем тот или тот. Он или она вероятно хочет сфотографироваться с тобой!"

У Майкла всегда было хорошее чувство юмора, проказливый и светлый смех. Я фотографировал его с некоторыми знаменитостями, и хотя собирался передать снимки прямо ему в руки, не смог этого сделать. Тогда я сказал, что отправлю фотографии через посыльного, но Майкл не доверял незнакомым людям. Он настаивал, что это должен сделать я ведь раньше я всегда лично доставлял ему фотографии. Тогда у меня появилась идея. "Майкл, а если моя мама, Кармен, передаст тебе фотографии? Ей ты доверяешь?" Конечно, он доверял. Моя мама пошла в звукозаписывающую студию, где работали Джексоны, и когда она приехала, секретарь сказал ей оставить пакет на окне. Но Кармен сказала: "У меня поручение отдать его прямо в руки Майклу Джексону и больше никому". Секретарь провел мою маму в темную студию, так что ей потребовалось несколько секунд, чтоб приспособиться к темноте. Тогда она позвала: "Майкл Джексон, Майкл Джексон". Ответ прозвучал мягким голосом: "Подождите, подождите, мама Тодда, я иду к вам". Майкл подошел, нежно пожал ей руку и сказал: "Будьте осторожны, мама Тодда, здесь кругом кабели и очень легко споткнуться". Он подошел к столу, открыл пакет и быстро пересмотрел фотографии. Довольный, он сказал: "Спасибо вам, мама Тодда". И вновь исчез в темной студии.

Сейчас Майкл готовил Off the Wall, самый продаваемый альбом в 1979 г. Это было началом того времени, когда Майкл стал более изолированным и отдаленным от окружающих. Майкл встал на новый уровень и его следующий альбом Thriller стал самым продаваемым альбомом всех времен.
Майкл был очень необычным человеком. Мне никогда не удавалось полностью его понять, хотя временами я ошибочно полагал, что я мог это сделать. Теперь я понимаю, что в нем было что-то неуловимое, недосягаемое. Что он был мужчиной-ребенком, который ощущал, что секрет его творчества в том, чтоб поддерживать свою юность и невинность. Я счастлив, что мне удалось многое пережить с ним, и во время работы с Майклом и его семьей ко мне всегда относились с теплотой и добротой. Я благодарен Майклу за то, что он показал мне, как нужно работать. Когда я чувствую усталость и не могу выполнить свою работу на высшем уровне, я спрашиваю себя: "Шел ли Майкл на компромиссы?" Конечно же, нет. И я нахожу в себе силы, чтоб сделать лучшее, на что я способен.

Мои фотографии Майкла показывают его как безумно обаятельного, очаровательного молодого человека, каким он был до того, как его известность огромным грузом легла на него. Я подумал и вдруг понял, что это было оно - время до того, как он стал Королем [...time before he was King].
http://s59.radikal.ru/i164/1006/7e/78d60e7f743e.jpg

http://www.youtube.com/watch?v=tNp1QwezzfI

+2

77

Интервью с Томом Месеро
http://reelurbannews.com/main.html#4,0

+2

78

http://www.stern.de/magazin/heft/stern- … 74272.html источник
перевод http://community.livejournal.com/mj_ru/ … tml#cutid1

Девушка из "Триллера"
http://i49.tinypic.com/4j5ni9.jpg

В номере немецкого журнала Stern, вышедшем за неделю до 25 июня, опубликовали интервью с Ola Ray.
Впечатление осталось не самое приятное, но все же:

В "Триллере, самом дорогом тогда и самом известном сейчас клипе на все времена, с Майклом Джексоном танцевала и флиртовала модель Ола Рэй.
Она родилась 26 августа 1960 года в Сент-Луисе, штат Миссури. Детство провела в Японии, так как ее отчим служил в военно-воздушных силах США, размещенных там. Уже с десяти лет она работала моделью и певицей. После переезда в Голливуд осталась верной шоу-бизнесу. В 1980 снялась обнаженной для "Playboy", после этого танцевала в видео "Give Me The Night" Джорджа Бенсона, а также в таких фильмах, как "48 часов". В 1983 она сыграла подружку Майкла Джексона в видео к "Триллеру". Но больших карьерных успехов добиться не удалось. Сегодня Ола Рэй ведет от случая к случаю танцевальный конкурс "Триллер". Она живет со своей 14-летней дочерью Iam в Сакраменто.
http://i47.tinypic.com/bj6glc.jpg
http://i50.tinypic.com/m7bcie.jpg

Интервью: Severin Messer.

- Что Вы чувствуете, когда смотрите "Триллер" сейчас?
- Все еще мурашки! Я слушаю музыку Майкла каждый день, и "Триллер" - рингтон в моем мобильном телефоне.

- Как Вы получили тогда эту работу?
- Я танцевала у режиссера Джона Лэндиса. Он показал Майклу "Playboy" со мной как "Мисс июнь 1980" - вот так было.

- Возможно, первый "Playboy", который когда-либо видел Джексон.
- Ну, он был очень скромным и милым, но я так не считаю. :no:

- Насколько вы были близки во время съемок?
- Довольно близки. Мы целовались, и я даже видела его однажды в костюме Адама. http://www.kolobok.us/smiles/standart/swoon.gif   Большего не скажу: я оставлю это для книги, которую пишу сейчас.  http://i.smiles2k.net/padre_smiles/sho.gif   http://s15.rimg.info/6a4f37c1209c104e1f6630e97ce27a8c.gif  исчё одна писательница  http://s8.rimg.info/42e1a8deb81188c73bd6e2a4e74d32eb.gif 

- Что Вы делаете кроме этого?
- Прежде всего - я мать, воспитываю дочку одна, но также хотела бы выпустить CD с моими собственными песнями. Пример для меня - Тина Тернер. Ее comeback был поздним, и сейчас она живет в южной Франции. Для себя я хотела бы такого же.

- Почему Ваша карьера не сложилась так, как можно было бы ожидать после успеха "Триллера"?
- Я пробовала все, но большинству режиссеров нужен был только секс. Это меня совершенно разочаровало. Я связалась не с теми людьми, принимала наркотики...

- В 1992 году полиция обнаружила 23 грамма кокаина в Вашей квартире. И самодельную бомбу.
- Это была махинация! Мой бывший друг, который работал "тайным" полицейским, хотел отомстить и подбросил мне наркотики. Бомбу нашел мой приятель Chico, брат Дайаны Росс, и забыл у меня на балконе. Он также подтвердил это судье. Я избавилась от зависимости только через девять месяцев.

- Вы исправились?
- Не сразу. Мой следующий друг, известный футболист Джим Браун, тоже был жестоким типом. Как только родилась моя дочь, я сбежала к моей семье в Сакраменто - с тех пор я держусь от мужчин подальше.

- Вы утверждаете, что Джим Браун - отец Вашей дочери Iam?
- Да, но тесты это не подтвердили. Кто знает: возможно, что-то подменили? В Голливуде все не так, как кажется. Посмотрите на смерть Майкла...

- Что именно произошло не так?
- Он планировал тур ради своих детей, хотел сделать еще так много. Я сомневалась, что он все поставил бы на кон из-за таблеток. Но когда пробы уже прошли, в нем больше не нуждались...

- Вы предъявили иск Майклу Джексону незадолго до его смерти. И сейчас претендуете на получение средств от его наследников. Что это значит?
- Сначала я получила за "Триллер" 2 000 долларов, в течение многих лет прибыль была 57 000. С 1999 денег больше не было. К том же, с тех пор "Триллер" был выпущен на CD и DVD, его можно посмотреть даже на iPhone. У меня была единственная роль с речью, я была вместе с ним в главной роли, и по контракту мне полагается больше. Я никогда не выражала недовольство Майклу, только людям, которые управляли его финансами. Я уверена, что мы найдем решение. Майкл обещал мне это лично. http://s15.rimg.info/6a4f37c1209c104e1f6630e97ce27a8c.gif 

- Когда же он это сделал?
- После его смерти он приснился мне. Сказал: "Ты не должна беспокоиться. Все будет хорошо!" После этого я видела его снова, перед премьерой "This Is It!" Прямо перед тем, как я хотела войти в зал, передо мной закружился вихрь из листьев. Как будто Майкл танцевал со мной в последний раз.  и исчё раз http://s15.rimg.info/6a4f37c1209c104e1f6630e97ce27a8c.gif

0

79

http://michaeljacksonredelpop.blogspot. … 80609.html
http://community.livejournal.com/mj_ru/ … tml#cutid1

перевод  zhdanova_marija

Интервью с Роберто Кавалли (28 июня 2009 года)
http://i28.tinypic.com/so360j.jpg

- Роберто Кавалли - Вы не только дизайнер, но и друг Майкла Джексона.
- Конечно, последний раз я говорил с ним десять дней назад. Мой сын пытался достать билет на его предстоящий концерт в Лондоне. Так я позвонил Грейс, помощнице Майкла, которая затем передала его мне.

- И что он Вам сказал?
- Только несколько слов: сказал, что проведет два месяца в Лондоне, но тогда был в Соединенных Штатах. Кстати, говорил очень тихо, почти шепотом.

- Каким человеком он был?
- Очень милым, почти аскетичным. Очень хрупким, с другой стороны. Он жил в особенном, отдельном мире.

- К чему это приведет?
- Будет миф. На уровне Элвиса.

- Как Beatles?
- Нет, Beatles находятся в другой плоскости, потому что они изменили историю. Джексон, как Мадонна, или, действительно, Элвис Пресли, - один из немногих, кто будет жить вечно.

- Его судили по обвинению в педофилии.
- Но я никогда не верил. Мне Майкл всегда казался как будто бесполым, отделенным от сексуальных импульсов. Он говорил о своих детях с необычайной чувствительностью. Иногда мы ходили ужинать вместе.

- Когда был последний раз?
- В прошлом году в Лас-Вегасе, там он проводил большую часть времени. Мы остались одни, он и я. И разговаривали целый вечер.

- Он был одержим идеей косметической хирургии.
- Его кожа стала белой, как лист бумаги, и еще такой черный парик, и маленький нос: в результате лицо уже не производило эффекта.

- Когда Вы познакомились?
- Много лет назад. Это была одна из первых встреч, он посмотрел на мои ковбойские сапоги, и они сразу же ему понравились. Я сказал: "Прекрасно, фантастика". Так что я отправил ему десять пар, все из черной замши.

- Вы одевали его также для World Music Awards в 2006 году, практически последнего появления на публике Майкла Джексона.
- Да, мы встречались несколько дней, прежде чем сошлись во мнении об одежде. Мы подготовили для него три особых образа. Мы провели тот вечер в Earls Court в Лондоне. В конце концов он выбрал куртку с драгоценностями, красивую и совершенно сумасшедшую.

- А потом?
- Он опоздал. Он поднялся на сцену, но ничего не пел. Просто танцевал. В какой-то момент он подошел к подиуму в центре, снял пиджак и бросил его в зал. Но как? Это было так красиво: на растерзание публике. На следующий день я сказал: Майкл, все в порядке, но больше не проси меня подготовить куртку. А он смеялся.
http://i28.tinypic.com/339hxkw.jpg

0

80

делаю перепост отсюда http://forum.exler.ru/index.php?showtop … ry21960203

20 вопросов с Джудит Хилл (Judith Hill)

Источник:http://www.mjfanclub.net/home/index.php?option=com_content&view=article&id=3815:20-questions-with-judith-hill&catid=1:announcements&Itemid=145
http://www.mjfanclub.net/home/images/stories/front/headlines/judith%20memorial.jpg
Певица Джудит Хилл - красивая женщина с ангельским голосом, которая впечатлила нас всех, исполнив дуэтом с Майклом его хит «I just cant stop loving you» в фильме «This Is It». Но есть кое-что большее, что можно рассказать об этой прекрасной артистке, чем то немногое, что мы увидели на большом экране. Сейчас Джудит любезно согласилась сыграть в «20 вопросов» с MJFC и мы знаем, что Вы получите удовольствие от знакомства с ней так же, как и мы!

1. Когда вы узнали, что пение - то, чем Вы хотите заниматься в этой жизни?

«Я знала, что пение было тем, что я хотела делать, когда я начала петь в хоре в начальной школе. Это было так естественно и весело. И потом страсть росла, когда я слушала Motown и ранних джазовых певиц. Не было ничего в этом мире, что я хотела бы делать сильнее, чем создать волшебство, которое слышала в этих записях».

2. Кто оказал на вас наибольшее влияние?

«Самое большое влияние оказали Майкл Джексон, Джеймс Браун, Элла Фитцжеральд, Арета Франклин, Стиви Вандер, сестры Кларк, Ванесса Белл Армстронг, The Temptations, Луи Армстронг, и Дженис Джопплин, если назвать несколько.

3. Считаете ли вы себя поклонником Майкла Джексона? И если да, то как давно?

«Да, я была фанатом Майкла Джексона, когда еще была ребенком. Мое первое выступление в начальной школе было «Man In The Mirror». И подрастая, я и мой двоюродный брат всегда слушали Майкла, танцевали и прыгали по всему дому. Я помню «Jam» и «Remember the time»были одними из наших любимых.

4. Как вы получили работу на концертах Майкла Джексона «This Is It»?

«Мой друг, музыкант, порекомендовал меня для этих концертов. Было небольшое прослушивание, а через неделю они выбрали меня для гастролей».

5. Какой была первая репетиция с ним для вас?

«Мои первые репетиции с Майклом были удивительны. Я была в шоке, что Майкл Джексон стоял передо мной. Это было похоже на сон. Он ходил по сцене, лично представляясь каждому участнику группы. Он был очень мягким в общении.
Он был как две разные личности – электрифицирующий исполнитель и мягкий человек. Определенно, он был тем, кто постучал в другой мир - творчества, магии и красоты. Очень вдохновляющим.

6. Мы все слышали то, что мы видим в фильме - где вы и Майкл Джексон репетируете «I Just Can't Stop Loving You» - на самом деле первый раз, когда вы оба делали это вместе и тем не менее, это было так поразительно. Что Вы чувствовали?

«Первая репетиция «I Just Can't Stop Loving You» была особенной для меня. Я не знала, что он собирается делать, так что это было как захватывающее приключение. Майкл был очень сильным. Когда он обхватил меня и потянул в разных направлениях, этим застал меня врасплох. Но это было весело! После этого я была, как: «О черт возьми! Что это сейчас произошло?». Эта первая репетиция была важна для меня, я смогла понять, какой он хотел эту песню видеть драматически. Кроме того, финал песни был такой захватывающий. Я не могла дождаться обмена вокальными риффами с Майклом. Один раз он ударил по действительно очень высокой ноте. Мы все были вроде: «Wow!»

7. Вы ходили посмотреть TII, когда он вышел? Если да, то какова была Ваша реакция на фильм?

«Я была рада видеть «This Is It», но я очень нервничала. Я не знала, чего ожидать, особенно потому, что это были только репетиции и весь мир должен был это увидеть. Но смотреть это вместе со всеми членами семьи This Is It на частном просмотре было чем-то очень особенным. Мы смеялись и плакали вместе. Это был первый раз, когда мы получили возможность восхищаться жизнью Майкла вместе после такой трагедии.

8. Ваша жизнь была, вероятно, как вихрь после событий в июне прошлого года. Как вы (и другие лица, участвовавшие в ТII) справлялись с обретенной славой? Это открывает двери в индустрии развлечений?

«Я считаю честью быть связанной с такой ассоциацией. Это открыло мне двери в индустрии».

9. С тех пор как концертов в O2 не случилось, как Вы проводите время?

«Я пишу песни, готовлюсь выпустить сольный альбом».

10. Как Вы узнали о смерти Майкла? Какова была Ваша реакция на это известие?

«Я впервые услышала об этом за завтраком перед тем как отправиться на репетицию в этот день. Я была в шоке. Первое время я не могла поверить. Я не думаю, что я чувствовала себя «нормально» с тех пор. Я постоянно думаю о том, что он ушел. Это опустошило меня, я все еще жду, чтобы проснуться от этого дурного сна.

11. Насколько трудно было выступать на панихиде? Были ли у Вас какие-либо оговорки о том, чтобы сделать это?

«Пение на поминальной службе Майкла на самом деле помогло пережить мою скорбь. Музыка в этом контексте - всегда исцеление для меня. Я имела честь сделать это. Я хотела сделать все возможное, чтобы поддержать его семью и друзей. Слушать его музыку и готовиться к панихиде было тяжело для нас. Было очень трудно пройти через это. Staple Center был погружен в молчание во время службы. Печаль была настолько острой в этом помещении. Так что песни Майкла как «Heal The World» были будто посланы небесами и так вдохновляли на этой службе.

12. Мы слышали много комментариев о Майкле и его здоровье. Некоторые говорят, что он не был достаточно здоров, чтобы дать эти концерты. Каковы ваши ощущения? Считаете ли вы, что он мог это выполнить?

«Майкл был полон сил, когда поднимался на сцену. Я никогда не проводила с ним время вне сцены, но из того, что я увидела, было ясно, что он очень сосредоточен и увлечен шоу. Я думаю, он мог сделать это».

13. Вы и Майкл имеете много общего в плане того, что начали заниматься музыкой в раннем возрасте, будучи одаренными. Как вы думаете, была бы ваша жизнь другой сейчас, если бы Ваша музыкальная карьера прекратилась бы, когда Вам было 8 лет?

«Я думаю, очень хорошо, что моя карьера началась в возрасте 8 лет! Я думаю, что так хорошо начинать, когда ты ребенок, потому что вы узнаете, как это делать, прежде чем возникают многие проблемы, которые появляются в зрелом возрасте. Но я была очень упрямым ребенком. Мне нужно было найти свой собственный путь, иначе я бы не сделала этого сейчас. Мои родители на самом деле подтолкнули меня к этому, когда я была молода, но я была очень непослушной. Я не люблю, когда мне говорят, что делать. И они отступили, но я научилась любить пение сама. Я думаю, все, что произошло в моей жизни до сих пор, было крайне важным для моей истории. Это все внесло вклад в музыку, которую я делаю сейчас».

14. Вы объявили в апреле прошлого года о выходе Вашего альбома в ближайшее время. Когда собираетесь выпустить его?

«Ну, в апреле прошлого года я закончила запись. Но я решила не выпускать его после того, что произошло с Майклом. У меня есть еще что рассказать, и я была в студии, создавала новую музыку. Я очень рада выпуску этого нового альбома. У меня нет официальной даты релиза, но она в ближайшее время.

15. Ваша песня «I Will Always Be Missing You» - красивое посвящение Майклу и Вы поете ее с таким волнением. Можете ли рассказать нам немного о песне: что вдохновило Вас написать, что это значит для Вас?

«I Will Always Be Missing You» была чем-то, что мне необходимо было сделать. Я помню образы, как будто это было вчера - как он держал мою руку, улыбался, смеялся и смотрел мне в глаза во время дуэта. И помню, как начали разбирать сцену всего через несколько часов после известия о его смерти. Я помню, как каждый звук снятой доски был как выстрел в мое сердце. Я помню, какой хаос вызвала в мире весть о его смерти. Я была как будто в середине этого торнадо из камер, свеч, плача поклонников, плакатов Майкла и памятных вещей и все, что я могла слышать - это очень глубокий, преследующий меня классической мотив в стиле Шопена. На 25 июня, мы все сидели в освещенном свечами кабинете Кенни Ортеги и слушали классическую музыку, которая была у Майкла в его гримерной. Итак, «I Will Always Be Missing You» - как спокойный момент скорби, который суммирует все эмоции, которые я чувствовала на 25 июня.

16. Как Вы относитесь к тому, что «I Will Always Be Missing You» будет тематической песней фан-клуба Майкла Джексона?

«Это честь для меня. Я не могу представить себе лучшего места для этой песни. Я хотела бы утешить людей, которые любят его. Вот почему я ее написала.

17. Давал ли Майкл Вам когда-либо советы и если да, то какой самый лучший совет, который он Вам дал?

«Майкл научил меня делать поклоны и многое рассказал мне о сцене. Он был мастером сцены».

18. Что самое главное, что вы узнали от него?

«Самое важное, что я узнала о Майкле - это его невинность. Я думаю, эта детская невинность была частью того, что сделало его мир таким магическим и его музыку столь вдохновенной. Его чувства волнения, приключения и честной надежды были незапятнанными. Иногда я наблюдала за ним, он и правда похож на мальчика из сказочной страны. Но наблюдение за ним действительно помогло мне возродить собственные мечты и надежды. С точки зрения артиста, это все то, что помогает людям спастись, найти выход. Майкл также научил меня искусству шоу. Каждое его движение, жест, вокальная идея рассказывает историю. Он никогда не повторялся. Он был на 200% страстным, когда он был на этой сцене.

19. Если бы вы могли сказать сейчас что-то Майклу, что это было бы?

«Спасибо. Спасибо, что выбрали меня разделить такой прекрасный момент с Вами. Было так много потрясающей работы, которую мы сделали, что я не могу выразить это словами. Я сделаю все возможное, чтобы продолжить это и чтоб Вы могли мной гордиться. Вы были самым замечательным и вдохновляющим человеком из всех, с кем я когда-либо работала. Мир понес невосполнимую утрату, когда Вы умерли. Но Ваше наследие становится больше с каждым днем. Я так Вас люблю».

20. Если бы вы могли сказать что-либо поклонникам Майкла Джексона во всем мире, что это будет?

«Для фанатов Майкла Джексона - давайте используем вдохновение, что Майкл дал нам, и создадим прекрасное будущее. Мы живем в эпоху критицизма и негатива. Но давайте не будем оставаться в стороне от этого. Давайте начнем исцелять мир нашими словами и прилагать все усилия, чтобы сделать его лучшим местом, как хотел Майкл».
MJFC благодарит Джудит за ее время, уделенное проведению этого интервью и также за использование ее замечательной песни, «I Will Always Be Missing You».

Песня «I Will Always Be Missing You» играет, когда заходишь на сайт http://www.mjfanclub.net

0

81

''Он был мне другом, и я считаю этот проект проявлением неуважения к нему''
http://s003.radikal.ru/i201/1008/e1/a695cecaa8e8.jpg
will.i.am раскритиковал посмертный альбом Джексона

15:30 03 августа 2010

will.i.am обрушился с критикой в адрес инициаторов выпуска нового альбома Короля поп-музыки.

Фронтмен группы Black Eyed Peas и творческий партнер Майкла Джексона (Michael Jackson) will.i.am выступил против решения выпустить альбом неизвестных треков Короля поп-музыки, инициированного менеджером покойного артиста Фрэнком Дилио (Frank DiLeo).

«Я не считаю, что эти песни должны быть изданы, это очень плохая идея, — заявил will.i.am в комментарии для Associated Press. – Он был перфекционистом и вряд ли бы согласился с таким решением. Как можно выпускать песни Майкла Джексона, когда сам Майкл Джексон не одобрил этот релиз?»

В 2008 году will.i.am принял активное участие в создании и выпуске юбилейного издания альбома Thriller и рассказал, что в студийной работе Джексон уделял внимание каждой детали, начиная от звучания его голоса и заканчивая аранжировками. «Теперь, когда он не участвует в процессе, что делают они? На каком основании они решили издать этот альбом? Он был мне другом, и я считаю этот проект проявлением неуважения к нему. Разве он оставил этому миру недостаточно песен?», — возмутился артист.

Комментируя высокий спрос на неизданные треки Джексона, will.i.am отметил: «Ну и что? Нельзя относиться к покойному с пренебрежением.… Сколько еще можно питаться его энергией? Гребаные паразиты!»

Наследники Майкла Джексона пока никак не отреагировали на заявление продюсера.
http://www.liveinternet.ru/community/michaeljackson/

Отредактировано Мама nikimiki (06-08-2010 00:23:14)

0

82

http://www.liveinternet.ru/users/michae … 131977352/

Фрэнк Дилео: Интервью 

http://community.livejournal.com/king_m … 58497.html

Фрэнк Дилео дал очень интересное и долгожданное интервью, ответил на вопросы фэнов, которые были собраны на сайте MJJCommunity несколько месяцев назад. 
Переводчик kathiejmie большое спасибо.

- Добрый день. Меня зовут Раффлз ван Эксел. Я здесь с Фрэнком Дилео. Два месяца назад Фрэнк согласился встретиться со мной и ответить на вопросы фэнов. Однако из-за моей занятости, и занятости Фрэнка, и, конечно, премьеры This Is It интервью мы смогли сделать только сейчас. Фрэнк не видел вопросы, которые задали вы, фэны. Но эти вопросы были выбраны модераторами MJJCommunity, поэтому если конкретно ваш вопрос не прозвучит, то ни я, ни Фрэнк Дилео не имеем к этому никакого отношения. Это зависит только от модераторов MJJC, которые выбирали вопросы. Сказав все это, хочу поблагодарить вас, Фрэнк, за это интервью.

- Пожалуйста.

- Существует группа, небольшая организация, о которой вам уже известно, она называется This is NOT it. Много членов этой группы написали Майклу письма за день до, вернее в последние 28 часов его жизни, выразив свои опасения по поводу его здоровья, что он все сильнее и сильнее худел. Что вы думаете об этом?

- Прекрасно, что они написали письма, кто бы они ни были. Один из членов нашей команды выразил беспокойство, что Майкл похудел на несколько фунтов. Я поговорил об этом с Майклом. Я настоял на встрече с врачом, с которым до того момента я никогда не встречался. И он сказал, что Майкл в хорошей форме. Что да, он похудел на несколько фунтов, потому что хотел этого. Он питался правильно, ел здоровую пищу. Он получал все необходимые витамины. Именно это нам и сказали. В сообщении коронера было сказано, что Майкл весил 136 фунтов, а вовсе не 108 фунтов, как люди пытаются заставить всех поверить. Я бы сказал, что в восьмидесятых, если он не работал, то весил примерно 150-145 фунтов. И когда я присоединился к нему в марте, я бы сказал, что он весил 145-142 фунта. Но будучи танцором, особенно учитывая, как он танцует сейчас, он хотел немного похудеть. Я думаю, что его здоровье было лучше, чем у любого из нас. Он был вегетарианцем. Он постился раз в неделю. И у него были все эти вещи, которые он делал. Так что… Я думаю, что это неправда.

- А как насчет Карен Фэй. Она открыто написала на своей странице в Фейсбуке, что что-то было не так.

- Видите ли, с Майклом общалось очень много людей, помимо Карен Фэй. И мы не видели ничего такого. Конечно, у Карен Фэй есть свое мнение. Карен Фэй чувствует и чувствовала, что она очень близка с Майклом. Я это уважаю. Но это ее мнение.

- Понятно. Марлон Джексон дал интервью Роланду Мартину с CNN, в котором сказал, что Майкл плохо себя чувствовал ранним утром 25 июня/поздним вечером 24 июня. Если это правда, вы можете нам рассказать, что с Майклом было не так? Просил ли Майкл, чтобы его отвезли в больницу рано утром? (фэны на mjjc уточнили, что Раффлз неправильно прочитал вопрос, и должно быть «Фрэнк сказал Марлону, что Майкл неважно себя чувствует»)

- Нет. И я не думаю, что Марлон общался с ним 25го утром. Я не знаю, общались ли они вечером 24го. Мы ушли из Стейплс-центра, мы попрощались, Майкл был очень счастлив. Я только что договорился с NBC о его программе на Хэллоуин, которую он хотел сделать с того самого момента, как я появился. Мы обсудили, что хотим сделать с фильмом Ghosts и каково будет его участие. Он все это выслушал, и он был очень доволен и пошел домой. Что случилось у него дома, за закрытыми дверями, я не могу знать. Майкл Джексон был взрослым человеком. Когда мы выходили из Стейплс-центра, или где бы мы ни репетировали, я шел к себе домой, а он шел к себе. Ему нужно было личное пространство, он хотел свободного времени, у него было свободное время. Ни я, никто другой из этой группы людей не был с ним дома. Мы проводили многие часы вместе с ним во время репетиций, но когда он уходил домой… Он мог позвонить в два часа утра и что-нибудь спросить, но это все. Но я не уверен, что Марлон общался с ним тем вечером, потому что мы пробыли в Стейплс-центре примерно до полуночи. И я знаю, что он не говорил с ним в это время.

- Теперь такой вопрос. Некоторые фэны говорят, что AEG и все, кто сотрудничает с AEG, вовлечены в заговор с целью убить Майкла Джексона.

- Это ложь. Это вопиющие обвинения. Кому нужна была гибель Майкла? Вы что, думаете, что AEG хотели, чтобы у них было 50 незакрытых дат на арене О2? Вы что, думаете, что эти даты сейчас заполнились? Нет, они не заполнены. Ни для кого не было никакой выгоды, если бы Майклу был нанесен какой-то вред. Этот фильм никогда не снимался так, чтобы стать фильмом. Было всего две камеры, потому что Майкл не мог себе позволить сам нанять съемочную группу, как он делал это для каждого турне. Такое было на турне Victory, такое было на турне Bad. К сожалению, сейчас у него не было средств, и в последний момент Пол (не поняла фамилию), который работал в турне Victory и Bad оператором, предложил, а не достать ли пару камер. Он купил пару камер за шесть тысяч, просто чтобы снять репетиции. Ни у кого не было никаких намерений причинить Майклу вред, чтобы потом выпустить фильм. Но спасибо господи, что эти камеры у нас были! Спасибо господи, что они у нас были, ради фэнов! И все это было так, после кончины Майкла мы сидели, смотрели записи, просто вспоминали. Что могло бы быть, что получилось бы, какое прекрасное было бы время. Кто-то из присутствующих, не помню, кто это был, сказал, как жаль, что фэны никогда не увидят этот концерт. И кто-то другой сказал, может, стоит посмотреть, может, здесь достаточно материала для фильма, чтобы хотя бы показать всем, над чем он работал. Вот как все было. Люди не понимают, что 90 процентов всей прибыли от фильма идет детям Майкла.

- Лично я очень рад, что этот документальный фильм у нас есть, потому что… Мне кажется, мы с вами это уже обсуждали. Я думаю, что это единственно правильный способ рассказать всему миру и сохранить его наследие.

- Именно так. Я думаю, что это прекрасный трибьют. Я думаю, он получился хорошо.

- Я думаю, он получился лучше, чем хорошо.

- Естественно, что лучше бы мы все посмотрели концерт. И Майкл с нетерпением ждал поездки. Он действительно очень хотел поехать, он сам сказал мне в последний вечер «мы сделаем 50 концертов, мы пожнем то, что посеяли, Фрэнк, пришло время сделать это снова». И он собирался сделать 50 (концертов). Мы говорили о том, чтобы дать 20 стадионных концертов в Японии, чтобы привезти тур туда. Он знал, что должен будет работать полтора года. Он знал, что будет это делать. И он не мог дождаться начала выступлений.

- Да, я согласен. Конечно, лучше б фильма не было, потому что это бы значило, что мы все бы были в Лондоне и наслаждались майклоджексономанией, но….
Что вам известно о том, что вы и Леонард Роу в течение некоторого времени оба были менеджерами Майкла, что Майкл подписал два конфликтующих между собой контракта?

- Два конфликтующих контракта? Я не помню два конфликтующих контракта…

- Некоторые фэны говорят, что вы были его менеджером, но Леонард Роу также заявлял, что является его менеджером.

- Да, Леонард Роу заставил Майкла подписать контракт (had Michael sign the contract), по которому получал доступ к финансам. Он сделал это до моего появления. Когда я появился, он сказал «я подписал контракт с Леонардом Роу о распоряжении моими финансами, финансами для турне». Я спросил «зачем ты это сделал?» Он сказал «ну, в комнате был мой отец, они хотели, чтобы я его подписал, и я подписал». Он сказал «тебе надо встретиться с Леонардом, и мы во всем разберемся». Я встретился с Леонардом, обсудил контракт. Во-первых, Майкл подписал его, потому что Джозеф стоял у него за спиной. Во-вторых, сказал я, он действительно не хочет, чтобы ты в этом участвовал, и я не могу дать тебе эту информацию, потому что Майкл не хочет, чтобы она у тебя была, тебе по этому поводу придется общаться с AEG. Но в AEG не хотели вести дела с ним, потому что у него очень сомнительное прошлое. Они не хотели этого делать. Потом мы с Майклом собирались написать письмо, которое оба должны были подписать, которое бы ограничивало Леонарда. Но в тот момент не было юриста. Мы разослали другие письма, в которых указывалось, что теперь менеджер я, а не доктор Томе, и что люди должны общаться со мной и подавать свои запросы через меня. И мы, в общем-то, даже забыли про Леонарда Роу. Потом 15го, кажется, мая была встреча с AEG, на которой присутствовал Леонард Роу. Меня тогда не было в городе. Встреча широко освещалась. Рэнди Филипс отвечал на все вопросы, там был Майкл, там была его мать. После встречи Майкл мне позвонил, очень довольный, и сказал, что мы должны написать письмо Леонарду Роу, чтобы он ушел. И когда я вернулся, мы написали письмо, он подписал его. Я отправил одну копию в его отель, оно было ему доставлено. Еще одну копию – ассистенту миссис Джексон в его офис, я известил их, что письмо нужно показать Леонарду Роу. То есть он знал, что его уволили. Приняли ли они это увольнение, решили ли они вести себя так, что этого письма не получили, это уже другое дело.

- В конце 2008 года вы подписали контракт, согласно которому Майкл должен был выступить вместе с семьей. Allgood Entertainment сделали шоу, в котором Майкл должен был выступить с братьями, а потом стали судиться с Майклом из-за нарушения контракта на 20 миллионов долларов.

- Я объясню. Ко мне в офис пришли люди, они сказали «мы хотим сделать мировое турне с семьей». Я сказал «Майкл не будет работать со своей семьей. Он не будет этого делать». «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, просто поговорите с ним об этом». У них были все эти идеи – мы дадим 13 миллионов, мы дадим 15 миллионов, потом мы… Я сказал, ничего не получится. Я им сказал «напишите все, я расскажу об этом Майклу, если он согласится – прекрасно, но я могу сказать вам прямо сейчас, что он не согласится». Я спросил, откуда деньги, у вас есть деньги? «О, да, деньги у нас есть, об этом не беспокойтесь». Я сказал им, через мой офис проходят огромное количество людей, они хотят делать это, они хотят делать то, и если это хорошая идея и мы покажем ее Майклу, но нет денег, то зачем вообще тратить на это мое время? Я сказал, вы кладете 10 процентов предполагаемого гонорара на мой счет, и я возьму 150 тысяч на расходы, потому что я не собираюсь лететь через всю страну разговаривать с Майклом от вашего имени за просто так. Я не беру оплату за услуги, это просто расходы, потому что я знаю, что это такое сидеть девять дней в отеле и ждать прихода Майкла». Они согласились. У них были сроки, но деньги так и не поступили на счет. Они позвонили и попросили продлить сроки. Прекрасно, я продлил. Но деньги так и не пришли. Я сходил на пару встреч с людьми, которые пытались найти деньги, и, кстати, существует договор на условиях неразглашения, который все эти люди подписали, в котором сказано, что они не будут говорить об этой сделке, что у них есть деньги, что им не надо их привлекать. Но в действительности они старались получить мою подпись, чтобы потом пойти и пытаться найти деньги. И эта сделка аннулировалась, потому что они нарушили договор о неразглашении. В общем, на мой взгляд, случилось следующее. Подчеркиваю, что это только мое предположение. Они заняли сумму денег на свои расходы, и им надо выплатить их назад, потому что они гарантировали своим кредиторам, что сделка состоится. И они слепили судебный иск. Я ни разу не сказал им, что представляю Майкла Джексона или его братьев. Потому что я не был его представителем, я был его другом.

- Другом, который мог с ним связаться.

- Да, который мог поговорить с ним по телефону. Мы с ним обсуждали кинопроекты. Потом наступил март… Во-первых, Майкл подписал контракт с AEG, как я полагаю, в Лондоне перед тем, как он объявил об этом. Я ничего об этом не знал, его дела с AEG мы не обсуждали. Он сделал это, потом мы поговорили – опять про фильмы. Я сказал «я слышал, ты заключил сделку». Он сказал «да, я очень счастлив, я делаю это для своих детей, потому что они никогда не видели, как я выступаю, я хочу, чтобы они поняли, почему люди преследуют меня на машинах, они меня спрашивают». Я сказал «отличная идея». Я никогда не говорил, что, мол, если тебе нужна моя помощь, могу ли я поучаствовать, или что есть еще другая сделка. Вот так. И потом он звонит мне в марте и говорит «Фрэнк, ты знаешь Рэнди Филипса?» Я сказал «нет». Я сказал, что знаю, кто он такой, но наши пути никогда не пересекались. Я сказал «когда я был твоим менеджером раньше, он занимался чем-то другим, я думаю, он был с…. Родом Стюартом или кем-то таким».

- Да… С Роллинг Стоунс или Родом Стюартом…

- Я сказал «нет, не знаю». Он спросил, не поучаствую ли я в телефонных переговорах с ним и Рэнди. Я сказал «да, конечно, а о чем идет речь?» И он спросил, не хочу ли снова стать его менеджером. Я сказал «да, конечно, а что происходит?» И он сказал «я делаю эти концерты и мне нужна помощь, ты знаешь, как этим заниматься, ты знаешь, чего я хочу». На следующий день мы провели переговоры, мы с Майклом говорили, Рэнди в основном слушал. Нас представили друг другу по телефону. И потом Рэнди сказал «Майкл, у меня ощущение, что ты комфортно себя чувствуешь с Фрэнком». И он сказал «абсолютно, я никогда не должен был его увольнять, Рэнди, я его люблю, он честный, я люблю его жену, я люблю его детей, я хочу, чтобы моим менеджером был он». Он сказал «когда ты сможешь приехать?», я сказал, наверное, на следующей неделе, потому что мне тут надо кое-что закончить. Я так и сделал. Я встретился с Рэнди на следующий день после приезда. Уже начались репетиции, я присутствовал на репетициях, я был там с Майклом каждый день до того дня, как его не стало. Поэтому что касается этой теории заговора, о каком заговоре может идти речь, если я раньше с ним не встречался? Я его не знал. У нас не было никакого заговора, это глупости. На все эти обвинения будут даны ответы в суде.

- Со временем…

- Все это будет уже довольно скоро.

- Можете рассказать нам о роли доктора Томе в жизни Майкла? Участвует ли он до сих пор в делах Майкла? Создается ощущение, что он по-прежнему присутствует везде, включая фильм. Или все, он окончательно ушел?

- Его нет в фильме. Каким образом он в фильме?

- Когда они приезжают в Лондон.

- Он там есть? Я даже не заметил.

- Да. Да, он там.

- Вот, что произошло. Когда я приехал, Майкл сказал мне «мне будет нужен доктор, когда мы поедем в Лондон, мы должны нанять доктора». Я сказал «ладно, зачем?»

- То есть речь не о докторе Томе?...

- Нет, нет, нет. Просто о враче. Кто такой Мюррей, я тогда не знал. Я спросил «зачем тебе доктор?» Он сказал «Фрэнк, шоу – это я, если я заболею, если я простужусь… нам нужен врач, который будет следить, что я правильно питаюсь, что я получаю достаточно жидкости». Я сказал «окей, я понимаю». Проходит пара месяцев. Я этого врача не знаю. С этим врачом он познакомился в Вегасе. Насколько я слышал, Майкл позвонил ему, когда один из его детей простудился. Так они познакомились и между ними завязалась дружба. И потом… незадолго до отъезда Майкл спросил, нашел ли я врача. Я сказал «Майкл, думаю, мы найдем врача, когда приедем в Лондон, мы же приедем на неделю раньше». «Нет, мне нужен личный врач». Я сказал «да, это верно, но у тебя же был врач, кто твой врач?» Он сказал «доктор Мюррей» Я сказал «дай мне номер его телефона». И я получил его номер. Доктор Мюррей запросил огромные деньги, чтобы закрыть свою практику, переехать в Лондон и жить там восемь месяцев со своей семьей. Он назвал сумму одному из людей, которые вели с ним переговоры. И я сказал, столько мы платить не будем. Я пошел к Майклу и сказал, вот столько он запросил. Он сказал, ты шутишь? Я сказал, за такие деньги я сегодня же сажусь в самолет, лечу в Лондон и покупаю тебе целую больницу. Он засмеялся. Он сказал, что это просто смешно и надо договориться на какую-нибудь адекватную сумму. Мы встретились, стали обсуждать, он хотел определенную сумму. Я воскликнул «нет, вам будут платить вот такую сумму, 150» И он принял это предложение. Ему так ни разу и не заплатили, потому что Майкл скончался. Это происходило в последние две недели жизни Майкла. Его адвокат обсуждал условия с юристами AEG, потому что деньги давали AEG. AEG его не нанимали, они его не знали. Но он так и не получил ни одну выплату, потому что он не подписал контракт и Майкл так и не подписал контракт. Так что денег он не получил.
А вот как я с ним встретился. И Рэнди Филипс, и Кенни Ортега и все остальные. Один человек из нашей команды, я не хочу называть имя, сказал «послушайте, мне кажется, Майкл худеет». Я сказал, что я с этим разберусь, я все разузнаю. Я пошел к Майклу, поговорил с ним об этом. Он сказал «нет, я в порядке, я каждый день пью свекольный сок и ем овсяную кашу» и всякое такое. Я сказал «ладно, послушай, я думаю, надо встретиться с врачом, дай мне его номер». Я позвонил врачу, договорился встретиться с ним у Майкла дома. Мы все пошли. И Майкл там был. «Док, что происходит? Что с его здоровьем? Потому что он теряет вес». И он сказал «да нет, он весит 140 фунтов, он в полном порядке». Он сказал, что Майкл это ест и то ест. И Майкл подтверждает все это. И я сказал – и я не шучу! – я сказал, а кстати, что вы вообще за врач? Он сказал, что он кардиолог. Я сказал, сердечный доктор? Он сказал, да. «Ну, прекрасно! Майкл, это превосходно! У меня было три сердечных приступа, этот доктор мне точно пригодится». Майкл не знал, что у меня было три сердечных приступа. Доктор начал смеялся… Но он убедил всех присутствовавших в той комнате, что Майкл в хорошей форме, что он каждый день занимается с Лу Феригно. Тревис тоже приходил к нему домой, и они занимались. Не было никакой необходимости Майклу ходить в студию и делать то, что он мог сделать дома и побыть с детьми. Нам было нужно, чтобы он появлялся в Стейплс-центре в 4-6 часов, и таким образом мы составили расписание. И его одобрили все присутствовавшие в той комнате. Потом я пошел к тому человеку, повторил ему все, что мне сказал врач – а врач сказал все это очень убедительно, и Майкл настаивал «я в порядке! Не беспокойтесь! Я не теряюсь слишком много веса. Я должен достичь определенного веса, чтобы быть в состоянии танцевать» И что нам было делать? Если Майкл так говорит, и его врач так говорит, что же мне встать и сказать «Майкл, я тебе не верю»?

- В тот день, 25 июня, когда вам позвонили, где вы были и что вы почувствовали?

- Мы собирались поехать в Стейплс. В четыре часа. Я был в отеле, обедал. Было, наверное, 12.30. Мне позвонил фэн. И она сказала «вы знаете, что возле дома Майкла стоит скорая помощь?» Я сказал, нет, не знаю. И она сказала «там скорая помощь». Я сказал, хорошо, я сейчас позвоню ассистенту Майкла. Я позвонил Брату Майклу (Brother Michael) и спросил про скорую. Он сказал «да, я еду из своего дома к дому Майкла, там какие-то проблемы». И он добавил, что с Майклом врач. Я сказал, хорошо, я еду туда. Мне пришлось подняться к себе в номер за ключами от машины. На мне были шорты, я переоделся в брюки. В фойе отеля я позвонил Рэнди Филипсу. Я сказал «Рэнди, я не знаю, что происходит, но у дома Майкла скорая, я знаю, что ты живешь в Беверли-Хиллс, езжай туда прямо сейчас, я уже выезжаю, но хочу, чтобы ты поехал туда как можно скорее». Он поехал. Я сел в машину. Я часто бывал у Майкла, но часто я просто следовал за кем-то. А сам я ездил к нему пару раз. И я не там повернул.

- Там все улицы похожи друг на друга.

- Да, все похожи. И я подъехал сзади. У меня времени ушло, наверное, на минуту больше, чтобы найти дом в объезд. И вот я подъехал, ворота распахнуты и стоит охрана. И я спросил, а где скорая? Они сказали, Майкла увезли в больницу. Я не знал в какую больницу, я подумал, что в Cedar Sinai. Я решил позвонить Рэнди. Я позвонил ему и спросил «ты успел приехать к дому?» Он сказал, что успел и что сейчас следует за скорой. Я спросил «вы куда едете, в Cedar?” Он сказал, нет, в UCLA. Я сказал, хорошо, я еду. Я не знал, где находится эта больница. Мне позвонил Трент, шофер миссис Джексон… Нет, прошу прощения, мне позвонила миссис Джексон. «Я услышала, что они забрали моего сына в больницу». Я сказал «Кэтрин, это правда». «Мне приехать?» Я сказал «я пока не знаю, что происходит, дайте мне минуту, и я вам перезвоню». Повесил трубку. Через три минуты – я все еще еду – мне позвонил ее шофер. «Фрэнк, что происходит?» «Трент, я не знаю. Но скажи Кэтрин, чтоб ехала. Вези ее, мы едем в UCLA. Будет лучше, если она приедет». Потому что я по-прежнему не знал, что происходит. Приезжаю в больницу, там все оцеплено охраной, внутрь никого не пускают. Рэнди ждет меня в приемном покое. Я вхожу, мы здороваемся. «Что происходит?» «Я не знаю». «Пойдем внутрь». Они пустили нас внутрь, потому что знали, кто мы такие. Мы пришли в комнату, мы слышали, как врачи работают, мы думали, что он жив….Потом случилось все остальное….
Но миссис Джексон добралась туда только через 40 минут. Я организовал, чтобы ее ожидали кресло-каталка, кардиолог и социальный работник, чтобы она могла… Я не хотел, чтобы она шла. Я знал, что у нее слабое сердце, поэтому позвал кардиолога, который бы последил за ее состоянием.

- Какова ваша роль в Sony/ATV. Сменили ли вы Раймон Бейн или она все еще в совете директоров?

- Раймон Бейн не входит в совет, доктор Томе не входит в совет. Я в совете Sony/ATV. Я был туда назначен Майклом. Он назначил меня и Джоэля Катца, который в то время был его юристом. Именно с ним Майкл подписал контракт. Он хотел, чтобы мы оба были в совете директоров, потому что мы готовились вести переговоры с Sony/ATV по расходам и так далее и тому подобное.

- Вы работаете на AEG?

- Никогда на них не работал. И сейчас на них не работаю.

- Понятно.

- Меня нанял Майкл Джексон. Платить мне должен был Майкл Джексон. AEG должны были выплатить ему аванс, чтобы расплатиться со мной. На данный момент, мне не заплатили. Мне заплатят, все это будет решено. Но зарплату я получаю не у AEG.

- Вы в хороших отношениях с семьей и душеприказчиками?

- Думаю, что у меня хорошие отношения и с теми, и с теми. Я уверен, что среди родственников есть люди, которые ко мне относятся хорошо, а есть такие, которым я не нравлюсь. В основном, более молодое поколение относится ко мне хорошо, они меня уважают, они понимают работу, которую я делал для их дяди. И его душеприказчики меня уважают. Мне кажется, они относятся ко мне хорошо. Надеюсь, однажды они захотят со мной поработать.

- Должен вам сказать, что президенты всех фан-клубов, с которыми я разговаривал, из Австралии, Китая, Португалии, Италии, Испании, Нидерландов, Германии, Англии – они сказали мне, что я должен вам сказать спасибо за то, что вы заботились о Майкле.

- Они очень добры. Но это не что-то такое, за что меня надо благодарить. Он был человеком, которого я любил и уважал. Он был моим другом. Некоторые думают, что он был просто моим клиентом. Он не был моим клиентом, он был моим другом.

- Они просили узнать у вас, можете ли вы сказать что-то фанатам Майкла.

- Просто продолжайте быть его фанатами и продолжайте поддерживать нас, потому что мы сделаем так, чтобы его наследие жило вечно. Мы сделаем все возможное, чтобы все, что выпускается под именем Майкла, было сделано достойно. Потому что теперь мы делаем это ради его детей. И мы делаем это с, как говорил Майкл, L.O.V.E.

- Фрэнк, спасибо вам.

Теги: майкл джексон

Отредактировано Дашута (07-08-2010 01:21:05)

+4

83

Майкл, как продюсер мюзикла "Sisterella"

Многочисленные таланты Майкла не имеют границ. Мы знаем о нем, как о  композиторе и авторе текстов, танцоре, актере. Настала пора подробнее познакомиться с Майклом – продюсером.  И снова мюзикл, только не кино-постановка, как в случае с «The Wiz», а сценическое шоу. И Майкл выступает не как актер, а как исполнительный продюсер и спонсор проекта. И снова так любимый им Дисней, и снова сказка – современная интерпретация «Золушки» - мюзикл «Sisterella».

http://i076.radikal.ru/1008/bd/6c662c09822c.jpg

Создатель мюзикла Larry Hart о Майкле Джексоне. Ссылка на источник: http://www.larryhartpraise.com/aboutlarryhart.html Перевод: smalltoy

http://i076.radikal.ru/1008/15/532c85903802.jpg

Я глубоко опечален из-за того, что потерял моего друга, Майкла Джексона. Майкл был моим деловым партнером, который стал дорогим другом. Я единственный композитор, на произведении которого Майкл Джексон оставил свое имя, учитывая то, что не является его автором. Майкл вместе со своей звукозаписывающей компанией «MJJ Music» являлся исполнительным продюсером (вместе с Jerry Greenberg), представителем и инвестором моего мюзикла «Sisterella». При его поддержке «Sisterella» достигла огромных успехов. Так, в Лос-Анджелесе «Sisterella» собрала восторженные отзывы, а также была представлена в 12 номинациях на Театральную Премию NAACP и удостоена наград в 8 номинациях, включая «Лучшая пьеса» и «Лучшая режиссура».  В Европе «Sisterella» была признана  шоу десятилетия.

Майкл Джексон изменил мою жизнь посредством его веры в меня, поддержки и необыкновенного таланта. При работе в студии во время подготовки альбома треков из «Sisterella», от Майкла я узнал много нового в области технологий звукозаписи, и я всегда буду дорожить временем работы над альбомом, проведенном на студиях «Sony Music» и «MJJ». Майкл оказал огромное влияние на создание «Sisterella», начиная с музыки и заканчивая костюмами и наградой за лучшую хореографию, полученную Raymond G. del Barrio. «Sisterella» во многом являлась данью уважения Майклу. Это было необыкновенное время в моей жизни, созданное необыкновенным человеком.

Чтобы отметить успех «Sisterella», после премьерного показа, прошедшего в Лос-Анджелесе, Майкл организовал празднование в Neverland, куда пригласил на целый день мою семью и всех актеров. Этот визит стал первым из многих. В день закрывающего показа в «Pasadena Playhouse» Майкл пришел на шоу, чтобы проводить нас перед отъездом на гастроли в Европу. В европейском турне Майкл снова выступил в качестве  представителя и исполнительного продюсера «Sisterella». По сей день успех «Sisterella» я приписываю Майклу, его дружбе и поддержке. Последний раз я получил весточку от Майкла в октябре прошлого года. Он оставил голосовое сообщение для меня, спев «С Днем Рождения». К тому времени я уже достаточно долго не слышал о нем, и это сообщение сегодня звучит еще острее, нежели удивительным и трогательным оно оказалось тогда.

Я буду скучать по моему другу Майклу. Ты изменил мою жизнь, и я всегда буду любить тебя.

************

Эксклюзивное интервью Larry Hart, данное фанатскому изданию «Mystery»

Ссылка на источник: http://www.the-michael-jackson-archives … tery2.html

Перевод: smalltoy

Один из недавних триумфов Майкла Джексона открывает его не только, как мастера сценических выступлений, но и как инициатора создания хитового мюзикла «Sisterella». Поп-версия сказки и фильма киностудии «Disney» захватывает аудиторию завораживающими костюмами, увлекательными танцевальными номерами и волнующими песнями.

Сценарий и песни были написаны известным автором Американских мюзиклов Larry Hart, написавшим слова и музыку к «Sisterella» всего за 14 дней. В эксклюзивном интервью Larry Hart рассказал нам о работе над мюзиклом  и его сотрудничестве с Майклом Джексоном. А также и о новых проектах: Голливудская звезда Роберт Де Ниро хочет снять по сценарию «Sisterella» художественный фильм и подумывает о приглашении Майкла сыграть главную роль.

Вопрос: Как возникла идея создания «Sisterella»?

Hart: На самом деле это была идея моей мамы. Она позвонила мне и спросила: «А как на счет того, чтобы поставить «Sisterella»? Независимо от этого, двое моих друзей предложили эту же идею. Я посчитал это знаком и приступил к написанию. Через своего друга я связался с рекорд-компанией Майкла. И Майкл немедленно заинтересовался этим делом.

Вопрос: Майкл помогал вам с написанием музыки?

Hart: Он являлся основоположником, без него мюзикл никогда бы не стал таким масштабным проектом. Он и Jerry Greenberg с лейбла «MJJ» принимали участие в создании шоу. Майкл предоставил в мое распоряжение творческую часть, и я был очень польщен его верой в меня. Нам было разрешено использовать сэмплы из композиции «Bad» (если быть еще точнее, то сэмплы из «Bad» были использованы в композиции мюзикла «I Got The Money» - информация из книги «For The Record» - прим. перев.), а также танцевальный стиль Майкла.

Вопрос: Должен ли был Майкл участвовать в мюзикле?

Hart: Конечно, мы обращались к нему с такой просьбой. Но его график исключал эту возможность. Он мог бы стать отличным «Сказочным Принцем» из «Sisterella». Но может быть это случиться в кинофильме. Роберт Де Ниро купил права на съемки фильма. При счастливом стечении обстоятельств Майкл сыграет принца.

Вопрос: Ваш следующий проект предположительно снова будет являться очередной версией хорошо известной истории. Правда ли, что вы задумали поставить «Питера Пена»?

Hart: Да, мюзикл будет называться «Pam Jam». Будет фантастикой, если Майкл сыграет в нем. Он такой замечательный актер.

Вопрос: Возвращаясь к «Sisterella»: почти весь основной состав – это черные актеры, в мюзикле также звучит черная музыка. Почему?

Hart: Музыка написана под влиянием стилей R&B и госпел. Это музыка, на которой я вырос. Оба моих родителя были исполнителями госпела, моя мать играет на 17 инструментах. Но концепция мюзикла не зависит от цвета кожи. «Sisterella» - это не черный мюзикл, а история о людях.

************

Для более полной картины – немного информации о мюзикле

http://www.mjcafe.net/the legend speeches &amp; faq/b3.htm

Майкл Джексон и Jerry Greenberg являются исполнительными продюсерами мюзикла «Sisterella», премьера которого состоялась в «Pasadena Playhouse» (CA, USA) 17 марта 1996 года.

Майкл Джексон взялся за продюсирование после того, как Larry Hart (который также участвует в мюзикле) представил ему оригинальные музыкальные треки. Майкл разглядел в музыке «Sisterella» потенциал, немедленно приобрел права на саундтреки и подписал контракт с Larry Hart.

Компания «MJJ Music» выпустила одноименный альбом саундтреков.

http://s005.radikal.ru/i211/1008/b3/6bee18585b30.jpg   http://s05.radikal.ru/i178/1008/e1/b8f420966d81.jpg

На фото: Майкл и Дебби посещают показ мюзикла.

Мюзикл «Sisterella» также был показан в некоторых странах Европы, таких как Германия (декабрь 1996). Премьера так же состоялась 7 марта 1998 года в Мельбурне (Австралия) в «The Regent Theatre».

Шоу имело большой успех. Об этом говорят полученные награды. 11 ноября 1996 года мюзикл «Sisterella» получил 8 Театральных Премий NAACP (Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения) (в общей сложности мюзикл был заявлен в 12 номинациях): Лучшая пьеса, Лучший режиссер (David Simmons), Лучший музыкальный режиссер (Matthew Sklar), Лучшие декорации (Gary Wissman), Лучший актер второго плана (Ralph Cole, Jr.), Лучшая актриса (Yvette Cason), Лучшие костюмы (Pasquale Spezzano), Лучшая хореография (Raymond G. del Barrio).

**********

Содержание программки мюзикла:

http://s45.radikal.ru/i108/1008/ac/ef5713ee6afa.jpg

Действие происходит в Нью-Йорке в 1912 году. Когда мультимиллионер Джон Кенсингтон умирает, у него остаются: родная дочь Элла, его вторая жена Далия и его падчерицы, Магнолия и Хризантема. Далия играет роль скорбящий вдовы, ожидая унаследовать все его имущество на сумму свыше 900 миллионов долларов. Позднее выясняется, что Элла собирается наследовать состояние своего отца, и этот факт вызывает у мачехи и сводных сестер зависть и растерянность. В попытке унаследовать состояние самим, злобные родственники разрабатывают план подлого убийства Эллы. В сюжете спектакля присутствует Принц. Также есть сказочная фея-крестная. Есть юристы, суд, процесс. И очень счастливый конец.

«Sisterella» с ее динамичным сюжетом, роскошными костюмами, освещением и спецэффектами, зажигательными песнями с остроумной, веселой и сатирической лирикой – это новый мюзикл, который нельзя пропустить! Хореограф Raymond Del Barrio совместил классический балет с современным танцем, вальсом, лунной походкой, акробатикой и множеством других стилей, чтобы наполнить сценическое пространство постоянным движением.

***********

А вот одно из театральных ревью, посвященных выходу мюзикла

"Sisterella" стучит каблучками

Автор: театральный критик Sara Reich
Ссылка: http://www.usc.edu/student-affairs/dt/V … a.41d.html

Где-то в промежутке между разводом и «HBO special», Майкл Джексон принял решение оставить свое имя на шатре мюзикла Larry Hart «Sisterella». В качестве исполнительного продюсера, Король поп-музыки помог воссоздать на сцене Бродвея современный пересказ сказки «Золушка» в интерпретации Hart. В действительности, компания Роберта Де Ниро «Tribeca Productions» и принадлежащая студии «Disney» компания «Miramax Films» уже объединились, чтобы приобрести права на фильм и Бродвейское шоу.

Если вы еще не догадались, «Sisterella» - это не сказка о голубоглазой простолюдинке со светлыми волосами и в хрустальных туфельках, превратившейся в принцессу. Шоу, актерский состав которого включает в основном афро-американских исполнителей, бросает истеричный взгляд на темную сторону классической сказки. Может показаться странным что тот, чьим достижением является написание музыки для Kenny Rogers, Englebert Humperdinck и Ozzy Osborne, нашел предпосылки и возможности для того, чтобы превратить сказку в зажигательный, душевный, энергичный мюзикл - но Larry Hart (который написал пьесу и сыграл в ней) так и делает.

Действие по сюжету происходит в Нью-Йорке в 1912 году. Занавес открывается во время похоронной процессии, так как отец Эллы Кенгсингтон (Della Miles) только что скончался.

http://s48.radikal.ru/i119/1008/dd/ddc3f2d3424b.jpg

Позже выясняется, что Элла собирается унаследовать состояний отца в $ 900 млн. Сей факт вызывает у ее мачехи Далии (Yvette Cason), а также двоих сводных сестер (Rain Pryor и Wanda L. Houston) жгучую зависть. В попытке заполучить наследство в свою пользу, злые родственники объявляют Эллу ненормальной и отправляют в сумасшедший дом.
Сюжет пьесы приближен к сюжету оригинальной сказки. В ней присутствует Принц, который остается очарован Эллой сразу после того, как встречает ее на балу.

http://i080.radikal.ru/1008/ad/bbd8c4e0f9e2.jpg

Есть добрая фея и исключительно счастливый конец. Но в версии Walt Disney вы не найдете злую мачеху, которая ведет себя как сексуально озабоченная бабенка и говорит в своей партии о Золушке: "the bitch don' lost her mind.". В одной из сцен мачеха Далия гоняется за Эллой вокруг зала суда с топором.

http://s03.radikal.ru/i176/1008/7c/ffe5120ab174.jpg

Другим очевидным контрастом между двумя сюжетами является то, что персонаж, олицетворяющий сказочную фею в мюзикле Hart, по имени Bobaloo Jackson (Ralph Cole, Jr.) , является сказочным в полном смысле этого слова. Крестный отец Bobaloo появляется в ответ на молитвы Эллы, одетым в 6-дюймовые платформы из лакированной кожи. Костюм персонажа украшен элементами поп-культуры, как символическая дань таким персонам, как Мадонна, Майкл Джексон и «Village People». Любой, кто смотрит MTV, может распознать некоторые из движений танцевального направления хип-хоп, украшающих хореографию.

В музыкальном плане пьеса великолепна. Музыка лучше всего может быть охарактеризована, как ритм-энд-блюз. Бит энергичен, он должен быть таким, так как все шоу пронизано танцами. К сожалению, сцена в «Pasadena Playhouse» весьма мала, что создает очевидные проблемы для танцоров. Актерский состав большой и для всех танцоров просто не хватает места, чтобы продемонстрировать свои таланты в полной мере. Это расстраивает, потому что танцоры очень точны и профессиональны. Существует потенциал для оказания большего эффекта на публику, и расточительным представляется то, что таланты актеров используются не полностью.

Della Miles, которая играет главную роль Эллы, обладает голосом, который мог бы легко конкурировать с голосом поп-дивы Уитни Хьюстон. У нее выдающийся диапазон. Даже сам автор шоу Larry Hart удивил зрителей своим красивым голосом.

http://s004.radikal.ru/i207/1008/ec/194824d3c5cc.jpg

Но истинной звездой шоу является Yvette Cason, которая виртуозно играет дерзкую, злую мачеху. Голос Cason является выдающимся, так же, как ее индивидуальность и обаяние на сцене. Она исполняет роль стервы с такой уверенностью, что, казалось бы, могла сыграть все шоу в одиночку.

Не существует никаких сомнений в том, что «Sisterella» является одним из самых профессиональных и утонченных мюзиклов, поставленных на сцене Лос-Анджелеса. Но существует несколько проблем, связанных с шоу, которые должны быть решены до того, как спектакль пойдет на Бродвее. Во-первых, пьеса не плавно ложится на сюжетную линию. Сценарий должен быть пересмотрен, а танцоры должны уделять больше времени отработке своих партий. Многие из запоминающихся и энергичных песен в пьесе кажутся скучноватыми, так как ансамбль играет с недостаточным битом. Пропадает так много таланта, который должен быть направлен на то, чтобы сделать пьесу даже большим, чем просто  шоу.

«Sisterella» обращается к современности, добавив современное мироощущение и разнообразие в классическую сказку.

http://community.livejournal.com/foreve … 51758.html

+2

84

Опыт записи классического трека Майкла Джексона "Black Or White"

http://www-inna.ucoz.ru/forum/20-74-60

Продюсеры: Майкл Джексон, Билл Боттрелл
Звукоинженер: Билл Боттрелл
Опубликовано в журнале "SoundOnSound", Август 2004

http://img413.imageshack.us/img413/4047/bill2s.jpg

Билл Боттрелл — обладатель наград Грэмми, продюсер, звукоинженер, композитор и музыкант. Окончил колледж в 1974 году. Работал над альбомами группы The Travelling Willburys (Джордж Харрисон, Боб Дилан, Рой Орбисон, Том Петти, Джефф Линн) "Vol.1" (1988), альбомом Тома Петти Full Moon Fever (1989) и альбомом Мадонны "Like A Prayer"; он являлся сопродюсером альбома Томаса Долби "Aliens Ate My Buick " (1988), песен Мадонны из саундтрека к фильму "Дик Трейси" (1990), трех песен с альбома Майкла Джексона "Dangerous" (1992); был продюсером саундтрека к фильму "В постели с Мадонной" (1991), также дебютного альбома Шерил Кроу Tuesday Night Music Club (1993) и одноименного альбома I Am Shelby Lynne (2000). В настоящее время он выступает с различными группами недалеко от своей студии, расположенной в районе Мендочино, Северная Калифорния, и недавно закончил работу как соавтор, продюсер, инженер и звукорежиссер над вторым альбомом группы Five For Fighting "The Battle For Everything".

Поработав в качестве инженера над альбомом "Victory" группы Jacksons 5 (1984), а затем, три года спустя, в составе второй команды, над альбомом Майкла "Bad", Боттрелл, в 1988 году принял приглашение начать работу над очередным альбомом Майкла. К тому времени он довольно часто выступал в качестве продюсера, работая с Квинси Джонсом, и в тот период он стремился найти более "острое", "уличное" звучание с помощью своих коллег: Тедди Рили, Глена Балларда и Брюса Сведьена. Он стал соавтором трех хитов с альбома "Dangerous": "Dangerous", "Give In To Me" и "Black Or White".
От "плохого" к худшему…

"К концу сессий записи альбома "Bad" Майкл предупредил, что возможно пригласит меня выступить в качестве продюсера на запись следующего диска", — рассказывает Боттрелл, объясняя все моменты своего вовлечения в запись "Dangerous".

"Основу песен, изначально, составляли напетые Майклом мелодии и ритмы, потом он уходил из студии, а я развивал эти идеи с помощью кучи драм-машин и сэмплеров, включая AKAI S1000", — говорит Боттрелл, "Первые пару недель мы работали на студии Oceanway, но ни одна из записей песен не попала в альбом".

Затем они переехали в студию Westlake, где Брюс Сведьен работал в одной аппаратной, Боттрелл в другой, а перкуссионист, барабанщик и клавишник Брайен Лорен — в третьей. Вооруженный консолью Neve, для записи демо-треков Боттрелл использовал пару 24-трековых аналоговых магнитофонов Studer, и затем сводил их на 32-трековом Mitsubishi.

Как только мы перебрались в студию Westlake, первую песню, которую Майкл Джексон напел, была "Black Or White", — вспоминает Билл, "Он спел основной рифф, не уточняя, каким должен быть музыкальный инструмент для его исполнения. Я взял гитару Kramer, подключил к усилителю Mesa Boogie, снял сигнал микрофоном Beyerdynamics M160, и получил тот "песочный" звук, что выступает в качестве мелодии основного риффа песни. Также он спел мне ритмический рисунок, который я записал с помощью простой драм-машины Emulator, потом он ушел, а я провел пару дней, работая над этим треком. Вообще, Майкл практически сделал из меня композитора и музыканта, напевая мне различные мелодии, заставляя их "снимать" — на сессиях при записи песен альбома "Bad" он так и делал. Я привык использовать сэмплы, но он нуждался в "живых" инструментах: гитаре, клавишах, и т.д. Он ждал от меня такого звука, считая меня музыкантом, кем я и был ранее, до того, как запись песен не стала моей профессией.

Для песни 'Black Or White' я записал партию гитары и однотактовый ритм с помощью простенькой драм-машины EIII. Я использовал секвенсор Hybrid Arts, который мне очень нравился — он работал на платформе Atari, и был очень тонок в настройках. При записи я использовал его MIDI-часть. Все инструменты (сэмплы) я загружал в него: перкуссию, ковбелы, шейкеры, стараясь сделать ритм песни свинговым. Дело в том, что гитара играет со свинговым "чувством", как напел в оригинале Майкл, а перкуссия была в "прямом" ритме, поэтому пришлось многое изменить, чтобы придать всей записи нелинейный оттенок. Этого мы достигли путем сдвигания нот и манипулированием всеми MIDI-параметрами.

Как только я разобрался с гитарной партией и с партией драм-машины, в тот же, первый день, Майкл записал партию вокала. Для записи я выбрал микрофон Neumann U47. Я убрал низкие частоты и компрессировал сигнал с помощью лимитера Sontec. Майкл спел очень естественно и свободно, что не удивительно, ведь мы говорим о Майкле Джексоне, и для меня самой лучшей наградой было то, что в течение всей работы над альбомом (около года), мы оставили запись вокала нетронутой. Эта запись и вошла в окончательную версию песни.
Упрощая запись

Итак, за два дня работы над записью песни "Black Or White" в студии Westlake, Боттрелл записал партии гитары, барабанные петли, небольшие партии перкуссии и черновой вокал, который впоследствии остался на окончательной версии песни. Понимая, что запись партии баса и дополнительной перкуссии слишком "нагрузит" куплеты и припевы, он решил взять на себя ответственность убедить Майкла оставить песню более "свободной".

"Я считал, что вокал звучал великолепно, а партии бэк-вокала, записанные в непринужденном стиле, были очаровательны", — рассказывает Боттрелл. "В противоположность другим звукорежиссерам, которые записывали песни Майкла ранее, я постарался упростить партии вокала, записывая пару-тройку дублей, с простой фонограммой и более "инстинктивным" чувством. В нашем случае, мы записали очень располагающие к себе основной вокальный и бэк-вокальный треки, и я твердо решил их оставить в окончательном варианте записи. Конечно, прежде всего они должны были понравиться Майклу. Таким образом, у нас были куплеты, припевы и основной рифф, но в песне было два "пустых", недоделанных места в средней части, и мы сказали друг другу: "Ну что ж, мы найдем, чем их заполнить".

"Над большинством песен Майкла Джексона все (в том числе и он сам) работали очень долго, усиленно, месяц за месяцем, и "Black Or White" — не исключение. Майкл всегда стремился к максимально возможному числу вариантов аранжировки, количеству дублей, всему, что он мог сделать в песне. Работая над недоделанной секцией песни, я, несмотря на усиленное внимание Майкла и его желание обогатить все части записи, оставил простой, фанковый, легкий и свободный южный грув, который проходил через всю композицию от начала и до конца. Мы ничего не стали менять в песне. Я имею в виду, что он никогда не просил меня перезаписать вокальные треки, или что-то другое, и теперь я могу сказать, что мой замысел сделать песню простой, легкой удался, хотя, может быть, это был и его замысел".

"В песне "Give In To Me" он хотел использовать ту же манеру записи, чтобы сделать песню и вокал легкими, непринужденными, свободными. Это контрастировало с той системой записи песен, что была у него раньше — более жесткой, стандартной, той системой, которая была продиктована окружавшими его людьми: звукорежиссерами, продюсерами и менеджерами. Но в этом случае нам не удалось полностью реализовать наши планы. Вначале мы записали партию гитары, её играл я, сидя на стуле в студии, и вокал Майкла, под простой бит, барабанную петлю. Майклу очень понравилось это простое звучание, но потом я не выдержал, и начал добавлять к записи различные инструменты, "нагружать" песню новыми элементами. В какой-то момент пришел Слэш (Guns’n’Roses) и записал множество партий гитары. В результате песня изменилась не в лучшую, на мой взгляд, сторону. И мы ничего не могли поделать, ведь это был коммерческий, рекламный ход: пригласить на запись Слэша.

Как сопродюсер, Майкл, всегда прислушивался к моему мнению и доверял мне, но в тоже время вел за собой, точно зная куда идти. Он понимал, что делаю я, и знал, что нужно ему. В процессе записи песни я оказался тем "влиянием", которого ему недоставало или которого не было вовсе. Я был смесью "рокового" и "кантри"-продюсера. У Майкла — очень точные, прецизионные музыкальные "инстинкты". Песни звучали в его голове, и он старался сделать так, чтобы люди, работающие с ним, помогли ему записать их. Иногда люди его удивляли и добавляли к песне что-то своё, но главной его задачей было "получить" от продюсеров, музыкантов, звукоинженеров, то, что звучит у него в голове, когда он просыпается утром.

"Работая над "Black Or White", я записал партию акустической гитары в рок-н-ролльном стиле на Gibson LG2 1940 года. Это очень редкая модель, у меня эта гитара была довольно сильно потрепана, но звучала даже глубже и сочнее, чем большинство акустических Gibson: если ударить сильно по струнам, то звук не проваливался и не пропадал через секунду. Партия, которую я исполнил для записи, была в стиле моих музыкальных пристрастий, что-то типа Gene Vincent, когда вы играете аккорды E и A с сильной атакой на открытых струнах. Мне нравилась эта партия, и было интересно, как её воспримет Майкл, но он ничего не сказал. Он просто принял её как должное, и я был рад использовать этот классический звук на альбоме Майкла Джексона".
Запись партии в стиле рэп

Запись песни "Black Or White" заняла около года, в течение которого было записано и несколько других композиций. В процессе записи Брэд Батлер помогал Биллу Боттреллу в работе над партиями перкуссии, делая механический свинговый ритм более "человечным" и естественным. На этот раз они работали в студии Б, а Брюс Сведьен в то же время работал с Джорджем Харрисоном в студии А. Но потом внимание всех поглотила запись песни "Earth Song", вошедшей в альбом HIStory, и пары других треков, что до сих лежат на полках студии. Тогда Билл Боттрелл вернулся в студию А и работал там в течение шести месяцев до своего переезда в новую студию в Sherman Oaks. В этой студии они с Майклом и смогли заполнить те самые два пустых места песни "Black Or White". Предполагалось, что эти части будут представлять собой два разных стиля: хеви-метал и рэп.

"Я собирался вставить рэп в среднюю часть песни, а Майкл предложил включить тяжелые гитары в стиле "хэви-метал" в первые восемь тактов этой же части", — рассказывает Боттрелл. "Он напел рифф, и я пригласил своего друга Тима Пирса сыграть его, потому что в данном стиле я не играл. Тим записал несколько отличных треков на гитаре Gibson Les Paul, подключенной к большому стеку Marshall, играя аккорды, что напел Майкл — это был воистину необычный подход к записи. Люди обычно просят сессионных музыкантов: "Вот аккорд, и я хочу, чтобы он звучал в таком-то стиле", и гитаристы придумывают партию. Но Майкл мог напеть любой ритм, ноту или аккорд, и делал это очень хорошо. Он умел описывать любой звук с помощью голоса! Это тем более удивительно, когда речь идет о гитаре в стиле "хэви-метал"!

После того, как Тим Пирс закончил запись своих партий, Майкл Бодикер записал партии секвенсора Roland со звуком ускоренной электрогитары для начала и окончания "тяжелой" части. Юный музыкант Кевин Гилберт, друг Боттрелла, также принял участие в записи высокоскоростных партий секвенсора.

"Майкл Бодикер играл на синтезаторе и клавишах в нескольких песнях Майкла", — вспоминает Боттрелл, — "и на "Black Or White" он исполнил довольно быструю партию, состоящую из прыгающих вверх и вниз нот, а я записал MIDI-сигнал этих нот и ввел его в секвенсор Hybrid Arts. Далее я сделал следующее: загрузил гитарный сэмпл в Akai и проиграл его через усилитель Mesa Boogie, чтобы он стал больше похож на реальный звук. На тот момент хэви-метал-часть была уже готова, и у нас осталась только секция с рэпом. Некоторое время мы не трогали ничего в песне, но затем я записал Брайана Лорена, который исполнил бас-партию на синтезаторе Moog, и еще Терри Джексон, сыгравшую партию на пятиструнной бас-гитаре, подключенной к предусилителю, который я сделал сам. Партия Брайана была отличной, и я использовал несколько нот, записанных Терри, для уплотнения партии, а также заменил ритм простой драм-машинки живыми сэмплами из семплера Akai.

"Я все время напоминал Майклу, что нам нужно доделать рэп-секцию песни, и он приглашал известных исполнителей, таких как LL Cool J и Notorious BIG. Они записывались в разных песнях альбома, но по какой-то причине рэп-партия в "Black Or White" так и оставалась незаконченной. Мы постоянно откладывали и откладывали её завершение, и вот, в один прекрасный день, я написал рэп сам. Я проснулся утром, и даже не выпив чашку кофе, начал записывать текст, который сам появлялся в моей голове. Шед уже восьмой месяц записи песни, и я был одержим мыслью по-быстрее закончить работу над ней".

Интересно, что Майкл доверил эту часть Боттреллу, и не постарался прочитать рэп сам. "Он любит так делать", — рассказывает Боттрелл. "Что-то недоделано и упущено, и кажется, что это случайно, но, похоже, Майкл делал так специально. Как будто он точно знает, что данное упущение подхлестнет тебя, поможет сделать то, что нужно. Лично я не очень одобряю рэп, исполняемый белыми, поэтому и пригласил Брайана Лорена прочитать мой текст. Он сделал несколько исправлений в рифмах, но всё же ему было не совсем комфортно исполнять эту партию. В результате, я сам записал её в тот же день, после ухода Брайана, после нескольких дублей, оставив один, а на следующий день проиграл его Майклу и он воскликнул: "О! Мне нравится, Билл, мне нравится! Так и надо оставить". Я продолжал настаивать: "Нет, нам надо найти настоящего рэппера". Но он твердо решил её оставить и не согласился её поменять.

Я не могу сказать, насколько хорошо звучала эта часть, но после выхода альбома создалось впечатление, что люди очень хорошо восприняли эту секцию песни. Я старался действовать в духе времени, инстинктивно, и выдал самое лучшее, на что был способен, и это сработало… В добавок, в той же рэп-части я сыграл фанковую партию на гитаре Kramer, но всё же чувствовал недостаток энергии в песне. Я засэмплировал рифы "тяжелой" гитары в Akai и вставил их в песню. Я специально не стал использовать целые партии гитары, так как хотел получить более динамичное звучание. После того, как я приготовил восемь различных вариантов гитарных сэмплов, я пригласил Джейсона Мартца чтобы он правильно распределил мои сэмплы в записи песни. Он послушал сэмплы, послушал песню, и расставил их, используя Hybrid Arts, MIDI-клавиатуру и сэмплер AKAI. Тем самым, он привнес в песню зажигательный драйв рок-н-ролла и некоторую непосредственность".

Одним из пунктов, в котором Билл Боттрелл шел вразрез с мейнстримом во время записи песни "Black Or White", было то, что он использовал тон-комнаты в студиях Westlake и Record One: свои гитарные партии он записал в аппаратной, но остальные партии и части песни, включая вокал Майкла Джексона, были записаны в тон-комнатах студий. "Не забывайте, что это был конец 80-х, и большинство проектов и альбомов записывалось прямо в аппаратной комнате, а большие пространства тон-комнат оставались неиспользованными", — отмечает Боттрелл. "Я всегда считал нелепым дизайн студий, где основная часть обработок и оборудования находилось в аппаратной, а места для людей не было, поэтому я создал собственную студию, состоящую из одной комнаты без всякого разделения.

Студия была названа Toad Hall и находилась на севере Лос-Анджелеса. Это была длинная комната, с высокими потолками, неоготической подсветкой, гобеленами на стенах, антикварной мебелью и классическим студийным оборудованием. Именно здесь, помимо остальных проектов, Боттрелл записал альбом Шерил Кроу "Tuesday Night Music Club".
Сведение и склеивание.

Обычно Боттрелл сводит трек в течение записи всех инструментов. "Уже тогда я не верил в процесс сведения по итогам записи песни. Я делаю сведение "по ходу" записи, и когда треки готовы, я оставляю фейдеры на тех же местах, где они были, и нажимаю на кнопку "Запись".

Но это не значит, что всё прошло просто и легко. "Правильный" микс был найден далеко не сразу. Помогла консоль Neve 8078 в студии Record One. Как это происходило? "Сведение было похоже на путешествие", — рассказывает Билл, "Как я говорил ранее, основная часть песни оставалась нетронутой, а рэп-секция и "тяжелая" часть никак не обретали нужного звучания. Для этого мне пришлось взять запись и поехать в студию Larrabee, чтобы произвести сведение песни там. Но после этого "кантри"-гитара вдруг перестала звучать так, как надо. Проблема оказалась в пульте SSL, который отлично работал с "тяжелыми" гитарами, но был слишком "холодным" и "неподвижным" для ностальгической "кантри"-партии, в свою очередь, пульт Neve давал слишком много "звенящего" звука на перегруженных гитарах. И у меня никак не получалось свести эти части вместе. Тогда я просто свел их на разных пультах, используя Neve для основных частей песни, а SSL — для рэпа и "хеви-метал" секций, а затем склеил их друг с другом".

"Склеивание частей не заняло у меня много времени, но вот поиск самой проблемы и её решения действительно заставил меня "попотеть". Некоторое время я словно ходил по кругу, и хотя Майкл часто заезжал на студию, он не знал о проблемах, решение которых я искал. Не думаю, что сообщал ему о них. Я что-то пробовал менять, затем сводил все в конечный трек, а на следующий день был снова недоволен тем, как звучала песня. Микс был уже в окончательном варианте, меня беспокоил лишь звук, его "правильность".
Музыкальное образование

Запись альбома Dangerous заняла около 18 месяцев. Для Билла Боттрелла это был ценнейший опыт работы с мегазвездой в довольно экстремальных условиях. Для него эта запись стала так же и своеобразным обучением. В дальнейшем он начал работать над некоммерческими проектами, следуя своему увлечению стилем "кантри".

"С Майклом я достиг вершин свеого музыкального обучения", — говорит он, "Я много времени провел с ним в студиях, а также у него дома, еще до того, как мы начали работу над альбомом "Dangerous", и в результате, я стал хорошо понимать эту систему. Я научился работать и работать над песнями, пока они не станут совершенными. Объективная оценка — это огромная проблема, особенно когда ты много времени посвятил работе над песней, однако эта оценка перестает тебя волновать, если есть достаточно времени для фиксации и исправления ошибок записи. Другими словами, если что-то звучит плохо, то нет обязательного правила использовать эту часть. Или, например, если ты понимаешь, что какой-то фрагмент записи звучит нехорошо, то в течение пяти дней ты не слушаешь песню, затем анализируешь, и соглашаешься с этим. Всегда есть второй шанс, а также третий, четвертый или пятый, и этой технике я научился у Майкла, в дополнение к умению слушать то, что делают другие исполнители, твои конкуренты. Умению достичь цели, чего бы это ни стоило. Я научился всему этому… Но больше никогда не пользовался данными умениями. Я противился этим вещам, но это не значит ,что я неуважительно относился к ним. Просто я понял, что есть другие пути и способы создания хорошей музыки, может даже — прямо противоположные.

Я решил не слушать никого, делать простые записи песен, практически первые дубли. Работать, слушая прежде всего слова и мелодию вокала. И, хотя здесь тоже есть возможность углубиться куда-то, но ты будешь честным с самим собой, не слушая, что делают остальные. Этот подход к записи я и использую с тех пор. Может быть, его сложно объяснить, не осуждая при этом другие подходы к записи. Во время записи альбома Dangerous меня интересовала техника записи, которую мы использовали. Я как будто соревновался с самим собой, стараясь сохранить южнороковый кантри стиль, изначально выбранный для песни Black Or White, и я выиграл, не пойдя в "неправильном" направлении. Это был мой замысел: сохранить первый дубль.

Чтобы избежать клаустрофобного устройства студии, Билл Боттрелл создал комнату из одного помещения, получившую название Toad Hall. Главной задачей студии стала запись "живого" звучания песен.

http://img825.imageshack.us/img825/3493/toadhall.jpg

Так выглядела аппаратная с пультом Neve в студии Record One в 1991 году.

http://img44.imageshack.us/img44/7544/39116117.jpg

0

85

Michael Jackson’s Forgotten Ghosts/ неизвестная версия /

перевод jil_dp http://community.livejournal.com/foreve … 60155.html

http://i062.radikal.ru/1009/0e/45a29dc79f3b.jpg  http://s60.radikal.ru/i167/1009/37/06662730f38c.jpg

Продолжим разговор об этом видео, итак:

Directed by: Stan Winston
Produced by: Michael Jackson, Stan Winston & David Nicksay
Screenplay by: Stan Winston & Mick Garris
Story by: Stephen King, Stan Winston, Mick Garris & Michael Jackson

Based upon an original concept by: Michael Jackson & Stephen King
Director of Photography: Russel Carpenter
Editor: Marcus Manton
Executive Producer: Caroline Baron
Co-Producer: Mary Montiforte
Score Composed and Performed by: Michael Jackson
Original Music by: Nicholas Pike
All Dance Sequences Conceived And Staged by: Michael Jackson
Choreography by: Michael Jackson, Lavelle Smith, Travis Payne & Barry Lather
Choreography Consultants: Bruno "Taco" Falcon & Jeffrey Daniels
Special Visual Effects and Digital Animation by: Digital Domain - Venice, CA
Additional Digital Effects by: Pacific Data Images - Palo Alto, CA
Matte Paintings by: Syd Dutton and Bill Taylor, A.S.C. - Illusions Arts, Inc.
Make-Up / Animatronic Effects Designed & created: Stan Winston Studio
Mayor Make-Up Designer and Key Artist: Richie Alonzo
Mayor Make-Up Artist: Nick Marra
Michael Jackson Ghoul Make-Up: Mike Smithson
Ghoul Make-Up Artist & Designer: Bruce Spaulding Fuller

Режиссер Стэнли Уинстон - американский мастер визуальных и технических спецэффектов. Известен своей работой с такими фильмами, как все 4 части «Терминатора», «Парк Юрского Периода», "The Wiz", а также с фильмами «Чужие», «Хищник», «Эдвард — руки-ножницы», "Затерянный мир", "Искусственный разум", «Трансформеры», «Железный человек», «Невероятный Халк», "Аватар" и с многими другими. Обладатель 4 "Оскаров" плюс еще 6 номинаций на эту премию. Вместе с Джеймсом Кэмероном владел компанией по спецэффектам Stan Winston Digital. Фильмография работ http://www.imdb.com/name/nm0935644/. Потрясающий сайт студии Стэна Уинстона - http://www.stanwinstonstudio.com/home.html.

К сожалению откровенничать о Майкле народ начал только после 25.06.2009, а Стэн Уинстон скончался 15 июня 2008 года в кругу семьи в своём доме в Малибу, Калифорния, после перенесённой за семь лет до этого множественной миеломы. К моменту своей смерти Уинстон работал над спецэффектами для нескольких проектов, таких как «Терминатор 4: Будущее начинается», а также «Парк юрского периода 4». О нем вспомнил в самом начале своего интервью Майкл Томас тут - http://community.livejournal.com/foreve … 11862.html

Стэн Уинстон на различных съемках и с Майклом Джексоном:

http://s005.radikal.ru/i209/1009/ed/35c216599792.jpg

http://s03.radikal.ru/i176/1009/eb/aa9cffdec139.jpg

http://s48.radikal.ru/i119/1009/a0/85ca58e298b5.jpg

http://s05.radikal.ru/i178/1009/55/25d8dbba775b.jpg

http://s48.radikal.ru/i119/1009/7c/e4ea34a963ad.jpg

http://s04.radikal.ru/i177/1009/42/0eed8d61cf89.jpg

http://s003.radikal.ru/i201/1009/4b/935c885ce8b6.jpg

http://s56.radikal.ru/i154/1009/b0/b860533bb124.jpg

http://s49.radikal.ru/i124/1009/6d/f7700f900691.jpg

Николас Пайк - композитор, прославился написанием музыки к сериалам "Альфред Хичкок представляет", "Байки из склепа", "Страх как он есть", "Сияние" Стивена Кинга, полный список работ http://www.kinonews.ru/person_4441/nicholas-pike. Прослушать его композиции в "Ghosts" можно тут - http://www.nicholaspike.net/scores.html.

О работе Пайка над видео из воспоминаний режиссеров позаимствовала  http://community.livejournal.com/mj_ru/110235.html перевод Morinen

Роб:Я участвовал в создании всего фильма "Ghost" целиком. Ремиксы — это, конечно, была задумка Майкла. Кажется, сэмпл "Bad" появился из набора сэмплов в EIIIxp, которые Брэд Баксер создавал еще для тура. При подготовке ремиксов мы всегда начинали с альбомного микса и заглушали все, кроме ритма, чтобы выстроить основу. Потом MJ говорил нам, что именно и в каких местах хочет услышать. Замечания MJ обычно записывались на диктофон Брэда прямо на съемочной площадке. Иногда они танцевали под клик-трек, а мы высчитывали размер, чтобы выстроить очертания композиции. На этом этапе в процессе участвовали Эдди Делена, Брэд и я.

Звуковые эффекты были выстроены как последовательности на основе сырых дублей видео. Насколько я помню, это делалось в Studio Vision и писалось в Pro Tools. Повторю, они для этого танцевали под клик-трек.

Сходство с Bee Gees действительно заметное, но я никогда не слышал, чтобы MJ на них ссылался. В отношении «топанья» он всегда ссылался на квиновский "We will rock you". Так что да, это совпадение. Эти звуки топанья — это сэмплы с альбома HIStory и кастом-сэмплы, которые мы записали в студии Royaltone с танцорами Майкла.

Все, что касается оркестра и хора, сделано Николасом Пайком. На синтезаторе мы подредактировали только одну оркестрово-хоровую секцию — ту, где призраки спускаются с потолка. Вначале это был просто хор, но позже мы с Брэдом добавили синтезаторы. Кажется, это были в основном "pop oohs" из библиотеки EIII и, может быть, еще "Lovely Vox" из JD-990.

Николас Пайк:

http://s003.radikal.ru/i201/1009/99/a654803b5916.jpg

Рассел Карпентер - известный голливудский актер и кинооператор Рассел Пол Карпентер родился 9 декабря 1950 года в штате Калифорния, США. Образование получил в Университете Сан Диего, во время обучения в котором изучал английскую литературу. Работать с шестнадцатимиллиметровой камерой Рассел начал еще в студенческие годы, снимая документальные фильмы для одного из общественных телеканалов Калифорнии.

Первые работы Карпентера в кино представляют собой малобюджетные, но при этом достаточно известные картины, такие как «Зубастики 2: Основное блюдо» (1988), «Солнечный кризис» (1990), «Газонокосильщик» (1992), «Кладбище домашних животных 2» (1992) и тому подобные. Первой, по-настоящему серьезной работой Рассела, благодаря которой он и получил билет в «высшую лигу», стала картина «Правдивая ложь» (1994) с Арнольдом Шварцнеггером в главной роли. Впрочем, настоящий успех ожидал Карпентера впереди, таким успехом стала работа над созданием драматического бестселлера «Титаник» (1997), за работу в котором он вполне заслуженно получил свой первый и пока что единственный «Оскар».

Впоследствии Рассел Карпентер принял участие в создании еще нескольких, достаточно успешных картин, таких как: «Переговорщик» (1998), «Ангелы Чарли» (2000) и «Двадцать одно» (2008).
На сегодняшний день Рассел Карпентер это один из наиболее именитых, востребованных, и соответственно высокооплачиваемых голливудских операторов.

Фильмография - http://www.imdb.com/name/nm0005665/.

Рассел Карпентер:

http://s005.radikal.ru/i210/1009/30/457d8eff1177.jpg

Мик Гэррис - В юности Мик в течение восьми лет пел в рок-группе «Horsefeathers», которая распалась в 1976 году. Также он писал статьи и брал интервью для киножурналов «Famous monsters of Filmland», «Starlog», «Fangoria», «Cinefantastique» у таких мастеров, как Стивен Спилберг, Джо Данте, Кристофер Ли, Уилльям Шаттнер, Джон Лэндис, Джон Карпентер.

Одним из первых он брал интервью у Ларри Коэна, который безапелляционно заявил: «В Голливуде каждый м{вырезано цензурой  :hobo: } имеет сценарий фильма в заднем кармане своих брюк». Эта фраза на долгое время отбила у Гарриса показывать свои сценарии (а они у него уже были) продюсерам студий, с которыми он встречался.

С 1977 года Мик работал секретарем судии Джорджа Лукаса «Star War Corporation». После чего перебрался в Голливуд публицистом студии «AVCO Embassy». Он занимался продвижением таких картин, как «Туман» (1980), «Бегство из Нью-Йорка» (1981), «Вой» (1981). После чего перешел на студию «Universal», где начал заниматься рекламой других картин, что привлекло к нему внимание Стивена Спилберга и Дэвида Кроненберга.
В конце концов, Спилберг пригласил Гарриса снять несколько документальных фильмов для студии «Amblin Entertainment» с бюджетом 8 тысяч каждый и рассказывающих, как создавался тот или иной фильм («Сканнеры», 1981; «Нечто», 1982; «День всех святых-2», 1982; «Видеодром», 1982; «Индиана Джонс и храм судьбы», 1984; «Гремлины», 1985).

После чего Гаррис написал сценарий получасового фильма для сериала Спилберга «Удивительные истории» (1985-1987). Знаменитому режиссеру понравилась эта работа, после чего он пригласил молодого человека поработать монтажером этого сериала в течение всего первого сезона. Мало того, Гаррис написал сценарии еще к восьми эпизодам телесериала.

Как Джо Данте и Джон Лэндис, режиссер любит вставлять в свои фильмы эпизоды с появлениями знаменитостей и приколы, посвященные знатокам жанра. В его картине «Лунатики» (1992) появились Джо Данте, Стивен Кинг, Тоб Хупер, Марк Хэмилл, Джон Лэндис, Клайв Баркер и он сам. В фильмах Сэма Райми «Быстрый и мертвый» (1995) и Джона Лэндиса «Семейка придурков» (1996) снялся сам Гаррис.

Также он написал сценарий для музыкальной короткометражки Майкла Джексона «Привидения» (1997), снятой Стэном Уинстоном. Часто сотрудничал со Стивеном Кингом над его книгами и сценариями.
Дорогостоящий телесериал «Противостояние» (1994) по роману Стивена Кинга режиссер снимал на протяжении 20 месяцев. На международном кинофестивале «Fantafestival» картина «Лунатики» (1992) получила приз за лучшую режиссуру и Гран-при. На кинофестивале «Fantasporto» картины «Зубастики-2» (1988) и «Ртутное шоссе» (1997) номинировались на главный приз.

Мик Гэррис и его жена Синтия сыграли роль зомби в видео Майкла Джексона "Триллер". На фото - Гэррисы и Синтия в образе (фото Мика в гриме не нашла):

http://s49.radikal.ru/i125/1009/05/98a2ac30f164.jpg   http://s54.radikal.ru/i146/1009/3a/406c913e4410.jpg

Кроме того Синтия Гэррис играла небольшую роль в сериале по произведению Стивена Кинга "Cияние."

Вот смотрите сколько совпадений и пересечений: над этим видео работала давно сложившаяся за многие годы команда, они пересекались в самых разных ипостасях с самого начала своей карьеры и достигли, не побоюсь этого слова вершин (а некоторые вершин исключительно в жанре хоррор). Конечно, это неудивительно - ведь Майкл всегда выбирал лучших, но здесь любопытен сам факт долгого и разнообразного сотрудничества персонажей.

Интервью Мика Гэрриса проекту Movieline:

Перво-наперво: как ты превратился в зомби в "Триллере?"
- Мы дружили с Джоном Лэндисом уже несколько лет. Вообще мы встретились когда я работал в приемной офиса Джорджа Лукаса на студии Universal. Оффис Лэндиса находился в соседней комнате, он тогда готовился снимать Animal House.

Чувствовали ли вы тогда, что на ваших глазах творится история поп-культуры?
- Мы знали, что принимаем участие в чем-то особенном, но даже не представляли в насколько особенном. Мы знали, что это будет значить гораздо масштабнее, чем просто музыкальное видео и будет отличаться от обычных исполнительных примочек в начале 80-х. Но наблюдая за Майклом вживую в первый вечер, почувствовал как наэлектризовываюсь, я стал фанатом прямо там.

Ты тогда подружился с Майклом?
-В тот момент мы не стали друзьями. Позже, когда я снимал The Stand, Стивен Кинг и Майкл Джексон собрались писать сценарий для другой страшилки - с огромным размахом, даже если сравнивать с "Триллером". Кинг рекомендовал меня для этой работы и вот тогда я по-настоящему встретился с Майклом один-на-один. Благодаря этому опыту мы и подружились.

Чего хотел добиться Майкл Джексон с помощью видео "Ghosts"?
-Майкл хотел создать самое грандиозное, страшное музыкальное видео. Что ж, вы же не можете в прямом смысле всерьез испугаться, но видео грандиозное, музыка и танцы великолепны и это по большей мере - спектакль. Это видео определенно выражает собственное мнение. Тема отверженного незнакомца, которую создал он сам и Кинг, очень важна и на ней акцентируется внимание в течение всего видео во время всех воплощений.

Как ты оказался вовлеченным в это сотрудничество и как вообще сотрудничали между собой ты, Майкл, Стэн Уинстон и Стивен Кинг?
- Первоначальным режиссером был я. Началось все в 1993 году и я работал с Майклом в течение пре-продакшэна и две недели съемки. Съемки происходили за три года то того, как были завершены под руководством Стэна Уинстона, который сначала занимался только спецэффектами, в то время как я был режиссером. Я рекомендовал его для завершения съемок, потому что сам должен был продолжать съемки сериала "Сияние". Ну вот, так я оказался очень загружен съемками. Но я не присутствовал в 1996 году, когда съемки возобновили. Однажды посреди ночи мне перезвонил Майкл, он был так возбужден окончанием съемок, которые получились особенными. Он и Стэн подружились снова, а знакомы они были со времен совместной работы над The Wiz.

Вначале Майкл и Стив совместно написали сценарий и я не был особо посвящен какой в нем был сюжет. Знаю, что позже Майкл, я и Стэн собирались и часами обговаривали съемки, планировали сложные спецэффекты, музыку и сюжет. Но в начале планировалось снимать совсем другое видео. Никто этого не знает, но первоначально видео должно было продвигать фильм "Addams Family Values" . Фактически Кристина Риччи и мальчик, который играет роль Пагсли, принимали в нем участие. Прошло 2 недели съемок и за это время ни разу не снимали музыкальные номера. Это были очень дорогие и амбициозные съемки. И когда произошел первый так называемый скандал, мы как раз были заняты на съемках. Вскоре, Майкл покинул страну и студия больше не хотела, чтобы он помогал продвигать этот фильм.

Что ты чувствуешь теперь, когда Стэн и Майкл больше не с нами?
-Это неимоверно грустно, конечно, и действительно трагично. Стэн был очень талантливым, веселым и дружелюбным. Но я был ближе с Майклом, проводил с ним больше времени. Происшедшее с ним действительно разбило мне сердце. Он всегда был таким хрупким, с множеством скрытых проблем. Он очень напоминал мне песню Дона МакКлина о Винсенте Ван Гоге. http://www.vangoghgallery.com/painting/ … yrics.html  Очень ранимый и милый. И большинство людей не представляют себе насколько умным и особенно каким веселым он мог быть. Мир может быть посредственным, а в Майкле не было даже капли посредственности. Очень остроумный, взрывной и талантливый парень.

Майкл надеялся, что "Ghosts" превзойдут "Триллер"?
-Майкл выглядел так, словно он всегда надеялся создать что-то грандиозное. Он думал глобально, потому что вся его жизнь казалось была окружен значительностью. Я не знаю на что он надеялся, если сравнивать это видео с "Триллером", но знаю, что он думал о создании чего-то очень особенного.

"Ghosts" и "Триллер" позволили нам увидеть Майкла как харизматичного, игривого "монстра". Ка ты думаешь он получал удовольствие от такой репутации, даже когда медиа обратились против него?
-Он забавлялся с этого имиджа, тем не менее когда пресса стала злее, он определенно страдал от этого, и стал вести более сдержанный и уединенный образ жизни. Не смотря на то, что мы были друзьями, мы могли не видеться или не разговаривать по нескольку лет. Но когда мы были вместе, то замечательно проводили время.

Где ты был когда услышал о его смерти? Что ты в тот момент почувствовал, о чем подумал?
-Я ехал в своей машине, когда услышал, что его нашли без сознания и он был доставлен в госпиталь. Я был просто ошеломлен, как и все впрочем. Потом, через час или больше сообщили, что он умер, я просто не мог в это поверить. Прошло пару дней пока я осознал. Может это было неизбежным, я не знаю. Я только знаю каким ранимым, чувствительным и невероятно милым и щедрым он был. Это событие разбило мне сердце, как разбило и всему миру. И я очень переживаю за его детей, которые такие замечательные и неиспорченные настолько, насколько вы себе даже представить не можете. По крайней мере, они таким были когда пару лет назад я их видел.

Как человек, знавший Майкла, как вы относитесь к постоянной спекуляции на его имени в СМИ?
-Не знаю, мне не хочется спекулировать. Знаю, что у него были свои демоны, страхи и неуверенность. В действительности я не видел употребление лекарств или подобных вещей. Это не были отношения близких друзей. Все что я знаю - это то, что он был тем, кто мне очень нравился, у меня была возможность познакомиться с ним и работать, и я скучаю по нему. Даже когда ямы долго не виделись, мне всегда казалось, что скоро мы встретимся снова и будем обсуждать фильмы, смеяться, шутить и веселиться. Я грущу из-за того, что это больше не повторится.

Видел ли ты, что одиночество и печаль были его постоянными спутниками?
-Одна из наших первых встреч произошла в Нью-Йорке, где Майкл снимал пентхаус в Trump Towers. Он был так одинок. Он подвел меня к окну и указал вниз на Пятую Авеню и сказал, что он отдал бы что-угодно, лишь бы иметь возможность быть там внизу и просто пройтись по магазинам, но он не мог. Я подошел к нему в Орландо и был удивлен тем, что никого не было кроме меня, только обслуживающий персонал. Мы были только вдвоем несколько дней. Не думаю, что у него было много близких друзей, таких людей, которые не хотели чего-то от него.

Самое устойчивое воспоминание о нем, это будет.....?
-Смешить его. Когда Майкл смеялся, это был гораздо больше, чем просто смех, когда человек прикрывает ладонью рот, это было зрелище. Он просто любил смеяться и было забавным ласково поддразнивать его. Наверное одно из моих любимых воспоминаний как раз со съемок "Ghosts", когда мы заканчивали очередной дубль и мне хотелось его повторить, я говорил голосом Бульвинкля "В этот раз точно!". Сначала Майкл просто смеялся, смеялся и смеялся. потом он начал меня просить, даже если дубль был удачный: "Мик, покажи Бульвинкля". Вот каким я его запомню.

"Ghosts" теперь выйдет на DVD?
-Надеюсь. Это были грандиозные расходы и видео никогда не выходило в США. Майкл заплатил за все съемки из своего кармана. Так что я не знаю кому принадлежат права сейчас. Но я думаю, что людям видео должно понравиться. Оно значительно изменилось с того времени, когда я прекратил работу над ним, но оно является огромным достижением. Я бы хотел увидеть его доступным в продаже. Единственная копия, которая есть у меня, это кассета формата VCD из магазина в Гонг-Конге. Это видео заслуживает большего.

UPD 9 ноября 1997 на гала-обеде в Голливудском дворце Майклу Джексону, ЛАвеллю Смиту, Трэвису Пейну и Барри Латеру вручен приз Боба Фосса за лучшую хореографию в фильме "Призраки". (стянуто из российского издания Э.Гранта). А у самого Боба Фосса в фильме "Маленький принц" такие о-огромнейшие предпосылки к постановке танца в Билли Джин, подборка видео со схожими кадрами есть тут - http://jil-dp.livejournal.com/14193.html

Источники:
http://www.joblo.com/arrow/index.php?id=640
http://www.fearnet.com/shows/post_morte … index.html
http://en.wikipedia.org/wiki/Nicholas_Pike
http://www.kinonews.ru/person_456/russell-carpenter
http://www.movieline.com/2009/07/the-co … ghosts.php
http://ru.wikipedia.org/wiki/Уинстон,_Стэнли
http://llwyd.tripod.com/dead/deadmisc.htm

+2

86

http://www.guardian.co.uk/music/2010/se … incy-jones

Quincy Jones: 'I knew how to handle Michael'
guardian.co.uk, Wednesday 8 September 2010

The legendary Quincy Jones talks to Johnny Davis about Lady Gaga, Naomi Campbell, his last chat with Michael Jackson – and the fun he had at his own funeral

http://static.guim.co.uk/sys-images/Music/Pix/pictures/2010/9/8/1283964198741/Quincy-Jones-006.jpg

Quincy Jones  is not taking any chances. Last week, the 77-year-old, who has two titanium knees and a hearing aid that whistles when he speaks, was at Sweden's Karolinska Institute, where 14 of "the best doctors in the world" spent six days giving him his annual checkup. "Craniology, urology, everything," he says.

From bebop right through to hip-hop, there's nobody left alive who has done more for American music than Quincy Delight Jones Jr. And that can have its down sides. "I've lost 174 people in four years," he says. "Last week, it was Abbey Lincoln. Before that Herman Leonard, Hank Jones, Lena Horne, Billy Preston – half these guys were younger than me. Sammy Davis was 64 when he died."

He has stopped going to funerals. "Who needs them?" Last year, Jones famously lost Michael Jackson, whom he used to call Smelly. They made three albums together – Off the Wall in 1979, Thriller in 1982, Bad in 1987 – a collaboration that changed pop for ever. "Then Michael fired me," Jones grins. He had been pushing Jackson towards hip-hop, but the singer had doubts. "He said, 'Quincy doesn't understand the business any more. He doesn't know that rap is dead.' But it's OK. It wasn't so obvious then."

Still, they were friends until the end. "I was in London when he sold out the 10 concerts, and then sold out 40 more. He called me. He wanted to bring the kids over. But I was with Mohamed Al Fayed at his place. I said, 'I'll see you in Los Angeles.' And that was the last time I talked to him."

Did you know he was in a bad way? "No, no," he says. "There was no way to know. There's no way anybody could be blamed for what happened. Artists of that stature – they can do whatever they want. You'd have to monitor him 24-7 to know what's going on." What about the number of performances? Was it too many for him to cope with? "I don't know, man. It's personal. So, so personal. There's too many details. Unless you're totally cognisant of everything, it's hard to make a judgment."

Jones was once at death's door himself. In 1974, he suffered two brain aneurysms that have left him unable to play the trumpet. He was given a 1% chance of surviving the operation: when the doctors shaved his head they kept his hair in a plastic bag, in case they needed to paste it back on to his corpse. He woke up to find an extravagant memorial service had been planned. So he reckoned it might as well go ahead. "Frank Sinatra said to me, 'Q, live each day like it's your last. And one day you'll be right.'"

Happily, the fleet of Swedish doctors has given him the all-clear. "Except I think vodka's out of my life for ever. Though they say two glasses of red wine is better than not drinking at all!" He certainly seems in the rudest of health. When we meet, at the Paris Ritz, he's looking at the receptionist with a glint in his eye (there have been three marriages and seven children, ages 17 to 56) and on discovering I'm from London, he's keen to practice his cockney. "I learned from the best, Michael Caine," he explains, after a quick round of, "Check out the Bristols on that Richard." Then he shows me Frank Sinatra's sovereign ring, a gift from Ol' Blue Eyes's daughter.

Of all his remarkable achievements, one constant in Jones's life has been an ability to turn great men and women (particularly musicians) into close personal friends. His bestselling 2001 book Q: The Autobiography of Quincy Jones comes with 50 pages of acknowledgements and seems to contain more celebrities than anecdotes. By the time he was 30, he'd backed Billie Holiday and Ella Fitzgerald, played trumpet behind Thelonious Monk and Charlie Parker, recorded Jacques Brel and arranged Ray Charles. As well as masterminding music's biggest ever album (Thriller) and single (We Are the World), his arrangement of Fly Me to the Moon was the first music played by Buzz Aldrin when he landed there in 1969. There have been 33 movie scores and 79 Grammy nominations.

Ostensibly, he has crossed the Atlantic on an unlikely mission: to launch AKG's new line of Quincy Jones headphones ("the most organic, natural fit I could ever imagine"). But Paris is a special place for Jones. He was here in the 1950s, studying composition with Nadia Boulanger, tutor to Stravinsky, Leonard Bernstein and Aaron Copland. Soon he was off dining with Picasso and hanging out with Brigitte Bardot. "Ooh la la!" he twinkles.

When a beautiful blonde teenager practically sits down on top of him, it turns out to be one of his daughters, Kenya. "Nastassja Kinski's her mother," he says. Along with celebrities, the other constant in his life has been stunning women. "You think I'm gonna like ugly ones?" he says.

Jones came up the hard way: born in Chicago to a schizophrenic mother and raised by a grandmother who liked to fry rat on a skillet. Mum re-enters his life story like the proverbial bad penny, at one point conspiring to stop his "devil's music" by reporting Jones for non-payment of taxes. Her behaviour was enough to make him say now: "I didn't have a mother, so I had to make my own world. I started with four trumpets, four trombones, five saxes, drum, bass and piano – all doing something different."

It's this arranger approach that's kept him moving forward, always mixing and matching – people, music, ideas. He worked with everyone from Akon to Bono, Chaka Khan to Shaquille O'Neal. Today, he's got a theory that rappers "could revolutionise education". He explains: "Everywhere in the world, they have kids in the palm of their hand. I put together a curriculum so schools know who rappers are – so kids don't have to pretend to be Columbine neo-Nazis saying 'Yo homie!' on the internet." He's been angling for a position within Barack Obama's administration, too. "We're the only country with no minister of culture," he says.

Jones has an LP coming out: a tribute record to himself called Q: Soul Bossa Nostra. It will be released on 700m mobile phones in China, Jones being the last person you'll find clinging to vinyl. "I've got a jazz mind, man," he says. "The music business as we knew it is over. I'm rolling with whatever the reality is." Amy Winehouse features on the album, covering Jones's first hit as a producer, 1963's It's My Party. They met at Nelson Mandela's 90th birthday concert. "We hugged and I said, 'Why you got to mess up your life like this?' She said, 'I'm gonna be OK. My husband's getting out of jail soon.' I said, 'Wow! That's a big positive!' She's like Naomi, my other little naughty sister."

He means Naomi Campbell. Jones has just spent time with Campbell on a cruise ship in the Mediterranean. With them were Jay-Z; Sarah, Duchess of York; and, ironically, Leonardo DiCaprio, star of the movie Blood Diamond. This was just after Campbell gave evidence in Charles Taylor's trial at the Hague for war crimes. Jones was at the meal the trial focused on, but he's not talking about it. "Naomi's fine," he says. "I see the bright side of her."

Thriller rides again

His diplomacy cracks at the mention of Lady Gaga, though. Why is he rolling his eyes? "I don't listen to her," he says. Why not? "Cos I heard it a couple of times!" He falls about: twice was apparently enough. It's Jackson he'll always be linked with, though. For Thriller, Jones whittled 800 songs down to nine. "Then I took out the weakest four and replaced them with The Lady in My Life, PYT, Beat It and Human Nature. Mix that with Billie Jean and Wanna Be Startin' Something, and you have a serious album." There was a story on the website Popbitch saying Jones got so fed up with Jackson's yelps and whimpers that he took to kicking him. "Ha ha! No, but I knew how to handle Michael."

Now all those Thriller outtakes will probably be heard: Sony and Jackson's estate have done a $250m deal for 10 more albums. "I don't want to get involved," Jones says. "The poor guy's gone. He died younger than me when I produced him. He left something not many people are going to leave."

In terms of a legacy, Jones may rival Jackson. Witnessing all the talent that turned up for his 1974 memorial, which he attended with two metal plates in his skull, one thought went through his mind: "That's some lineup."
----------------------------------------------------------
переведу часть, где Куинси говорит о Майкле, остальное транслит

Куинси Джонс: "Я знал, как обращаться с Майклом

Легендарный Куинси Джонс говорит с Джонни Дэвисом о Lady Gaga, Наоми Кэмпбелл, его последней беседе с Майклом Джексоном – и забава, которую он имел на своих собственных похоронах.

Куинси Джонс не рисковать. На прошлой неделе 77-летний мужчина, который два титана колени и слуховыми аппаратами, что свистит, когда он говорит, был в Каролинского института в Швеции, где 14 "лучших врачей в мире", провел шесть дней давала ему ежегодный медосмотр . "Craniology, урологии, все", говорит он.

С бибоп вплоть до хип-хопа, там никого не осталось в живых, который сделал больше, чем американская музыка Куинси Джонс Делайт И это может иметь свои вниз сторон. "Я потерял 174 людей в течение четырех лет", говорит он. "На прошлой неделе, было Abbey Lincoln. До этого Герман Леонард, Хэнк Джонс, Лена Хорн, Билли Престон - половина эти ребята были моложе меня. Sammy Davis было 64, когда он умер".

Он перестал ходить на похороны. "Кому они нужны?" В прошлом году Джонс как известно потерял Майкла Джексона, которого он имел обыкновение называть Вонючка. Они сделали три альбома вместе - Off The Wall в 1979 году, в 1982 году Триллер, Bad в 1987 году - сотрудничество, которое изменило поп-музыку навсегда. "Тогда Майкл уволил меня," - усмехается Джонс. Он настраивал Джексон на хип-хоп, но певец сомневался." Он сказал:"Куинси больше не понимает бизнес. Он не знает, что рэп умер. Но это нормально. Это не было так очевидно тогда."

Тем не менее, они были друзьями до конца. "Я был в Лондоне, когда он продал 10 концертов, а затем продал еще 40. Он позвонил мне. Он хотел привезти детей. Но я был с Мохамедом аль-Файедом у него. Я сказал: "Я увижу тебя в Лос-Анджелесе. И это был последний раз, когда я говорил с ним."

Вы знали, что он был в плохом состоянии? "Нет, нет", - говорит он. "Не было никакой возможности узнать. Некого винить за то, что произошло. Артисты такого уровня – они могут делать что хотят. Вам придется контролировать его 24 часа в неделю, чтобы знать, что происходит". А по количеству спектаклей? Было ли это слишком много для него, чтобы справиться? "Я не знаю, парень. Это личное. Это очень личное. Есть слишком много деталей. Если вы не осведомлены полностью обо всем, трудно сделать вывод".

Джонс был когда-то на пороге своей смерти. В 1974 году он перенес две аневризмы мозга, которые привели к его способности играть на трубе. Он получил 1% шансов на выживание операции: когда врачи обрил голову они все волосы в полиэтиленовый пакет, в случае, если они необходимы, чтобы вставить его обратно на его труп. Он проснулся, чтобы найти экстравагантный памятник обслуживание было запланировано. Так он рассчитывал он может, а идти вперед. "Frank Sinatra сказал мне:" О, жить каждый день, как это ваш последний. И в один прекрасный день вы будете правы. "

К счастью, флот шведские врачи дали ему все ясно. "Только я думаю, водку в моей жизни навсегда. Хотя и говорят, два стакана красного вина лучше не пить вообще!" Он, конечно, кажется, в самые трудные здоровья. Когда мы встречаемся, в Париже Ritz, он смотрит на администратора с блеском в глазах (всего их было три брака и 7 детей в возрасте от 17 до 56) и по выявлению я из Лондона, он стремится исповедовать свою кокни . "Я узнал из лучших, Майкл Кейн," объясняет он, после быстрого раунда ", детали Бристолс на что Ричард". Затем он показывает мне кольцо суверенного Фрэнка Синатры в подарок от дочери Blue Eyes в Ol '.

Из всех его замечательных достижениях, одна константа в жизни Джонс была возможность превратить великих мужчин и женщин (в частности, музыкантов) в близких личных друзей. Его бестселлер 2001 Книга Q: Автобиография Куинси Джонс поставляется с 50 страницах подтверждений и, кажется, содержат больше знаменитостей, чем анекдоты. К тому времени он был 30, он бы поддержал Билли Холидей и Эллой Фицджеральд, играл на трубе за Телониус Монк и Чарли Паркер, записанный Жак Брель и организовал Рэй Чарльз. А также большой в мире альбом руководство ею музыки (Триллер) и одиночные (мы в мире), его расположение Fly Me на Луну была первая музыка, которую играют Базз Олдрин, когда он высадился там в 1969 году. Там были 33 баллов и кино 79 Грэмми.

Утверждается, что он пересек Атлантику на вряд ли миссия: запуск новой линии AKG о Куинси Джонс наушники ("большинство органических, естественным я мог себе представить"). Но Париж специальное место для Джонса. Он был здесь в 1950-х, изучая состав у Нади Буланже, воспитателем Стравинский, Леонард Бернстайн и Аарон Копленд. Вскоре он был не столовая с Пикассо, и висит с Брижит Бардо. "Ooh La La"! он мерцает.

Когда красивая блондинка подросток практически не садится на него сверху, она оказывается одна из его дочерей, Кения. "Настасья Кински как ее мать", говорит он. Наряду со знаменитостями, других постоянных в его жизни была красивыми женщинами. "Вы думаете, я буду, как некрасивые?" говорит он.

Джонс подошел трудный путь: родился в Чикаго в шизофренической мать и поднял на бабушку, которая любила жарить крыс на сковородке. Мама возвращается в историю своей жизни, как пресловутый плохой копейки, в одной точке заговоре с целью остановить его "чертова музыка", сообщая Джонс за неуплату налогов. Ее поведение было достаточно, чтобы заставить его сказать сейчас: "у меня не было матери, поэтому я был вынужден сделать свой собственный мир. Я начал с 4 трубы, четыре тромбона, пять саксофоны, барабанные, баса и фортепиано - все делать другое ".

Именно этот подход, аранжировщик это держали его продвижения вперед, всегда смешивания и сопоставления - люди, музыка, идеи. Он работал со всеми с Akon и Боно, Chaka Khan, чтобы Шакил О'Нил. Сегодня он получил теории, что рэпперы "могут произвести революцию в образовании". Он объясняет: "Во всем мире, они имеют детей в ладонь своей руки. Я собрал программы школы так знают, кто рэперов - так дети не должны претендовать на Колумбайн неонацистов, говоря:" Yo Homie! ' в Интернете ". Он был рыбалки на должность в администрации Барака Обамы, слишком. "Мы единственная страна, ни один министр культуры," говорит он.

Джонс Л. выходит: дань записи сам называл Q: Soul Bossa Nostra. Он будет выпущен на 700м мобильных телефонов в Китае, Джонс является последним человеком, вы найдете цепляется за винилом. "У меня есть джаз виду, мужчина," говорит он. "Музыкального бизнеса, как мы знали, она закончилась. Я прокатки с любым реальность." Amy Winehouse показывает на альбом, охватывающий первый хит-Джонс в качестве продюсера, в 1963 It's My партии. Они познакомились в девяностых концерт со дня рождения Нельсона Манделы. "Мы обнялись, и я сказал:" Почему вы мне испортить вашу жизнь, как это? Она сказала: "Я хочу быть в порядке. Мой муж выходит из тюрьмы скоро. Я сказала: "Wow! Это большой положительный! Она, как Наоми, моя маленькая другие пикантные сестра.

Он имеет в виду Наоми Кэмпбелл. Джонс только проводил время с Кэмпбелл на круизном судне в Средиземном море. С ними было Jay-Z, Сары, герцогини Йоркской, и, по иронии судьбы, Леонардо ДиКаприо, звезда фильма "Кровавый алмаз". Это было как раз после Кэмпбелл дал показания в суде Чарльза Тейлора в Гааге за военные преступления. Джонс был на ужине суда основное внимание уделялось, но он не говорил об этом. "Тонкой Наоми", говорит он. "Я вижу светлую сторону от нее.

Триллер едет снова

Его дипломатия трещит при упоминании о Lady Gaga, однако. Почему он закатывает глаза? "Я не слушаю ее," - говорит он. Почему нет? "Потому что я услышал это пару раз!" Он покатываться со смеху: дважды по-видимому было достаточно." Это с Джексоном он всегда будет связан. Для Триллера Джонс свел 800 песен до 9. "Тогда я убрал четыре самые слабые и заменил их на Lady in My Life, PYT, Beat It and Human Nature. Смешайте это с Billie Jean и Wanna Be Startin' Something, и у вас есть серьезный альбом". Была история на сайте Popbitch, говорят, что Джонс так устал от воплей и хныканья Джексона, что он взял и ударил его ногой. "Ха-ха! Нет, но я знал, как обращаться с Майклом".

Теперь все те купюры Триллера вероятно услышат: Sony и состояние Джексона заключили сделку на $250 миллионов для еще 10 альбомов. "Я не хочу вмешиваться," - говорит Джонс. "Бедный парень ушел. Он умер моложе меня, когда я стал его продюсером. Он оставил кое-что, что не многие оставляют."

Что касается наследства, Джонс может соперничать с Джексоном. Видя все таланты, которые поднялись для его мемориала 1974 года, который он посетил с двумя металлическими пластинами в его черепе, одна мысль прошла ему на ум: "Это - какая-то очередь."

Отредактировано Diana77 (10-09-2010 18:00:45)

+4

87

http://www.dailyrecord.co.uk/showbiz/ce … -22550699/

Майкл Джексон был готов дать 50 живых выступлений перед своей трагической смертью - говорит британский сценический мастер Mark Cunniffe.

Майкл Джексон был более чем готов дать 50 концертов в Лондоне перед смертью, согласно одному из последних людей, которые видели его. Британец Mark Cunniffe был главным осветителем и оператором ТИИ и видел 2 последние репетиции Джексона, перед тем как он умер в 50 лет в прошлом году. Как и многие, Марк не был уверен, что Джексон, последний тур которого был в 1996 году и состоял из 82 выступлений, сможет снова сделать это. Он говорит: "Если бы он умер за 2 недели до того как сделал бы это, то я бы сказал, что он никогда не сделал бы этого. Но он отыграл полной шоу дважды во вторник и среду перед тем как умер и в эти оба раза он дополнял шоу. Он останавливался, чтобы дать нам указания. Я был опустошен, когда он умер. Если бы он даже дал только одно шоу, было бы великолепно видеть как он делает это и получает хорошие отзывы за это. Я думаю, что это был бы один из его самых прекрасных моментов." Марк получил предложение поработать с Джексоном через Стиви Уандера. Он шутит: "Это был один из тех моментов, когда вам звонят и вы не говорите "я занят" и вешаете трубку. Вы бросаете все. Это единственная в жизни возможность поработать с величайшем артистом, которого только видел мир." После недолгого разговора с самым великим артистом, Марк тут же приступил к работе: "При нашей первой встрече он объяснял примечания освещения для Билли Джин. Это было за 6 недель до того, как он умер, и до того как мы перебрались в Стейплес Центр для финальных репетиций. Он говорил мне: "Я выхожу на сцену, поднимаю свою шляпу, щелкаю пальцами и свет продвигается."" Марк смеется, вспоминая это, он говорит: "Это становится нереальным моментом. После этого я сказал: "Огромное спасибо Майкл", вернулся в диспетчерскую, позвонил своим детям и сказал: "Угадайте с кем я сейчас разговаривал?"

перевод Crush

+1

88

Режиссер клипа Scream, правдоруб Mark Romanek развенчивает миф из книги рекордов Гиннеса.
http://www.elusiveshadow.com/2010091021 … ackson.php

В длинном интервью, данном журналу Slash Film, режиссер Mark Romanek опроверг информацию, опубликованную в книге рекордов Гинесса, утверждающую, что Scream  Майкла Джексона был наиболее дорогим клипом  с бюджетом около 7 миллионов долларов. Он назвал несколько причин, по которым этот короткометражный фильм потребовал столь солидный бюджет.

"В книге рекордов Гинесса допущена ошибка. Клипы, снятые Propaganda Films в то время для Guns N' Roses и Майкла Джексона, стоили на миллионы дороже, чем Scream. "Black Or White" стоил 9 или 10 миллионов долларов. И некоторые экстравагантности  Guns N' Roses с танкерами, я не помню, как назывался клип, стоили примерно 9 или 10 миллионов долларов. Мне претит слыть за расточительного маньяка, который израсходовал 7 миллионов долларов ".

Mark Romanek объясняет: " Причина, по которой это видео стоило такой суммы, в том, что звукозаписывающая компания обратилась ко мне слишком поздно, дата релиза была слишком близка. Они мне сказали ' У нас есть две самые популярные звезды мира, брат и сестра, Дженет и Майкл, впервые вместе '. И Майкл - чокнутый. Все должно быть самое-самое, самое большое, самое огромное, лучшее из лучшего, лучшее в истории. Они мне дали примерно пять недель до предварительного показа. Сама песня, звуки взрывов и все такое в начале мне напомнили шум, который производят космические корабли на старте... И у меня возникла эта идея с этими двумя братом и сестрой, наедине в их собственном частном космическом корабле, немного напоминающих " Сорванцов " Жана Кокто. Куда мне нужно было попасть? Внутрь космического корабля!

Следовательно, должны были построить эти гигантские декорации и придумать спецэффекты. Представьте себе: минимум две недели занимает поиск идеи, ее нужно расписать и составить бюджет. Затем было нужно десять дней на съемки клипа. Нам оставалось две с половиной недели чтобы его смонтировать и добавить спецэффекты. Следовательно они - не я - должны были платить столько, чтобы это было сделано. Два миллиона долларов были потрачены на нужды Майкла и Дженет, – безопасность, фургоны и большие тенты, помощники, у которых есть помощники, у которых есть помощники. Эти два миллиона не служили для съемок. Вот в чем история. Этот клип не является наиболее дорогим музыкальным видео в истории. Может показаться, что я занимаю некую оборонительную позицию. Так оно и есть ".  http://i019.radikal.ru/0802/f3/d401bcb531b6.gif

+5

89

http://www.monitorulexpres.ro/?mod=moni … s_id=85168
автоперевод с румынского:
Эксклюзив - Майкл Джексон, профессор румынский
26/01/2010 6:00:23 (архив)

http://monitorulexpres.ro/arhiva_foto/poze/tumb/irina_profa_michael_fdgddff.jpg

• Ирина Бречер давала уроки танцорам Майкла Джексона тура "This Is It "

• Джексон попросил научить его классическому балету

Сегодня, документальный фильм "This Is It Майкла Джексона" прибыл в Румынию. Долгожданное событие фанаты Джексона теперь смогут иметь ее на своего кумира дома, на DVD и Blu-Ray. Фильм имел огромный успех в кинотеатрах по всему миру, но DVD также будет содержать последовательностей нам за кулисы репетиции за то, что может быть самым зрелищным тура всех времен. Мало кто знает, что в документальный фильм, который очаровал планеты, румынский, Ирина Бречер Гамильтон, самый известный педагог классического балета в Лос-Анджелесе. Она сказала Express исключительно для вестник в жизни был ее путь до встречи с королем поп-музыки ", пиком моей карьеры." И когда он попросил ее преподавать уроки балета, в частности, и его троим детям.

Румынский женщина знает, Майкл не знал, что

На 48-й минуте документального фильма "This Is It", показывают как женщина со странным акцентом учит девять танцоров, как сделать правильные движения, которые сделали его известным Майклом Джексоном. Ребята внимательно слушают и выполняют команды женщины, которая едва достигает плеч. Хотя они были выбраны самим Майкл Джексоном из почти 6000 танцоров и, хотя они являются лучшими в мире, не оставляя слово учителя, который все еще есть чему поучиться. Майкл Джексон настаивал, что шоу и моментов классического балета. Для танцевальные движения, был хореографом сам, а для русского балета, звезды называется профессиональной. И как лучший педагог классического балета в Лос-Анджелесе Ирина Бречер, позвал ее работать со своей группой. "Я видел, таким образом, в русском стиле. Это русский? Это русский язык. Чувствуете разницу? "Говорит Ирина в фильме, а мальчики смущает как авторитетный профессиональный мужской движения балета им примером.

Балерина до 9 лет

Ирина дорога здесь была долгой и полной воспоминаний. Не все счастливы, и ссылаясь на моменты, когда ее семья пострадала еще вызывает слезы. S родился в Бухаресте в 1950 году. "Моя мать, Тамара Ronskaia была балериной русская женщина из Кишинева. Мой отец, Эрнест Бречер был маленький театральный режиссер и продюсер фильмов. Юлия жила на улице и пошел в школу Хашдеу балета трамвай шел мимо парка, церкви. Такие детали не могут забыть ", Ирина напоминает. Сначала мальчик-актер в спектаклях и фильмах, представленных даже программы для детей. Пока, в девять лет, была мысль, чтобы сидеть на балетной школы. Им удалось лишь 90 из 900 человек. И только девять завершили все учебные годы. Среди них была и Ирина. Не забывайте, любая из этих имен, которыми мы руководствовались шаги. Сегодня, как будто чудом, и они в основном живут в Америке. "Мы говорим по телефону в течение часа. Только на румынском языке. Что делать? Я румынском и она не будет когда-либо изменения. Американцы всегда говорит в мою душу. Но мои слова не могут описать вкус винограда и крошечные дома в Румынии ".

"Зачем ехать в главной роли иврите?"

"Я была актрисой. Мое тело помнит, как он остался на коленях Деж. После того как я прочитал стихотворение, то Президент Румынии позвонил мне на руки и похвалил меня, "говорит Ирина, вспомнив, что Чаушеску пришел к власти, для ее семьи" витая нож в сердце. " Там были годы террора. Его отец умер 11 лет, когда он и "мать моя, и я начал чувствовать, что значит быть евреем в Румынии". пенсия по случаю потери кормильца была остановлена и стеснен в средствах, они продали все, что в доме. Так Ирина удалось оплатить частные уроки балета. Когда он узнал о жертвах ее учитель, я никогда не просят денег. Успехи начали появляться. В 18 лет она завоевала первую медаль для Румынии на Международном конкурсе в Варне. Он был профессиональным танцором всей Национального театра оперы и балета. "Я был на первом месте! Моя страсть была играть в "Ромео и Джульетта" Беллини. Но кто-то прислал письмо директор спросил, почему главные роли пойти в иврите? Где был наш патриотизм? Но друзья убеждали меня, чтобы бороться за свою карьеру, и я сделал это не может ", говорит она.

Танкер Ирэн

Когда преследования стала невыносимой, Ирина и ее мать призвал эмиграцию в Израиль. "Мой отец был набожным коммунист, я с гордостью носила красный галстук пионера и мысли о великий Ленин. Но я должен был изменить сексом с другим, более достоверным. Все время мне пришлось научиться бороться со своей жизнью, а не с целью свержения мои дети ", говорит балерина. В вестибюле посольства встречались длинный ряд людей, которые ждут, некоторые по 17 лет, эмиграция. "Я признал посол. Я видел в "Принц и нищий". Он обещал нам помочь. Через две недели, 15 танков прибыли в Израиль, иврит 15 против Румынии. В течение двух месяцев, идти с большой деревянный ящик, что все, что я имел. "Мои документы"? Паспорт без гражданства. Оба. У меня нет свидетельства о рождении сегодня, я был арестован в Румынии ". Но им удалось бежать коммунистов. "Все мое детство я видел только оранжевые несколько раз. На пути в аэропорт в Тель-Авиве, там были только оранжевые. Плач и я думал, мечтал, "говорит Ирина.

Он принес современного танца в Боготе

В Израиле, ее карьера начала складываться. Это был учитель балета и прима-балерина двух компаний танца в Тель-Авиве, пока хороший друг, Габриэль Эль Израиля, спросил: "Почему вы держите здесь? Удивительно, что вы сделали с Румынией. У вас есть месяц, чтобы выучить английский язык для Королевской академии танца в Лондоне ". Он пошел еще дальше в Колумбии. Там он встретил фольклориста Рафаэль Сармьенто, и вместе они основали современного танца в этой стране, основана первая официальная школа танца в Боготе. С ее стороны 600 студентов прошли здесь. "Я слышал Майкла Джексона из Румынии. Но в Боготе, я понял, что я так близко к Америке, и я собираюсь поставить Майкл прибыл в страну. Если у вас работать, вы можете сделать что-то ", сказал румынский. После восьми лет, в 1986 году, прибыл в Даллас, а через год со своей дочерью, стоял прямо за концерт Майкла Джексона. "Я знал, что этот мальчик будет мой идеал жизни." За год, и Миша родился, он танцевал рядом с сыном Майкла в "This Is It". Родила его под водой. "Майкл Америке ко мне, и Румыния Миши", говорит она ребенка, который сделал свои первые танцевальные шаги, без какой-либо поддержки, год-полтора.

Матери из самых горячих танцоров в Лос-Анджелес

Америка означает новое начало для Ирины. Он взял ее снова, она преподавала балет и создал школы в нескольких штатах. Пока, ее дети выросли, свою очередь, пришли оценить танцоров. "Таша было 11 лет, и Миша 9. Без говорил мне, когда я был болен, дал часов танцы для меня в школе № 2 в Денвере. Сегодня, Таша танцы, как примадонна, является преподавателем танца, лучший учитель в Лос-Анджелесе. В течение трех минут хореография заплатил $ 1500. И Миша, за час танца, получает $ 1.000, гордится ее двух детей, которые стопам. Миша большой поклонник Майкла Джексона, было 15, когда он отправился в тур с певицей Аарон Картер. Однажды, Аарон сказал: "У меня есть подарок для тебя. Миша услышал в трубку: "Привет, это Майкл! Я знаю, что вы находитесь в турнире, и я подражать стилю. Хотите танцевать для меня? ". "Но это было лишь 21 лет после что-то случилось. До тех пор танцевали на гастроли с Джанет Джексон, Бейонсе и другие. Джанет твердил ему: "Миша, может быть, в один прекрасный день ваша мечта сбылась, и вы получите танцевать с Майклом" должно было произойти в 2009 году ", объясняет Ирина.

"Майкл хочет научить балета часов"

"Мой сын сказал мне:" Мама, я стал учителем, потому что ваш учитель. Я хочу поехать в Лос-Анджелес Где Майкл, чтобы быть маленьким золотую рыбку в большой воды ". Мои дети были переведены в Лос-Анджелес и создана основа хип-хопа. Я учил их всему, современный балет, классическая, свободный стиль. Но после Майкл решил "This Is It", я могу сказать, что, хотя у меня была успешная карьера, мой мальчик открыл новый рядом с Майклом. Это произошло в мае 2009 года. На репетиции, Майкл сказал, что хочет уроки классического балета в течение девяти танцоров. Все повернулись к Мише и он понял, что его мать является наиболее подходящим. Ирина пришла в Staples Center. "Я был оператором, Кенни Ортега и девять мальчиков. Тогда Майкл пришел и сказал: ". Я не могу ждать, я хотел встретиться с вами" Затем он обнял меня. Никто не может понять, что этот человек вперед, ангельское великодушие, уровень духа. Вы должны это увидеть, чтобы понять. Тогда я дал спасибо, что я принес Миша. Майкл оставил после она была в течение долгого времени ", говорит Ирина, возбужденных и сегодняшняя встреча с величайшей певицы последнего десятилетия. Ассистент хореографа пришел к ней и сказал: "Майкл рада. Он сказал мне, чтобы сказать вам, что хочет научить частные уроки на дому, его и его детей ". Эмоции перегружены ей: "Просто костей держал меня вниз".

Майкл был в лучшей форме

К сожалению, романтика и никогда не учить короля поп-музыки. Последний месяц до рокового дня 25 июня, репетиции были загружены. "Это показывает именно уровень, на котором повторяется. Миша пришел в 2 часа ночи полностью повален на землю и сказал мне: "Вы думаете, я могу дать более чем на 120% с Майклом?" После целого дня репетиций, сидя 24 часов, чтобы восстановиться. Кто сомневается, что Майкл был в лучшей форме, сильно ошибается. Он был в полной силе. Они не всегда так. Мотивированный и сильным. Подлинного художника. Я внимательно изучил. Я видел жизнь многих художников, доктор наук движение, но нет никого, как Майкл. Это была энергия, мастер на его стороне, и, казалось, более спокойный мир ", она говорит о нем, который появился на спорное свидетельство о состоянии здоровья в последнее время. Тот факт, что "он хотел взять уроки балета два месяца до его смерти говорит само за себя." Как насчет стиля танца, Ирина считает, что является уникальным и заполнены сообщениями: "каждое действие его имеет более глубокие причины. Он не нужны слова, чтобы передать сообщение. "

Жизнь после Майкл

25 июня, в 12.30, Таша, и она позвонила матери и сказала ей, чтобы открыть телевидение. Они призвали друг друга и надеется, что все будет хорошо. Но вскоре они узнали ужасную новость. Человек, который изменил его жизнь умерла. "Я чувствовал, что время остановилось", говорит Ирина, в те моменты, готовится отмечать свой день рождения 26 июня. Он позвонил ей и Миша, Staples Center. "Мы должны быть вместе, мама, я оставляю вам", сказал тот, кто танцевал на одной сцене с Майклом. С тех пор, говорит его мать, это узнать. Они участвовали в мемориале 7 июля и запуск документальный фильм. Знакомства были удивлены, когда увидели фильм, Ирен держится в секрете, потому что его сотрудничество с Джексоном. Гамильтон семейную жизнь продолжается, даже если часть своей души закаленных с исчезновением Майкла Джексона. Ирэн и Роберт, муж, физиотерапевт и инструктор каратэ более 30 лет, менеджер интегральных Движения искусств души движение, школа танцев, который открылся его прямо в своем доме в Лос-Анджелесе Таша является балериной, кто слышал весь мегаполис, Миша гастроли по Европе ", и он идет с духом Майкла" и другие дочери, Габриэла Сармьенто Бречер, врач в Южной Америке. Ирина выполнено. У него есть только одно желание: прийти в Румынию с ее детьми и ее видеть, где все это началось. "Мы начинали с маленькой страны, слева радости и боли, и я получил обнять Михаила. И через это, я обнял мире ".

Король банды

• В документальный фильм "This Is It" появится в самом деле, три человека из румынского происхождения: Ирина, ее сын, Миша, и Эдвард Г. Робинсон, американский актер известный гангстер ролей. Последний клип находится на песню "Smooth Criminal", захваченного изображения из фильма в 1935 году. Актер родился в Бухаресте 12 декабря 1893 и покинул Румынию в возрасте 10 лет. Его настоящее имя Эммануила Гольденберг в интервью в 1970 году, Тудор Vornicu получили больше знакомы с румынскими и выражения сильных воспоминаний детства. Он дебютировал на Бродвее в 1915 году, был женат на актрисе Глэдис Ллойд и снялся в десятках фильмов, в первую очередь "Маленький Цезарь" (1930). Он умер в 1973 году от рака.

Миша дублер Михаил

• Документальный фильм "This Is It" был запущен в октябре 2009 года, через 4 месяца после внезапной смерти певца Майкла Джексона реконструкции прощальный концерт, который должен проходить в Лондоне. Для этого фильма, было продано билетов стоит 144 млн долларов. 140 часов видеоматериала были сделаны во время репетиции на арене Staples Center в Лос-Анджелесе в период с марта по июнь. DVD и Blu-Ray дисков, содержащих позади сцены и сцены, nedifuzate далеко. Мы версий на "Smooth Criminal" и "Thriller". Для первого клипа, честь быть его дублером Майкл Джексон отправился в Миша, сын Ирины. "Миша сделал все сцены в двух ночей", поясняет она. Также сын романтики, сейчас 22 лет, это та, которая открывает документальный фильм. "Жизнь трудна, ищет что-то дать мне чувство, я не верю ни во что. This Is It "слова, которые говорит сквозь слезы.

0

90

Интервью с поварами Майкла - Кай Чейз и Дугласом Джонсом, которые оба утверждают , что он питался совершенно нормально и размеренно, был помешан на здоровом питании, кушал протеины в основном и регулярно репетировал, будучи полон сил и здоровья!

Интервью с Кай Чейз

0

91

Интервью с Марселем Марсо http://community.livejournal.com/foreve … 65953.html

http://s53.radikal.ru/i141/1009/7d/1ad860634714.jpg

6 декабря 1995 года Майкл потерял сознание во время репетиции концерта, которая проходила в Нью Йорке, на сцене Beacon Theater. Он был доставлен в больницу, где провел несколько дней. Подготовка к шоу так и не была возобновлена. Концерты, запланированные на 8 и 9 декабря, должны были стать выдающимся событием: сообщалось, что выступление Майкла будет в корне отличаться от того, что он делал прежде. Зал Beacon Theater вмещает всего полторы тысячи зрителей — очевидно, что обстановка должна была быть намного более простой и душевной, чем на 100-тысячном стадионе. Майкл репетировал с шестью рок-музыкантами, симфоническим оркестром из 40 человек и 32 танцорами. Над шоу также работали девять хореографов. Планировались, что в двух часовое шоу войдут старые песни, а так же новые работы Майкла, такие как «Childhood» и «You Are Not Alone». 11 декабря концерт должен был быть показан на канале НВО. Примечательно, что над шоу вместе с Майклом работал выдающийся мим, Марсель Марсо. Будучи артистом, для искусства которого движение, отражающее состояние души, мысли и чувства сценического героя, является основным и единственным выразительным средством, Марсо, как никто другой, сумел понять и оценить Майкла-хореографа, танцора, чуткого и восприимчивого человека искусства.

Расскажите, пожалуйста, о том, как вы впервые встретили Майкла Джексона.

М.М. Я узнал о том, что Майкл был моим поклонником, когда он приехал во Францию в ходе турне «Bad». Он сказал тогда, что хотел бы встретиться здесь с двумя людьми: Марлен Дитрих и Марселем Марсо. Кто-то спросил: «А почему Марсель Марсо? Он ведь даже не разговаривает» (вероятно, это был непрофессиональный журналист, который мало что понимал). Майкл Джексон ответил, что ходит на мои выступления каждый раз, когда я приезжаю в Штаты, и поражен абсурдностью этого вопроса. Журналист не знал, что ответить на это...

Затем Майкл Джексон пришел на мое шоу в Лондоне, тогда мы и встретились в первый раз. Мы стояли на сцене театра, в котором проходило мое выступление, и разговаривали. Он, в частности, отметил, что его поражает моя пантомима «человек, идущий против ветра». Он использовал подобный эффект в своей «лунной походке». Наша первая встреча была чудесной. Он сказал мне: «Марсель, вы фантастический артист». Он высоко ценит поэзию искусства пантомимы, ее медленные движения, ритм, тишину... Я узнал, что он посещал большинство моих выступлений в Штатах, когда был еще ребенком. Он тайком приходил меня увидеть, а я не имел представления о том, что он сидит в зрительном зале. Он знает о моей работе с начала моей карьеры и говорит, что я оказал на него влияние наряду с такими людьми, как Фред Астер и другие. Но, несмотря на это, он уникальный человек, а не имитатор. Я думаю, он знает, чему поучиться у лучших артистов, в какой бы сфере они ни работали.

Каким вы представляли себе Майкла Джексона до того, как познакомились с ним?

Я ассоциировал его с пением и написанием песен, с ритмом, с популярной музыкой. Я отмечал, невероятную живость его движений, то, что он потрясающе одаренный танцор.

Когда вы снова встретились после той, первой, встречи?

Майкл Джексон пригласил меня к себе домой в 1992 году, когда я ездил с концертами по Соединенным Штатам. Мы долго разговаривали. Он рассказал мне о том, какое впечатление на него производят мои выступления, белая маска, которую я ношу. В той же мере, в какой Майкл является поклонником Чаплина, он очень любит искусство пантомимы. Первое, о чем он спросил меня при встрече, это записываю ли я свои выступления на видео. «Конечно», ответил я. «Прекрасно!», сказал Майкл. Он добавил, что это важно делать «для истории».

При каких обстоятельствах Майкл предложил вам принять участие в его концертах для американского кабельного канала HBO?

Я был в турне по Аргентине, когда мне позвонил Майкл Джексон. Он сказал мне, что написал песню, которая называется «Childhood», и начал напевать ее по телефону. «Я бы очень хотел, чтобы вы сыграли эту песню на сцене, - сказал он. - Еще мне бы хотелось сделать этот номер вместе с вами. С героем вашей пантомимы.. это было бы здорово!» Я сказал себе, что это просто его манера общаться, что ничего еще не определено. В конце концов, когда вы разговариваете с кем-то по телефону, от устного соглашения далеко до контракта о сотрудничестве. Поэтому я сказал Майклу: «Я дам тебе номер своего телефона в Париже. Позвони мне, если захочешь, и если мы будем работать над этим номером, мы сделаем все, как полагается». Вскоре после этого разговора я вернулся во Францию, и Майкл позвонил мне на домашний номер. Он начал напевать мне песню. Я спросил: «Каким ты видишь наш совместный номер? Пришли мне сценарий», на что Майкл ответил: «Нет, я хочу, чтобы вы занялись хореографией этого номера и чтобы мы исполнили его вместе. Я займусь подготовкой контракта».

Я был с концертами в Бангкоке, когда со мной связался американский агент Майкла Джексона. Мы решили, совместно с НВО, что шоу будет запланировано к показу на Рождество 1995 года. Все было готово. Затем я отправился в Штаты, где был принят Майклом с большим размахом. Он был чрезвычайно рад меня видеть, и мы тут же начали репетировать. Он предоставил мне карт-бланш. Я мог изображать с помощью пантомимы, под мелодию прекрасной песни «Childhood» все, что хотел. Майкл Джексон хотел увидеть нечто конкретное. Искусство пантомимы символично, невозможно при помощи пантомимы передать текст песни, в песне должна быть невесомость поэзии, а «Childhood» - песня невероятной лирической силы. На мой взгляд, в этой песне есть нечто такое, что напоминает мне величайшие, причудливые произведения великих французских поэтов прошлого века, таких как Рэмбо или Бодлер, каждый из которых писал с большим чувством об утраченном, несчастливом детстве, о детстве, которого уже не вернуть.. Это слова, которые исходят из сердца. Как я уже сказал, мне была предоставлена свобода действий в работе над этой версией песни Майкла «Childhood». Я мог делать все, что считаю нужным. Но в то же время, я постоянно спрашивал Майкла, нравится ли ему то, что я делаю. Поэтому можно сказать, что мы работали над песней вместе.

Вы готовились к номеру еще по приезда в Штаты?

Нет. Я все делал уже там. Важен был прямой контакт с Майклом.

Расскажите, пожалуйста, немного о вашем сотрудничестве с Майклом и о том, к чему привели ваши попытки интерпретации песни «Childhood».

Когда начинает звучать песня, Майкл находится «в саду» (слева, если смотреть из зрительного зала — прим.ред.), а я — во дворе (справа). Он начинает петь и камера переходит на меня. Я представляю образы из песни в пантомиме. Когда он поет, что ищет свое детство, я бегу на месте. О