MJisALIVEru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MJisALIVEru » Esse Home - Ce, Человек! » In carne vivere...


In carne vivere...

Сообщений 1 страница 33 из 33

1

Вивьен написал(а):

In carne vivere...  - быть вскормленным пищей...
Расскажем здесь о людях, которые так или иначе оказали на Майкла духовное влияние... Философы, художники, ученые, миротворцы, режиссеры, политики, друзья - что мы знаем о них? каких взглядов они придерживались, что искали, что дали миру и Майклу.

*******

Olgeya написал(а):

МД: Это имеет отношение к духовности. Видишь ли, люди вызывают в воображении все эти идеи, они сами их творят. Они сами придумывают то, что происходит. Знаешь, о Говарде Хьюзе говорили, что он вот там, это его отель, но он не выходит с того этажа, не спускается вниз. Он там, в темноте, в глубине своей кровати, с длинными ногтями и волосами, прикованный к капельнице. Так что мозг может придумать Бог знает что, и мне это нравится. Мне нравится Говард Хьюз за то, что он сыграл эту шутку. Знаешь, для меня он один из моих наставников. Не знаю почему, но это первый раз, Шмули, когда я признаюсь в том, что я люблю Говарда, что он гений.

http://www.womanbusiness.ru/biografiy6.htm

Говард Хьюз

Говард Хьюз, полное имя — Говард Робард Хьюз-младший (род. в 1905 г. — ум. в 1976 г.)

Первый в мире официальный миллиардер. Самый эксцентричный и загадочный американский промышленник, авиатор и кинопродюсер. Владелец компаний «Хьюз Тул», «Бэйкер Хьюз Инк.», «Хьюз Спейс энд Коммюникейшнз», «Рэйзион Системз Компани», «Хьюз Электрониекс», авиакомпаний «Хьюз Эйркрафт», «Транс Уорлд Эйрлайнз», «Эйр Вест», исследовательских лабораторий «Хьюз Рисеч», кинокомпании «Ар-Кей-Оу», бесчисленных казино и гостиниц в Лас-Вегасе, рудников и пивной компании. В 1968 г. его состояние оценивалось в 1,4 млрд. долларов.

«Я могу купить любого». Говард Хьюз.

Краткий очерк

Миллиардер-затворник, как называли Говарда Хьюза в бытность его в Лас-Вегасе, был чрезвычайно робким, углублённым в себя человеком, который превращался в тигра, когда садился за штурвал маневренного самолёта, руль быстрой машины или волочился за женщиной. Манией Хьюза были совершенствование и всеобщий контроль, что стало неотъемлемой частью подъёма к вершинам славы и богатства. У большинства Хьюз ассоциируется с казино в Лас-Вегасе и компанией TWA. Но он был также человеком, положившим конец эре бесшабашных сорвиголов в воздухе и почти в одиночку открывшим эру коммерческой авиации. Хьюз и сам был отчаянным и стоял в одном ряду с Амелией Эрхарт, Чарльзом Линдбергом и Уайли Постом.

Когда 14 июля 1938 года Хьюз гюсадил свой «Локхид-14» на аэродроме Беннет в Нью-Йорке, он изменил ход истории авиации. Через год после исчезновения Эрхарт Хьюз с успехом побил рекорд Уайли Поста, установленный им в кругосветном перелёте пять лет назад. На это ему понадобилось неслыханно короткое время (в два оаза меньше, чем Посту): трое суток, девятнадцать часов и семнадцать минут для того, чтобы обогнуть мир, пролетев над Европой, Россией, Аляской и Соединёнными Штатами. Хьюз разработал методический план, профинансировал его, заплатив из собственного кармана сумму в размере 300000 долларов, и систематически, не допуская ни малейших отклонений, претворял задуманное в жизнь.

Авантюры Хьюза в Голливуде и Лас-Вегасе заслонили собой один из самых ценных его вкладов в развитие общества. Говард Хьюз ясно продемонстрировал, что коммерческая авиация может быть солидным бизнесом, в котором расписание перевозок тщательно подогнано, а каждый полет организован и спланирован до мельчайших деталей. Он сам заработал на этом капитал, как будущий владелец TWA и «Эйр Вест».

Власть и влияние

Этот «эксцентричный сумасшедший» вёл жизнь, полную острых ощущений и провокаций. Он соблазнял многих известных всему миру женщин и мужчин, «покупал» губернаторов и конгрессменов, очаровывал своим обаянием газеты и приобретал то, что не мог контролировать никаким другим способом.

Риск стал основой власти Хьюза, так как он постоянно закладывал свою собственность ради получения капитала на следующие приобретения. Принадлежащую ему огромную собственность он сделал фундаментом финансовой империи, которая с середины пятидесятых и до конца шестидесятых сделала его самым могущественным человеком мира. В течение этого времени Хьюз то и дело покупал и продавал сенаторов, губернаторов, высших чинов Пентагона и даже одного Президента Соединённых Штатов. По словам биографа Чарльза Хигема, добиваясь больших правительственных контрактов для «Хьюз Эйр-крафт», Хьюз «подкупал всех, кого можно было купить, и это доходило до смешного». Под его влияние попал даже не кто иной, как сын Франклина Делано Рузвельта, Эллиот. Миллиардер нахально купил лояльность Эллиота Рузвельта и брата Ричарда Никсона, Дональда (Хайем. 1993, стр. 187; Бартлет и Стил. 1979, стр. 203—204). В годы войны, когда Франклин Рузвельт был президентом, Хьюз заплатил актрисе Фей Эмерсон, чтобы та везде сопровождала Эллиота Рузвельта. В планы Хьюза входило оторвать себе правительственные контракты на поставку самолётов. По иронии судьбы, благодаря экзотическому образу жизни, который оплачивал Хьюз, Эмерсон и Рузвельт-младший влюбились друг в друга и поженились (Хайем. 1993, стр. 144; Бартлет и Стил 1979, стр. 126). Миллиардер оплатил их пребывание в отеле «Беверли Хиллз» и долги Эмерсон на скачках, а за свидетельские показания, данные Эллиотом Рузвельтом сенатору Оуэну Брюстеру, расследовавшему дело о контрактах военного времени в 1947 году, добавил ещё 75000 долларов наличными. Специфический контракт, ставший предметом расследования комиссии конгресса, касался печально известного «Геркулеса» («Щеголеватого гуся»), производство которого ВВС доверило «Хьюз Эйркрафт». Хьюз был полностью реабилитирован за отсутствием злого умысла, что ещё более укрепило веру Говарда в то, что он может использовать финансовую власть для приобретения влияния.

Власть денег

Ещё при жизни благодаря красивой внешности и страсти к игре Хьюз стал легендой. С помощью несокрушимой силы воли он построил обширную деловую империю, а затем использовал свои деньги для дальнейшей экспансии и приобретения влияния. Его мания приобретения в 60-е затмила все, когда-либо занесённое в анналы бизнеса.

Успех всё-таки порождает успех, а Говард рано усвоил, что то, чем нельзя овладеть другим путём, можно купить. Его самым успешным завоеванием стала крайне неортодоксальная покупка молодой голливудской звёздочки Билли Дав, когда она была признана самой красивой женщиной Голливуда. Хьюзу она была нужна и как актриса, и как любовница, и он заплатил 325000 долларов (8 миллионов на сегодняшние деньги) её мужу и ещё 335000 компании «Уорнер Бразерс» за её контракт. Её профессиональный контракт был заключён на пять фильмов; свои же обязанности в постели Дав выполняла непродолжительное время. Это приобретение оказалось не таким уж удачным, когда фильмы с её участием с треском провалились и она стала искать утешения в постелях ведущих голливудских актёров. Хьюз пришёл в безумную ярость, обнаружив Дав с партнёром по съёмкам «Лица со шрамом» Джорджем Рафтом.

Другие приобретения Хьюза оборачивались лучшей стороной. Он приобрёл TWA (скупив контрольный пакет акций), но, к досаде исполнительных директоров, управлял компанией как своей личной авиалинией. На протяжении нескольких лет в TWA всегда бронировались несколько мест для знакомых Хьюза и его личных друзей. Однажды он предоставил своей бывшей любовнице Бетт Дэвис самолёт, в котором она была единственной пассажиркой. Гедда Хоппер и Лоуэлла Парсонс также никогда не платили за билет, если пользовались услугами компании TWA.

Тотальный контроль

У Хьюза была мания все держать под контролем. Он покупал друзей, любовниц, а однажды зашёл так далеко, что купил целый отель, чтобы заполучить понравившийся ему пентхауз. В шестидесятые годы, когда его эксцентричность росла день ото дня, Хьюз, повинуясь порыву, сделал приобретение, которое станет основой будущего могущества. Владельцы отеля «Дезерт Инн» в Лас-Вегасе отказались поселить миллиардера в его любимом пентхаузе, поскольку он был забронирован для участников Турнира Чемпионов по гольфу Арнольда Палмера и Джека Николса. Придя в ярость, Хьюз тут же купил весь отель за 13,2 миллиона долларов и въехал в него 1 апреля 1967 года, в День Дураков. Он велел закрасить окна чёрным, отменил турнир по гольфу и традиционные пасхальные бега с яйцом в ложке и объявил крышу отеля и пентхауз своим местом жительства. К тому времени Хьюз бросил пить, играть и развлекаться. Он стал совершенным отшельником, что делало его последнее приобретение действительно странным.

Покупка «Дезерт Инн» была одним из многих подобных поступков, которые подтвердили репутацию Хьюза как чудака. В «Дезерт Инн» он жил долгие годы, не покидая своего пентхауза. Он также нанял в качестве круглосуточных стражей мормонов, чтобы те охраняли его личную жизнь от посягательств извне.

В основе мании приобретений Хьюза лежала его потребность в постоянном расширении своей власти. Избрав Лас-Вегас своей штаб-квартирой, он любил смотреть телевизор целыми ночами, удовлетворяя свои вуайеристские фантазии, потому что к тому времени уже стал импотентом. Так как местная телекомпания прекращала вещание после полуночи, Хьюз купил телестанцию и перевёл её на ночное вещание ради собственного удовольствия.

В свои блистательные годы в Голливуде Хьюз часто звонил в кассы TWA забронировать место для любовницы или любовника. Ближе к концу жизни он нанял двух телохранителей, чтобы те ловили мух в его спальне.

Для Хьюза ценность денег определялась тем, кого и что он может на них купить. Он использовал деньги, чтобы контролировать своих работников, любовниц и деловых партнёров.

После успешного пилотирования Хьюзом «Геркулеса» («Щеголеватого гуся») правительство США решило купить эту совершенно ненужную машину, которую иначе в конце концов выкинули бы на слом. «Геркулес» был личной игрушкой Хьюза, и он не желал видеть, как её сломают. Он использовал своё право по контракту, чтобы арендовать бесполезную летающую лодку, в течение последующих двадцати пяти лет тратя по миллиону в год, дабы «геркулеса» держали в заливе Лонг Бич под его контролем.

Магнат

Наибольших успехов Хьюз добился в киноиндустрии, авиаперевозках и казино Лас-Вегаса. Ядром его огромной империи стала «Хьюз Тул Кампани», вокруг которой образовались «Хьюз Эйркрафт», TWA и «Эйр Вест», бесчисленные казино в Лас-Вегасе («Дезерт Инн», «Сэндз», «Фронтьер», «Каставей», «Силвер Слиппер», «Лэндмарк», «Звёздная пыль»), киностудия (RKO), золотые и серебряные прииски, бесчисленные теле- и радиостанции. В 1968 году он возглавил список богатейших людей мира в журнале «Форчун», где его состояние оценивалось в 1,4 миллиарда долларов. За каких-то два года Хьюз истратил 65 миллионов, приобретя 3500 (35%) всех номеров в Лас-Вегасе и получив контроль 28% всех игровых заведений города (Бартлет и Стал. 1978, стр. 316). Фельетонист Арт Бухвальд подал мысль, что Хьюз твёрдо решил скупить весь штат Невада. Влияние Хьюза распространялось как на вашингтонских конгрессменов, так и на биржевых брокеров, кидавшихся на акции любого предприятия, о которых ходил слух, будто их покупает Хьюз, ибо про него говорили, что он подобно царю Мидасу превращал в золото все, к чему ни прикасался бы.

Говард Хьюз был загадкой. Биографы Дональд Бартлет и Джеймс Стил описали его личность в нескольких словах: «фанатическая навязчивая идея контролировать все аспекты жизни и окружающей обстановки». Эта потребность проявлялась и в личном, и в профессиональном плане. Навязчивая идея контроля помогла ему заработать огромное богатство и в конце концов сделала его добровольным узником в собственном доме.

Хьюз разбогател, сделав правильный ход, когда ему было всего девятнадцать: он настоял на полном контроле над семейной компанией и совершил блестящий ход, выкупив долю акций родственников на деньги фирмы. Так Хьюз впервые познал вкус власти и его аппетит все возрастал, как, впрочем, и его навязчивые идеи.

С возрастом в поведении Хьюза проявлялось всё больше и больше странностей, и его причуды переросли в паранойю, которая сделала его умственно неполноценным. У Хьюза была навязчивая идея контролировать все, а под конец он не мог контролировать ничего и никого, включая себя. Газета «Чикаго Трибюн» назвала его «разъярённым властью». На протяжении тридцати лет Хьюз тщательно оберегал свой имидж, но последние пятнадцать лет не оставили от этого лелеянного образа камня на камне, так как то и дело появлялись новости о его затворничестве и эксцентричных выходках. Теперь на него смотрели с презрением и насмешкой, как на впавшего в детство человека с ногтями длиной в десять дюймов, отвергающего любую одежду. Тем не менее, благодаря своему желанию рисковать и выигрывать Хьюз стал легендой ещё при жизни.

Ранние детские переживания и их влияние

Говард Хьюз родился в Сочельник 1905 года в семье светской барышни из Далласа Алины Жано и свободного нефтяного промышленника Говарда Хьюза-старшего. Отец-предприниматель стал для юного Говарда примером в бизнесе, а мать, склонная к ипохондрии — в жизни. Говард-старший охотно рисковал всем ради выигрыша. Он был азартным игроком, неисправимым бабником и трудоголиком типа А. Его жена была полной противоположностью. После рождения маленького Говарда Алине Жано сказали, что она не сможет больше иметь детей, и она посвятила свою короткую жизнь выполнению малейших прихотей сына. Алина страдала психосоматией и неврозами и боялась микробов и инфекций — страх, который она внушила и своему ребёнку. Её всепоглощающий интерес к микробам и болезням научил его, что можно, симулируя недомогание, привлечь к себе внимание и участие и скрыть при этом какие-нибудь проблемы. Биографы Хьюза высказали предположение, что Алину Жано «преследовала навязчивая идея о физическом и эмоциональном здоровье своего сына… и это способствовало воспитанию в нём на всю жизнь фобий, связанных с его физическим и умственным состоянием» (Бартлет и Стил. 1979, стр. 45). Подростком Хьюз, предположительно, подхватил полиомиелит и на долгие месяцы оказался прикован к инвалидной коляске. Он излечился самым чудесным образом, когда доктора не нашли у него ничего серьёзного. Став взрослым, Говард смотрел на заболевания как на удобный способ сбежать от ежедневных проблем и развил в себе привычку вскакивать в самолёт и улетать в неизвестном направлении, иногда отсутствуя месяцами. Эта была его своеобразная умственная терапия. Его исчезновения во время нервных срывов в середине тридцатых, начале сороковых и начале пятидесятых годов вызвали больше всего пересудов.

В первые годы своей жизни юный Говард тесно был связан с матерью, поскольку отца частенько не было дома. Как многие гениальные предприниматели, Говард часто переезжал в детстве с места на место и большую часть времени проводил в одиночестве. Его шумный, непокорный отец в поисках состояния вырабатывал одну нефтяную скважину, за другой. Сама по себе нефть не приносит прибыли, в отличие от нефтяного бура. Когда Говарду исполнилось восемнадцать месяцев от роду, отец перевёз семью в Шревепорт, штат Луизиана. Именно здесь, 20 ноября 1908 года, Говард-старший смастерил первый нефтяной бур из тех, что принесут Хьюзам состояние. В то время, как вспоминали родственники, малыш Говард «обожал свою мать», пока Говард-старший разрабатывал бур типа «скалогрыз».

Когда мальчику исполнилось три, семья вернулась в Хьюстон, где отец основал «Хьюз Тул Кампани» для производства и продажи нефтяных буров. Хьюз-младший пошёл в частную школу Проссер Академи. В школе он проявил склонность к механике, что одобрялось отцом, но не выказывал особого интереса к урокам. В десять лет Хьюза отправили в нью-йоркский летний лагерь, где он впервые научился рассчитывать лишь на самого себя. В пятнадцать лет мальчик поступил в школу Фессендена в Бостоне, штат Массачусетс. Он проявил способности к математике и отшлифовал своё умение играть в гольф. Однажды, навещая сына в Фессендене, отец поспорил с ним о результатах футбольного матча в Гарварде и проиграл. Это пари глубоко повлияло на жизнь молодого Говарда. Ему было пятнадцать, когда отец, проиграв, по условиям пари взял его в полет на гидросамолёте «Куртис». Это восхитительное переживание пробудило в Хьюзе страсть, которую он никогда не мог утолить.

Гомосексуальность, взятки и кризисы

Говард-старший решил, что Бостон слишком далеко от Калифорнии, где находилось его стремительно растущее дело. В 1921 году он решил перевести сына в школу Тэчера (Санта-Барбара, штат Калифорния), которая находилась близко от нефтяных скважин Южной Калифорнии и нового семейного дома на острове Коронадо в Сан-Диего.

Во многих отношениях этот переезд оказал сильное воздействие на жизнь Хьюза. Его дядя, сценарист Руперт Хьюз, ввёл молодого Говарда в экзотический мир Голливуда. Он также развил в нём бисексуальность, соблазнив пятнадцатилетнего племянника.

Говард-старший также усугубил негативное влияние на сына, подкупив Эйсона Тэчера, чтобы тот принял мальчика в уже заполненную школу. Отец пообещал построить школе новый спальный корпус, если Говарда примут.

Пока Хьюз учился у Тэчера, его мать умерла от, как сказали историки, совершенно ненужной операции по поводу кровотечения матки. Подавленный горем отец забрал шестнадцатилетнего мальчика из школы как раз перед выпускными экзаменами и отдал его в Калифорнийский Политехнический. Так как у сына не было диплома из школы, Хьюз-старший внёс кругленькую сумму в стипендиальный фонд в обмен на любезность администрации, принявшей недоучку.

Отец Хьюза также убедил сестру своей покойной жены Аннет Жано заменить племяннику мать, и та переехала к ним. Тётка жаловалась: «они (Калифорнийский политехнический) приняли мальчика за взятку», и не одобряла того, что с ранних лет Говарда учат покупать себе место в жизни, то есть использовать финансовую власть. Затем глава семьи решил перевезти домашних обратно в Хьюстон. И ещё раз прибег к своему влиянию, чтобы сына приняли на этот раз в университет Раиса.

Всего через год снова разыгралась трагедия: 14 января 1924 года Говард Хьюз-старший скончался в результате сердечного приступа. Это произошло менее чем через два года после смерти матери. Восемнадцатилетний Хьюз-младший внезапно остался совершенно один. Через месяц он бросил учёбу и начал планировать своё будущее. Смерть уже стала его навязчивой идеей, и он находился в шоке после кончины обоих родителей. В наследство ему досталось на 450000 долларов акций компании «Хьюз Тул» — 75% от общего числа. Не по годам развитый юноша оценил имеющийся у него пакет акций и меньше чем через четыре месяца после смерти отца решил выкупить долю родственников, чтобы полностью взять в свои. руки контроль над «Хьюз Тул». Выказав необыкновенную для его лет интуицию, он использовал 325000 долларов из фондов фирмы, чтобы расплатиться с родственниками. Хьюз хорошо усвоил уроки своего отца. Он не хотел никаких партнёров, тем более членов семьи, контролировать которых было бы ему нелегко.

Хьюз был полон решимости стать господином собственной судьбы, а чтобы предупредить всякие попытки оспорить у него право полностью единолично управлять «Хьюз Тул», он обратился к судье с прошением объявить его совершеннолетним (в Америке совершеннолетними становятся в 21 год). Судья прошение удовлетворил, но Хьюз решил совершенно обезопасить себя и предложил руку и сердце Элле Райе, отпрыску семьи основателей университета. Они вместе ходили в один и тот же детский сад, и Говард считал, что женитьба на только что вышедшей в свет молодой девушке укрепит его имидж, в котором он нуждался как руководитель крупной корпорации. Ему вовсе не нужен был опекун, указывающий, как надо делать дела.

Из-за своей навязчивой идеи заболеть Хьюз не пошёл на традиционный мальчишник и в период, предшествующий свадьбе, подготовил своё десятистраничное завещание, по которому деньги шли на создание научно-исследовательской медицинской лаборатории имени Говарда Р. Хьюза. Такая зацикленность на смерти совершенно не к лицу девятнадцатилетнему юноше, собирающемуся вступить в брак.

Элла Райе и Говард Хьюз поженились 1 июня 1925 года и переехали в Лос-Анджелес, где купили Роллс-Ройс и поселились в отеле «Амбассадор». В этом городе родилась легенда по имени Говард Хьюз.

Жизнь на грани

Хьюз был робок, вежлив и углублён в себя. Только за штурвалом самолёта он превращался в агрессивного экстраверта. Несмотря на склонность к уединению неопределённые ситуации и рискованные предприятия доставляли ему удовольствие. Таким способом он выпускал пар. Его первые проекты в кино были не для слабонервных. Хьюз отлично вписался в мир кинематографа, и директора, актёры и актрисы скоро на себе познали его навязчивое стремление к совершенствованию. Он нанимал и увольнял прямо на съёмочной площадке и в конце концов стал продюсером, режиссёром и костюмером большинства своих первых лент. Первую свою картину «Играют все» Хьюз выпустил в двадцать один год. Никто в Голливуде не принял его всерьёз, кроме него самого. Импульсивный, беспокойный Хьюз потерял миллионы, изучая закулисные механизмы Голливуда, но тотальный контроль над творческим процессом и на 100% принадлежащая ему собственность всегда были для Говарда важнее окупаемости инвестиций.

Одержимый предприниматель

Переехав в Лос-Анджелес, Хьюз начал учиться на курсах лётчиков и самолёты скоро стали его страстью. Он восхищался пилотами-асами первой мировой войны и их истребителями, что подвигло его профинансировать и снять два фильма об этих лётчиках в середине двадцатых: «Два арабских рыцаря» о событиях на Западном фронте и «Ангелы ада». Первая картина получила приз Академии 1928 года. А для съёмок второй Хьюз закупил восемьдесят семь винтовых истребителей, превратившись в гордого обладателя самых больших в мире частных ВВС. Только военно-воздушные силы Соединённых Штатов, Британии и Франции превосходили его авиапарк.

Хьюз не мог отказать себе в удовольствии вскочить в кабину одного из своих самолётов, как будет делать это ещё не раз в своей жизни. Самолёт оказался истребителем «Томас Морс», и Хьюз решил послать его в штопор, хотя понятия не имел, как им управлять. На высоте четыреста футов самолёт вошёл в неуправляемый штопор и рухнул на аэродроме Майнз, что в Инглвуде, штат Калифорния. Хьюза в бессознательном состоянии вытащили из-под обломков самолёта. У Говарда была сломана скула, что требовало хирургического вмешательства.

Во время съёмок «Ангелов ада» погибло трое пилотов, причём один по вине Хьюза, из-за его всепоглощающего стремления к совершенствованию. Говард решил снять падение горящего немецкого бомбардировщика. Двое лётчиков, пилотировавших самолёт, должны были, послав его вниз, прыгать с парашютом. Пилот Фил Джоунз не смог выбраться из бомбардировщика. Но едва ли зрители, видевшие эту сцену в кинотеатрах, догадывались, что в этой впечатляющей катастрофе действительно погиб человек.

Личность типа А

Пока Хьюз снимал «Ангелов ада», затратив на них восемнадцать месяцев и два миллиона долларов. Ал Джолсон выпустил в 1927 году звуковой фильм «Певец из джаза», и за одну ночь немые ленты безнадёжно устарели. «Ангелы ада» уже были почти готовы к выходу на экран. Любой другой человек в подобной ситуации просто опустил бы руки, но не Хьюз. Его решимость создать лучший в мире фильм о лётчиках только окрепла. Он принялся искать актрису со страстным голосом на главную женскую роль и остановился на Джин Херлоу, которую сделал звездой. Затем Хьюз бросил на кон ещё 1,8 миллиона долларов, чтобы снять звуковую версию фильма, общая стоимость которого теперь дошла до 3,8 миллионов. «Ангелы ада» вышли на экран в 1930 году и принесли 1,5 миллиона убытку, но закрепили за Хьюзом репутацию крутого голливудского продюсера. Фильм также доказал, что Говард Хьюз — отчаянный сорвиголова.

Безумный проект «Ангелы ада» был далеко не последним. Обычно Хьюз снимал дорогостоящие картины, насыщенные сексом и действиями, но не имеющие почти никакой спасительной философской идеи. Навязчивые идеи совершенствования и полного контроля, присущие магнату, были очевидны каждому, кто работал с ним. Биограф Чарльз Хайем (1993) писал: «Он должен был подчинить себе все» (стр. 34). Будучи продюсером и режиссёром в одном лице, Хьюз частенько работал по двадцать четыре или по тридцать шесть часов без отдыха, демонстрируя характерное для типа А поведение. Он редко покидал студию, оставляя жену Эллу одну в гостиничном номере, что меньше чем через два года стоило ему брака.

За рулём машины Хьюз рисковал так же, как в воздухе, и ездил с залихватской беззаботностью. В то время по его вине погиб пешеход, но он сумел выпутаться из передряги.

Менталитет смертника

В сентябре 1935 года Хьюз снова играл со смертью, пытаясь побить рекорд скорости на лично им спроектированном самолёте Н-1. Предыдущий рекорд — 314 миль в час — принадлежал французу Раймону Дельмоту, установившему его 12 сентября 1935 года в графстве Оранж. Хьюз выжал из своего самолёта 352 мили в час; среди судей была сама Амелия Эрхарт. Взяв с собой небольшой запас горючего, чтобы облегчить вес машины, Хьюз выжал из неё больше, чем было бы разумно. Он отказался катапультироваться из страха, что его детище разобьётся, и посадил его (почти рухнув вместе с ним), подвергая опасности собственную жизнь. Весь авиационный мир поражался изящным линиям Н-1. Ещё больше поразила всех бравада, с которой Хьюз не пожелал бросить свой самолёт в воздухе. Такие поступки для Хьюза были не в диковинку.

Следующую серьёзную катастрофу он пережил в мае 1943 года во время испытательного полёта на гидроплане «Сикорски», предназначавшегося для ВВС. Когда официальный представитель ФАА (Федерального авиационного агентства) поинтересовался, почему магнат должен пилотировать своё изделие, Хьюз ответил: «Почему я должен платить другому за то, чтобы он получил все удовольствие?» «Сикорски» разбился и затонул на глубине 165 футов в озере Мид, неподалёку от будущего дома Хьюза в Лас-Вегасе. Хьюз получил довольно серьёзные множественные рваные раны и, когда его вытащили из воды, находился в глубоком шоке. Он избежал более серьёзных увечий, тогда как пассажиры Ричард Фелт и Вильям Клайн погибли, а инспектор от ВВС Чарльз Розенберг получил сдвиг позвоночника. Согласно результатам федерального расследования, катастрофа произошла из-за недопонимания между Хьюзом и наземной командой, неправильно загрузившей самолёт, что привело к смещению центра тяжести.

Свою последнюю катастрофу Хьюз пережил также в роли лётчика-испытателя, и в этот раз причиной трагедии, как нашли специалисты из ВВС, стала ошибка пилота. Ведя свой XF-11 над Калвер-Сити, штат Калифорния, 8 июля 1946 года, Хьюз нарушил бесчисленные ограничения ФАА, что привело к катастрофе. По мнению экспертов ВВС, её можно было избежать, если бы пилот пошёл «на вынужденную посадку», а не выжимал бы из своей машины больше, чем того требовало благоразумие. «Несчастного случая можно было избежать сразу после начавшихся неполадок в работе винта» (стенограмма сенатских слушаний, август 1947, стр. 20), если бы Хьюз принял необходимые меры предосторожности. Но это было отнюдь не в его стиле. Он загрузил топлива в два разе больше нормы; убрал шасси, хотя это полагалось сделать только во время второго испытательного полёта; совершил ещё кучу других мелких нарушений, например, превысил сорокапятиминутный лимит, установленный для испытательных полётов.

Хьюз разбился на семьдесят пятой минуте полёта. Он мог бы избежать катастрофы, если бы сел в поле или на дорогу. Буян Хьюз отказался поступить подобным образом, и это чуть не стоило ему жизни. Самолёт вышел из под контроля, упал на дом в Лос-Анджелесе и загорелся. Хьюз оказался в ловушке; его лёгкое было сплющено, а сердце от удара переместилось в противоположную часть грудной клетки. Когда Хьюза вытащили из-под обломков, он был в глубоком шоке. По дороге в госпиталь Говард визжал от боли. Он долгие дни находился на волосок от смерти, и его выздоровление было почти что чудом.

В травмопункте никто не верил, что Хьюз выживет. А он ещё пришёл в ярость, когда командование ВВС не позволило ему пилотировать следующую версию XF-11 всего через год. Хьюз всё равно поднял самолёт 5 апреля 1947 года в Калвер-Сити и пробыл в воздухе девяносто минут. Затем он полетел в Вашингтон, чтобы воззвать к руководству, и согласился «заплатить правительству 5 миллионов долларов, если самолёт разобьётся, когда он будет сидеть за штурвалом!» Со времени последней катастрофы Хьюз уже никогда не испытывал новых машин, потому что его тело и нервная система всю оставшуюся жизнь страдали от её последствий. Безопасное существование никогда не устраивало Говарда, что даже приукрашивало хулиганский образ, но также способствовало падению этого человека. Из-за полученных повреждений он пристрастился к морфину и кодеину, а это, в свою очередь, сделало его импотентом. Меньше чем через пять лет после падения Хьюз стал полностью нетрудоспособным умственно и морально. Его жизнь на грани смерти уже превратила его в идола, но также сделает из него эксцентричного затворника.

Маниакально-одержимая знаменитость

В действиях Хьюза никогда не было чувства меры: все делалось с избытком, нервно, под влиянием момента, было пронизано оттенком одержимости. Он принадлежал к маниакально-депрессивному типу личности и большей частью своего успеха обязан именно мании. Этот бунтарь обязательно проводил собеседование с молодыми женщинами, пробуя их на роли в своих фильмах и своей постели. Он никогда не принадлежал к людям, традиционно ведущим свои дела, и запрещал собеседницам накладывать макияж, чтобы вернее судить об их красоте. Причуды Хьюза носили социальный оттенок. В молодости он продал свой Роллс-Ройс, потому что автомобиль загрязняет воздух Лос-Анжелеса — этим поступком опередив время на тридцать лет.

Снимая «Ангелов Ада», Хьюз вместо того, чтобы взять самолёты напрокат, закупил целый парк из восьмидесяти семи винтокрылых машин, следуя маниакальной потребности держать все под контролем.

Одержимость и безрассудство Хьюза всегда носили причудливый характер. Он страдал бессонницей и спал всего несколько часов в сутки. Годами его обеденное меню оставалось одним и тем же: отбивная средней прожаренности, двенадцать бобов (не больше и не меньше) и ванильное мороженое на десерт. Говард никогда не вносил изменения в меню, а поварам это было запрещено под угрозой увольнения. В течение дня Хьюз перекусывал шоколадками «Херши», орехами пекан и пил цельное молоко. Неудивительно, что он страдал запорами и однажды просидел в туалете сорок восемь часов и даже проводил в таком состоянии деловые встречи.

Хьюз пережил три нервных срыва, причиной которых стали по-видимому сильная нервозность и навязчивая потребность совершенствования и тотального контроля. Если Говард был не в силах контролировать ситуацию, он куда-то исчезал, или заболевал физически, или, как в случае с задолженностью компании TV/A, переживал нервный срыв. Он заказал у компаний «Конвэйр» и «Боинг» шестьдесят три лайнера общей стоимостью 400 миллионов, но не смог расплатиться за них. В поведении Говарда, как и в случаях перед другими нервными срывами, стали проявляться странности; на этот раз он десять часов без перерыва болтал с Бобом Хаммелем, главным инженером TWA.

Частенько Хьюз просто садился в самолёт и исчезал в неизвестном направлении. Так же он поступил и тогда, когда TWA задыхалась в долгах, и эта выходка была самой экстравагантной из всех. После того как Хьюз и его группа сели в Шревепорте, штат Луизиана, он был объявлен пропавшим. (Возможно, в этом случае проявилась ностальгия по старым временам, ведь Хьюз жил здесь ещё ребёнком.) Его отыскали в тюрьме, где он сидел за бродяжничество. Через неделю он таинственно исчез во Флориде, и его не могли нигде найти в течение трёх месяцев. Когда Хьюз наконец появился в нью-йоркском отеле «Плаза», он был одет в смокинг, теннисные туфли и нёс две пляжные сумки и бормашину в чёрном саквояже. Подобное эксцентричное поведение только укрепило его репутацию чудака-миллиардера.

Одержимое поведение Хьюза граничило с патологией. Вот, например, следующий отрывок из инструкции по замене слуховой трубки телефона в кабинете, написанный лично Хьюзом:

«Открывая дверь в ванную, используйте сразу шесть или восемь салфеток «Клинекс», вытянув их из пачки и обернув ими дверную речку. Оставить дверь открытой, чтобы, уходя из ванной, ни до чего не дотрагиваться. Такое же количество салфеток использовать, открывая краны, чтобы обеспечить хороший напор тёплой воды. Использованные салфетки выкинуть… Руки мыть тщательно, гораздо тщательнее, чем когда-либо, особенно стараясь, чтобы во время мытья ладони не касались краёв раковины, кранов или чего-нибудь ещё» (Людвиг. 1995, стр. 128).

Предпринимательская сумасшедшинка

Ещё до того как Хьюзу исполнилось тридцать, он исчез в первый раз на несколько месяцев и был открыт корреспондентами под личиной пилота компании «Америкам Эйрлайнз». Он очень ловко решил провести собственное исследование рынка. Таково было тайное объяснение странной выходки Хьюза.

Хьюз обладал замечательной памятью и настоящей деловой хваткой. В данном случае он нанялся в «Американ Эйрлайнз», чтобы проникнуть в их корпорацию и выяснить все нюансы работы авиалиний. Вначале ему доверили скромную работу следить за багажом, а затем новый работник продвинулся до второго пилота. Хьюз обдумывал покупку TWA и хотел изучить работу подобных компаний снизу доверху. Под вымышленным именем Чарльза Говарда он зарабатывал 250 долларов в месяц. Как только личность мистера Говарда была идентифицирована, компания тут же уволила его. Несколько лет спустя он начал скупать акции TWA.

Мания величия собственной миссии

Что бы Хьюз ни делал, он делал это с маниакальной устремлённостью. Когда он снимал фильм, то работал день и ночь, не заботясь о своих сотоварищах. Когда решал побить рекорд скорости, то становился совершенно нетерпимым, если хотя бы одна мельчайшая деталь не была запланирована. Это бесконечное совершенствование позволяло ему с успехом бить рекорды в авиации, снимать киноэпопеи и анализировать открывающиеся деловые возможности.

Подобную же манию Хьюз проявлял и в сексе и то и дело делал предложения голливудским звёздочкам уже при первом свидании, однажды предложив Элизабет Тейлор миллион долларов, если та выйдет за него замуж. Предметом его сексуальных фантазий была грудь, а также он отдавал должное губам. Одержимое поведение Хьюза ещё нигде не проявлялось так открыто, как во время съёмок фильма «Вне закона» с Джейн Рассел в главной роли. Говард провёл несколько бессонных ночей, разрабатывая дизайн лифчика, который выдержал бы тест на прочность и в то же время в выгодном свете выставлял напоказ груди Джейн. К чести Хьюза будь сказано, его дизайн оказался новым словом в технологии и предварил современную эпоху в производстве лифчиков.

Биограф Чарльз Хайем (1993) назвал одержимость Хьюза кинопроизводством «лихорадочной мастурбацией»: «Никто в деловом мире Голливуда ещё не экранизировал так полно свои сексуальные желания, и не будет экранизировать ещё несколько десятилетий» (стр. 98). Цензоры запретили прокат картины «Вне закона», но упрямому Хьюзу не так просто было отказать. Он был достаточно богат, чтобы побороться с системой, и положил фильм на полку, выпустив его в 1947 году наперекор запрету. Ленту разрешили к прокату после того, как Хьюз подал иск на пять миллионов в суд Сан-Франциско по поводу вмешательства в частный бизнес. Ответчиками по иску были продюсеры компании «Моушн Пикчер». Хьюз выиграл дело, когда судья нашёл, что в женской груди нет ничего отталкивающего.

Психосексуальная напористость

Мания Хьюза особенно чётко проявлялась в отношениях с женщинами. В своей развращённости он превосходил самого де Сада. Хьюз обожал групповой секс и всяческие извращения. Лёжа в постели и поправляясь после костного менингита, он занимался любовью с юной звёздочкой. Его жена, Элла, застала его на месте преступления, и он избил её до полусмерти, что заставило жену уйти от него (Хайем. 1993, стр. 36). Хьюз обычно предпочитал анальный секс как с женщинами, так и с мужчинами. Интрижка с Керол Ломбар положила конец его браку. Он предлагал женщинам руку и сердце на первом же свидании, безразлично, были они замужем или нет, и никогда не беспокоился о том, чтобы сдержать своё слово. Он был одержим желанием владеть женщиной как вещью, иначе она была ему не нужна. Часто Хьюз поддерживал несколько любовных связей с мужчинами и женщинами одновременно. С одной любовницей он занимался любовью в обед, с другой — в ужин, а с третьей — тем же вечером на собственной яхте. В его дон-жуановский список входили самые блестящие короли и королевы Тинзелтауна (где селились звезды): Керол Ломбар, Джинджер Роджерс, Джин Герлоу, Кэтрин Хепберн, Бетт Дэвис, Тирон Пауэр, Гэри Грант и Рэндольф Скотт. Они все переспали с ним в одно и то же время в середине тридцатых. Женщин Хьюз просил выйти за него замуж. Сьюзан Хейуорд и Рита Хейворт забеременели от него, а он женился на Терри Мур. Бракосочетание произошло на борту его яхты, тайком покинувшей территориальные воды и отошедшей на двенадцать миль от морской границы. Только Джин Петере удалось затащить пятидесятилетнего Хьюза к алтарю, но Говард к тому времени уже стал импотентом. В список его побед попали также Лана Тернер, Джейн Симмонс, Ава Гарднер, Билли Дав, Линда Дарнелл, Ида Люпино, Дебора Паже, Джин Тирни, Митци Гейнор, Барбара Хаттон, Барбара Пейтон, Марлен Дитрих, Ивона де Карло и Джоан Фонтейн, не считая бесчисленных девочек из кордебалета и просто тех привлекательных мордашек, что оказались под рукой. Количество привлекательных талантливых женщин, переспавших с ним из-за его могущества, просто поражает, так как они сами частенько признавались, что он был грязен и неопрятен. Вот печальный комментарий на тему власти и подчинившихся ей женщин.

Мания Хьюза и одержимая потребность контроля стали его ахиллесовой пятой. Он использовал женщин и оскорблял их. Ни одна не стала ему близким другом и не поддерживала с ним приятельских отношений. Когда Хьюз превратился в умственно неполноценного и добровольно заперся в уединении в «Дезерт Инн», никто не пришёл к нему на помощь. Он отчаянно нуждался в ком-нибудь, кто помог бы ему вырваться из бредового мира наркотиков и избавиться от эмоциональной травмы. Но единственные люди, составлявшие теперь внутренний круг общения Хьюза, телохранители и администраторы, только выигрывали от беспомощности хозяина. Хьюз сам себя запер в сумасшедшем доме, охраняемый своей стражей, которая делала его рабство ещё надёжней.

Власть и влияние

Раннего Говарда Хьюза отличали харизматическое обаяние и финансовая власть. Жизнерадостный внешний вид и обаяние помогли ему прийти к власти. Многочисленные рискованные выходки в воздухе и кассовые ленты, в которых он открывал новых звёзд, принесли ему могущество и влияние. Там где не помогала харизма, Хьюз прибегал к власти экономической.

Образ Хьюза-хулигана соответствовал истине и часто раздувался журналистами. Бесшабашные эскапады, вызывающее поведение, гигантские приобретения собственности и бунтарство привлекали репортёров толпами, а Хьюз осторожно манипулировал пишущей братией в своих целях. Авиакатастрофы и стычки с правительством ещё больше способствовали поддержанию скандального, но романтического образа. Положительными чертами этого энергичного магната были робость и углублённость в себя, и они-то и служили причиной того, что люди прислушивались к тому, что говорил Хьюз. Его речи перед Конгрессом становились заголовками газет, а массы аплодировали его смелости, с какой он противостоял этим вашингтонским бюрократам. Добропорядочный образ, создающий общественное мнение, помог Хьюзу выиграть множество сражений, которые при другом раскладе он проиграл бы.

Хьюз блестяще манипулировал прессой и использовал средства массовой информации с большей проницательностью, нежели кто-либо другой в ту эпоху. Обозреватели Гедда Хоппер и Луэлла Парсонс летали самолётами TWA совершенно бесплатно, а по прилёте их встречал огромный, чуть не с квартал длиной, лимузин. Подкупленные столь эффективно, они гарантировали девственно нетронутую чистоту имиджа миллиардера.

Обходительные манеры Хьюза и располагающая к себе внешность помогали ему объезжать по кривой самые строгие правила, которым безоговорочно подчинялись остальные. Строя империю азартных игр в Лас-Вегасе, Хьюз знал, что в городе, где орудуют гангстеры, он должен перед всей Невадой продемонстрировать свои правые консервативные взгляды. Харизма и воля позволили Хьюзу обеспечить экономическую базу, а затем он очень ловко начал, используя экономическую власть, давить на противников. Реклама помогла ему в создании имиджа самого могущественного человека в мире, но под конец жизни те же газетчики создали ему не менее достоверный образ самого чокнутого идиота на свете.

Финансовая власть

Говард Хьюз построил свою промышленную империю, закладывая уже имевшуюся у него собственность точно так же, как поступают сегодня Тед Тернер и Руперт Мэрдок. Именно таким образом он и построил своё королевство. Хьюз мало что начинал с нуля, но методично скупая те строительные элементы, которые отвечали его видению будущего. За исключением более ранних приобретений в его империю входили компании «Хьюз Тул», «Хьюз Эйркрафт», TWA и киностудия. Ранние деловые предприятия снискали Хьюзу репутацию пионера-новатора, но на самом деле он скупал большинство компаний. Ему принадлежали контрольные пакеты акций в TWA, RKO, «Эйр Вест», не говоря уже о полностью находящихся в его руках приисках и недвижимости. Хьюз терпеть не мог проигрывать и был готов на любые затраты, лишь бы достигнуть поставленной цели. Контроль и совершенствование были сильной стороной Хьюза. Качество он ставил куда выше денежных соображений. Все, за что бы Хьюз ни брался, он делал это тщательно, сосредоточенно, не задумываясь о цене. История доказала его правоту, а склонность к риску, определяющая мышление, сделала его богатым и знаменитым.

Чтобы совершить новый рекордный кругосветный перелёт, Хьюз затратил в годы Великой депрессии 300000 долларов. В разгар депрессии это было не что иное, как наглый поступок богатого плейбоя, выкинувшего деньги на ветер. По сути это явилось попыткой первооткрывателя, профинансированной частным образом.

Бесчисленные выходки в воздухе и безрассудные капиталовложения только укрепили образ «чудака-миллиардера». Он был продюсером-новатором, у которого был дар отыскивать нераскрытые таланты вроде Джин Герлоу, Пола Муни и Джейн Рассел и делать из них знаменитых звёзд. Хьюз мастерски манипулировал финансовыми и человеческими ресурсами и обладал уникальным интуитивным умением оказываться в нужное время в нужном месте и угадывать грядущее направление в бизнесе. Создание новых организаций удавалось ему великолепно, но руководил он ими нестандартно. Пример «Хьюз Эйркрафт» и TWA лишь подтверждает его маниакальную напористость, но он мог никогда не работать в этих фирмах. Только летающая лодка «Геркулес» отвечала его мании величия. Хьюз интуитивно чувствовал, что самолёт никогда не взлетит и принесёт нулевую выгоду, но в том-то и проявилась сила этого человека, что он выстроил машину просто для рекламы.

«Щеголеватый гусь» — неожиданно свалившаяся реклама

«Геркулес» (официальное наименование изделия, использовавшееся в правительственных контрактах) в годы второй мировой войны преподносился как спасение. В 1942 году немецкие подлодки топили американские суда быстрее, чем промышленник Генри Кайзер их строил. Кайзеру пришла в голову идея летающей лодки, которая могла спокойно перевозить людей и боеприпасы в Европу. Но Кайзер знал, что не сможет построить её на своих заводах, и порекомендовал предпринимателя Говарда Хьюза. Огромный самолёт нашёл отклик в эго Хьюза, так как это был самый большой из всех когда-либо строившихся самолётов. (Он имел восемь двигателей, размах крыльев больше футбольного поля, достигал высоты трёхэтажного дома и весил двести тонн — в три раза больше существовавших в то время самолётов.) Эта машина так захватила Хьюза, что вдобавок к уже вложенным 22 правительственным миллионам он охотно вложил свои 50. По окончании войны, когда в самолёте уже не нуждались, Хьюз по контракту должен был передать его ВВС, но вместо этого он выкупил его и потратил 25 миллионов на его хранение, по миллиону в год. Никому, включая подчинённых, такая экономическая логика была недоступна. Всегда проницательный Хьюз понимал огромную рекламную цену этой махине. Его также завораживал тот факт, что он был создателем «Геркулеса» и единственным человеком, поднимавшим его в воздух. Самолёт был отражением его эго.

Логика Хьюза осталась не понятой бюрократами-конгрессменами, обвинившими его в сокрытии от налогов миллионов долларов, потраченных на «Гуся», который заведомо не мог подняться в воздух. Сенатор Ральф Оуэн Брюстер стал злейшим врагом миллиардера в Конгрессе и возглавил крестовый поход против Хьюза. Брюстер заставил Хьюза нарушить своё уединение и 2 ноября 1947 года предстать перед Конгрессом, чтобы доказать, что постройка «Щеголеватого гуся» не была злонамеренным обманом правительства. Брюстер был убеждён в неявке Хьюза и предложил оштрафовать его за создание совершенно ненужной машины. Слушания в Конгрессе имели место через год после катастрофы Хьюза на XF-11, которая почти стоила ему жизни. Говард шокировал всех, появившись перед комитетом и в своей обычной вызывающей манере защищал себя и своё творение. Он сказал репортёрам: «Если этот самолёт признают неудачным, я, наверное, покину страну и никогда не вернусь назад».

Несгибаемый Хьюз своей харизмой завоевал поддержку прессы и публики, которая видела в нём поборника личных прав. В ходе слушаний аудитория постоянно поддерживала его криками, и Хьюз воодушевился их поддержкой, нагло заявив: «Черт подери этих сенаторов!»

В типичной для себя манере Хьюз вылетел обратно в Лонг-Бич, твёрдо решив доказать, что его обожаемая игрушка может летать. 1 ноября он лично поднял «Геркулес» в воздух на высоту в одну милю над заливом Лонг-Бич. Это был первый и последний полет злополучной летающей лодки.

Сила воли

Сила воли — вот главная составляющая успеха Говарда Хьюза. Говард наследовал фирму «Хьюз Тул», которой не мог управлять сам, но ему хватило ума нанять тех, кто мог, прежде выкупив акции возможных оппонентов. Затем он посрамил знатоков, предсказывавших его скорое падение в Голливуде. Когда TWA вышвырнула его вон, Хьюз с неслыханным упрямством продал в один день (3 мая 1966 года) 6,5 миллиона акций компании, получив за них 547 миллионов долларов. Это был самый большой куш, когда-либо свалившийся на Хьюза, а также предмет обложения налогом; Хьюз переехал в Лас-Вегас, чтобы не платить налогов в Калифорнии. Это ещё один пример, демонстрирующий его волю возобладать над своей судьбой и контролировать её. Затем Хьюз использовал эти деньги для строительства империи казино в Лас-Вегасе.

Силу воли Хьюза и предпринимательский дар подтверждает проект «Гуся». Ни одна корпорация не добилась бы с этим самолётом того же, что и Говард Хьюз. Никто не взял бы на себя первоначальный риск, и ни один совет директоров не санкционировал бы разработку и постройку подобной летающей лодки. Чувство самосохранения и поглощенность балансовым отчётом — основные принципы крепких организаций. Но Хьюз смотрел гораздо дальше, и для него «Геркулес» был лишь средством, с помощью которого «Хьюз Эйркрафт» выросла до уровня предприятия, способного конкурировать с «Локхидом» и другими аэрокосмическими гигантами. «Щеголеватый гусь» позволил Хьюзу снискать репутацию создателя радикально новых концепций и промышленника, могущего осуществить рискованные проекты. Именно благодаря этой репутации «Хьюз Эйркрафт» стала основным получателем контрактов на производство спутников и ракет, что позволило фирме доминировать на рынке в годы «звёздных войн». Хьюз в одиночку создал новаторский имидж, принёсший предприятию все эти огромные контракты.

На Хьюза смотрели как на человека способного на невозможное, поскольку он отваживался быть непохожим на остальных. Мышление этого склонного к риску человека работало в согласии с несгибаемой силой воли. В случае с Хьюзом успех и власть принесла ему его репутация. История доказала его правоту в отношении «Хьюз Эйркрафт», принадлежащую теперь компании «Дженерал Моторс», которая стала ведущим производителем космической техники.

Человек-парадокс

Говард Хьюз не колеблясь рисковал жизнью в диких лётных авантюрах, и в то же время до смерти боялся мухи. Будучи интровертом, он также мог быть чрезвычайно агрессивным и мог перекричать любого. Довольно умеренный в личной жизни, в бизнесе Хьюз был жаден до денег. Он заработал репутацию бережливого мота, который периодически выбрасывает миллионы на самолёты, фильмы, женщин и казино и в то же время сам живёт жизнью аскета.

Хьюз всегда тратил деньги беззаботно, но при этом в каждом случае у него имелся генеральный план. Если проект не укладывался в нарисованную Говардом долгосрочную перспективу, он отказывался потратить хотя бы десять центов. Имея репутацию крутого плейбоя, который с одинаковой небрежностью зажигал звёзд экрана и скупал компании, на вечеринках Хьюз становился робким и молчаливым. Его власть притягивала женщин толпами, но вскоре те разочаровывались в Говарде, лишь только обнаруживали, что он неопрятен, грязен, бездушен и потакает только своим желаниям.

Некий Роберт Махо сумел приобрести определённое могущество, просто используя имя Хьюза. От его имени он покупал и продавал недвижимость и казино в Лас-Вегасе на миллионы долларов, при этом никогда даже не встречаясь с самим Хьюзом. Достаточно было назвать его имя. Власть Махо была «титулярной»: Хьюз её дал, Хьюз её и отнял, а Махо был разорён. Хьюз нанял Махо по телефону. Махо, бывший агент ФБР, решил многие проблемы миллиардера, например, полагался на тех, кто мог подставить его, или появлялся в тех местах, куда Хьюз идти отказывался. Махо говорил: «Он самый бедный человек в мире и самый богатый» (Хайем. 1993, стр. 193). Хьюз нанял на место Махо другого человека, Билла Гея, а его уволил. Но у него не хватило духу сделать это лично, что стоило ему 50-миллионного иска за одностороннее прекращение контракта.

Власть Говарда Хьюза ещё никогда не проявлялась так очевидно, как в случае с перевранной биографией, вышедшей из под пера Клиффорда Ирвинга. Ирвинг самовольно взял на себя этот руд, узнав от Махо, что затворник Хьюз ни за что не покинет своей добровольной палаты, чтобы опровергнуть данные, изложенные в книге. Ирвинг настолько уверился в этом, что смог убедить такой консервативный издательский дом как «Мак-Гро-Хилл» в аутентичности своей писанины. К тому времени Хьюз успел провести вдали от мира пятнадцать лет, дав тем самым Ирвингу повод принять на веру россказни о физической неспособности миллиардера вести себя на людях. Когда издательство объявило прессе, что книга «абсолютно аутентична», Хьюз согласился на радио-пресс-конференцию, транслируемую несколькими станциями, с участием репортёров от Ассошиэйтед Пресс, «Нью-Йорк Тайме», «Лос-Анджелес Тайме», «Чикаго Трибьюн», «Юнайтед Пресс Интер-нешнл» и Эн-Би-Си. Пресс-конференция транслировалась из убежища миллиардера в отеле «Британия Бич» на Багамах, в пятницу, 7 января 1972 года. В утро понедельника 10 января разоблачение мистификации стало темой газетных заголовков по всей стране. Клиффорд Ирвинг сознался и был приговорён к двум с половиной годам лишения свободы и 10000 долларов штрафа.

Предательская натура Хьюза проявилась и в том, что после его смерти всплыло несколько завещаний. Интригующие истории о том, что все состояние было оставлено рабочему бензоколонки, могли приключиться только с кем-нибудь вроде Хьюза.

Разрушительные тенденции

Говард Хьюз был разрушающей личностью, разрушающей не только окружающих, но и себя. С успехом открыв миру звёзд, таких как Керол Ломбар, Джин Герлоу, Пола Муни и Джейн Рассел, он смог использовать эту репутацию с выгодой для себя. Этот шовинист извлекал пользу из каждой симпатичной женщины, подписывая долгосрочные контракты с только-только загоравшимися звёздочками и затем много лет держа их взаперти.

Многие чрезвычайно рискованные предприятия Хьюза заканчивались плачевно. Обычно в этом была виновата его маниакальная потребность контроля. Однажды он потратил в «Хьюз Тул» 100 миллионов на проект вертолёта и все впустую. Мошенник высокого полёта Мейер надул Хьюза на 20 миллионов, всучив тому выработанные шахты. Хьюз в конце концов выиграл иск против Мейера. Суд постановил уплатить пострадавшей стороне 7,9 миллиона, но мошенник сбежал в Австралию, и Хьюз остался с бесполезной недвижимостью на руках в штате Невада.

Классический поступок в духе Хьюза — это приобретение компании «Эйр Вест» и разорение её акционеров. В то время, когда Хьюз соблазнил вкладчиков компании принять его предложение, поставив на кон репутацию TWA, авиалинии были широко известны как «Эйр Ворст» и находились на грани банкротства. Хьюз предложил заплатить в общей сложности 89 миллионов долларов, то есть по 22 доллара за акцию, но в текст контракта ловко внёс поправку мелким шрифтом, что цена эта будет меняться в зависимости от курса акций на бирже и баланса компании. Наивные акционеры подписали соглашение. В итоге Хьюз заплатил, следуя изменению биржевого курса, только 33 миллиона или 8 долларов 75 центов за акцию, то есть 37% от суммы, установленной в соглашении. Многие разорились, имея дело с беспринципным воротилой.

Хотя на словах Хьюз был против ядерных испытаний в Неваде, он против воли стал причиной преждевременной смерти многих самых ярких звёзд Голливуда вследствие лучевой болезни. Хьюз боролся с правительством за отмену испытаний, но когда проиграл и пришло время делать натурные съёмки неподалёку от места загрязнения, он послал актёров в это место. В 1963 году происходило ядерное испытание, и Джон Уэйн, Сьюзан Хейуорд, Агнес Мурхед и другие члены группы попали в район заражения. Во время съёмок «Завоевателя» из-за Хьюза они облучились и все умерли от рака.

Но больше других Хьюз разрушал себя. Семь авиакатастроф повлияли на него умственно и физически. Последняя из них, имевшая место в 1946 году, нанесла непоправимый ущерб его физическим и умственным способностям. Он находился на грани между жизнью и смертью и пристрастился к демеролу, кодеину и валиуму, которые губительно сказались на его почках. Последние двадцать лет своей жизни Хьюз просуществовал, лишённый всего, что ему было дорого. На пятом десятке он стал импотентом и не мог больше вести и утрясать деловые переговоры, что было смыслом его жизни.

После последней авиакатастрофы Хьюз превратился в раба собственных параноидальных бредней и уединился, окружённый телохранителями, следившими за каждым его движением. Бесшабашная жизнь Хьюза привела его к тому, что он не мог больше прелюбодействовать, летать, играть в гольф или вести дела. В то время, когда его признали самым могущественным человеком в мире, он не мог выйти и пойти в кино. Гениальный манипулятор, повелевавший компаниями и женщинами, под конец жизни был не в состоянии контролировать самого себя и даже свой стул. Паранойя, микробы и бредовые видения управляли его жизнью. Последние пятнадцать лет Хьюз был рабом наркотиков и жил в полном одиночестве, не считая телохранителей. Его власть довела до такого пустого существования, когда он был королём всего и ничем не владел.

Риск — оружие обоюдоострое

Бог наградил Хьюза привлекательной внешностью, деньгами и несгибаемым духом. Многие из этих качеств он проиграл, гоняясь за властью и влиянием. Успех сделал его самым богатым и могущественным человеком в мире. К тому времени, как Хьюз поднялся в зенит славы, ему перевалило за пятьдесят и он был импотентом. Хьюз давно уже растерял своих друзей, включая и любовника Гэри Гранта. Он стал умственным калекой, неспособным на какой-либо решительный поступок. Он выиграл битву в бизнесе, но проиграл войну в жизни.

Практически каждый герой этой книги в самом начале своей карьеры был куда беднее Хьюза, но ни один не кончил, имея так мало, как он. Даже пережившая бесчисленные трагедии Эдит Пиаф и деспот Адольф Гитлер закончили жизнь лучше Хьюза. Хьюз рано усвоил, что влияние можно купить. Усвоенный урок не принёс ему счастья, так как он всю жизнь стремился купить вещи, которые не продавались: любовь, друзей, удовольствия, внутреннюю целостность и счастье.

С ранних лет игра с судьбой сообщила Говарду Хьюзу некую таинственность, но погубила физически и умственно. Когда он не смог больше летать, он находил удовольствие в покупке авиалиний. Когда он не мог больше заниматься любовью, он лежал в постели фантазируя на предмет героинь старых фильмов. Он нанял в телохранители мормонов за их аскетический образ жизни и честность, но даже таким стражам не доверял. Ближе к концу жизни Хьюз попытался удовлетворить свою потребность заключать сделки и пустил на ветер миллионы, купив воздушные серебряные и золотые прииски, так как не мог сам управлять своими делами. Его не обвели бы так легко вокруг пальца, если бы у него была возможность тщательно отследить свои капиталовложения. Добровольное уединение Хьюза в пентхауз на крыше «Дезерт Инн» сделало его зависимым и уязвимым. Если бы он разбирался в мотивах, руководящих людьми, так же хорошо, как в машинах, то смог бы выжить, честнее обходясь с любовницей, другом или даже Джин Питере, своей последней женой. У них был бы хоть какой-то повод поддержать его.

Хьюз использовал людей и деньги, чтобы создать собственный искажённый мир. Печально, что под конец у Говарда остался единственный друг, чья дружба не основывалась на бизнесе или сексе. Это был работник «Локхида» и пилот Джек Рид, которого Хьюз нанял под конец жизни. Обходящийся во всём сам Хьюз третировал Рила наравне со своей семьёй, отказываясь подписать завещание. При своей эгоцентрической потребности контролировать все и вся Хьюз и помыслить не мог, что сможет обойтись без кого или чего бы то ни было, и поэтому умер в отчаянии один.

Медицинский институт Хьюза основан в Майами с целью спрятать деньги от налогов. Никто никогда не лечился в нём, кроме Хьюза. Что характерно, в 90-х годах институт инвестировал в образование 500 миллионов долларов.

Хьюза всегда преследовали извращённые навязчивые идеи, связанные с завещаниями, болезнью и смертью. Этот рискованный предприниматель был способен на самые дерзкие профессиональные и личные начинания и не мог выносить такую мелочь, как муху, севшую на его персону. Серьёзный риск сделал его могущественным магнатом, но стоил ему душевного и физического здоровья. «Власть и влияние преходящи», и Говард Хьюз — подтверждение этой аксиомы.

+7

2

« Максфилд Пэрриш (25.07.1870 – 30.03. 1966) - знаменитый американский художник, автор многих живописных полотен со сказочными сюжетами - прожил долгую жизнь и очаровал не только Америку, но и весь мир. Эльфы и гномы, нимфы и герои древних мифов и сказок жили в его картинах, рисунках, иллюстрациях к книгам, выполненных в уникальной, единственной в своем роде технике.»
Работы Пэрриша очаровали и Майкла. Фотосет, на котором Майкл рассматривает альбом Максфилда Пэрриша.
http://s45.radikal.ru/i107/1003/25/a4adbfe7613a.jpg

"Майкл всегда говорил, что сотворенный мир , окружающий нас приводит его в неописуемый восторг, рождая в нем молитву благодарности.
Такое же благоговение испытывают и герои Перриша. Как на картине ''Звезды'', наполненной тишиной созерцания. Майкл всегда говорил , что он особенно любит момент, когда опускается вечер, под звездами к нему приходило вдохновение."

"Звезды"
http://s53.radikal.ru/i141/1003/d7/619808fb6b5c.jpg

"Самая знаменитая картина Перриша послужила главным стержнем одного из самых известных фильмов Майкла. Здесь даже ничего не нужно говорить, потому что вся композиция картины, ее герои, их позы, пейзаж и архитектура в кадре попросту повторяют сюжет картины Перриша. Когда ты понимаешь, что послужило отправной точкой видео, созданного Майклом, смысл его послания кардинально меняется. Это уже не сцена в стиле древне-римских праздностей, а скорее поэтическая легкость древне-греческого мифа."

"Рассвет"
http://s004.radikal.ru/i206/1003/6a/4158a4cc7457.jpg

"You are not alone"
http://s40.radikal.ru/i087/1003/d8/72fcaca4d2fa.jpg

"Картина, изображающая юношу, сидящего у водопада при свете луны, подвигла Майкла на следующий кадр фильма. Хотя на картине у персонажа нет крыльев за спиной, композиция построена так, что левая рука и светлое пятно камня справа от персонажа создают явные очертания небольших крыльев. У Майкла этот герой превратился в лесного эльфа, купающегося в лесном озерке у водопада и довольно грустно и встревоженно всматривающегося в окружающее пространство."

"Лунный свет в лесу"
http://s41.radikal.ru/i091/1003/51/91326dcc96c4.jpg

"You are not alone"
http://s003.radikal.ru/i201/1003/75/f0479a488f43.jpg

"Очевидно, Майкл любил этого художника еще с детства, ведь его можно было видеть даже на календарях и в качестве иллюстраций к детским книгам. Рассматривая картины и думая о тех чувствах , которые их переполняют, невольно приходят на память фотографии Майкла и ты понимаешь, что композиционно он выстраивал их, как на картинах Перриша. Зачарованные молодые люди, не в состоянии оторвать взора от захватывающего дух пейзажа, мира и того послания, которое они впитывают каждой клеткой своей души. Те же чувства переполняют и Майкла на запечатленных кадрах. Он так же любил сниматься в широких открытых пространствах, в окружении или поднявшись на горы. Любовь к этому миру и неописуемый восторг от радости бытия. ''Как хорошо быть живым'' - говорил Майкл всегда."

"Утро"
http://s006.radikal.ru/i214/1003/5b/0066dd0d7d02.jpg

"Утро"
http://s46.radikal.ru/i112/1003/40/3175faa51bef.jpg

http://s002.radikal.ru/i198/1003/d2/06fce681aca9.jpg

http://s004.radikal.ru/i206/1003/d7/6f2ba52da148.jpg

+13

3

"Прежде чем сделать то или иное видео, Майкл долго работал над ним . Замысел обдумывался, разрабатывались определенные движения, все было просчитано до точности: от ракурса лица до поворота ступней. В искусстве кино особенное значение имеет именно это: поворот головы , ракурс изображения. Ведь цельное видео монтируется из отдельных кусков, снятых с разных точек и под разными углами. Очевидно, Майклу хотелось изобразить вот это состояние экстаза, запечатленное у Перриша, на самом краю кручи. Майкл буквально повторил эту эмоцию, изобразив ее в своей знаменитой позе."

"Экстаз"
http://s49.radikal.ru/i125/1003/92/2fa79d9443fd.jpg

In The Closet
http://s50.radikal.ru/i128/1003/a7/ee7bee3a5089.jpg

"Одним из излюбленных, коронных элементов перформансов и видео Майкла были летящие одежды, которые ветер треплет вокруг Майкла, создавая ощущения полета. Таково было глубокое впечатление, произведенное живописью Перриша. Очевидно Майкл решил , что это необыкновенная идея, которую легко воплотить и ставшая его визитной карточкой."

"Шторм"
http://s50.radikal.ru/i127/1003/eb/4391038fb584.jpg

http://s49.radikal.ru/i124/1003/01/a0b5dd98596e.jpg

http://s45.radikal.ru/i109/1003/db/f59af93d1ac2.jpg

"Подобно тому, как Майкл проводил фотосессии, посвященные Чарли Чаплину, когда он не только одевался, но и повторял движения своего любимейшего героя, Майкл делал сессии, запечатлевшие не только настроение, но и цвет любимых композиций. Очевидно, что этот необычный, ни у кого не встречающийся ''голубой Периша'', был любимым у Майкла. А качели - одно из любимых мест в саду."

"Качели"
http://s07.radikal.ru/i180/1003/00/c2e07f1d446f.jpg

http://s53.radikal.ru/i141/1003/59/d2897ab2c632.jpg

"Когда рассматриваешь многочисленные пейзажи Периша, сделанные вечером или при лунном свете, невольно возникает мысль, что именно таким представлял себе Майкл свое место под солнцем, свой Неверленд, воплощенный им и горячо любимый. Фотографии Неверленда кажутся именно теми местами, которые запечатлел художник, но было это сделано за полвека до того, как появился необыкновенный дом Майкла. А дарующее дерево Майкла как будто бы так и росло на берегу реки , поджидая рождение своего хозяина."

Ривербэнк осенью
http://s55.radikal.ru/i147/1003/b3/3a0b4b2c979e.jpg

"Пейзаж"
http://s50.radikal.ru/i129/1003/45/aa7a9daee082.jpg

Неверленд
http://i012.radikal.ru/1003/c2/0b8408a40b3e.jpg

"Майкл повторял композицию, ракурс или световую гамму, полюбившуюся у художника, но и просил других живописцев сделать картину , подобную картине Периша. все знают этот знаменитый портрет Принса в образе маленького короля, заснувшего на троне."

http://s49.radikal.ru/i125/1003/19/94f41024e2ee.jpg

"А вот и прообраз, с которого была взята и сама идея и ее композиция."

"Юный король Черных островов"
http://s46.radikal.ru/i113/1003/90/7aba7262140b.jpg
©

Отредактировано Autumn (14-03-2010 19:45:52)

+14

4

Все эти месяцы с нами бок о бок идет Алиса и белый кролик. Они периодически появляются в самых разных местах - картинах, которые купил Майкл, постерах, фильмах, клипах... Думаю, никто не будет спорить, что творчество Льюиса Кэролла имело сильное влияние на Майкла. А многие ли знают, что Льюиса Кэролла как и Майкла подозревали в педофилии? Вообще в биографии этих людей есть удивительные параллели... Давайте развенчаем еще один миф

Опубликовано в журнале:
«Иностранная литература» 2003, №7

Александра Борисенко, Нина Демурова
Льюис Кэрролл: мифы и метаморфозы
http://images.izvestia.ru/18554.jpg

Ему казалось - на трубе

Увидел он Слона.
Он посмотрел - то был Чепец,
Что вышила жена.
И он сказал: “Я в первый раз
Узнал, как жизнь сложна”.

Льюис Кэрролл. Песня садовника[1]

В жизни Пушкина еще так много неисследованного…
Кое-что изменилось с прошлого года…

С. Довлатов. Заповедник

Наше время, не опасаясь преувеличений, можно назвать временем мифов, их бурного роста и широчайшего распространения. Можно было бы задаться вопросом о том, как и почему это происходит. Как соотносятся в мифе вымысел и факт? Что активизирует данную людям от века способность к мифотворчеству? Потребность ли заполнить образовавшуюся по тем или иным причинам пустоту в их жизни? Усилия ли массмедиа, культивирующих интерес к “знаменитостям” с особым упором на интимные, а зачастую и просто грязные подробности?.. Вглядываясь в знакомые черты, мы видим, как они меняются, послушные веяниям времени: сквозь глянец парадного портрета вдруг проступает карикатура, а то и совсем иная физиономия. Изображение колеблется, лицо ускользает.

Взять хотя бы Льюиса Кэрролла, математика и священнослужителя, автора двух сказок - “Приключения Алисы в Стране чудес” и “Алиса в Зазеркалье”, принесших ему мировую славу.

Всем известно, скажем, что Льюис Кэрролл (он же Чарльз Латвидж[2] Доджсон) был застенчивым, неуклюжим заикой и нелюдимом. Мы знаем, что он скучно читал лекции, двух слов не мог связать в светской беседе и лишь в обществе детей оживлялся и становился вдруг - о чудо! - изобретательным и веселым рассказчиком. Мы знаем, что он всегда ходил в цилиндре и перчатках, отличался чопорностью и педантизмом, писал множество писем (в основном детям, разумеется) и воплощал в себе все викторианские добродетели.

Известно также, что превращению мрачного чудака в фантазера и сказочника способствовали не просто дети, а исключительно маленькие девочки. К которым этот чудесный сказочник испытывал - о ужас! - вовсе не отеческий интерес. Злоупотребляя доверием наивных мамаш, он увлекал юных спутниц в рискованные длительные прогулки, забрасывал их письмами и даже фотографировал в обнаженном виде!

В сущности, мы знаем не одного человека, а двух - Льюиса Кэрролла и Чарльза Латвиджа Доджсона; и эти двое оказываются почти антиподами: Доджсон, как видно, весьма умело дурачил недалеких современников, скрывая свою истинную сущность под скучной благопристойной личиной. Но и проницательным потомкам приходится нелегко - Кэрролл двоится в глазах, не дается в руки: “Он шел по жизни таким легким шагом, что не оставил следов”[3]. Поразительней всего то, что речь идет о человеке, чья жизнь была столь подробно и тщательно документирована… После его смерти остались дневники, письма, воспоминания современников. В том числе и его некогда юных приятельниц, которых он называл “my child-friends”.

Попробуем разобраться в удивительных метаморфозах кэрролловского образа.

Сразу же после смерти Чарльза Доджсона его племянник, преподобный Стюарт Доджсон Коллингвуд, издал подробную биографию Кэрролла. Она называлась традиционно: “Life and Letters of Lewis Carroll”, что на русский язык переводится так же традиционно: “Жизнь и творчество Льюиса Кэрролла”, и “Letters” здесь означает все, что вышло из-под его пера, в том числе и переписку. Архив Чарльза Латвиджа Доджсона был огромен. Всю жизнь он, как типичный викторианец, вел дневники, писал множество писем, внося в специальный реестр всю отправленную и полученной корреспонденцию, сочинял политические и научные трактаты, стихи и прозу - словом, трудно даже представить себе объем “бумажного” наследия, который остался в распоряжении душеприказчиков. Душеприказчиками были два младших брата Кэрролла - Уилфред и Эдвин. Именно Уилфред после смерти Кэрролла сжег часть его личных бумаг, - возможно, выполняя волю умершего. (В переписке с Анной Хендерсон Уилфред Доджсон упоминает о конвертах, где хранились личные записи и фотографии с надписью “В случае моей смерти уничтожить, не вскрывая”. Не исключено, что писатель оставил и другие инструкции.) После его смерти Кэрролла “комнаты” в Крайст-Черч[4] (так называли преподавательские квартиры, расположенные в самом колледже), которые он занимал в течение стольких лет, надлежало срочно освободить. Огромный архив Кэрролла разбирали второпях, часть, как уже упоминалось, была сожжена, остальное, по всей видимости, было поделено между родственниками, что-то впоследствии затерялось.

По-видимому, Коллингвуд во время работы над биографией Кэрролла имел в распоряжении всю его переписку, все дневники и реестр корреспонденции: биография снабжена множеством цитат из этих документов. Выпускник того же колледжа Крайст-Черч, в котором учился, а потом преподавал его дядюшка, кроткий и образованный священнослужитель Стюарт Доджсон Коллингвуд создал идеализированный портрет своего прославленного родственника. Эта первая биография, вышедшая в сентябре 1898 года, то есть спустя всего семь месяцев после смерти Кэрролла, стала основным документальным свидетельством, на которое ориентировались все последующие биографы. Отчасти это объясняется тем, что письма и дневники Кэрролла не были доступны последующим исследователям во всей полноте. Но, конечно, дело не только в этом.

XIX век создал свой миф о Кэрролле, миф о том, что было дорого викторианской Англии - о доброте и эксцентричности, о глубокой религиозности и удивительном юморе, о строгой и размеренной жизни, изредка прерываемой короткими “интеллектуальными каникулами” (Г. К. Честертон), во время которых и были написаны сказки об Алисе и некоторые другие произведения. Коллингвуд в своей книге приводит проникновенные отзывы современников о Кэрролле. “Я с радостью вспоминаю и наши серьезные беседы, и то, как великолепно и доблестно он использовал юмор для того, чтобы привлечь внимание множества людей; и его любовь к детям, простоту его сердца, заботу о слугах, его духовную заботу о них”[5], - пишет один. Другой вспоминает “ту сторону его натуры, которая представляет больший интерес и более заслуживает того, чтобы о ней помнили, нежели даже его поразительный и чарующий юмор, - я имею в виду его глубокое сочувствие всем страждущим и нуждающимся. Он несколько раз приходил ко мне по делам милосердия, и я всю жизнь учился у него готовности помочь людям в беде, его бесконечной щедрости и бесконечному терпению перед лицом ошибок и безрассудств”. Третий отмечает, что “та чуть ли не странная простота, а порой непритворная и трогательная детскость, которая отличала его во всех областях мысли, проявлялась в его любви к детям и в их любви к нему, в его боязни причинить боль любому живому существу…”. В предисловии Коллингвуд лаконично предваряет эти и многие другие подобные воспоминания современников Кэрролла словами: “Узнать его значило его полюбить”.

После смерти братьев и сестер Кэрролла его бумаги перешли на хранение двум незамужним племянницам - Менелле и Вайолет - и оставались у них до самой их смерти (Менелла умерла в 1963-м, Вайолет - тремя годами позже). За это время многие бумаги были утеряны (включая четыре тома дневников), кроме того, отдельные дневниковые записи были вырезаны ножницами. В 1953 году тщательно отобранные племянницами фрагменты дневников были изданы в двух томах под редакцией Р. Л. Грина[6], который объясняет в предисловии, что так как Коллингвуд уже использовал при написании биографии дневники Кэрролла, “не было необходимости тщательно их сохранять - и они на много лет исчезли, вместе с остальными уцелевшими бумагами. По прошествии времени они вновь нашлись в подвале, выпав из картонной коробки; оказалось, что из тринадцати томов недостает четырех…”.

Конечно, объяснение звучит малоубедительно - да и следы ножниц в дневниках достаточно красноречивы. (В более поздние годы племянницы Кэрролла признались в уничтожении отдельных дневниковых записей.) Изданные фрагменты дневников ничем не нарушали уже сложившийся образ аскетичного ученого чудака, жившего скромной и спокойной жизнью...

Однако как бы ни скрытничали лояльные племянницы, XX век уже начинал творить свои мифы. После Великой войны (так называли англичане Первую мировую) образ Кэрролла стал неуловимо меняться. Это были годы “победного шествия” психоанализа, быстро распространившегося в Европе, Америке, России и даже в консервативной Англии. Уже в краткой “Заметке о Шалтае-Болтае”, вышедшей в 1921 году в связи с новым переводом “Алисы в Стране чудес” на немецкий язык, Дж. Б. Пристли высказывал провидческие опасения относительно того, что этой книгой вскоре займется “добрая тысяча важных тевтонцев”, что “на сцену неизбежно явятся Фрейд и Юнг со своими последователями, и нам предложат чудовищные тома о Sexualtheorie в “Алисе в Стране чудес”, об Assoziationsstudien Бармаглота и о сокровенном смысле конфликта между Труляля и Траляля с психоаналитической и психопатологической точки зрения”.

В своем эссе Пристли высказывает еще одно предположение, которое, увы, не оправдалось; впрочем, он и сам этого опасался. “Что до самой Алисы… - пишет он, - но нет, Алису пощадят; я, во всяком случае, не собираюсь разрушать иллюзий задумчивой тени Льюиса Кэрролла. Да пребудет он еще немного в неведении о том, что там на самом деле творилось в Алисиной головке, этой - с позволения сказать - особой стране чудес”.

Увы, Алису не пощадили. “Психоаналитическими и психопатологическими” толкованиями с жаром принялись заниматься - и по сей день занимаются! - отнюдь не одни лишь “тевтонцы”. Пристли, посвятившему столько прочувствованных страниц старой доброй Англии, даже в страшном сне не могло присниться, что будут писать об Алисе в этой самой Англии и в других англоязычных странах. Романтическое отношение к детству и детям, в котором ранняя пора жизни виделась как царство невинности, уступило место совсем иным взглядам. Начался век психоанализа, и книги Кэрролла, как казалось, предлагали весьма благодатное поле для новомодных умозаключений.

Отправной точкой для психоаналитиков стало уже закрепившееся мнение, с беспощадной категоричностью повторяющееся в каждом исследовании: “У него не было взрослых друзей. Ему нравились девочки, и только девочки”. Это слова Пола Шилдера, и взяты они из “Психоаналитических заметкок об Алисе в стране чудес и Льюисе Кэрролле” (1938). Шилдер строго вопрошает: “Каково было его [Кэрролла] отношение к собственному половому органу?” - и отвечает, что воплощением фаллоса является не кто иной, как сама Алиса… (Бедный, наивный Дж. Б. Пристли!) Тони Голдсмит, который, собственно, и положил начало психоаналитическим толкованиям “Алисы” - именно в его писаниях любовь Кэрролла к детям впервые приобрела зловещий оттенок, - пространно теоретизирует о символике дверей и ключей, отмечая, что объектом особого интереса становится именно маленькая дверка (то есть девочка, а не взрослая женщина). Дальше - больше. В книгах Кэрролла каждый смог найти то, что искал: неврозы, психозы, оральную агрессию, эдипов комплекс… Ну и конечно, излишне объяснять, что такое на самом деле кроличья нора… (“Когда я беру слово, оно означает то, что я хочу, не больше и не меньше”, - сказал Шалтай-Болтай презрительно.)

Не будем далее углубляться в эти концепции: они уже давно навязли у всех в зубах. Справедливости ради надо заметить, что потребность в скандалах и сенсациях не исчерпывалась одной лишь сексуальной тематикой. Во второй половине ХХ века то и дело возникали новые толкования кэрролловской “Алисы”. То обнаруживали в “Стране чудес” записанные особым кодом цитаты из Ветхого Завета, то выяснялось, что это послание психоделика, созданное под влиянием особых галлюциногенных грибов (помните гриб, на котором восседала Синяя Гусеница, посоветовавшая Алисе откусить “с одной и с другой стороны”?). Особенно много шума наделала теория, согласно которой автором “Алисы” была сама королева Виктория! Об этом даже в советские времена у нас писала центральная пресса и люди спорили в университетских буфетах.

После выхода в свет набоковской “Лолиты” (1955), популярность которой с каждым годом все росла и росла, массовому читателю стало окончательно ясно, что Кэрролл, конечно, был педофилом. Теперь, наконец, кэрролловский эвфемизм “child-friends” открыл свой истинный смысл: “нимфетки”! С новой жадностью читатель вглядывался в мемуары кэрролловских “нимфеток”, пытаясь читать между строк.

Теперь уже ни один серьезный исследователь творчества Кэрролла не мог обойти молчанием проклятый вопрос о том, как именно любил Кэрролл маленьких девочек. И если исследователь не желал признавать писателя педофилом и извращенцем, ему приходилось занимать оборонительную позицию и выстраивать систему оправданий.

“Сам Кэрролл считал свою дружбу с девочками совершенно невинной; у нас нет оснований сомневаться в том, что так оно и было. К тому же в многочисленных воспоминаниях, написанных позже его маленькими подружками, нет и намека на какое-либо нарушение приличий. <...> В наши дни Кэрролла порой сравнивают с Гумбертом Гумбертом, от чьего имени ведется повествование в “Лолите” Набокова. Действительно, и тот и другой питали страсть к девочкам, однако преследовали они прямо противоположные цели. У Гумберта Гумберта “нимфетки” вызывали плотское желание. Кэрролла же потому и тянуло к девочкам, что в сексуальном отношении он чуствовал себя с ними в полной безопасности. От других писателей, в чьей жизни не было места сексу (Торо, Генри Джеймс), и от писателей, которых волновали девочки (По, Эрнест Даусон[7]), Кэрролла отличает именно это странное сочетание полнейшей невинности и страстности. Сочетание уникальное в истории литературы”, - пишет Мартин Гарднер, автор “Аннотированной Алисы”[8].

“Льюису Кэрроллу доводилось сражаться с дьяволом - а, как мы знаем, для викторианцев секс часто был личиной дьявола. Я убежден, что Кэрролл выходил победителем из этих сражений. <...> В глубине души Кэрролл сознавал, что если он хоть раз уступит малейшему искушению в дружбе с детьми, то никогда не сможет возобновить этой дружбы. Он был своего рода викторианским Ловцом во ржи, однако он не был Гумбертом Гумбертом”[9], - утверждает другой известный исследователь творчества Кэрролла, Мортон Коэн.

Но как бы ни пытались некоторые благородные умы защитить эксцентричного сказочника, обыватель не может оторвать завороженного взгляда от жутковатой картинки: дитя наедине с коварным искусителем, у которого карманы набиты игрушками, а в голове бродят нечистые мысли. Это зрелище ужасало почтенную публику чуть ли не до конца ХХ века…

А между тем после смерти Менеллы и Вайолет сохранившиеся дневники Льюиса Кэрролла все-таки были проданы наследниками Британскому музею. Некогда запертые за семью замками заветные листки стали доступны для изучения. Но - ничего не произошло. Неказистые тетради в серых обложках уже никого не интересовали. Биографы и исследователи Кэрролла продолжали опираться на привычные факты и приходить к привычным выводам.

Очередной поворот посмертной судьбы Кэрролла начался с любезной его сердцу математики. Почти одновременно в двух разных странах два пытливых исследователя занялись, представьте, сложением и вычитанием. И тут обнаружилось, что многие из милых крошек в момент знакомства с Кэрроллом уже перешагнули рубеж семнадцати, восемнадцати, двадцати, а то и тридцати лет… Как же так? - спросит недоверчивый читатель. Неужели никто раньше не удосужился посчитать, сколько лет было девочкам? Да, такова таинственная магия мифа. Его гармония не терпит грубого вмешательства алгебры (и даже арифметики).

Очень показательно, что на незыблемые, давно установленные истины покусились в известном смысле аутсайдеры - французский профессор (иностранец!) Х. Лебейли и не имеющая отношения к науке актриса (!) Кэролайн Лич. (Ученое сообщество не пришло в восторг от этого вмешательства.) Лебейли изложил свои выводы в научных трудах[10], Кэролайн Лич опубликовала книгу, рассчитанную на широкого читателя[11].

Результаты пересмотра известных фактов и сохранившихся документов оказались сокрушительными. Как карточный домик, рассыпаются глубокомысленные построения и гипотезы… (“Вы - просто колода карт!” - говорит разгневанная Алиса и просыпается.)

В качестве примера можно привести хорошо известные воспоминания актрисы Изы Боумен (1873-1958), в чьей судьбе Ч. Л. Доджсон принимал искреннее участие. (Доджсон помогал также ее сестрам и брату; все они играли на сцене.) Ее книжка “История Льюиса Кэрролла, рассказанная настоящей Алисой в Стране чудес”, вышла через несколько месяцев после биографии Коллингвуда, в 1899 году. Алисой она называет себя на том основании, что в 1888 году ей довелось играть знаменитую кэрролловскую героиню.

Мемуары Изы, написанные живо, с несомненной любовью к Кэрроллу, которого она называет “дядюшкой”, тем не менее оставляют странный, слащавый привкус - знакомый нам всем по школьным “рассказам о Ленине”. “Маленькая девочка и ученый профессор! Какое странное сочетание!” - восклицает она то и дело. Портрет ученого чудака расцвечен описаниями игр, прогулок, ее долгих визитов в Крайст-Черч… Словом, читателю не приходится жаловаться на отсутствие “картинок и разговоров”. Так, мы находим в воспоминаниях весьма драматичное описание ссоры и примирения “профессора и маленькой девочки”:

В детстве я часто развлекалась тем, что рисовала карикатуры, и однажды, когда он [Кэрролл] писал письма, я принялась делать с него набросок на обороте конверта. Сейчас уж не помню, как выглядел рисунок, - наверняка это был гадкий шарж, - но внезапно он обернулся и увидел, чем я занимаюсь. Он вскочил с места и ужасно покраснел, чем очень меня испугал. Потом схватил мой злосчастный набросок и, разорвав его в клочья, молча швырнул в огонь. <...> Мне было тогда не более десяти-одиннадцати лет, но и теперь этот эпизод стоит у меня перед глазами, как будто все это было вчера…[12]

Итак, по утверждению Изы, в момент описанной размолвки ей “не более десяти-одиннадцати лет”… Однако на деле ей гораздо (“О, гораздо!” - сказала Королева…) больше. “Примечательно, - ядовито замечает по этому поводу Кэролайн Лич, - что Изе уже исполнилось тринадцать, когда она познакомилась с Доджсоном. К тому времени, как он оплачивал ее уроки актерского мастерства и возил ее на каникулы, ей было лет четырнадцать-шестнадцать, в последний раз она гостила у него в Истбурне в двадцатилетнем возрасте”.

Гипноз коллективно созданного образа так велик, что уже другая “юная подружка” Кэрролла, Рут Гэмлен, в мемуарах, написанных в семидесятилетнем возрасте, отчетливо вспоминает, как в 1892 году родители пригласили на обед Кэрролла с гостившей у него в то время Изой - Иза описана как “застенчивый ребенок лет двенадцати”. “Прелестно и убедительно, - комментирует этот пассаж Кэролайн Лич, - однако в 1892 году Изе уже исполнилось восемнадцать…”

В случае Изы Боумен речь, конечно, не идет о случайной ошибке. Ее мемуары пестрят навязчивыми напоминаниями о том, что Кэрролл был “величайшим другом детей” - это определение повторяется не однажды.

“Я думаю, что сделала все, что было в моих силах, чтобы показать самую светлую сторону его натуры - Льюиса Кэрролла как друга детей. <...> Я надеюсь, что мой скромный вклад поможет сохранить память о величайшем друге детей…” - пишет Иза, прекрасно зная, что большая часть описанных эпизодов относится отнюдь не к ее детскому возрасту. Объяснить такую настойчивость несложно. Одно дело рисовать идиллические картинки вечеров у камина, долгих прогулок рука об руку, поездок к морю, когда речь идет о “маленькой девочке и ученом-профессоре”. Другое дело бросать вызов обществу, повествуя об отношениях необычных, не укладывающихся в рамки общепринятого, - об отношениях с неординарным человеком, живущим по собственным, неординарным правилам. Правдивое изложение фактов, отмечает Кэролайн Лич, могло губительным образом отразиться на репутации Изы - к тому времени преуспевающей актрисы. Нетрудно представить себе выводы, к которым пришли бы добродетельные викторианцы, узнав, что немолодой профессор оплачивал уроки музыки, визиты к дантисту и другие расходы молодой актрисы, отнюдь уже не ребенка. Между тем, Иза не была исключением в жизни Кэрролла - ни в качестве “child-friend”, ни в качестве заботливо опекаемой подопечной. Кэрролл много общался с детьми актеров[13] и много помогал им. Широко известна многолетняя дружба Кэрролла с актерским семейством Тэрри - и с самой знаменитой из них, Эллен Тэрри, на чьи спектакли он неизменно водил своих приятельниц.

Едва ли не каждая из “child-friends”Кэрролла, чьи мемуары собраны в вышедшей в 1989 году книге “Льюис Кэрролл: интервью и воспоминания”, отмечает, что она была исключением из правил, поскольку ее дружба с Кэрроллом не прервалась с окончанием детства, а продолжилась в более зрелые годы. Читая одно за другим эти утверждения, начинаешь недоумевать, что же это за правило, из которого так много исключений? Гертруда Аткинсон, например, пишет об этом так: “Многие утверждают, что он любил детей, только пока они оставались детьми, и терял к ним интерес, когда они вырастали. Мой опыт был иного рода: мы оставались друзьями всегда. Я думаю, иногда возникали недоразумения оттого, что многим выросшим девочкам не нравится, когда с ними обращаются так, будто им все еще десять лет. Лично мне эта его привычка всегда казалась очень милой”.

Иные “child-friends” подружились со знаменитым сказочником, будучи уже вполне взрослыми людьми. Таково было знакомство Кэрролла с художницей Гертрудой Томсон. Внимание Кэрролла привлекла серия ее рисунков под названием “Страна фей”, завязалась переписка, за которой последовало личное знакомство; Гертруде Томсон было в это время 28 лет. Впервые Г. Томсон и Льюис Кэрролл встретились в Саут-Кенсингтонском музее - они легко узнали друг друга в толпе несмотря на то, что никогда не виделись прежде.

Увидев его стройную фигуру и чисто выбритое, тонкое и выразительное лицо, я про себя сказала: “Вот Льюис Кэрролл”, - вспоминает Гертруда Томсон. - Кэрролл, который пришел на встречу в сопровождении двух девочек, посовещавшись со своими спутницами, решительно подошел к художнице.

- Как вы догадались, что это я?

- Моя маленькая приятельница нашла вас. Я сказал ей, что должен встретиться с молодой леди, которая знает фей, и она тут же указала мне на вас. Но я узнал вас еще раньше…

Гертруда Томсон вспоминает и другой эпизод, недвусмысленно демонстрирующий настороженное отношение общества к дружбам такого рода:

Однажды за меня взялась приятельница мистера Доджсона - добрая женщина весьма практического склада, вся опутанная правилами приличия.

Мы [с Кэрроллом] провели утро у нее в доме, делая зарисовки с ее детей. <...> Он ушел еще до ланча, и, когда трапеза была завершена, хозяйка отослала детей и уселась передо мной с шитьем.

- Я слышала, позавчера вы провели день в Оксфорде, у мистера Доджсона.

- Да, и это был очень приятный день.

- Такие вещи не очень приняты…

- Мы оба часто делаем то, что не принято.

- Мистера Доджсона нельзя назвать дамским угодником.

- Иначе он не был бы моим другом.

- Он - убежденный холостяк.

- А я - убежденная холостячка, кроме того, по возрасту он годится мне в отцы!

Мгновенье она пристально глядела на меня, потом сказала:

- Я объясню вам, в чем дело. Мистер Доджсон не думает о вас как о молодой даме. Вы для него скорее - взрослый ребенок.

Я весело рассмеялась.

- Я не возражаю, чтобы он считал меня своей прабабушкой, лишь бы приглашал иногда в Оксфорд!

Но я была глубоко задета. Наша чистая и прекрасная дружба была, казалось, омрачена грубым прикосновением[14].

Вместе с Гертрудой Томсон Кэрролл часто работал над портретами детей - в том числе обнаженных девочек. В викторианской Англии все еще господствовало представление о ребенке, унаследованное от предромантиков и романтиков - Блейка, Вордсворта, Колриджа. Образ девочки воплощал для викторианцев чистоту и невинность, красота детского тела воспринималась как асексуальная, божественная, изображения обнаженных детей были весьма обычны для того времени.

Кэрролл был чрезвычайно щепетилен во всем, что касалось его маленьких моделей. Во время сеансов непременно присутствовала какая-нибудь дама (мать, тетушка, гувернантка и пр.), Кэрролл писал: “Если бы я нашел для своих фотографий прелестнейшую девочку в мире и обнаружил, что ее смущает мысль позировать обнаженной, я бы почел своим священным пред Господом долгом, как бы мимолетна ни была ее робость и как бы ни легко было ее преодолеть, тут же раз и навсегда отказаться от этой затеи”.

В июне 1881-го, спустя год после того, как Кэрролл оставил занятия фотографией, он принимает решение уничтожить снимки и негативы обнаженных девочек во избежание кривотолков в случае его смерти (ему скоро исполнится пятьдесят лет - солидный возраст по тем временам). Он пишет письма матерям своих моделей, спрашивая, не прислать ли им фотографии и негативы, и сообщая, что в противном случае они будут уничтожены. Сохранилось всего несколько таких снимков.

Вообще говоря, Кэрролл фотографировал много - детей (как девочек, так и мальчиков), а также, разумеется, и взрослых: своих родных, друзей, коллег по Оксфорду, писателей, художников, актеров, священнослужителей, включая и епископов и архиепископов, государственных деятелей, в том числе премьер-министра (с большинством из них он был знаком по Крайст-Черч). Правда, прославился он благодаря фотографиям детей: из работ фотографов-любителей ХIХ века его детские портреты считаются лучшими. Недаром на знаменитой фотовыставке “Род человеческий”, объехавшей в 1956 году многие страны и побывавшей в России, из своих современников был представлен он один[15].

Вопреки устоявшемуся мнению, круг знакомств Кэролла был также весьма широк и разнообразен и включал в себя множество мужчин и женщин самого разного возраста. Откуда же взялось столь устойчивое убеждение в том, что знаменитый автор “Алисы” общался исключительно с маленькими девочками?

И что же все-таки скрывала семья? Что заставляло братьев, сестер и племянников проявлять такую сдержанность, такую осторожность в обращении с бумагами Льюиса Кэрролла?

Разумеется, как справедливо замечает Кэролайн Лич, “страницы не вырезаются сами собой”. Но какие различные причины могут скрываться за холодным щелканьем ножниц! Вырезанных страниц не вернуть. Менелла и Вайолет - хотя бы отчасти - обеспечили своему великому родственнику право на privacy[16] - этот непереводимый оплот английской души.

Кэролайн Лич весьма запальчиво пишет о пропаже дневников и писем Кэрролла, обвиняя его семейство в умышленном искажении образа писателя, в желании утаить от публики “правду” и других тяжких грехах; по-видимому, она нисколько не сомневается, что “народ имеет право знать”. Невольно вспоминается знаменитое письмо А. С. Пушкина к П. А. Вяземскому с затертым от постоянного цитирования пассажем: “Толпа жадно читает исповеди, записки, etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой подлости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы; он и мал и мерзок не так, как вы, - иначе”. А начинается эта известная тирада так: “Зачем жалеешь ты о потере записок Байрона? черт с ними! слава Богу, что потеряны…”

Но вернемся к сохранившимся тетрадям, которые все-таки попали в Британский музей, и к открытиям Кэролайн Лич и Лебейли.

Из переписки Кэрролла с сестрами явственно следует, что кое-какие страницы его биографии доставляли хлопоты родственникам еще при жизни писателя. Дело в том, что Ч. Л. Доджсон - оксфордский лектор, священнослужитель и джентльмен - всю жизнь был не в ладах с “миссис Гранди”, то есть, выражаясь по-русски, не заботился о том, “что будет говорить княгиня Марья Алексевна”. (“Ты не должна пугаться, когда обо мне говорят дурно, - писал Кэрролл обеспокоенной сплетней младшей сестре, - если о человеке говорят вообще, то кто-нибудь непременно скажет о нем дурно”.)

Его страстная любовь к театру считалась совершенно неподобающей для священнослужителя (ведь в театре показывали и фарс, и водевиль, и бурлеск, которые Кэрролл очень ценил), так же как и любовь к живописи, в частности, восхищение полотнами, изображающими обнаженных женщин; а дружба и свободное общение с молодыми и не очень молодыми дамами и вовсе не укладывались ни в какие рамки.

“Истории о том, как молодые женщины без сопровождения проводили каникулы у моря с Льюисом Кэрроллом, вряд ли могли бы умилить добропорядочное викторианское общество, к которому принадлежало большинство читателей Коллингвуда. Совсем не это хотелось услышать публике о создателе “Алисы”! Легко понять, что и семейство Доджсонов стремилось положить конец сплетням, неизбежно окружавшим подобные эскапады. Сказать публично правду - признаться в печати, что Льюис Кэрролл обедал, гулял, ездил к морю наедине с молодыми девицами; оставался ночевать в домах вдов и замужних женщин, чьи мужья находились в отъезде, было все равно, что предположить в преподобном Доджсоне прелюбодея и совратителя! Это просто никуда не годилось”, - пишет Кэролайн Лич.

Самым невинным из всех увлечений Кэрролла, с точки зрения викторианской морали, казалось его увлечение маленькими девочками. Именно это увлечение, такое уместное для сказочника, и подняли на щит сначала Коллингвуд, а вслед за ним и многочисленные мемуаристы и биографы. Кто мог знать, что в следующем веке все встанет с ног на голову и любовно наведенный современниками “хрестоматийный глянец” отольется в столь рискованные формы!..

В викторианскую же эпоху считалось, что до четырнадцати лет девочка остается ребенком и, соответственно, до этой поры стоит выше всего земного и грешного.

По словам Кэролайн Лич, именно эти представления “стоят за наивными попытками семейства убедить публику, что все его многочисленные приятельницы были моложе роковых четырнадцати лет. Эта манипуляция становится особенно прозрачной, когда выясняется, что даже в тщательно отобранной Коллингвудом переписке почти половина цитируемых писем написана девочкам старше четырнадцати, а четверть адресованы девицам восемнадцати лет и старше”.

В результате сравнения опубликованных фрагментов дневников с более полной версией, хранящейся в Британском музее (пусть даже с вырезанными страницами и пропавшими томами), профессор Лебейли приходит к такому выводу: “Отнюдь не трогательный интерес дядюшки к прелестным ангелочкам оберегали от постороннего взгляда престарелые викторианские дамы, но его склонность к сомнительным, по их мнению, спектаклям, в которых играли бойкие молодые актрисы, его благосклонные отзывы о полотнах, изображающих обнаженных женщин; доказательства столь вульгарного вкуса казались им поистине скандальными, и они замалчивали их последовательно и методично, не подозревая, что тем самым подпитывают распространенное представление о Льюисе Кэрролле как об извращенце и маньяке”[17].

И в самом деле, как могли они предположить, что, оберегая викторианские добродетели, обрекут своего знаменитого родственника на гораздо более грозные обвинения? Великолепная ирония, достойная Кэрролла!

Возможно, сам Кэрролл отчасти способствовал возникшей путанице. Взять хотя бы изобретенный им термин “child-friend”. По сути, это словосочетание указывало не столько на возраст (или даже возрастную разницу), сколько на тип отношений, столь обычный для Кэрролла и столь мало понятный обществу, - вероятно, сегодняшнему так же, как и тогдашнему. Впрочем, само слово “child” и в XIX веке все еще сохраняло отзвуки иных оттенков значений. Слово это могло указывать не только на возраст, но и на характер отношений, в частности, определяемый разницей в возрасте или в социальном положении (ср. принятое в ХVIII веке выражение “дети и слуги”). Кстати говоря, не зря, видимо, многие современники упоминали, как внимателен был Кэрролл к слугам, - по всей видимости, для него особое значение имели отношения с более слабыми, зависимыми, в известной степени более уязвимыми, - не стоит забывать, что Кэрролл рано узнал бремя ответственности за восьмерых младших братьев и сестер…

Однако в употреблении Кэрроллом слова “child” был, конечно, и игровой компонент, на что справедливо указывают и Кэролайн Лич, и профессор Лебейли. Он частенько употреблял слово “ребенок” применительно к особам женского пола в возрасте двадцати, тридцати, а то и сорока лет…

В 1894 году Кэрролл пишет миссис Эгертон, приглашая на обед двух ее дочерей, шестнадцати и восемнадцати лет:

Одна из главных радостей моей - на удивление счастливой - жизни проистекает из привязанности моих маленьких друзей. Двадцать или тридцать лет тому назад я бы сказал, что десять - идеальный возраст; теперь же возраст двадцати - двадцати пяти лет кажется мне предпочтительней. Некоторым из моих дорогих девочек тридцать и более: я думаю, что пожилой человек шестидесяти двух лет имеет право все еще считать их детьми[18].

Примерно такое же рассуждение содержится в письме к двадцатичетырехлетней Гертруде Четуэй, которую Кэрролл зовет погостить у него в Истбурне. Вот как он оправдывает необычность подобного приглашения:

Во-первых, если я доживу до следующего января, мне исполнится пятьдесят девять лет. Если бы подобную вещь предложил мужчина тридцати или даже сорока лет от роду, это было бы совсем другое дело. Тогда бы об этом и речи идти не могло. Мне самому подобная мысль пришла в голову лишь пять лет назад. Только накопив действительно немало лет, рискнул я пригласить в гости десятилетнюю девочку, которую отпустили без малейших возражений. На следующий год у меня неделю провела двенадцатилетняя гостья. А еще через год я позвал девочку четырнадцати лет, на этот раз ожидая отказа под тем предлогом, что она уже слишком взрослая. К моему удивлению и радости, ее матушка согласилась. После этого я дерзко пригласил ее сестру, которой уже исполнилось восемнадцать. И она приехала! Потом у меня побывала еще одна восемнадцатилетняя приятельница, и теперь я совсем не обращаю внимания на возраст.

По мнению Х. Лебейли, поведение Кэрролла объясняется прежде всего крайней независимостью характера, стремлением самому, в соответствии со своим разумением и своей совестью, принимать решения и контролировать ситуацию. Он избегал всего, что могло быть ему навязано. (До такой степени, что не даже хотел, чтобы ему назначали время встречи, ограничивая тем самым его свободу.) Что может быть менее обязывающим, менее требовательным, чем общение с “child-friend”?

При этом, продолжает Лебейли, Кэрролл вовсе не чурается женщин. Однако будучи человеком крайне щепетильным, Кэрролл строго регламентирует свое общение с “прекрасным полом”: в молодости он держится подальше от девиц на выданье и только к старости начинает проявлять известную беззаботность относительно возраста своих приятельниц… На основании строго подсчитанных отзывов Кэрролла о живописи и театральных постановках Лебейли делает вывод, что цветущая женственность привлекала его на деле значительно более девичьей незрелой прелести.[19]

Словом, миф лжет: автор сказок об “Алисе” был вовсе не таким, каким его привыкли считать…

Миф лжет, вторит профессору Кэролайн Лич. Кэрролл вовсе не был застенчивым, мрачным отшельником - напротив, порой он наносил в день по полдюжины визитов, водил в театр своих бесчисленных приятельниц; никогда не избегал мужчин и уж тем более не испытывал ненависти к мальчикам; он получал удовольствие от жизни и любил общество молодых женщин… Впрочем, яростно развенчивая старый миф, Кэрролайн Лич тут же начинает создавать новый - головокружительную историю любви Кэролла к миссис Лидделл. И можно быть уверенными, что новые сенсации не за горами. Возможностей масса: роман с гувернанткой, роман с миссис Лидделл, роман с ректором Лидделлом… Возможно, выяснится, что Кэрролл любил только мальчиков. Возможно, найдется и какой-нибудь подозрительный домашний питомец или возлюбленный труп. И в этом отчасти будут повинны злополучные викторианские дамы, затерявшие и изрезавшие драгоценные томики дневников. Ибо ничто так не будоражит воображение, как тайна. Сколько лет дописывают за Диккенса его последний неоконченный роман, сколько лет волнует умы десятая, сожженная глава “Евгения Онегина”! Вероятно, и Кэрроллу предстоит еще немало удивительных метаморфоз…

Но мы, пожалуй, остановимся. Передохнем и оглядимся. Может быть, у нас наконец перестанет двоиться в глазах и нам удастся увидеть не двух антиподов (этаких Джекила и Хайда), а одного, очень незаурядного человека, необычного до такой степени, что современники и потомки предпочли разделить его на “Кэрролла” и “Доджсона” и воспринимать “по частям”. Загадки и парадоксы по-прежнему сопровождают его имя - даже теперь, спустя более столетия после его смерти. Прелесть в том, что у загадки не всегда есть ответ: чем, например, ворон похож на конторку?

Англичане знают цену странности: у Кэрролла на родине есть своя культурная ниша - “эксцентричный ученый-джентльмен”, хотя, конечно, и это всего лишь одна из масок. Бесспорно, она подходит ему не в пример лучше, нежели маска чопорного педанта, у которого, как заметила в свое время Вирджиния Вулф, “не было жизни”; или совсем уж нелепая маска тайного искусителя девочек… Но если эти маски расплывутся, исчезнут, что же останется? Улыбка, разумеется.

Можно ли сказать, что Льюис Кэрролл был свободным человеком? Он, несомненно, был глубоко религиозен, но не мог принять идею о вечных муках; позволял себе присутствовать на службе в православной церкви и даже в синагоге, говорил, что если бы знал церковно-славянский язык, то принял бы участие в православном богослужении. Он уважал традиции и установления общества, но открыто возражал против тех из них, которые казались ему бессмысленными или несправедливыми. Он дарил необыкновенную дружбу, исполненную юмора и доброты, многим представительницам прекрасного пола - как мы теперь знаем, самого разного возраста. И при этом полагался на свое суждение значительно более, нежели на общепринятые правила. Это был человек совести, в своих помыслах и поступках он давал строгий отчет Господу. Но никогда - никогда! - не путал он Господа с миссис Гранди, с духовными и светскими властями. Он держал ответ перед Богом, а не перед ними. И не перед нами.

©А. Борисенко, Н. Демурова, 2003

[1] Перев. Д. Орловской.
[2] В России по традиции “среднее имя” Кэрролла читают как Лютвидж; быть может, настала пора приблизиться к английскому звучанию - Латвидж.
[3] В. Вулф. Льюис Кэрролл. В кн.: Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Алиса в Зазеркалье. Перев. Н. Демуровой. М., Наука, 1978.
[4] Крайст-Черч - один из колледжей Оксфордского университета; с ним была связана вся сознательная жизнь Кэрролла.
[5] Здесь и далее цит. по кн.: Collingwood S.D. The Life and Letters of Lewis Carroll. London, 1899.
[6] The Diaries of LewisCarroll, edited by Roger Lancelyn Green, 2 vol. London, Cassell, 1953.
[7] Эрнест Даусон (1867-1900) - английский поэт.
[8] Martin Gardner. The Annotated Alice. N. Y., Clarkson N, Poier Inc. 1960.
[9] Morton N. Cohen.Lewis Carroll and Victorian Morality: Sexuality and Victorian Literature. Tennessee Studies in Literature. Vol. 27. Edited by Don Richard Cox. The University of Tennessee Press. Knoxville.
[10] Hugues Lebailly. Charles Lutwidge Dodgson’s Infatuation with the Weaker and More Aesthetic Sex Re-examined; Dodgson’s Diaries:The Journal of a Victorian Playgoer (1855-1897) и др.
[11] Karoline Leach. In the Shadow of the Dreamchild: a New Understanding of Lewis Carroll. - Peter Owen Ltd, 1999. (Далее цитируется по указанному изданию.)
[12] Здесь и далее цит. по кн.: Interviews and Recollections, edited by Morton N. Cohen, London, Macmillan, 1989.
[13] Примечательно, что Кэрролл был одним из первых среди тех, кто заговорил об ограничении рабочего дня маленьких актеров, день за днем выступающих в дневных и вечерних спектаклях, а также о необходимости обеспечения их образования. В специальном письме, посланном в газеты, он говорил о том, что их работа никак не должна мешать им получить наряду с другими детьми обычное школьное образование, и ратовал за специальный парламентский акт, закрепляющий за ними это право. Следует отметить, что по прошествии некоторого времени такой акт был принят.
[14] Цит. по кн.: Interviews and Recollections, edited by Morton N. Cohen, London, Macmillan, 1989.
[15] Кэрролл, разумеется, не был фотографом-профессионалом, однако многие годы с большим увлечением занимался фотографией. Из современников его сравнивают по мастерству лишь с Джулией Кэмерон, которая занималась фотографией профессионально; однако Кэрролл ни в чем не уступает ей. Композиция, глубина психологического портрета, простота и непритязательность его работ привлекают внимание; художественная одаренность Кэрролла дает себя знать и в этой области.
[16] Может быть, “превратность”.
[17] Hugues Lebailly. Charles Lutwidge Dodgson’s Infatuation with the Weaker and More Aesthetic Sex Re-examined.
[18] Здесь и далее письма Кэрролла цит. по кн.: The Letters of Lewis Carroll, edited by Morton N. Cohen with the assistance of Roger Lancelyn Green/ 2 vol. London, Macmillan, 1979.
[19] Согласно подсчетам, сделанным Лебейли, большая часть спектаклей, упомянутых Доджсоном в дневниках, вообще не включала детей-актеров; из 870 комментариев, сделанных им по поводу актерской игры, 720 относятся ко взрослым актерам и только 150 - к детям.

--

+12

5

Дополню позже, а пока

Я просила Бога забрать мою гордыню,
И Бог ответил мне - нет.
Он сказал, что гордыню не забирают -
от нее отказываются.
Я просила Бога исцелить мою прикованную к кровати дочку.
Бог сказал мне - нет.
Душа ее в надежности, а тело все равно умрет.
Я просила Бога даровать мне терпение,
И Бог сказал - нет.
Он сказал, что терпение появляется в результате испытаний -
его не дают, а заслуживают.
Я просила Бога подарить мне счастье,
И Бог сказал - нет.
Он сказал, что дает Свое благословение,
А буду ли я счастлива, или нет - зависит от меня.
Я просила Бога уберечь меня от боли,
И Бог сказал - нет.
Он сказал, что дух должен вырости сам.
Я просила Бога научить меня любить всех людей так,
как Он любит меня.
Наконец-то, сказал Господь, ты поняла, чего именно нужно просить.
Я просила - и Бог послал мне испытания,
чтобы закалить меня.
Я просила мудрости - и Бог послал мне проблемы,
над которыми нужно ломать голову.
Я просила мужества - и Бог послал мне опасности.
Я просила любви - и Бог послал несчастных,
которые нуждаются в моей помощи.
Я просила благ - и Бог дал мне возможности.
Я не получила ничего из того, что хотела -
Я получила все, что мне было НЕОБХОДИМО!
Бог услышал мои молитвы.

Мать Тереза

+13

6

Алёна спасибо!

Я чуть-чуть добавлю...  хотя о Чарли можно писать, говорить и думать бесконечно...
Кто не знаком, прочтите обязательно хотя бы википедийную биографию Чаплина - найдете множество аналогий и совпадений с Майклом...
Потрясающе интересно прочитать Чарли Чаплина "Моя биография" можно здесь
Здесь хороший сайт о нем.

И наконец, Майкл...
http://s52.radikal.ru/i135/1004/6d/0f25ec393cbd.jpg

http://s19.radikal.ru/i192/1004/06/9497cb19a811.jpg

+5

7

В дополнение к предыдущим двум постам о Чарли Чаплине.(аналогия с МДж)
http://community.livejournal.com/mj_ru/ … ml?#cutid1

+1

8

Фред Астер: человек из Аркадии

Вместо лирического вступления...

В начале 1987 года великий Фред Астер увидел по телевизору знаменитую «лунную поступь» Майкла Джексона — в специальном «звездном справочнике» он нашел номер телефона Майкла. Оказалось, их особняки разделяет всего 100 метров ухоженного газона Беверли-Хиллз. Астер знал, что Майкл Джексон знаменит чуть серьезнее, чем все президенты Америки вместе взятые, однако менее чем через полчаса после разговора по телефону Джексон уже стоял на пороге дома Астера.

«Невысокий, очень симпатичный и застенчивый паренек с застывшей в глазах старческой тоской от долгой жизни» — таким Майкл Джексон показался Фреду Астеру. Они не стали друзьями, прямой, как придворный паж, 88-летний Фред с выцветшими голубыми глазами и юношеской улыбкой и рано состарившийся мальчик Майкл — не стали только потому, что им не хватило для этого времени: через несколько месяцев после их знакомства великий Фред умер.

Он до сих пор остается единственным человеком, которому ничего не надо было от Майкла Джексона — они разговаривали о танцах, Астер пил шотландское виски, Джексон — диетическую «колу», Фред показывал Майклу свои па, а Майкл учил Фреда ходить по лунной поверхности. Когда Фред Астер умер, Майкл Джексон распорядился изъять свой телефонный номер даже из служебных справочников и еще сильнее ужесточил охрану своего одиночества. Говорят, он плакал несколько ночей, но тех, кто рассказал об этом журналистам, Майкл уволил. С 22 июня 1987 года он не дал ни одного интервью (не считая пары бесед «ни о чем» с телевизионщиками). Он не сломался, но и не простил себе, что на мгновение усомнился в незыблемости одиночества. Как не простил Фреду его смерть.

Сергей Кастальский
Журнал "Ровесник", № 5, 1996 http://www.myjackson.ru/published/inter … /3679.html

http://20filmwords.files.wordpress.com/2009/08/fred-astaire.jpg

http://radion-star.livejournal.com/17082.html (Сегодня родился Фред Астер. Человек с которым я танцую, каждый раз когда закрываю глаза.)пройдите по ссылке,очень интересно

Баланчин и Нуреев называли его величайшим танцором ХХ века. Ослепительно и длительно (76 лет!) сверкающая в театре и на экранах кино и ТВ звезда Голливуда. Один из величайших мастеров музыкального жанра в кино. Он снялся в 31 мюзикле, и большинство из них были хитами. И еще какими хитами!

Зрители ломились в кинотеатры и, не попав, взволнованно ждали следующего сеанса. Смотрели фильмы с его участием по нескольку раз. Его имя часто упоминается вместе с именем Джинджер Роджерс – они снялись в 10 фильмах, которые перевернули жанр музыкальной комедии.

Вы не подумайте, что это – какой-нибудь киношный супермен, голливудский красавец и сверхталантливый актер. Он начал лысеть смолоду, его обширные залысины – его опознавательная физическая примета, у него торчащие уши, длинный подбородок... И тем не менее американский институт кинематографии назвал его пятым величайшим актером всех времен.

Гениальный чечеточник

Вы, конечно, уже догадались. Эта феноменальная заурядно-гениальная персона – Фред Астер – американский актер театра и кино, танцор, хореограф и певец. Впрочем, я не уверена, что наше американское русскоязычье знает его вплотную. Как-то я спросила у бывшего советского инженера, знает ли он, кто такой Фред Астер. Незамедлительно последовал ответ: «Это какой-то чечеточник?»

Бедный Фред Астер! С его мировой славой, с его вечной неуверенностью в себе, создающим шедевры за шедеврами, с его стремлением к совершенству в танце, которого он добился, сам тому не веря, с его, наконец, танцевальной виртуозностью, летучестью и артистизмом  прослыть вульгарным чечеточником! Если бы он только узнал о себе такое – был бы потрясен до глубины души! Поскольку страдал – противоестественно при его громадном таланте – комплексом неполноценности.

Как хорошо танцевал Фред Астер? Так хорошо, как только позволяли его непрестанное беспокойство, окровавленные ноги его партнерш и возможности фильма. С 1905 года (ему было 6 лет) по 1932 (целая артистическая карьера!) Фред танцевал в паре со своей сестрой Адель в водевилях, с 1915 – в музыкальных комедиях. Пара была замечена, последовали приглашения – сначала в Лондон, затем на Бродвей. Адель была беспечна, жизнерадостна, импровизировала (к величайшему беспокойству ее брата) в танце, делала ошибки, была просто очаровательна, тогда как ее всегда напряженный и озабоченный братец отрабатывал – год за годом – подступы к «идеальному» свободному танцу. Их пара распалась в 1932 году, когда Адель вышла замуж за своего страстного поклонника лорда Чарльза Кавендиша, сына герцога Девонширского.
Фред чувствовал себя покинутым. Отсюда его постоянное беспокойство, неуверенность, его – если хотите – асексуальность, потому что он привык общаться с партнершей как с сестрой, без всяких любовных ужимок. Давно налаженная успешная карьера лопнула, как воздушный шарик. Фред искал для себя новых артистических подмостков, новых возможностей в танце. Наконец нашел, как он говорил, «нового бэби». Это не была Джинджер или другие партнерши – это был фильм.

Отчет о первой кинопробе Астера в Голливуде гласил: «Петь не умеет. Играть не умеет. Залысины. Также танцует». Кинопробы оказались явно неудачными, но в 1933 году состоялся его кинодебют в успешной киноленте «Танцующая леди», где он играл самого себя и танцевал с Джоан Кроуфорд.

Первая встреча с Фредом Астером

Я не могу забыть моей первой встречи с Фредом Астером – он подействовал на меня в тяжелую минуту эмигрантской жизни как чудесный целитель, как могучий антидепрессант.

Я только что приехала с семьей в Нью-Йорк и уже по загаженной и гнилостной дороге из аэропорта, застроенной по бокам типовыми уродливыми шестиэтажками и не имеющими никакого архитектурного достоинства коттеджами, я уразумела, что этот Нью-Йорк, в котором мне предстояло жить, не имеет ничего общего – ничего! – с тем, вымечтанным по рекламному альбому «Архитектура США», сверкающим и дивящем на каждом шагу мегаполисом.

Мы сняли квартиру где-то на задворках верхнего Манхэттена. Боковые окна упирались в окна соседних домов, а окно на улицу смотрело на расположенный впритык огромный дикий камень или небольшую скалу, оцепленную ржавой проволокой и заваленную снизу экскрементами и мусором в разной степени гниения. Почему-то этот вид загаженного камня особенно удручал меня. В квартире хозяйничали тараканы, нас они ни в грош не ставили. В каждой комнате они устраивали на полу оживленные митинги, а к вечеру выползали на стены гигантские тараканы и тихо, неподвижно там сидели. Мы их ужасно боялись, но позже узнали, что это совершенно безобидные, легко ранимые водные жуки (оставляющие в неловкой руке свои ветхие доспехи – надкрылья, лапки и сяжки).

Продолжаю свой жалостный рассказ, приближаясь к Фреду Астеру. Понятно, мы были подавлены убожеством и мерзостью нашего американского «заграничного» житья. Наша воля преуспеть в Америке в писательском звании сильно тогда поколебалась. Сами того не сознавая, мы по собственному желанию отказались от самого лакомого – для гуманитариев – куска американского пирога. Из Советского Союза мы вывезли солидный диссидентский и литературный багаж. Наша фотография, вместе со статьей о нас, появилась на первой странице «Нью-Йорк таймс». Нам предлагали аспирантуру вместе с преподаванием русского языка и литературы в нескольких колледжах (Мичиганский университет в Анн Арборе, Дюк университет, Иллинойский университет и т.д.) Мы с возмущением (стыдно вспомнить!) отказались от этих захолустных (как нам казалось) колледжей, признавая по советской мерке только столичные (столичные мы тоже получили и с порядочным грантом, но только на три года). Мы понятия не имели о – как пишет Нина Берберова – «райской жизни на университетских кампусах». Еще стыднее вспоминать, как руководитель славянской кафедры Иллинойского университета приехал за нами в Нью-Йорк, а мы скрывались от него, несколько раз сорвали встречу, и тогда он с отчаяния взял на наше место поэта Дмитрия Бобышева. До сих пор раздражает и язвит наш советский идиотизм, основанный на полном невежестве, и советский же интеллигентный идеализм. Для чего мы сюда с такими трудами и опасностью ехали? – спрашивали мы себя. Чтобы преподавать русский язык в американской провинции? Нет, мы должны здесь быть писателями, о чем мечтали и не могли исполнить на родине. Нет, нет и нет!

Мы этого добились и стали американскими журналистами и политологами. Но я до сих пор мечтательно прикидываю на себя жизнь в идиллических кампусах, общение с американскими коллегами, а главное – со студентами, чего мне очень не хватало в нашей уединенной писательской жизни. А также  обеспеченный немалый достаток. Я так думаю, что глупее и легкомысленнее нас к собственному будущему никого в эмиграции не было. Мы относились с презрением к эмигрантам, занятым «добычей деньжат», которые, как известно советскому интеллигенту, «к жизненному опыту не принадлежат». А сейчас я мечтаю стать богачкой, чтобы объездить, пока ноги держат, весь удивительный мир.

Вернемся в квартиру. От нее – кратчайший переход у меня к Фреду Астеру. Помните, Раскольников у Достоевского говорит, вспоминая свое преступление: «Квартира тут много значила». Так и у меня. Но только меня загаженная квартира довела не до убийства или самоубийства, а до шоковой депрессии. Помню, пол и стены на кухне были покрыты слоями прогорклого жира, который, очевидно, не вымывали многие годы. Газ еле тлел, а когда я подняла верхнюю крышку, то увидела с отвращением, что все пространство вокруг горелок забито жареной картошкой, всевозможными остатками пищи, включая целые сосиски, и опять же многослойным жиром. И тогда я начала рыдать. Как никогда во взрослом состоянии себе не позволяла. Душераздирающе, настырно, зло. И надо было так случиться, что в это как раз время выбросили на помойку, отлично просматриваемую из нашего окна, все содержимое соседней квартиры, где недавно умерла хозяйка. С этой немыслимой щедростью американских выбросов мы были уже знакомы. И вскоре Володя внес и поставил передо мной, рыдающей на кухонном столе, черно-белый телевизор «Хитачи» с большим по тем временам экраном. Как мы и ожидали, телевизор не был мусором, а недурно работал. Прогнав по всем программам, я остановилась там, откуда несся взволнованный гул и восторженный хор пасхального парада и порхал, как бы подбитый ветром, совершенно отпадный танцор. Оттерев слезы, я так и влипла в экран.

Спасибо, Фред Астер!

Это было само совершенство. Лучше, иначе, пленительней танца, чем фредастеровская феерия, нельзя было не только представить, но и придумать. Непрерывно экспериментируя в танцевальных жанрах, он выжал из танца, казалось, все его технические и романтические возможности, достигнув – в самом деле! – идеала. Когда он только закидывал руку на талию своей партнерши (среди них – талантливейшие актрисы и танцорки, но Фред их всех затмевал), это был такой властный, безличный жест, будто в нем (Астере) не осталось ничего личного, будто он был самим олицетворением танца.

И созерцание такого упоительного творческого блеска – в пении, музыке, танце – вызывало восторг, умиление, радость и счастье. Да – и счастье, как будто даже личное счастье – так обычно действует на читателя, на зрителя крупный, развернувшийся во всю свою силу талант. Ко всему прочему Фред Астер еще и пел (и почитался в Голливуде как выдающийся певец, уступая только Бингу Кросби), и был способным актером. Но эти его дополнительные творческие свойства ничего не значили в отрыве от танца, как и его маловыразительное, заурядное (однако симпатичное и миловидное) лицо не отвлекало зрителя от его основной творческой функции: вихря – будто ветром взметенного и воздухом подбитого – танца.

Мне повезло. В этом позднем (1947 год), но животрепещущем мюзикле «Пасхальный парад» объединились великолепные таланты Голливуда (прославленный композитор и поэт-песенник Ирвинг Берлин, ослепительная Энн Миллер, совершенно удивительная и чарующая в своих разнообразных талантах Джуди Гарленд). И еще – парящий, как эльф над паркетом, гений танца Фред Астер!

Было от чего возрадоваться и преисполниться оптимизмом и «жаждой жизни»! Целительный эффект этого чудного мюзикла был так силен и глубок, что действует до сих пор. Все мои эмигрантские горести и фобии вмиг испарились, а вместо них – мощный приток адреналина. Да и как можно хандрить и плакаться, когда прямо на твоих глазах осуществляется, как будто без всяких усилий, это чудо астеровского танца, состоящего из как бы растительной пластики, обаяния, безукоризненного сочетания ритма, стиля и темпа!

http://www.youtube.com/watch?v=IFabjc6m … r_embedded
Хлеба и зрелищ!

Когда я позднее просмотрела все, что нашла в кино и на ТВ, мюзиклы с Фредом Астером, я нашла в них, конечно, массу нелепиц и прямо вздора – инфантильные сюжеты, вздорные конфликты, лезущая в глаза роскошь, долларизм, переслащенные мелодии и песни, любовь с первого взгляда, душещипательные хэппиэнды. О некоторых из них и говорить всерьез просто нелепо. Но эти недостатки стиля и содержания легко пропустить, когда танцует – и в главной роли – Фред Астер с одной из своих блестящих партнерш.

В тяжелые времена Великой депрессии Голливуд выпускал свои развеселые мюзиклы один за другим, в том числе десять – с участием звездной пары Фред Астер – Джинджер Роджерс. Эта пара, а вместе с ней и фильмы имели оглушительный успех. Экономя на необходимом, народ валил на жизнерадостные, развлекательные и беспроблемные голливудские и бродвейские мюзиклы. Либеральный истеблишмент тех времен обрушился на идиллизм и беззаботность, на «сладкую ложь» этих обольстительных мюзиклов, разойдясь во мнении с массовым зрителем. Критики называли голливудскую «конвейерную» продукцию чуть ли не по Марксу – «опиумом для народа», тогда как народ получал в эпоху экономической катастрофы необходимо нужную для выживания порцию радости, мечты, удовольствий, упований и надежд.

Да, если хотите, эти шикарные мюзиклы были американским вариантом извечной римской формулы для недовольного плебса: «Хлеба и зрелищ!» И я не вижу ничего рабского или унизительного для народа, как всегда утверждали марксисты, ни в римской формуле развлечения и отвлечения от тягот жизни, ни в американской. И недаром только что в нашу устрашающую по своим темпам экономическую рецессию неожиданно появились сразу три книги о Фреде Астере. Уверена, что и на экранах кино и ТВ вскоре будет виртуозно парить и виться над паркетом этот непревзойденный король танца в музыкальной комедии. Ведь он не зависит от времени. Это о нем говорили, изумляясь кристальной чистоте его стиля и невероятной сосредоточенности на танце: «Во  Фреде Астере мало человеческого, в нем нет секса, он абсолютно неэротичен». Но, полностью пренебрегая лишениями, тяготами и убожеством 30-х годов, Астер дает понять, что искусство не имеет ничего общего с жизнью. Это здесь «Гражданин Кейн» изменяет себе. Он слишком тяжело и неуклюже налегает на «Америку». «Цилиндр», «Время свинга» и другие мюзиклы с Фредом Астером – это прогулки по Аркадии.

А среднему американцу сейчас как раз необходимо «хлеба и зрелищ». Хлеб ему дает обамовский колоссальный экономический бэйлаут, а вот зрелище – и какое упоительное, живительное зрелище! – может поставить незабвенный Фред Астер. Он - профессиональный волшебник, преображающий на полтора часа мрачную действительность в сказочную феерию.

источник http://www.russian-bazaar.com/article.a … leID=14436
http://community.livejournal.com/foreve … 01387.html

+3

9

К предыдущему посту

http://www.youtube.com/watch?v=RKanPsUjP7w


http://www.youtube.com/watch?v=sm0yUbIp … re=related

+3

10

Встретила сегодня на просторах ЖЖ довольно интересную, на мой взгляд статью
которой хочу поделиться с Вами

автор: jil_dp
http://community.livejournal.com/foreve … 27407.html
http://community.livejournal.com/foreve … 27799.html
http://community.livejournal.com/foreve … 28207.html

Michael Jackson и Эдгар По

http://www.popmatters.com/images/music_cover_art/m/mjpoe-2.jpg

Yahoo chat Майкла Джексона. (26 октября, 2001)
- Да, работа над этим фильмом должна начаться. Он рассказывает о великом американском писателе Эдгаре Аллане По. В нем было нечто очень дьявольское, очень тёмное… но он был гением, и это... его собственная, личная жизнь очень интересна, об этом и фильм. Каким он был… о том, через что ему пришлось пройти, чтобы создать такие гениальные произведения. Это потрясающая история. Но… и, кстати, фэны должны знать, что все таблоиды нужно уничтожить. Не верьте тому, что читаете в бульварных газетах. Это всё бред, мусор. Мы должны устроить большой костёр из таблоидов, собрать их целую гору – и просто сжечь. (М.Джексон)

Не зря Майкл вспоминал и интересовался этим персонажем.. или просто снова фанатский глаз видит сотни тончайших и более явных параллелей в хитросплетениях жизни двух таких разных , на первый взгляд, людей. И суды, чтоб очистить свое имя от клеветы, и сложные взаимоотношения прессой, вплоть до травли.. Или.. жизни и судьбы гениев зачастую схожи?

Да, я знаю, что «многа букфф», и понимаю, что По кажется абсолютно левым персонажем, но.. попытайтесь прочесть.. может по частям и в несколько заходов.. если не хватит терпения на всё – хотя бы часть о суде, музыке и смерти. Если вас торкнет хотя бы пару раз на некоторых высказываниях как меня, значит всё было не зря.

Сборник новелл Эдагара По скрашивал мне долгую дорогу от Днепропетровска до Москвы, буквально через пару минут после начала чтения рука потянулась за ручкой и листком бумаги.

Сначала цитаты отсюда: «Очерк жизни Эдгара По», Константин Бальмонт и местами мои комментарии, если нет возможности кратко передать содержание или я не могу удержаться, все разбито на 3 части:

Часть 1: биографии

1. СОВПАДЕНИЯ и ИНТЕРЕСНОСТИ

«Я полагаю, что такие гении, как Эдгар По, выше какого-либо обвинения или оправдания. Можно пытаться объяснить красный свет планеты Марс. Обвинять его или оправдывать смешно. И странно обвинять или оправдывать ветер Пустыни, с ее песками и далями, с ее Ужасом и Красотой, ветер, рождающий звуки, неведомые не бывшим в Пустыне»

«Эдгар По впоследствии всегда лелейно относился к памяти своей матери, и в самую блестящую пору своей жизни он однажды сказал, что никакой граф никогда не был так горд своим графством, как он своим происхождением от женщины, которая, хотя из хорошей семьи, не поколебалась посвятить драме свою короткую карьеру гения и красоты»

«Не забудем также, что в этом году, двумя месяцами позднее, родился и родственный Эдгару По Гоголь, самый фантастический из русских писателей.»

«Приемный отец гордился своим приемышем, преждевременно являвшим различные таланты, - хотя временами был скор на руку и, будучи вспыльчив, порою сурово наказывал мальчика»

«Преподобный доктор Брэнсби, сохранивший в рассказе "Вилльям Вильсон" истинный свой лик и даже свое имя, оказал на Эдгара По сильное влияние не только своими постоянными цитатами из Горация и Шекспира, но и благородным пониманием души ребенка. Он запомнил своего маленького американского воспитанника и годы спустя вспоминал сочувственно об его способностях и с осуждением говорил, что у мальчика всегда было слишком много карманных денег» (Дэвид Гэст об Майкле Джексоне: «Он ходил по антикварным книжным магазинам в поисках прижизненных изданий этих авторов. Любил Шекспира и увлек меня его пьесами»).

"Грезить, - восклицает Эдгар По в своем рассказе "Свидание", - грезить было единственным делом моей жизни, и я поэтому создал себе, как вы видите, беседку грез".
(Интервью Bob Colacello, Andy Warhol, Октябрь 1982:
COLACELLO: Каков твой типичный день?
JACKSON: Фантазирую большую часть дня. Я просыпаюсь рано и готовлюсь к тому, что буду делать, писать песни или что-то еще. Планирую будущее и все такое.
COLACELLO: Ты много любишь играть в повседневной жизни?
JACKSON: Я очень это люблю. Это побег. Это весело. Это просто замечательно – становиться другим, другой личностью. Особенно когда ты действительно в это веришь, и это перестает быть похожим на игру. Я всегда ненавидел слово – играть, я говорю «я - актер». Это должно быть значительнее. Это должно быть больше, как у верующего.
COLACELLO: Но неужели немного не страшно, когда ты полностью поверил?
JACKSON: Нет, это то, что я действительно люблю. Я просто люблю действительно забыться.)

«Воспоминания сверстников и сверстниц неизменно рисуют Эдгара По красивым, смелым, причудливым и своенравным, черты, которые он сохранил на всю жизнь. Некоторые подробности детских шалостей до странности совпадают с теми литературными приемами, которые позднее предстали как отличительные особенности творческого дарования Эдгара По» после таких шалостей и пугающих розыгрышей «Эдгар смеялся так сердечно, как это делало когда-либо раньше какое-нибудь привидение»

«Мистер Аллэн гордился своим красивым и одаренным приемышем, но он не испытывал к нему отеческой привязанности чувство, которого всегда хотело впечатлительное сердце этого тонко-чувствительного существа. Трудно оценить, с каких ранних дней запала горечь в сердце Эдгара По и как рано зоркий его ум увидел несоответствие между внутренними достоинствами отдельного человека и внешним отношением к нему других людей»

«Ласка чужого человека до такой степени сильно потрясла мальчика-юношу, что он онемел и был близок к потере сознания. Эта напряженная чувствительность к чужой доброте по отношению к нему была одной из самых выдающихся черт характера Эдгара По за всю его жизнь» (не могу найти где читала о похожей реакции Майкла на встречу с Дайаной, в книге ЛаТойи нет..) «через несколько месяцев она лишилась рассудка и умерла. И мальчик, помнивший потом эту ласковую тень всю жизнь, приходил к ней на могилу много месяцев спустя после ее смерти, и чем темнее и холоднее была ночь, тем он дольше оставался на могиле, чтобы ушедшей было не так холодно в гробу»

« описывает его отнюдь не мускулистым или способным к физическим упражнениям. Лицо у него было женственное, с тонкочеткими чертами, глаза темные, влажно блестящие и выразительные»

«Мое впечатление было и есть, что никто не мог бы сказать, что он знал его»

«Эдгару По ничего не оставалось, как прибегнуть к гласности и поручить суду выяснение правдивости или лживости такого обвинения. Наглец, имени которого я не дарую чести возникновения в русских буквах, после печатного опровержения со стороны Эдгара По ответил вторично наглейшим выпадом. Эдгар По прибег к суду, суд выяснил полную лживость обвинения, и клеветник должен был уплатить большой штраф».

«У По была привычка покрывать стены своей спальни набросками углем; Уиллис утверждает, что у него был рисовальный талант, и что стены его студенческой комнаты были сплошь покрыты карандашными рисунками»

«Одно из этих стихотворений достопримечательно тем, что в нем, почти дословно, встречается четырнадцать строк, которые потом были выделены и переделаны в стихотворение, называющееся "Сон во сне", напечатанное через год после его смерти» (прям какой-то Зысысыт и одноименная композиция)

«Я отдал бы мир, чтобы воплотить хотя бы половину тех мыслей, которые проплывают в моем воображении»

«Его очень сердила некая школьная шутка на его счет: кто-то, остря над его усталым видом, сказал, что он выхлопотал для своего сына прием в школу, но сын его помер, и вот отец поступил вместо умершего сына» (тут у меня ассоциация с тем, что Майкла в детстве обзывали карликом и подставой вместо ребенка).

Гаррисон об Э.По: "За три года наступило удивительное усиление точности, определенности, ясной четкости и музыкальности. Что раньше было неверным, как хор шепчущих тростников вдоль берега реки, смутным, как crescendo и diminuendo, идущих оступью, ветров в ночи, собралось в сосредоточенную форму и сделалось воплощенным в стансах "Елены" и "Израфеля". Поэт двадцати одного года еще неловок, неуклюж, спотыкается в рифме и в размере, он новичок в изяществах стиха, но уже его наваждают неизреченные словесные мелодии» (возраст аналогичен успеху Майкла с Off The Wall, и хм.. снова крещендо)

«Где лаконизм слов, исполненных полновесной значительности, занесен в его обычные, четко выписанные буквы, является одним из самых красноречивых, страстных в своей английской сдержанности воплей человека в пустыне - и не человека в пустыне, а одинокого существа среди несчетного множества других существ, чужих, враждебных, и глядящих, и подглядывающих»

«Но собственный гений и одно чужое доброжелательное сердце очень недостаточны, чтобы бестрепетно идти по тропинкам, выложенным битым стеклом»

«Все творчество Эдгара По ясно указывает, что много в его жизни было сожженных жизней»

«Байрону легко было быть Байроном. Байрон жил в Англии и в Европе, где уж много сотен лет была готовая литературная аудитория, а не в Америке, где общество состояло, да и теперь состоит главным образом из искателей доллара и учредителей деловых предприятий, и где умственная грубость и художественная тупость - господствующий факт»

«Но с начала до конца, за всю свою жизнь, среди всех своих испытаний он остался самим собой, он не принизил своего гения, а вознес его в неземной его отъединенности, и во всем своем творчестве, достойном быть так названным, лучезарно сохранил свое божеское я, озаренное высоким светильником, чьи имена Любовь, Смерть, Искушение и Ужас»

Вилльям Гоуэнс, впоследствии богатый и эксцентричный книгопродавец, оставил в своих воспоминаниях ценное свидетельство: "В течение восьми месяцев или более "в одном доме мы были, один стол нас кормил". В течение этого времени я много видел Эдгара По и имел случай часто соприкасаться с ним, и я должен сказать, что я никогда не видел его хотя бы под малейшим впечатлением напитка или снисходящим до какого-либо ведомого порока. Это был один из самых вежливых, джентльменских и умных собеседников, каких я встречал в течение моих путешествий и остановок в различных частях земного шара».

Мистер Александэр, издатель "Gentleman's Magazine", "Джентльменского журнала", и основатель филадельфийской "Saturday Evening Post", "Субботней вечерней почты", год спустя после смерти Эдгара По писал о нем: "Я имел долгое и близкое соприкосновение с ним и с радостью пользуюсь случаем засвидетельствовать о единообразной мягкости его нрава и сердечной доброте, которые отличали мистера По за все наше знакомство. При всех своих недостатках он был джентльмен, чего не может быть сказано о некоторых из тех, кто предпринял неизящную задачу чернить имя Эдгара По, "драгоценную жемчужину его души". Что у мистера По были недостатки, наносившие серьезный ущерб его собственным интересам, никто, конечно, не будет отрицать. Они были, к сожалению, слишком хорошо известны в литературных кругах Филадельфии, если даже и было какое-нибудь желание скрывать их. Но он один был тут лицом страдательным, а не те, кто извлекал выгоду из его высоких, выдающихся талантов".

"Были оба детьми", "она была дитя" - говорит поэма; и, в действительности, сам По был мало чем иным в повседневных переплетенностях и ответственностях жизни»

«Перед ним раскрыты все двери, он владеет вниманием, он приходит в гости в тот или другой дом, и по его прихоти в комнате воцаряется полумрак перед тем, как он начнет магнетическим своим голосом читать вслух бессмертную поэму. У него есть друзья. У него также много врагов, которые носят маску раболепной почтительности и ждут своего часа».

«Голос По был сама напевность. Он всегда говорил тихо, когда, в самом страстном разговоре, он заставлял своих слушателей внимать своим мнениям, утверждениям, мечтаниям, отвлеченным рассуждениям или зачарованным грезам».

«Литературные зверушки самая злокачественная раса из живущих на земле и, всегда ужаленные собственною бесталанностью, они умеют жалить других, талантом не обиженных, - заставлять страдать уже одним своим противным прикосновением. А если их много и они связаны в Mutual Adoration Society (Общество взаимного обожания)? Горе!»

«Мы уже читали поэму в конклаве, и небо да простит нас, мы ничего в ней не поняли. Если бы она была написана на одном из утраченных языков, мы так же мало могли бы извлечь смысла из ее певучих гармоний. Я, помню, сказала, что это верно лишь мистификация, которую По выдает за поэзию, чтобы увидеть, как далеко его имя может налагать свою власть на людей» Гёв-Никольс

«Та детская его нежность, которая, больше или меньше, существует в каждом поэте, а в Эдгаре По достигала верховности».

2. РАЗЛИЧИЯ

«Имя этой области совпадало с именем жены его, которую он идолопоклоннически любил!»

«В ричмондской школе Эдгар По сделал большие успехи во французском языке и в латинском, но еще большие в плавании и в беге»

«Университетский друг Эдгара По, Текер, описывает Эдгара тех дней как любителя всякого рода атлетических и гимнастических игр. Карты и вино были распространенной забавой среди студентов. Страсть Эдгара По к сильным напиткам, как говорит Текер, уже тогда отличалась совершенно особенным свойством. Если он видел искусительный стакан, он испивал его сразу, без сахара и без воды, залпом и без малейшего видимого удовольствия. Очевидно, лишь для действия, не для вкуса. Одного стакана ему было совершенно достаточно: вся его нервная система от этих нескольких глотков приходила в сильнейшее возбуждение, находившее исход в беспрерывном потоке сумасбродной чарующей речи, которая неудержимо и сиреноподобно зачаровывала каждого слушателя»

«Возникла любовь между полудевочкой Виргинией, двоюродной сестрой Эдгара. В 1836 году они формально обвенчались в Ричмонде» (По было 27 лет, его невесте – 14).

«Он переживал неустранимый приступ некоего наваждения. Имя этого наваждения – Алкоголь».

«Его мозг всегда был в горячке, некий вулкан в нем бешенствовал внутренними пламенями и горел расплавленной лавой нервной раздражительности. Есть темпераменты, которые приходят в мир опьяненные, как "Богом пьяный Спиноза", столь полные до краев духовным огнем, что нет более места ни для чего другого. Такие темпераменты опасно сочетаются с истерией и безумием»

«Эдгар По, всю жизнь молившийся Морю и Горам, и Лесам, и Ветру, и так далекий от Христа, что во всех его произведениях это слово не встречается ни разу»

3. МУЗЫКА. СМЕРТЬ. БЕССМЕТРИЕ

«Очень тяжело и даже мучительно судить живых, судить кого бы то ни было, но еще тяжелее и еще мучительнее судить мертвых»

«Роман представляет воспринимаемые образы через посредство определенных, поэзия через посредство неопределенных ощущений, для достижения чего _существенное_ значение имеет музыка, ибо воспринимание нежного звука есть самое неопределенное из наших восприятии. Музыка в соединении с мыслью, доставляющей удовольствие, есть поэзия; музыка без мысли - есть просто музыка; мысль без музыки есть проза в силу крайней своей определенности" Э.По

«Среди имен, каждое из которых означает существо крылатое, в великом святилище мировых слав не может быть места для тех, кто не только не способен на полет, но и не видит полета летучих»

«И чем острей, идеальней, воздушней талант, чем он своеобразнее и причудливее, тем страшнее и страшнее становится осложнение. Чем сгущеннее творчество, чем выразительнее оно в своей немногословности, тем труднее положение пишущего, который, создав драгоценнейшее ожерелье из двенадцати строк, из трех-четырех страниц»

«Земле с ее кровью и грязью, с ее сумасшедшим опьянением жестокостью и жесткостью, нужны еще и другие жертвы, смещающие своим ликом и возбуждающие в душе не только глубокое сочувствие, но, быть может, и оставляющие в ней скорбное недоумение»

«По говорит: "То, что люди называют "гением", есть состояние умственного недуга, проистекающего из недолжного господствования какой-либо одной из его способностей. Произведения такого гения никогда не здоровы сами по себе, и, в особенности, они всегда изобличают общую умственную недужность...

Что поэты (употребляя это слово всеохватно и включая в это понятие художников вообще) суть genus irritabile, раса раздражительная, это хорошо понятно, но _почему_ этого, по-видимому, вообще не видят. Художник _есть_ художник только в силу его изысканного чувства Красоты, чувства, доставляющего ему восхищенный восторг, но в то же самое время включающего в себя, или подразумевающего, равно изысканное чувство Безобразия, диспропорции.

Таким образом, зло, несправедливость, сделанная поэту, который действительно есть поэт, возбуждает его до степени, которая обычному восприятию кажется несоразмерной со злом. _Никогда_ поэты не _видят_ несправедливости там, где ее не существует, - но очень часто они видят ее там, где люди, не поэтически настроенные, вовсе не видят никакой несправедливости. Таким образом, поэтическая раздражительность не имеет никакого отношения к "темпераменту" в заурядном смысле слова, но она просто связана с более чем обычным ясновидением относительно злого, несправедливого, причем это ясновидение есть ничто иное, как логически сопутствующее обстоятельство, связанное с живыми восприятиями надлежащего справедливости - соответствия - словом, (красивое). Но одно ясно что человек, который не "раздражителен (для обычного восприятия) не Поэт".

«Еще один отрывок из заметок Эдгара По, исполненный глубокого смысла, таящегося между строк: "Мало есть людей с той особенной впечатлительностью, что есть корень гения, которые бы в ранней своей юности не растратили много из умственной своей энергии тем, что они жили слишком быстро; и в более поздние годы приходит непобедимое желание всхлестывать воображение до такой точки, какой оно могло бы достичь в обычной, нормальной или хорошо упорядоченной жизни. Настойчивое стремление к искусственному возбуждению, которое, к несчастью, отличало слишком многих выдающихся людей, может, таким образом, быть рассматриваемо как душевная недохватка или необходимость усилие вновь получить потерянное - борьба души, дабы занять положение, которое при других обстоятельствах ей надлежало бы».

«Побуждаемый этой чрезмерной впечатлительностью к красоте и соразмерности, видя живым воображением целое множество связующих нитей, которые естественно тянутся от одного художественного произведения к другому, сочетая единством и как бы заимствованием совершенно независимые друг от друга художественные достижения!»

«Но любовь к Любви держит душу на земле даже и тогда, когда любовь умерла».

«Есть Море. Печальное Море, которое всегда шумит и пенится и создает мгновенные узоры, тающие слезами и пеной вкруг пустынного острова, что возносится над водною громадой, как одинокий утес.

От утра и до вечера, во всю долгую ночь, от вечерней зари до утренней, светят ли звезды или небо затянуто тучами, горит ли в нежно-голубой синеве огнемечущее Солнце или в тусклом и мертвенно-синем небе встает запоздалая ладья убывающего желтого Месяца, ласков ли ветер или сбирается буря, которая топит корабли, вкруг одинокого острова-утеса шумит и шумит, и плещет, и пенится неустающее тоскующее Море, движеньями волн своих рисующее узоры, которые всегда повторяются и каждое мгновенье возникают в первый раз.

На острове-утесе нет человеческой жизни. Там проходят только стройные невещественные тени, живущие своей особой жизнью в часы Новолуния и умирающие в первый же миг Полнолунья, чтобы снова возродиться, когда тонкий серп, начальный, намекающий, явит в прозрачной лазури серебряный свой иероглиф.

Люди не живут на этом острове. Они могут к нему только приближаться. Не живут на нем даже и птицы, они только вьются вкруг него и веют над ним своими крыльями в часы, когда буря топит корабли. Так стоит тот остров-утес над водой и будет так стоять, а Море, которое никогда не рассказывает своих тайн, никогда не скажет, почему он такой, этот остров. Оно только с утра и до ночи, с ночи до утра обнимает его бесконечным своим волненьем, и бросает пену, и переливается, и шумит, шумит»

Часть 2: жизнь в цитатах

Несмотря на такую похожую любовь Эдгара и Майкла к розыгрышам, которые должны были сначала напугать, а потом уж развеселить, во взрослых произведениях По эта шутка затягивается и превращается в липкий, вязкий кошмар. Этот гротеск ужаса изливается в финале следующими двумя приемами:
- либо нагнетается до крайнего безумия, просто паралича мышления от невозможности происходящего;
- либо внезапно превращается во что-то обыденное, но от этого не менее ужасное.

Мне кажется одним из главных и влияющих факторов, повлиявших на По, были резкие перемены в его жизни и постоянные потери важных «опор»:
- сначала вполне счастливая жизнь с родителями - их смерть – замечательная приемная семья и очень неплохой достаток – смерть приемной матери, отчуждение отчима и полное лишение финансов (эти вечные «качели» с финансами удручали По всю жизнь, подрывая его уверенность в себе), счастливый брак – смерть молодой жены в нищете.

Одними из главнейших причин нищеты считают недопонимание гениальности автора современниками и, как следствие, разгромные критические статьи в прессе, которые кроме всего прочего содержали временами такие нелепицы, что По приходилось в суд подавать, чтобы восстановить справедливость.

После прочтения такого обширного введения от Бальмонта, я приступила к прочтению новелл Эдгара По. Его произведения захватили меня крайне интересными представлениями о смерти и ее «музыкальности» что ли, эта тема подымается неоднократно и так подробно, что просто невозможно оторваться от игры Мастера на струнах уходящей жизни.

СУД И СУДИЛИЩЕ

или я окончательно схожу с ума или никто более точно не смог бы передать состояние Майкла во время суда 2005г, чем произведение По «Колодец и матяник» - мне кажется невозможным еще правдивее показать надежду, то вспыхивающую, то стремительно падающую в бездны безумия, эта долгая и мучительная пытка сознания передает такие оттенки чувств и стремлений человека, что мне дало возможность еще полнее прочувствовать события 2005 года.

«Я изнемог; долгая пытка совсем измучила меня; и когда меня наконец развязали и усадили, я почувствовал, что теряю сознание. Слова смертного приговора - страшные слова - были последними, какие различило мое ухо. Потом голоса инквизиторов слились в смутный, дальний гул. Он вызвал в мозгу моем образ вихря, круговорота, быть может, оттого, что напомнил шум мельничного колеса. Но вот и гул затих; я вообще перестал слышать. Зато я все еще видел, но с какой беспощадной, преувеличенной отчетливостью! Я видел губы судей над черными мантиями. Они показались мне белыми - белей бумаги, которой я поверяю эти строки, - и ненатурально тонкими, так сжала их неумолимая твердость, непреклонная решимость, жестокое презрение к человеческому горю. Я видел, как движенья этих губ решают мою судьбу, как эти губы кривятся, как на них шевелятся слова о моей смерти. Я видел, как они складывают слоги моего имени; и я содрогался, потому что не слышал ни единого звука. В эти мгновения томящего ужаса я все-таки видел и легкое, едва заметное колыханье черного штофа, которым была обита зала.

Потом взгляд мой упал на семь длинных свечей на столе. Сначала они показались мне знаком милосердия, белыми стройными ангелами, которые меня спасут; но тотчас меня охватила смертная тоска, и меня всего пронизало дрожью, как будто я дотронулся до проводов гальванической батареи, ангелы стали пустыми призраками об огненных головах, и я понял, что они мне ничем не помогут. И тогда-то в мое сознанье, подобно нежной музыкальной фразе, прокралась мысль о том, как сладок должен быть покой могилы. Она подбиралась мягко, исподволь и не вдруг во мне укрепилась; но как только она наконец овладела мной вполне, лица судей скрылись из глаз, словно по волшебству; длинные свечи вмиг сгорели дотла; их пламя погасло; осталась черная тьма; все чувства во мне замерли, исчезли, как при безумном падении с большой высоты, будто сама душа полетела вниз, в преисподнюю. А дальше молчание, и тишина, и ночь вытеснили все остальное.

Это был обморок; и все же не стану утверждать, что потерял сознание совершенно. Что именно продолжал я сознавать, не берусь ни определять, ни даже описывать; однако было потеряно не все. В глубочайшем сне - нет! В беспамятстве - нет! В обмороке - нет! В смерти - нет! Даже в могиле не все потеряно. Иначе не существует бессмертия»

на меня произвело это произведение просто неперадаваемое словами ощущение, полностью тут - poe.su/kolodets-i-mayatink/

МУЗЫКА, РЕЛИГИЯ, БЕЗУМИЕ, ЖИЗНЬ

цитаты из произведений:

«Бес противоречия» - poe.su/bes-protivorechiya/
«Выдумывать схемы, диктовать цели богу принялся не человек, способный понимать и наблюдать, а скорее человек интеллекта и логики. Охватив подобным образом, к собственному удовлетворению, замыслы Иеговы, он построил из этих замыслов бесчисленные системы мышления»

«Остров Феи» - poe.su/ostrov-fei/
«<Музыкальность - единственный талант, который довольствуется сам собою; все остальные требуют второго лица (фр.)>. Здесь он смешивает наслаждение, получаемое от нежных звуков, со способностью их творить. Талант музыкальный, не более всякого другого, в силах доставлять наслаждение в отсутствие второго лица, способного оценить упражнения в нем. И то, что он создает эффекты, коими вполне можно наслаждаться в одиночестве, лишь роднит его с другими талантами. Идея, которую писатель не то не сумел ясно выразить, не то принес в жертву присущей его нации любви к острой фразе, - несомненно, вполне разумная идея о том, что музыку самого высокого рода наилучшим образом можно оценить, когда мы совсем одни»

«Но есть одно наслаждение, еще доступное падшему роду человеческому, - и, быть может, единственное, - которое даже в большей мере, нежели музыка, возрастает, будучи сопутствуемо чувством одиночества. Разумею счастье, испытываемое от созерцания природы. Воистину человек, желающий узреть славу божию на земле, должен узреть ее в одиночестве»

«мы в своей самонадеянности заблуждаемся до безумия, когда предполагаем, будто человек в своей временной или грядущей жизни значит во вселенной больше, нежели те "глыбы долины", которые он возделывает и презирает, отказываясь видеть в них душу, лишь на том основании, что он действий этой души не замечал»

«<Одиночество - прекрасная вещь; но ведь необходимо, чтобы кто-то вам сказал, что одиночество - прекрасная вещь (фр.).>. Остроумие этой фразы нельзя отрицать: но подобной необходимости и нет»

«Не закладывайте чёрту своей головы» - poe.su/ne-zakladivay-chertu-svoey-golovi/page/1/
последнее предложение этого произведения звучит так: «тогда я вырыл тело мистера Накойчерта и продал его на мясо для собак»
сейчас объясню, чем меня оно зацепило: как-то к переводу nmlda TDCAU я писала такой коммент
«Я раньше думала, что фраза про dog food в том смысле, что "все - собачий корм". Даже тогда погуглила и нашла:
"клинописные знаки собаки и раба были одинаковыми"
а тут еще хуже:
" Вторая экспедиция Колумба завезла на Карибы большую партию мастифов и грейхаундов, натренированных на убийство людей и поедание их внутренностей. Очень скоро испанцы стали кормить своих псов человечиной. Особым деликатесом считались живые дети. Колонизаторы разрешали собакам грызть их заживо, часто в присутствии родителей. Современные историки приходят к мнению, что на Карибах существовала целая сеть "мясных лавок", где тела индейцев продавались как собачий корм. Как и все другое в наследии Колумба, людоедство получило развитие и на материке. Сохранилось письмо одного из завоевателей империи Инков, в котором он пишет: "…когда я вернулся из Картагена, я встретил португальца по имени Рохе Мартин. На крыльце его дома висели части разрубленных индейцев для кормежки его собак, как будто они были дикими зверьми..."

«Маска красной смерти» - poe.su/maska-krasnoy-smerti/
Это произведение почему-то вызывает ассоциации со Студией 54 - безумный маскарад, в котором обречены все вокруг, но никто не знает как и когда.

«Это была настоящая вакханалия, этот маскарад. Но сначала я опишу вам комнаты, в которых он происходил. Их было семь - семь роскошных покоев. В большинстве замков такие покои идут длинной прямой анфиладой; створчатые двери распахиваются настежь, и ничто не мешает охватить взором всю перспективу. Но замок Просперо, как и следовало ожидать от его владельца, приверженного ко всему bizarre <Странному (франц.).> был построен совсем по-иному.

Комнаты располагались столь причудливым образом, что сразу была видна только одна из них. Через каждые двадцать - тридцать ярдов вас ожидал поворот, и за каждым поворотом вы обнаруживаются что-то повое. В каждой комнате, справа и слева, посреди стены находилось высокое узкое окно в готическом стиле, выходившее на крытую галерею, которая повторяла зигзаги анфилады. Окна эти были из цветного стекла, и цвет их гармонировал со всем убранством комнаты. Так, комната в восточном конце галереи была обтянута голубым, и окна в ней были ярко-синие. Вторая комната была убрана красным, и стекла здесь были пурпурные. В третьей комнате, зеленой, такими же были и оконные стекла. В четвертой комнате драпировка и освещение были оранжевые, в пятой - белые, в шестой - фиолетовые.

Седьмая комната была затянута черным бархатом: черные драпировки спускались здесь с самого потолка и тяжелыми складками ниспадали на ковер из такого же черного бархата. И только в этой комнате окна отличались от обивки: они были ярко-багряные - цвета крови. Ни в одной из семи комнат среди многочисленных золотых украшений, разбросанных повсюду и даже спускавшихся с потолка, не видно было ни люстр, ни канделябров, - не свечи и не лампы освещали комнаты: на галерее, окружавшей анфиладу, против каждого окна стоял массивный треножник с пылающей жаровней, и огни, проникая сквозь стекла, заливали покои цветными лучами, отчего все вокруг приобретало какой-то призрачный, фантастический вид. Но в западной, черной, комнате свет, струившийся сквозь кроваво-красные стекла и падавший на темные занавеси, казался особенно таинственным и столь дико искажал лица присутствующих, что лишь немногие из гостей решались переступить ее порог...»

«Элеонора» - poe.su/eleonora/
«Я родом из тех, кто отмечен силой фантазии и пыланием страсти. Меня называли безумным, но вопрос еще далеко не решен, не есть ли безумие высший разум и не проистекает ли многое из того, что славно, и все, что глубоко, из болезненного состояния мысли, из особых настроений ума, вознесшегося ценой утраты разумности. Тем, кто видят сны наяву, открыто многое, что ускользает от тех, кто грезит лишь ночью во сне. В туманных видениях мелькают им проблески вечности, и, пробудясь, они трепещут, помня, что были на грани великой тайны. Мгновеньями им открывается нечто от мудрости, которая есть добро, и несколько больше от простого звания, которое есть зло, и все же без руля и ветрил проникают они в безбрежный океан "света неизреченного" и вновь, словно мореплаватели нубийского географа, "agressi sunt mare tenebrarum, quid in eo esset exploraturi" <Вступают в море тьмы, чтобы исследовать, что в нем (лат.).>

Что ж, пусть я безумен. Я готов, впрочем, признать, что есть два различных состояния для моего духа: состоянье неоспоримого ясного разума, принадлежащего к памяти о событьях, образующих первую пору моей жизни, и состоянье сомненья и тени, относящихся к настоящему и воспоминаньям о том, что составляет вторую великую эру моего бытия»

Часть 3: Смерть и музыка

Смерть в описании По музыкальна и смешивается с грезами в причудливый коктейль. Лампы, огонь, ночь – все дает звук. Боль ужаса выплескивается с каждой страницы, и кажется, что и из захлопнутой книги продолжает сочиться липкая паутина ужаса.
Как-будто он пытается понять свое безумие и боится ответа на этот вопрос. "

Беседа Моноса и Уны

Mellonia ianta [То в будущем.] Софокл. Антигона

Уна. «Новое рождение»?

Монос. Да, прекраснейшая и любимейшая Уна, «новое рождение». Над загадочным смыслом этих слов я долго раздумывал, отвергая толкования священнослужителей, пока сама Смерть не раскрыла мне тайну.

Уна. Смерть!

Монос. Как странно, милая Уна, повторяешь ты мои слова! Я замечаю также неровность твоей поступи и радостную тревогу твоего взора. Ты растерянна и подавлена величавой новизною Жизни Вечной. Да, я говорил о Смерти. И как по-особому звучит здесь это слово, в былом вселявшее ужас во все сердца, покрывавшее плесенью все отрады!

Уна. Ах, Смерть, призрак, что восседал на всех пиршествах! Как часто, Монос, мы терялись в предположениях относительно ее природы! Как загадочно обуздывала она блаженство человеческое, говоря ему: «Доселе и не далее!» Та искренняя взаимная любовь, что пылала в наших сердцах, мой Монос, – о, сколь самонадеянно были мы убеждены, испытывая счастье при ее первом проблеске, что наше счастье возрастет вместе с нею! Увы! По мере ее роста рос в наших сердцах и ужас перед тем злым часом, что спешил разлучить нас навеки! И так, со временем, любовь стала причинять муки. Тогда ненависть явилась бы милостью.

Монос. Не говори здесь об этих горестях, дорогая Уна, – теперь ты моя, моя навеки!

Уна. Но память страданий прошлого – разве она не отрада в настоящем? Я еще многое поведаю о том, что было. Но прежде всего я сгораю от желания узнать о твоем пути через темный Дол и Тень.

Монос. Когда же лучезарная Уна понапрасну просила о чем-либо ее Моноса? Я перескажу все до мельчайших подробностей – по с чего начать мне мое страшное повествование?

Уна. С чего?

Монос. Да.

Уна, Я поняла тебя, Монос. В Смерти мы оба узнали о склонности людской к определению неопределяемого. Поэтому я не скажу: начни с мгновения, когда жизнь прекратилась, – нет, начни с того печального, печального мига, когда жар схлынул и ты погрузился в бездыханное и подвижное оцепенение, а я опустила тебе веки пылкими перстами любви.

Монос. Сначала два слова, моя Уна, касательно общего состояния человечества в ту эпоху. Ты припомнишь, что двое или трое мудрецов из числа наших пращуров – мудрецов разумом, а не славой мирскою – отважились усомниться в том, что термин «улучшение» подобает прогрессу нашей цивилизации. В каждом из пяти или шести столетий, непосредственно предшествовавших нашему упадку, рождался какой-то могучий ум, смело встававший на защиту тех принципов, чья истинность ныне предстает нашему освобожденному рассудку столь самоочевидной, – тех принципов, что должны были бы научить наш род скорее повиноваться зову законов природы, нежели пытаться управлять ими. Через длительные промежутки появлялся какой-нибудь великий ум, который видел в каждом шаге вперед практической науки некий шаг назад в смысле истинной полезности. Время от времени поэтический интеллект – тот интеллект, что, как теперь мы чувствуем, является самым возвышенным, – ибо истины, полные для нас наиболее долговечного значения, достижимы лишь путем аналогии, доказательной для одного лишь воображения и бессильной перед ничем не подкрепленным рассудком, – время от времени этот поэтический интеллект делал новый шаг в развитии неясной философской мысли и обретал в мистической параболе, повествующей о древе познания и запретном плоде, приносящем смерть, точное указание на то, что познание не пристало человеку в пору младенчества его души. И они, поэты, что жили и гибли, окруженные презрением «утилитаристов» – сиречь низменных педантов, присвоивших себе титул, подобающий лишь презираемым, – они, поэты, размышляли – в унынии, но не без мудрости, – о стародавних днях, когда нужды наши были столь же просты, сколь живы были наши утехи, – о днях, когда не ведали слова веселость, ибо столь торжественно и величаво было счастие, – о священных, царственных, блаженных днях, когда голубые реки струились, не перекрытые плотинами, среди неразрытых холмов в дальнюю лесную глушь, первозданную, благоуханную и неизведанную.

И все же эти благородные исключения из общего самоуправства лишь укрепляли его, рождая в нем противодействие. Увы! настал злейший из наших злых дней. Великое «движение» – таково было его избитое название – продолжалось: смута, тлетворная и телесно и духовно. Промысел – промыслы возвысились и, заняв престол, заковали в цепи интеллект, возведший их к верховной власти. Человек не мог не признать величие Природы и поэтому впал в детский восторг от достигнутой и все возрастающей власти над ее стихиями. И, надменный бог в своем представлении о себе, он впал в ребяческое неразумие. Как можно было предположить, исходя из причины его расстройства, его заразила страсть к системе и абстракции. Он запутался в обобщениях. Среди прочих странных идей обрела почву идея всеобщего равенства; и пред ликом аналогии и бога – невзирая на упреждения, громогласно сделанные законами градации, столь явно
Тишина объемлющими все сущее на Земле и Небе, – были предприняты безумные попытки установления всеобщей Демократии. Но это зло по необходимости было рождено главным злом – Познанием. Человек не мог и знать и подчиняться. Тем временем выросли бесчисленные города, громадные и задымленные. Зеленая листва увядала под горячим дыханием горнов. Прекрасный лик Природы был обезображен, словно после какой-либо мерзостной болезни. И мнится мне, милая Уна, что даже наше дремавшее чувство, говорящее о принуждении и насилии, еще могло бы тогда остановить нас. Но теперь делается ясным, что мы сами уготовили себе гибель извращением нашего вкуса, или, скорее, слепым небрежением его развитием в школах. Воистину, при этом кризисе один лишь вкус – то качество, которое, находясь между чистым интеллектом и нравственным чувством, не могло быть презрено безнаказанно, – один лишь вкус тогда еще мог неприметно вернуть нас к Красоте, Природе и Жизни. Но горе духу чистого созерцания и царственной интуиции Платона! Горе mousike[1], которую он справедливо почитал достаточной для воспитания души! Горе ему и ей! – ибо в них была особо отчаянная нужда, когда их постигло полное забвение или полное презрение.

«Трудно найти лучший метод воспитания, чем тот, что уже найден опытом столь многих веков; его можно вкратце определить как состоящий из гимнастики для тела и музыки для души». – «Государство», кн. 2.

«По этой причине музыкальное образование чрезвычайно важно, ибо оно дает Ритму и Гармонии проникнуть в душу как можно глубже, полня ее прекрасным и наделяя человека чувством прекрасного; он будет любоваться прекрасным и восхвалять его; с восторгом примет его к себе в душу, обретет в нем пищу для души и сольет с ним свое существование». – Там же, кн. 3.

Музыка (mousike) у афинян значила гораздо более, нежели у нас. Она обнимала не только гармонию ритма и мотива, но и поэтический стиль, чувство и творчество – все в самом широком смысле слова. Изучение музыки для них являлось фактически общим развитием вкуса, чувства прекрасного – в отличие от разума, изучающего только истинное.

Паскаль, философ, которого мы оба любили, сказал – и как справедливо! – «que tout notre raisonnement se reduit a ceder au sentiment»[3], и вполне возможно, что чувство естественного, если бы время позволило, могло бы вернуть прежнее главенство над жестоким математическим рассудком школ. Но так не было суждено. Преждевременно вызванная неумеренностью знаний, наступила дряхлость мира. Большинство человечества этого не видело, или, живя энергической, но несчастливой жизнью, притворялось, что не видит. Меня же летописи Земли научили усматривать в величайшем разрушении плату за высочайшую цивилизацию. Я почерпнул предвидение нашего Рока из сравнения простого и выносливого Китая с зодчим Вавилоном, с астрологом Египтом, с Нубией, более хитроумной, нежели они, бурной матерью всех промыслов. В истории[4] этих стран мне сверкнул луч из Будущего. Присущие трем последним государствам вычуры были локальными заболеваниями Земли, и в падении каждого мы видели применение местного лекарства; но для мира, зараженного целиком, я видел возрождение только в смерти. Для того чтобы род человеческий не прекратился, он должен был, как открылось мне, испытать «новое рождение».

И тогда-то, прекраснейшая и дражайшая, мы стали каждый день погружаться в грезы. Тогда-то в сумерках мы рассуждали о грядущих днях, когда израненная промыслом поверхность Земли, пройдя пурификацию[5], которая одна сможет стереть ее непристойные прямоугольники, вновь облачится в зелень, горные склоны и улыбчивые райские воды и станет постепенно достойным обиталищем человеку – человеку, очищенному Смертью, человеку, для чьего возвышенного ума познание тогда не будет ядом, – искупленному, возрожденному, блаженному и тогда уже бессмертному, но все же материальному человеку.

Уна. Я отлично помню эти разговоры, дорогой Монос; но эпоха огненной катастрофы была не так близка, как мы верили и как заставляла нас верить упомянутая тобою испорченность. Люди жили и умирали, каждый сам по себе. Заболел и ты и сошел в могилу; и вскоре за тобою последовала твоя верная Уна. И хотя с той поры миновало столетие, конец которого вновь соединил нас, и пусть на его протяжении наши дремлющие чувства не томились долгою разлукою, но все же, мой Монос, это было столетие.

Монос. Скажи лучше: точка в неопределенной бесконечности. Несомненно, я умер в пору одряхления Земли. Измученный тревогами, рожденными всеобщей смутой и разложением, я пап жертвою свирепой лихорадки. После немногих дней, исполненных страдания, и многих – исполненных бредовых грез, пронизанных экстазом, проявления которого ты считала страданиями, а я жаждал тебя разуверить, но не мог – через несколько дней на меня сошло, как ты сказала, бездыханное п недвижное оцепенение; и его называли Смертью те, кто стоял вокруг меня.

Слова зыбки. Мое состояние не лишило меня способности воспринимать. Я усмотрел в нем известное сходство с полным покоем того, кто после долгой и глубокой дремоты лежит недвижимо в летний полдень и к кому начинает постепенно возвращаться сознание – от того, что он выспался, а не от каких-либо внешних помех его сну.

Я перестал дышать. Пульс затих. Сердце не билось. Волевое начало не оставило меня, но было бессильно. Чувства необычно обострились, хотя часто и беспорядочно заимствовали одно у другого свои функции. Вкус и обоняние нерасторжимо смешались и стали единым чувством. Ненормальным и напряженным. Розовая вода, которою ты нежно увлажняла мне губы до последнего часа, пробуждала во мне отрадные грезы о цветах, о фантастических цветах, куда более прекрасных, нежели любые цветы старой Земли, о цветах, чьи прообразы мы видим расцветающими здесь вокруг нас. Веки, бескровные и прозрачные, не препятствовали зрению. Так как волевое начало бездействовало, глазные яблоки не могли вращаться в орбитах – но все предметы в поле зрения были видны с большею или меньшею отчетливостью; лучи, попадавшие на наружную ретину пли в угол глаза, производили более сильное действие, нежели те, что касались передней поверхности. И все же в первом случае эффект был столь ненормален, что я воспринимал его только в качестве звука – приятного или резкого в зависимости от того, были ли предметы, находящиеся сбоку от меня. светлыми или темными по тону, закругленными пли угловатыми по очертаниям. В то же время слух, хотя и крайне возбужденный, не менял своей природы, оценивая реальные звуки с удивительной точностью. Осязание претерпело более любопытную перемену. Его впечатления поступали с запозданием, но держались очень долго, неизменно разрешаясь огромным физическим наслаждением. Так, то, что твои милые персты нажали мне на веки, сначала я ощутил только зрением, и лишь через много времени после того, как ты отняла их, все мое существо преисполнилось неизмеримым чувственным восторгом. Я говорю – чувственным. Все мои восприятия были сугубо чувственны по природе. Показания, сообщаемые пассивному мозгу чувствами, ни в коей мере не осмыслялись умершим рассудком. Было немного больно и очень приятно; но моральных страданий или отрад никаких. Так, твои исступленные рыдания влились в мой слух со всеми горестными каденциями, и были восприняты все вариации их скорбного строя; но для меня опи звучали нежно и музыкально, не более; они не давали угасшему рассудку никакого представления о породившем их горе; а крупные слезы, долго падавшие мне на лицо, говоря очевидцам о разбитом сердце, охватывали меня всего экстазом – и только. И это воистину была Смерть, о которой стоявшие рядом почтительно говорили таким шепотом, а ты, милая Уна, – с громкими стенаниями и задыхаясь.

Меня обрядили во гроб – три или четыре темные фигуры, озабоченно сновавшие взад и вперед. Пересекаясь с прямой моего зрения, они воспринимались мною как формы; но, переходя вбок от меня, давали мне понятие о пронзительных криках, стонах и других исступленных выражениях страха, ужаса и горя. Ты одна, облаченная в белое, двигалась музыкально во всех направлениях.

День угасал; и, пока убывал свет, мною овладевала смутная неловкость – волнение, подобное тому, что испытывает спящий, когда грубые звуки действительности все время поражают его слух, – тихий отдаленный звон, похожий на колокольный, торжественный, с длинными, но равномерными перерывами, смешивающийся с меланхолическими грезами. Настала ночь; а с ее тенями мною овладела тягостная тревога. Ясно ощутимая, она давила на мои члены, как некий изнурительный груз. Слышался также звук, подобный стону, несколько напоминающий отдаленный рокот прибоя, но более длительный; он возник с началом сумерек и усиливался по мере того, как сгущалась тьма. Внезапно в комнату внесли огонь, и раскаты превратились в частые, во неравномерные взрывы того же звука, только менее унылого и менее отчетливого. Тягостное состояние значительно облегчилось; и, исходя от пламени каждой лампы (а их было много), в мой слух вливалась непрерывная, монотонная мелодия. И когда, дорогая Уна, ты приблизилась к одру, на котором я был простерт, и тихо села рядом, а твои сладостные уста, прижимаясь к моему лбу, источали благоухание, в груди моей трепетно возникло, мешаясь с сугубо физическими ощущениями, порожденными обстоятельствами, нечто родственное самому чувству, – полупризнание, полуотклик на твою искреннюю любовь и скорбь; но это чувство не укоренилось в недвижном сердце и, право же, казалось скорее тенью, нежели реальностью, и быстро поблекло, вначале став полным бездействием, а затем – чисто физической отрадой, как и прежде.

И тогда из обломков и хаоса обычных чувств как бы возникло во мне шестое, совершенное. В нем обрел я бурное наслаждение – но все еще физическое, поскольку в нем не было места пониманию. Движение в теле полностью прекратилось. Не сокращалась ни одна мышца; не напрягался ни один нерв; не трепетала ни одна артерия. Но в мозгу как бы всплыло то, о чем никакие слова не могут дать человеческому разуму хотя бы смутное представление. Позволь мне назвать его качательной пульсацией ума. Это было внутреннее воплощение абстрактной идеи Времени, доступной человеку. Путем абсолютного выравнивания этого движения – или чего-то подобного – были установлены циклы небесных орбит. С его помощью я определил ошибку часов на каминной полке, а также часов, принадлежавших тем, кто присутствовал. Тиканье всех часов звучно отдавалось у меня в ушах. Малейшее отклонение от истинной меры – а этим отклонениям не было числа – действовало на меня так же, как на земле попрание абстрактных истин способно воздействовать на нравственное чувство. Хотя никакие два часовых механизма в комнате не отсчитывали секунды точно в унисон, все же я без труда различал звуки и ошибки каждого. И это – это острое, совершенное, самодовлеющее чувство протяженности во времени – это чувство, существующее (ибо ни один человек не в силах представить его) независимо от какого-либо чередования событий, – эта идея – это шестое чувство, рождающееся из праха остальных, было первым шагом вневременной души на пороге временной Вечности.

Была полночь; ты все еще сидела рядом со мною. Все другие оставили покой Смерти, Меня положили в гроб. Лампы мигали; я знал это по дрожи монотонных звуков. Но внезапно отчетливость и сила этих звуков стала убывать. Наконец они замолкли. Аромат в моих ноздрях исчез. Зрение больше не отражало никаких форм. Тягостный Мрак перестал давить мне на грудь. Тупой удар, похожий на электрический, пронизал мое тело, после чего полностью исчезло самое понятие о соприкосновении. Все, что человек называет чувством, смешалось воедино в сознании существования, единственном оставшемся, и в непреходящем чувстве протяженности во времени. Смертное тело, наконец, получило удар десницы смертельного Разложения.

Но не все ощущения исчезли: летаргическое наитие оставило мне что-то немногое. Я сознавал ужасные перемены, которым теперь подвергалась плоть, и, подобно тому, как спящий порою ощущает присутствие кого-то, над ним склонившегося, так и я, милая Уна, в оцепенении чувствовал, что ты сидишь рядом со мною. И когда настал следующий полдень, я как-то еще сознавал то, что разлучило тебя со мною, что замкнуло меня в гробу, что поместило меня на катафалк, что доставило меня к могиле, что опустило пеня в могилу, что засыпало меня тяжелою землею и так оставило меня среди черноты и гниения для сурового и скорбного сна с червями.

И здесь, в темнице, скрывавшей мало тайн, миновали дни, и недели, и месяцы; и душа пристально следила за каждой пролетающей секундой и без усилия отмечала ее полет – без усилия и без цели.

Прошел год. Сознание того, что я есмь, с каждым часом тускнело, в значительной мере вытесняясь всего лишь сознанием положения в пространстве. Идея сущности сливалась с идеей места. Узкое пространство, вплотную окружавшее то, что некогда было телом, теперь само становилось телом. Наконец, как часто бывает со спящим (только при помощи сна и скользнувший блик света полупробудит его, оставив наполовину погруженным в сновидения, так и мне, заключенному в строгие объятия Тени, явился тот самый свет, который один был бы в силах тронуть меня, – свет непреходящей Любви. Над могилою, где я лежал во мраке, трудились люди. Они раскидали влажную землю. На мои истлевающие кости опустился гроб Уны.

И вновь все опустело. Призрачный свет погас. Слабое трепетание заглохло. Протекли многие десятилетия. Прах вернулся в прах. Не стало пищи у червей. Чувство того, что я есмь, наконец ушло, и взамен ему – взамен всему – воцарились, властные и вечные, самодержцы Место и Время. И для того, что не было, – для того, что не имело формы, – для того, что не имело мысли, – для того, что не имело ощущений, – для того, что было бездушно, но и нематериально, – для всего этого Ничто, все же бессмертного, могила еще оставалась обиталищем, а часы распада – братьями»


и под завязку притча от Эдгара По

ТИШИНА

Горные вершины дремлют;
В долинах, утесах и пещерах тишина. Алкман

- Внемли мне, - молвил Демон, возлагая мне руку на голову. - Край, о котором я повествую, - унылый край в Ливии, на берегах реки Заиры, и нет там ни покоя, ни тишины.

Воды реки болезненно-шафранового цвета; и они не струятся к морю, но всегда и всегда вздымаются, бурно и судорожно, под алым оком солнца. На многие мили по обеим сторонам илистого русла реки тянутся бледные заросли гигантских водяных лилий. Они вздыхают в безлюдье, и тянут к небу длинные, мертвенные шеи, и вечно кивают друг другу. И от них исходит неясный ропот, подобный шуму подземных вод. И они вздыхают.

Но есть граница их владениям - ужасный, темный, высокий лес. Там, наподобие волн у Гебридских островов, непрестанно колышется низкий кустарник. Но нет ветра в небесах. И высокие первобытные деревья вечно качаются с могучим шумом и грохотом. И с их уходящих ввысь вершин постоянно, одна за другою, надают капли росы. И у корней извиваются в непокойной дремоте странные ядовитые цветы. И над головою, громко гудя, вечно стремятся на запад серые тучи, пока не перекатятся, подобно водопаду, за огненную стену горизонта. Но нет ветра в небесах. И по берегам реки Заиры нет ни покоя, ни тишины.

Была ночь, и падал дождь; и, падая, то был дождь, но, упав, то была кровь. И я стоял в трясине среди высоких лилий, и дождь падал мне на голову - и лилии кивали друг другу и вздыхали в торжественном запустении.

И мгновенно сквозь прозрачный мертвенный туман поднялась багровая луна.

И взор мой упал на громадный серый прибрежный утес, озаренный светом луны. И утес был сер, мертвен, высок, - и утес был сер. На нем были высечены письмена. И по трясине, поросшей водяными лилиями, я подошел к самому берегу, дабы прочитать письмена, высеченные на камне. Но я не мог их постичь. И я возвращался в трясину, когда еще багровей засияла луна, и я повернулся и вновь посмотрел на утес и на письмена, и письмена гласили: запустение.

И я посмотрел наверх, и на краю утеса стоял человек; и я укрылся в водяных лилиях, дабы узнать его поступки. И человек был высок и величав и завернут от плеч до ступней в тогу Древнего Рима. И очертания его фигуры были неясны - но лик его был ликом божества; и ризы ночи, тумана, луны и росы не скрыли черт его лица. И чело его было высоко от многих дум, и взор его был безумен от многих забот; и в немногих бороздах его ланит я прочел повествование о скорби, усталости, отвращении к роду людскому и жажде уединения.

И человек сел на скалу и склонил голову на руку и смотрел на запустение. Он смотрел на низкий непокойный кустарник, и на высокие первобытные деревья, и на полные гула небеса, и на багровую луну. И я затаился в сени водяных лилий и следил за человеком. И человек дрожал в уединении; но убывала ночь, а он сидел на утесе.

И человек отвел взор от неба и взглянул на унылую реку Заиру, и на мертвенную желтую воду, и на бледные легионы водяных лилий. И человек внимал вздохи водяных лилий и ропот, не умолкавший среди них. И я притаился в моем укрытии и следил за человеком. И человек дрожал в уединении; но убывала ночь, а он сидел на утесе.

Тогда я спустился в трясину и направился по воде в глубь зарослей водяных лилий и позвал гиппопотамов, живущих на островках среди топи. И гиппопотамы услышали мой зов и пришли с бегемотом к подножью утеса и рычали, громко и устрашающе, под луной. И я притаился в моем укрытии и следил за человеком. И человек дрожала уединении; но убывала ночь, а он сидел на утесе.

Тогда я проклял стихии проклятием буйства; и страшная буря разразилась на небесах, где до того не было ветра. И небо потемнело от ярости бури - и дождь бил по голове человека - и река вышла из берегов - и воды ее вспенились от мучений - и водяные лилии пронзительно кричали - и деревья рушились под натиском ветра - и перекатывался гром - и низвергалась молния - и утес был сотрясен до основания. И я притаился в моем укрытии и следил за человеком. И человек дрожал в уединении; но убывала ночь, а он сидел на утесе.

Тогда я разгневался и проклял проклятием тишины реку и лилии, ветер и лес, небо и гром и вздохи водяных лилий. И они стали прокляты и затихли. И луна перестала карабкаться ввысь по небесной тропе, и гром заглох, и молния не сверкала, и тучи недвижно повисли, и воды вернулись в берега и застыли, и деревья более не качались, и водяные лилии не кивали друг другу и не вздыхали, и меж ними не слышался ропот, не слышалось и тени звука в огромной, бескрайней пустыне. И я взглянул на письмена утеса и увидел, что они изменились; и они гласили: тишина.

И взор мой упал на лицо человека, и лицо его было бледно от ужаса. И он поспешно поднял голову и встал на утесе во весь рост и слушал. Но не было ни звука в огромной бескрайней пустыне, и письмена на утесе были: тишина. И человек затрепетал и отвернулся и кинулся прочь, так что я его более не видел".

Да, прекрасные сказания заключены в томах Волхвов, в окованных железом печальных томах Волхвов. Там, говорю я, чудесные летописи о Небе и о Земле, и о могучем море, и о Джиннах, что завладели морем и землей и высоким небом.

Много мудрого таилось и в речениях Сивилл; и священные, священные слова были услышаны встарь под тусклой листвой, трепетавшей вокруг Додоны, но, клянусь Аллахом, ту притчу, что поведал мне Демон, восседая рядом со мною в тени могильного камня, я числю чудеснейшей всех! И, завершив свой рассказ, Демон снова упал в разверстую могилу и засмеялся. И я не мог смеяться с Демоном, и он проклял меня, потому что я не мог смеяться. И рысь, что вечно живет в могиле, вышла и простерлась у ног Демона и неотрывно смотрела ему в лицо.








============================
============================
В довершение этой статьи, хочется заметить, что Майкл не просто интересновался Эдгаром По........
в 1999 году он планировал сыграть его в фильме "The Nightmare of Edgar Allan Poe" (к сожалению, проект не реализовался)...


Pop superstar Michael Jackson is about to play hard-drinking writer Edgar Allan Poe in a big-budget independent thriller, according to a report in a US newspaper. Industry journal The Hollywood Reporter claims the 41-year-old will take the title role in The Nightmare of Edgar Allan Poe, which will start shooting in Montreal late next year.

http://news.bbc.co.uk/2/hi/entertainment/514069.stm

Much has been made of Michael Jackson’s identification with the character of Peter Pan, but the late singer had another literary devotion that didn’t make it into his obituaries: He was an Edgar Allan Poe fanatic and had long planned to star in a biopic about the horror writer
http://www.popmatters.com/pm/feature/10 … nevermore/

При чем, в последней статье провели также небольшое сравнение между МД и Э.По.....
1/ Both Jackson and Poe are arguably the most popular American export in their respective fields, and major influences on those who followed
Бес сомнения, обе персоны являются наиболее популярным американским экспортным "продуктом" (в переносном смысле), и оба оказывают сильнейшее влияние на своих поклонников.
2/ There was also symmetry to their scandals. They both have been accused of pedophilia
У обе персоны "симметричны" по своей "сканадальности". Оба были обвинены в педофилии...
3/ They both struggled with financial difficulties despite being among the best at what they did.
Они оба испытывали финансовые трудности, независимо от того, что были лучшими в том, что делали
4/ Many historians say Poe was an opium addict; Jackson revealed he had an addiction to the painkiller Demerol in court papers. They both explored the pull of drugs in their work.
зависимость от лекарственных препаратов
5/ They both died young; Poe was 40, Jackson was 50.
оставлю без комментариев
6/ The exact cause of Poe's death, in Baltimore, remains a mystery. Five days earlier, he had been found semi-conscious and delirious: a victim of alcohol, heart failure, epilepsy - or a combination of these.
но, это уже из другой статьи (http://news.bbc.co.uk/2/hi/entertainment/514069.stm). О причинах смерти Эдгара По до сих пор идут споры...

PS ..... случайно наткнулась на новость (как говорится в очередной раз о случайном.....)

Joaquin Phoenix to play Edgar Allen Poe in comeback film
http://blog.taragana.com/e/2010/03/13/j … ilm-98975/

+3

11

Нашла замечательную информацию на блоге http://jil-dp.livejournal.com/14193.html

"есть такой канал "Энтер-фильм" и я там случайно среди прочих подборок увидела такую: кадры из фильма 71 года и Майкл с выступлением на Мотаун-25, очень похожие движения.
я ж страдаю уже месяц, написала на мыло канала, пересмотрела отрывки из всех фильмов, выпущенных в этом году - и ни-че-го.

а сегодня перейдя по ссылке с какого-то румынского блога (кста, красивого и с неплохими фотками http://grigutza-pravalia.blogspot.com/2 … land.html, чё-то раньше не видела фото Майкла и Дипака Чопры в обнимку.

а оттуда пошла по другой ссыли и видео нашлось! 74год, блин! "Маленький Принц" И это - Боб Фосс, хореограф и режиссер, в частности "Кабаре" с Лайзой Минелли и "Весь этот джаз":

http://www.youtube.com/watch?v=QUlEBhGg … r_embedded

а потом нашлась похожая подборка сразу с Майклом:

http://www.youtube.com/watch?v=qvZGl1Nq … r_embedded

Вот мы все часто читаем, что Майкл впитал в себя многие танцевальные стили в общем и отдельных хореографов. Но изначально отсыылки к этому видео найдено в интереснейшей статье с обширным видеорядом - The Genealogy of Michael Jackson's Dance http://kaleidescopeeyes88.xanga.com/706 … ons-dance/ "

+5

12

Olgeya написал(а):

74год, блин! "Маленький Принц" И это - Боб Фосс

потрясающе :cool:
Получается, что Майкл впитал в себя (если можно так сказать) движения многих танцоров того времени, Фреда Астера, Боба Фосса и других, и вознес это на непостижимый уровень....
Браво!

0

13

JanuSS написал(а):

Получается, что Майкл впитал в себя (если можно так сказать) движения многих танцоров того времени, Фреда Астера, Боба Фосса и других, и вознес это на непостижимый уровень....

добавлю еще одно имя - Jeffrey Daniel
http://en.wikipedia.org/wiki/Jeffrey_Daniel - здесь английский текст, но через транслит понятно
и вот пару видео
http://www.youtube.com/watch?v=K0-isEu8 … XybYFcTv1A

http://www.youtube.com/watch?v=ij802zpx … pcY9Iw7ofU

+4

14

Вивьен,
К моему стыду ничего не знала о Джефри Дениеле.
Спасибо, Марина, большое!

0

15

+2

16

с http://community.livejournal.com/foreve … tml#cutid1
Вообще то этот блог нашла La Estrella, но поленилась выкладывать  http://www.kolobok.us/smiles/standart/blum2.gif  Доверила мне ответственное задание

Проект ассоциации: Майкл и немое кино

"...он был увлечен книгами о голливудском гламуре 30-ых годов. Глядя на особенно замечательную фотографию он мог сказать «Это волшебно. Они больше так не снимают». Он изучал позы, глаза, макияж и выражение – все, что входит в понятие великой гламурной фотографии."
Из воспоминаний Тодда Грея. (спасибо
dina_frost за статью )

Некоторое время назад увидела в сети фото актера Константина Крюкова в образе Рудольфо Валентино.
http://s005.radikal.ru/i210/1008/27/728c6932b04b.jpg
Только фото Крюкова больше напоминало известное фото Майкла,
http://s60.radikal.ru/i168/1008/ac/b129cb617237.jpghttp://i077.radikal.ru/1008/b3/bd2a66dfcc35.jpg
и отсылка к фото Валентино не совсем корректна. Т.е. это действительно Валентино, но в не в фильме "Шейх", как на фото сверху, а в фильме "Молодой раджа" (The Young Rajah, 1922).
http://s005.radikal.ru/i212/1008/ec/0626830fba92.jpghttp://s002.radikal.ru/i199/1008/eb/936b440fc03e.jpg
(фото с которого "делали" Крюкова с трудом нашла на иностранном ресурсе, да и костюмеры, такое впечатление, что "ожерельки" делали с фото Майкла)

В то, что Майкл, при его интересе к кино тех лет, не знал, кто такой Валентино, не поверю. Тем более, что Рудольфо Валентино (1895-1926) не только прославленный герой-любовник американского немого кино, но и танцор, который ввел повальную моду на танго, который до этого считался до этого считался развратным. Он начинал как танцор-жиголо и именно танцы обеспечили ему первый успех в кино. Любовь публики, вернее женщин, была истеричной. Позволю себе процитировать с одного ресурса (ссылку, увы не сохранила): "После 20-х Рудольфо не называли иначе как "великим", "божественным", «истинным шейхом»… И это не за то, что он красиво любил кого-то на экране: казадось, он дарил свою любовь каждой, кто смотрел на него из зала. Например, в одной из гастрольных поездок Валентино танцевал каждый вечер танго с девушкой, приглашенной из зрительного зала..."
Есть еще интересные ассоциации с кинокадрами Валентино. Единственное фото Майкла с сигаретой (закулисье тура Bad). Казалось бы, зачем?
http://s61.radikal.ru/i172/1008/5a/497232e021f3.jpghttp://s04.radikal.ru/i177/1008/54/33b983d19b25.jpg
Возможно, это ответ - снова Валентино в "Молодом Радже"

Еще один фильм "Кровь и песок" (Blood and Sand, 1922), где Валентино играл матадора, которого погубила связь с роковой женщиной. У нас шел одноименный голливудский римейк с Шерон Стоун в главной женской роли.
http://i060.radikal.ru/1008/58/a967cd093188.jpghttp://s09.radikal.ru/i182/1008/54/3c93a465da31.jpg
Теперь не об актере, а об актрисе немого американского кино - Глории Свенсон (1899 - 1983). Одна из ведущих звезд немого кино, она нашла место и в звуковом, снималась для телевидения, была бизнес-леди, пропагандировала йогу и вегетарианство. Снималась с Чарли Чаплиным в фильме "Его новая работа".
В 1924 фотограф Эдварда Стейхена сделал знаменитое фото Свенсон для журнала «Vogue» . «Фотосессия была долгой», – вспоминал фотограф, – «Глория Свенсон сменила массу костюмов, я перебрал все типы освещения. Она ни разу не пожаловалась. Наконец я взял черное кружево и повесил у нее прямо перед лицом. Свенсон моментально поняла мой замысел. Глаза расширились, и я увидел взгляд дикой кошки, затаившейся в листве».
http://s05.radikal.ru/i178/1008/9a/bf9e2079484f.jpghttp://s06.radikal.ru/i179/1008/72/f3e69eb1f8bc.jpg

и фото, которое могла стать обложкой альбома Bad
И на этом пока все.

+10

17

Вивьен написал(а):

Мать Тереза

26 августа 2010 года ей бы исполнилось 100 лет.
http://s50.radikal.ru/i128/1008/9a/abd819975921.jpg

Цитаты Матери Терезы

ЖИЗНЬ, это возможность — используйте её.
ЖИЗНЬ, это красота — восхищайтесь ею.
ЖИЗНЬ, это блаженство — вкусите его.
ЖИЗНЬ, это мечта — осуществите её.
ЖИЗНЬ, это вызов — примите его.
ЖИЗНЬ, это долг — исполните его.
ЖИЗНЬ, это игра — сыграйте в неё.
ЖИЗНЬ, это богатство — дорожите им.
ЖИЗНЬ, это любовь — наслаждайтесь ею.
ЖИЗНЬ, это тайна — познайте её.
ЖИЗНЬ, это шанс — воспользуйтесь им.
ЖИЗНЬ, это горе — превозмогите его.
ЖИЗНЬ, это борьба — выдержите её.
ЖИЗНЬ, это приключение — решитесь на него.
ЖИЗНЬ, это трагедия — преодолейте её.
ЖИЗНЬ, это счастье — сотворите его.
ЖИЗНЬ, слишком прекрасна — не губите её.
ЖИЗНЬ, это жизнь — боритесь за неё.

Люди часто бывают неразумными, нелогичными и эгоцентричными.
Все равно прощай их.

Если ты добр, люди могут обвинить тебя в эгоистичных и скрытных мотивах.
Все равно будь добр.

Если ты добьешься успеха, то получишь несколько ложных друзей и несколько настоящих врагов.
Все равно добивайся успеха.

Если ты честен и искренен, люди могут обмануть тебя.
Все равно будь честным и искренним.

То, на постройку чего ты потратил годы, кто-то может разрушить за одну ночь.
Все равно строй.

Если ты обретешь душевное равновесие и счастье, к тебе будут испытывать ревность.
Все равно будь счастлив.

То добро, что ты сделал сегодня, люди часто забудут завтра.
Все равно делай добро.

Отдавай миру самое лучшее, что у тебя есть, и этого может никогда не хватать.
Все равно отдавай миру самое лучшее, что у тебя есть.

Где моя вера? Даже глубоко внутри нет ничего кроме пустоты и тьмы. Если бог существует – пожалуйста, прости мне. Когда я пытаюсь обратить мои мысли небесам, возникает такое осознание там пустоты, что эти самые мысли возвращаются как острые ножи и ранят мою самую душу. Как болезненна эта неизвестная боль - у меня нет веры. Отвергнутая, пустая, без веры, без любви, без рвения. Для чего я борюсь? Если нет бога, не может быть и души. Если нет души, тогда, Иисус, ты тоже неправда.

Из-за того, что мы не видим Христа, мы не можем выразить ему нашу любовь, но ближних всегда можем видеть и по отношению к ним поступать так, как поступали бы по отношению ко Христу, если бы видели его.

Для нас не существует различий в национальности, цвете кожи, вероисповедании. Все люди для нас — дети Господа. Человечество — наша семья. Все заслуживают нашей помощи, все созданы для того, чтобы любить и быть любимыми. Милосердие — это огромная сила, связывающая и объединяющая людей. Милосердие сближает сильней кровного родства и дружбы. Только милосердие может искренне восхищаться каждым живым существом только потому, что оно — дело рук Создателя.

С материальной точки зрения у Вас есть всё в этом мире, но Ваше сердце опечалено; пусть Вас не волнует то, чего у Вас нет, — просто идите и служите людям: держите их руки в своих и выражайте любовь; если Вы будете следовать этому совету, Вы будете сиять, как маяк.


Я никогда не присоединюсь к антивоенному движению. Позовите меня, когда появится движение за мир.

Великая радость заключена в том, чтобы посвятить себя служению другим людям.

В жизни много зла, в жизни есть бездомные и больные, но хуже всего тем, кто лишен радостей любви.

Люби: чем больше ты разделишь с другими, тем большим будешь обладать.

Нам не нужны ружья и бомбы. Чтобы победить зло, нам нужны любовь и сострадание.

Все труды любви — это труды на благо мира.

Я знаю наверняка лишь одно: если бы люди сильнее любили друг друга, наша жизнь стала бы значительно лучше.

Любите, если это не причиняет вреда.

Самое важное лекарство — это нежная любовь и забота.

Страдание может стать путем к великой любви и великому милосердию.

Маленькие добрые дела, совершенные от великой любви, приносят радость и умиротворение.

Любовь — это плод, который созревает в любое время и до которого может дотянуться любая рука.

Долг — это очень личная вещь. Он проистекает из ощущения необходимости что-то сделать, а не только из необходимости побудить других людей к каким-то действиям.

Величайший грех человека — это не ненависть, а равнодушие к своим братьям.

Любовь нужно проявить в действии, и это действие есть служение.

Деятельная молитва — это любовь. Деятельная любовь — это служение.

Ад — это место, где дурно пахнет и никто никого не любит.

Каждый труд, совершаемый с любовью и с открытым сердцем, всегда приближает человека к Богу.

Пусть люди видят доброту, светящуюся в твоем лице, в твоих глазах и в твоем дружеском приветствии.

Радость — это сети любви для уловления душ.

Одиночество и ощущение, что ты никому не нужен, — самый ужасный вид нищеты.

Если вы начнете судить людей, у вас не хватит времени на то, чтобы любить их.

Легко любить дальних, но не так-то легко полюбить ближних.

Величайшая нищета — это нищета сердца.

+9

18

Принцесса Диана....Человек, который вызывала и вызывает уважение и восхищение. Принцесса народа, как ее называли....удивительная личность, которая была в теплых взаимоотношениях с Майклом Джексоном. К сожалению, не так много инфы, но ту, что нашла, хочу поделиться с вами.

Recalling: When Michael met Princess Diana
Когда Майкл встретил Принцессу Диану

Майкл встретил Принцессу Диану перед своим концертом на Уэмбли:
Встреча с Принцессой Дианой за кулисами на его лондонского  Bad Тура 16-ого июля 1988

Третий концерт на Стадионе Уэмбли, 16 июля, был посещен принцем Чарльзом и Принцессой Дианой. Майкл встретился с принцем и Принцессой перед шоу. Он передал им куртки с Bad туром для  принца Уильяма и принца Гарри. Он также подарил им подборку кассет и компакт-дисков Off The Wall, Триллер и Bad. Майкл Джексон, как говорили, являлся любимой поп-звездой Принцессы Дианы.
Майкл не менее рад встретиться с ней. “Я был столь взволнован встречей с королевской парой. Я очень - очень счастлив, что они прибыли, чтобы наблюдать,  как я выступаю.”
Ранее сообщили, что Майкл не будет исполнять "Dirty Diana" ночью, чтобы не обидеть принцессу. Или эта информация являлась недостоверной или Майкл изменил свое мнение, потому что "Dirty Diana" осталась на шоу, как обычно. Майкл позже сказал, что он не хотел разочаровывать своих поклонников. Кажется,  большой поклонник, который  был бы разочарован принцесса Диана. Говорили, что она любила эту песню и танцевала под нее.

Майкл Джексон о встрече с принцессой Дианой, и о вкладе в спасение жизни детей и их поддержке. 

Майкл сделал пожертвование 450 000$ в благотворительный фонд  для детей находящихся, в неблагополучном, тяжелом положении. Майкл также сделал пожертвования в Фонд, созданный для оказания помощи в финансировании строительства нового здания Лондонской больницы для больных детей. Майкл посетил больницу, и некоторых из пациентов.

Майкл Джексон и Диана:

В 1997 Майкл отложил свой концерт в Бельгии мирового турне из-за эмоционального шока после смерти Дианы, посетил лос-анджелесскую поминальную службу, посвященную ей.
Начиная сентября на концертах, Майкл исполнял кавер версию песни Smile Чарли Чаплина, перед каждым концертом после смерти принцессы Дианы, и в каких то частях концерта появлялись образы принцессы.
В 1997 году Майкл представил свою песню Gone Too Soon для альбома в память Дианы, принцессы Уэльской.
12 сентября 1997 Майкл поделился своими личными воспоминаниями о дружбе с Принцессой Барбаре Уолтерс в переданном по телевидению интервью.

часть Интервью с Барбарой Уолтерс (12 сентября 1997)

http://www.mjfanclub.net/home/index.php … ;Itemid=79
12 сентября 1997 ABC (США) передавала интервью Майкла Джексона с Барбарой Уолтерс, которое был записано на пленку в отеле George V (Париж, Франция). Майкл особенно говорил о трагической смерти принцессы Дианы и роли, которую папарацци в настоящее время играют в жизни звезд.

BW: 13 дней назад два наиболее часто фотографируемых человека в мире были принцесса Диана, и Майкл Джексон. Теперь остался только один. Что значит жить в таком испытании ? Майкл Джексон, как известно, сам стесняется давать интервью, но на моем пути домой, после освещения похорон принцессы Дианы я встретилась ним в Париже, чтобы обсудить папарацци и его личные воспоминания о принцессе.
Когда речь заходит о папарацци, Майкл Джексон говорит, что чувствует связь с принцессой Дианой. Папарацци были частью его жизни, с момента, когда он был еще маленький ребенок. Младший из Jackson 5, он был супер звездой на протяжении трех десятилетий. В 39 он по-прежнему поет и танцуют по всему миру и папарацци следуют за ним по всему миру. Он был в туре по Европе за последние пять месяцев. В ночь когда принцесса Диана умерла Джексон отменил свой концерт, но последние два концерта были посвящены ей. Он не претендует на то, что она была близким другом. Она была его поклонником.

МJ: я встретил ее первый раз на концерте в Лондоне. Она была очень добра. Очень любящая, и очень милая.
МJ: Я написал песню под названием Dirty Diana, и это не о леди Диане, а о некоторых девушках, которые зависают на концертах и в клубах. Мы называем их фанатами. Я жил в том, что всю свою жизнь, видел этих девочек, они делают все с группой, и все, что вы можете себе представить. Поэтому я написал песню под названием Dirty Diana. Но я убрал ее из шоу в честь ее королевского высочества. И она сказала [МJ: шепчет] 'Вы собираетесь спеть Dirty Diana? Нет! Я убрал ее из шоу из-за тебя. "Нет! Я хочу, чтобы ты исполнил это, сделай это, исполни песню.

BW: Так у нее было чувство юмора?

МJ: Да, конечно. И она рассказала мне, что она имела честь встретиться со мной, и я сказал, что это большая честь встретиться с вами.

BW: Как вы узнали о ее смерти?

МJ: я проснулся, и мой врач передал мне новость, и я упал ниц в горе, и начал плакать. Потому что, я почувствовал внутреннюю боль в животе и в груди. Я сказал, что не могу с этим справиться, это уж чересчур…
MJ: Что Вы видели, что произошло с Леди Дианой? Вы говорите мне. Должны быть некоторые границы. Некоторый своего рода путь у каждого. Звезда нуждается в некотором пространстве. Дайте ей шанс расслабиться, у нее есть сердце, она является человеком.

BW: А когда ты, наконец, сделал концерт, ты посвятили ей. Что ты говорил?

МJ: В моем сердце я уже говорил, "Я люблю тебя Диана, блеск и блеск навсегда, потому что ты истинная принцесса народа. И в словах я не говорил это, но я показал это в течение нескольких минут, показал большие картины на всех гигантских экранах, больших огромных экранах, и ее фотогафия была там. Я сыграл песню "Smile" и "Gone Too Soon.

Интервью газете people:
http://www.people.com/people/article/0,,615721,00.html

Майкл Джексон сказал в интервью в британском people, изданном в среду, что покойная Принцесса Диана имела обыкновение звонить и доверять ему. "Пресса плохо обращалась с нею таким же образом, как они были строги со мной, и она должна была говорить с кем-то, кто знал точно, через что она проходила," сказал Джексон. "Она чувствовала себя преследуемой, так же как и я чувствовал себя преследуемым. Пойманный в ловушку, если Вам нравится." Совет Джексона Диане был: "Будьте сильны, и будьте уверены, и никто не сможет причинить Вам боль. Только Вы можете причинить себе боль - быть неповинующимися." Он также назвал ее отношения с Доди Аль Файедом, который умер с нею в автокатастрофе 1997 года, "брак, заключенный на небесах." Джексон никогда не встречал сыновей Дианы, Уильяма и Генри, но говорил: "Диана отчаянно хотела, чтобы я встретился с ее детьми, и мы говорили об этом много раз."…

http://img189.imageshack.us/slideshow/webplayer.php?id=badera3a.jpg

Michael's Relationship with Princess Di
http://extratv.warnerbros.com/2009/07/m … th_pri.php
"Extra" видит общую связь между Майклом Джексоном и Принцессой Дианой.

7 июля 2009

Король поп музыки и Принцесса народа провели  жизни в центре внимания с безостановочным давлением папарацци и одержимые поклонниками во всем мире.
Майкл и Диана встретились только один раз, за кулисами его лондонского концерта 16 июля 1988 во время его "Bad" тура. Майкл сказал репортерам, что был "очень взволнован", чтобы встретить любимую королевскую особу.

После их встречи они быстро сблизились Джексон и принцесса. "Майкл будет тратить тысячи долларов на телефонные счета Принцессе Ди. Они будут говорить об ощущении себя преследуемого и пойманного в ловушку папарацци,"
После смерти Дианы в 1997, Джексон сокрушался  Барбаре Уолтерс об утрате своего друга. " Джексон не просто горевал - он испытывал нависшее чувство гибели после смерти Дианы.
Огромные толпы собрались в Лондоне, чтобы оплакать Диану, так же, как массы людей стекались в Лос-Анджелес, чтобы  попрощаться с Джексоном.

+5

19

http://my.mail.ru/community/korolofpop/ … 01626.html

Уолт Дисней "Бог" мультипликации

"Однажды я был озадачен вопросом маленького мальчика: «Это вы рисуете Микки Мауса?» Я должен был признаться, что не рисую. «Значит, вы придумываете все шутки и забавы?» И это я не делаю! Мальчик посмотрел на меня недоуменно: «Так что же вы делаете, мистер Дисней?» Я представляю себя подобием пчелки, которая перелетает с места на место, собирая пыльцу. Я хожу по студии и направляю работу каждого. Полагаю, что это и есть дело, которое я делаю!"

http://lifeglobe.net/media/entry/451/56_3.jpg

Уолт Дисней. Полное имя — Уолтер Элайас Дисней англ.  (5 декабря 1901 — 15 декабря 1966) — американский художник-мультипликатор, кинорежиссёр, актёр, сценарист и продюсер, основатель компании «Walt Disney Productions», которая к настоящему времени превратилась в медиаимперию «The Walt Disney Company». Является создателем первого в истории звукового мультфильма, первого музыкального и первого полнометражного. В своей необыкновенно напряженной жизни Уолт Дисней как режиссер снял 111 фильмов и был продюсером еще 576 киноработ. Заслуги Диснея в области киноискусства были отмечены 26-ю «Оскарами» и многими другими наградами и премиями.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/waltforbio_3.jpg

Уолт Дисней родился 5 декабря 1901 года в Чикаго. Среди его предков были англичане, ирландцы и немцы. В 1906 году семья переехала на ферму в штат Миссури, а в 1910 году — в Канзас-сити. В 14 лет подрабатывал как разносчик газет. Во время Первой мировой войны Дисней год прослужил за рулем санитарной машины Международного Красного Креста во Франции. В 1919 году Дисней устраивается художником на студию кинорекламы, где начинает создавать свои первые рекламные фильмы — тогда же у него возникло желание продолжить свои эксперименты в мире рисованной анимации. Со временем Дисней открыл в Канзас-Сити свою первую студию анимации «Лаф-о-грамз», где его компаньоном стал Юб Айверкс. Однако вскоре фирма обанкротилась.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/1252935847_2_3.jpg

В 1927 году огромную популярность получил фильм «Кролик Освальд», а его герой открывает галерею знаменитых персонажей из фильмов Диснея. Мышонка Микки Мауса, которого нарисовал компаньон Диснея Юб Айверкс, сначала звали Мортимер, но вскоре он получил имя, сегодня хорошо известное во всем мире. Впервые мышонок Микки Маус появился в немом фильме «Безумный аэроплан» (1928), а в том же году стал героем и первого звукового фильма Диснея — «Пароходик Вилли» (кстати, это был первый в истории рисованный фильм с синхронным звуком). В первых лентах Дисней «одолжил» мышонку собственный голос, а вскоре этот фильм открыл перед молодым режиссером дорогу к оглушительной карьере.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/82422132_3.jpg      http://lifeglobe.net/media/entry/451/cartoonklipart12_3.gif

В 1929 году Дисней начал работать над циклом «Забавные симфонии», и к 1938 году снял свыше 70 серий, включая такие шедевры, как «Танец скелетов» (1929), «Гадкий утенок» (1932), «Три поросенка» (1933). Уже в этих фильмах появляются герои, ставшие всемирно известными — смешные собачонки Плуто (1930) и Гуффи (1932), а также утенок Дональд Дак (1934).

http://lifeglobe.net/media/entry/451/threepigs02_3.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/451/328c2ab121b8_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/451/gufi_3.gif   http://lifeglobe.net/media/entry/451/19_3.png

http://lifeglobe.net/media/entry/451/top1_3.jpg

Когда Диснею было 14 лет и он подрабатывал продажей газет, в Канзас-Сити он увидел короткий немой мультфильм о Белоснежке, который ему запомнился на всю жизнь. Осенью 1934 года Дисней сделал первый набросок сценария по мотивам сказки братьев Гримм. Над последней версией этого сценария вместе с Диснеем трудилось несколько человек, включая Отто Ингландера, Эрла Харда и Тэда Сирса. 21 декабря 1937 года на экранах Америки впервые был показан полнометражный анимационный фильм Диснея «Белоснежка и семь гномов» по сказке братьев Гримм. «Белоснежка» принесла Диснею огромный успех: всемирную популярность, свыше 8 млн долларов дохода и восторженные отклики в профессиональной прессе.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/731_3.jpg

«Я получаю огромное удовлетворение от творческого создания мультиков. Наши персонажи сотворены переживать эмоции, которые ещё совсем недавно казались невозможными к воплощению в персонаже мультика. Некоторые из движений, переданных в завершённом мультике современности, более грациозны, чем что-либо из того, что может сделать человек».

http://lifeglobe.net/media/entry/451/dwarfs3_3.jpg

Вскоре появились новые полнометражные фильмы диснеевской студии. «Пиноккио» (1940) по сказке итальянского писателя ??? века Карло Коллоди зрителями был воспринят с восторгом, который разделяли и критики. И этот успех был результатом титанического труда: например, чтобы лучше нарисовать сцену, когда Пиноккио пытается убежать от кита, художники долго изучали повадки и движения настоящих китов. Отличные рисунки, динамичный сюжет, прекрасно подчеркиваемый музыкой, обеспечили фильму огромный успех — до сих пор «Пиноккио» наряду с «Белоснежкой» считается лучшим фильмом Диснея. Кстати, музыка к этому фильму, авторами которой были Ли Харлайн, Поль Смит и Нед Вашингтон, была награждена «Оскаром». Была также отмечена песенка «When you wish upon a star» (музыка Ли Харлайна на слова Неда Вашингтона).

http://lifeglobe.net/media/entry/451/45328_3.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/451/pinocchio26521_3.jpg

Полнометражные фильмы, выходившие из стен диснеевской студии, часто называют семейными. В частности, речь идет о фильме «Дамбо» (1941) — музыкальном рассказе по мотивам книги Хелен Эберсон и Гарольда о маленьком цирковом слоненке, который научился летать (продюсер — Уолт Дисней, режиссер — Бен Шарпстин). Динамичные забавные приключения, построенных на безудержной фантазии авторов, великолепная пластика рисованных персонажей — все это принесло фильму огромную популярность. Знаменитыми стали сцены парада розовых слонов, а также фантазии слоненка, выпившего бокал шампанского.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/dumbo1_3.jpg

Огромную симпатию не только молодых зрителей, но и их родителей завоевал и олененок из фильма «Бэмби» (1942), который вместе со своими лесными друзьями переживает множество невероятных приключений.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/Cartoons__003380__3.jpg   http://lifeglobe.net/media/entry/451/71fa69a39f1a_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/451/_3.jpg

В 1950 году Дисней создал рисованную версию о скромной, прекрасной девушке, которая с помощью доброй феи становится невестой прекрасного принца. Режиссерами фильма «Золушка» были Уилфред Джексон, Гамильтон Ласки, Клайд Джероними. Среди самых замечательных сцен стоит назвать ту, когда мыши, толкающие огромную тыкву, превращаются в великолепных скакунов, запряженных в карету, а добрая фея превращает лохмотья Золушки в прекрасное бальное платье. За прекрасное техническое мастерство фильм на Берлинском кинофестивале был награжден «Золотым медведем», а создатели ленты снова по-хозяйски распорядились популярностью рисованных персонажей: диснеевская Золушка появилась на футболках, постельном белье и платочках во многих странах мира.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/dvdrip_3.jpg

«Вы мертвы, если нацеливаетесь только на детей. Взрослые всё равно являются лишь выросшими детьми».

http://lifeglobe.net/media/entry/451/0__3.jpg

Три режиссера, снявшие «Золушку», на киностудии Уолта Диснея создали в 1953 году новый шедевр — фильм «Питер Пэн» по книге сэра Джеймса Барри. За этим полнометражным мультфильмом последовали такие знаменитые ленты, как «Леди и бродяга» (1955), «Спящая красавица» (1959) и «Сто один далматинец» (1961), ставшие классикой мультипликационного кино.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/47013_9778_img_lrg_3.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/451/12931987_1_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/451/101_dalmatians_dvd__3-0.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/451/79941229_3.jpg

“Леди и бродяга”

http://lifeglobe.net/media/entry/451/b24e510_1.jpg

В 1948 году Уолт Дисней начал снимать свою знаменитую серию цветных образовательных фильмов, главным образом о природе — в частности, картины «Живая пустыня» (1953) и «Исчезающая прерия» (1954), режиссером которых был Джеймс Элгар. Эти фильмы завоевали большую популярность, раскрывая малоизвестные стороны жизни животных и растений, а также подспудно вызывая у зрителей желание сберечь природу.

Тогда же на диснеевской студии стали снимать игровые приключенческие фильмы, рассчитанные на юного зрителя — в числе наиболее примечательных можно назвать «Остров сокровищ» (1950) по повести Роберта Льюиса Стивенсона (режиссер Байрон Хаскин), «Робин Гуд» (1952) (режиссер Кен Аннакин), а также кинофантазию, снятую в жанре мюзикла, — «Мэри Поппинс» (1964), который был награжден пятью «Оскарами» (режиссер Роберт Стивенсон). Во всех этих фильмах Дисней выступал как продюсер, следил за ходом съёмок и оказал большое влияние на художественную сторону фильмов.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/1238762324_400_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/451/2782_3.jpg

15 декабря 1966 года Дисней скончался в Лос-Анджелесе от рака лёгких, вызванного длительным стажем курения. Однако начатое им дело продолжается, и киностудия Уолта Диснея по-прежнему снимает анимационные и игровые фильмы для детей всех возрастов. В 1968 году Дисней был награжден высшей наградой США Золотой медалью Конгресса. Распространена также версия о заморозке мультипликатора в криогенной камере, на которую он пошёл в надежде на нахождение метода разморозки организма человека в далёком будущем.

http://lifeglobe.net/media/entry/451/116_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/451/disneyworld_3.jpg

«Я не создаю фильмы просто, чтобы зарабатывать деньги. Я зарабатываю деньги, чтобы создавать фильмы».

http://lifeglobe.net/media/entry/451/0026awsh_1.jpg

И конечно фото нашего Майкла) :flag:

http://content.foto.mail.ru/mail/marbo60/_blogs/i-1969.jpg           

http://content.foto.mail.ru/mail/marbo60/_blogs/i-1970.jpg

Отредактировано МаринаMJ (16-09-2010 17:45:45)

+3

20

http://my.mail.ru/community/korolofpop/ … 74FFF.html
http://my.mail.ru/community/korolofpop/ … 4BBB9.html

Майкл Чаплин: Дом Бродяги

Автор статьи Барак Дафни
Перевод с английского Анны Макаровой, The New Times

Сын Чарли Чаплина о неизвестных фактах из жизни великого комика, а также о знакомстве с Майклом Джексоном

Тень отца Чаплина. Не так-то легко быть сыном великого комедианта — знаменитое имя ко многому обязывает. Тележурналист Дафни Барак побывала в гостях у Майкла Чаплина и в швейцарском поместье его отца, где скоро откроется музей самого известного человека в истории кино

http://s004.radikal.ru/i205/1009/db/388fc49d9f18.jpg

Наша встреча происходила в весьма необычном доме Майкла и Патрисии Чаплин в Швейцарии. Майкл, у которого глаза в точности как у его знаменитого отца, заканчивает роман, который пишет уже пять лет. Патрисия активно готовится к выставке в Париже. В доме повсюду висят ее пышущие красками картины, которые она, по собственному признанию, вновь и вновь перерисовывает, пока не почувствует, что они завершены. Мы говорили о будущем музее Чарли Чаплина: Майкл, его сестра актриса Джеральдина готовятся объявить, что швейцарский дом отца станет музеем через 2–3 года. Все зависит от швейцарских властей, которые после 7 лет согласований наконец утвердили проект. И конечно же — от бюджета. Сейчас дом закрыт для посетителей. И мы говорили о том, каков был человек, который смешил и продолжает смешить мир. И каково быть сыном такого человека. Разговор вышел не слишком веселый. Старший сын великого комедианта и его молодой жены Уны, дочери Юджина О’Нила(известный американский драматург, лауреат Нобелевской премии), он, с одной стороны, чувствовал свою привилегированность, а с другой — всю болезненность и сложность ситуации.

http://s60.radikal.ru/i170/1009/a8/248e7bec3cd4.jpg

«Отец был цыганом»

Дафни Барак: Вы играли в нескольких фильмах отца. Вы хотели быть актером?
Майкл Чаплин:
Не знаю… Но это дало мне возможность работать с отцом. Он направлял меня. Я смог, наконец, проводить с ним много времени. Я и позже снимался в кино, например, с Уорреном Битти и другими, но я делал это ради денег. Мне больше нравится писать.

Вы написали биографию...
Да, я не слишком горжусь ею. Она написана ради денег. Какую биографию можно написать, когда тебе нет и тридцати? Сейчас я заканчиваю книгу, которая мне нравится. Это роман, который основывается на событиях XII века, они происходят на юге Франции — у нас там есть дом. Это мой большой проект.

Ваш отец поселился в Швейцарии после того, как Маккарти решил, что Чарли Чаплин — коммунист. Вы помните это?
Да, мне было 6 лет. Мы отправились в путешествие. Когда мы плыли на корабле, моему отцу пришла телеграмма. Он сказал, что не сможет вернуться в Америку, его визу больше не про длят. Он был подданным Великобритании.

Что вы почувствовали? Это, наверное, было потрясение?
Я не знал, что происходит. Родители не говорили мне. Я просто чувствовал — что-то не так. Мы приехали в Европу, и меня там отправили в школу. Я не понимал, почему мы не едем обратно в Америку. Отца с нами не было, как я узнал потом, он искал для нас новый дом. И нашел это место, достаточно большое, 17 акров, во французской части Швейцарии.
Я думаю, он выбрал Швейцарию, потому что они с уважением относились к знаменитостям и давали им право на личную жизнь. Мой отец был закрытым человеком. А швейцарские власти не склонялись перед американскими антикоммунистическими настроениями.

Ваш отец был коммунистом?
Нет, он вышел из бедной семьи цыган. Поэтому когда он стал богатым и знаменитым, всегда заботился о бедняках и помогал им. Возможно, в каком-то роде ему нравилось то, как русские поставили во главу угла нужды бедных после революции.

Вы много раз ездили в Америку с тех пор?
Нет, особенно после того, как лишился американского гражданства.

http://s61.radikal.ru/i172/1009/ae/f05172911e8f.jpg

Что?
Да, я родился в Америке, но нужно было подтвердить гражданство по достижении 18 лет. Я пришел в американское посольство, как только мне исполнилось 18, чтобы получить паспорт. А на следующий день меня призвали служить во Вьетнаме.

Быстро...
Да, даже слишком. Наверное, семья моего отца оставалась на особом счету. Я решил не служить во Вьетнаме, и мне сказали, что я больше не американец.

Патрисия (жена Майкла Чаплина)рассказывала, что ее первый визит в Швейцарию был малоприятным, потому что она приехала с вами и двумя маленькими детьми и провела две недели с вашей матерью и очень строгим отцом.
Да, я это помню. Патрисия очень светлый и открытый человек. А мои отец и мать жили в доме с 20 слугами, все было очень официально. У них было девять детей, и наверное, им приходилось быть строгими. Патрисии было тяжело смириться с этим официозом. Она говорила мне, что иногда моя мать кажется ей жестокой, а отец — холодным.

Ваша история полна боли. Оказывается, быть сыном величайшего комедианта не так уж и весело.
Я был твердо уверен, что я особенный. Мой отец делал потрясающие фильмы! Но в жизни он абсолютно отличался от экранного образа. Он был строгим, любил отгораживать себя от мира, запираться с семьей и самыми близкими друзьями. Он много раз терял свой дом. Не забывайте, что он был цыганом...

Закулисье

В огромном швейцарском доме Чарли Чаплина несколько лет никто не живет. 17-акровое поместье в Веве окружено забором с массивными металлическими воротами. Чаплин наслаждался добровольным заключением там с 1953 года. Огромный сад давал гостям ощущение бесконечного покоя. Когда Чарли и его жена Уна были живы, повсюду цвели красные розы, посаженные Уной. Чарли любил сам срывать эти цветы и дарить каждой женщине, которая оказывалась у них в гостях.
Большую часть времени Чарли Чаплин проводил в библиотеке. Спальни были на втором этаже. Все выдержано в колониальном стиле. Элегантная столовая украшена большими подсвечниками. Именно здесь обедали знаменитые гости: Грэм Грин, Софи Лорен, Одри Хепберн, Герберт фон Караян и многие другие. Подвал своей мрачностью больше похож на тюрьму, чем на винный погреб. Единственное место для особо близких гостей — кухня с большими холодильниками и таким столом для готовки, что можно накормить целую деревню. Этот дом, в котором гостило столько великих звезд, выглядит холодным, темным, а сейчас и жутко пыльным — просто чувствуется, как пыль оседает в легких. Дом кричит об одиночестве. Кажется, что призрак Чарли до сих пор здесь.

http://s48.radikal.ru/i120/1009/df/f7139bbb32d9.jpg

Чаплин умер в своей спальне с видом на сад, озеро и горы в 1977 году. Его жена Уна последовала за ним в 1991 году. Некоторые из его детей поначалу переехали в Веве, потому что швейцарские власти попросили их поддерживать наследие Чаплина в должном состоянии. Но счет за содержание поместья и сада оказался таким непомерным, что Майклу пришлось покинуть дом семь лет назад. Уехать из этого места, которое оставалось единственным домом его отца до конца жизни...
Он до сих пор чувствует боль и даже в эти тяжелые экономические времена сумел найти инвестора, большого поклонника Чарли Чаплина, и теперь дом превращается в фонд Чаплина, которым управляют Майкл и его братья и сестры. Они планируют открыть там музей и вновь наполнить пустой дом образами, фильмами и знаменитой походкой Чарли.

Король и дети

Посредине неспешного разговора речь зашла о Майкле Джексоне. Король поп-музыки говорил как-то, что его заветная мечта — снимать фильмы. Давно, на пике своей карьеры, он познакомился с Чаплином (прим. - в 1993, когда Майкл находился в Швейцарии). Приезжал в Швейцарию к нему в гости, говорил, что мечтает купить дом. После смерти Чаплина он продолжал общаться с семьей и даже хотел переночевать в доме, который принадлежал самому известному человеку в истории кино. «Но, — рассказывает Майкл, — он сказал мне, что не может спать в пустом доме».
Майкл Джексон особенно привязался к сыну Майкла Чаплина — маленькому симпатяге Джорджу. Пока Патрисия приносит фотографии Майкла Джексона с кланом Чаплина, Майкл Чаплин продолжает рассказывать историю, о которой они никому раньше не говорили, — историю их отношений с Джексоном.
«Майкл очень скучал по Джорджу, часто звонил ему, он даже хотел отправить за нами частный самолет и привезти нас в Неверленд. Мы не решались. Это было в 1993 году, после всех этих обвинений (Джексону тогда первый раз предъявили обвинения в педофилии, спор был урегулирован без судебного разбирательства). Нам казалось странным, что взрослый человек так интересуется Джорджем и проводит с ним столько времени. Но мы были настороже, если они были вместе, то мы всегда находились поблизости. Когда мы расспрашивали Джорджа, то убеждались, что ничего странного не происходило. Они разговаривали о девочках… В конце концов я согласился поехать, но настоял, что билеты оплачу сам».
Патрисия вспоминает об этих странных днях в Неверленде: домашний театр, поезда… Потом рассказывает о том, как она возилась с двумя детьми Майкла Джексона — Принсем и Пэрис.
«Там была няня, я помню. Но дети настолько нуждались в материнском внимании, что Майкл хотел предложить мне присмотреть за ними. Принс очень умный ребенок. Меня очень волновало то, что они отрезаны от остального мира. Каждый день они получали меню и заказывали себе еду. Но на ранчо работали мексиканцы, и в меню каждый день была одна и та же мексиканская еда. К ним никто не приходил, друзей у них не было. Я читала им сказки. Им это так нравилось — казалось, что никто раньше не читал им сказок. Я заметила, что Джексон не переносит, когда ему говорят «нет». Однажды он сказал, чтобы я не дочитывала им сказку, я стала возражать, и было видно, что он к такому не привык…
Помню, как мы уезжали из Неверленда, это тоже было очень необычно. Все слуги и работники выстроились, провожая нас, как будто мы были королевскими особами. Там же стояли Принс и Пэрис, которые печально смотрели на нас. Внезапно Принс обнял меня, заглянул в глаза и сказал: «Не забудь!» Я не поняла, что он имел в виду? И думала об этом, пока мы летели в Европу. Что было так важно для Принса, о чем я не должна забыть? А потом поняла, что должна не забыть вернуться и дочитать ему сказку. Никогда не забуду, как мы вышли на улицу и на лица детей сразу надели маски.
Мне стало совсем грустно».

http://newtimes.ru/upload/iblock/118-46-01.jpg

Интересные факты о Чаплине

http://s54.radikal.ru/i143/1009/a9/c00da84cd57d.jpg

Чаплин был левшой, и даже на скрипке играл с левой руки.

У Чаплина были голубые глаза.

Чаплин на своих фильмах заработал около $10,5 млн.

Во время съёмок фильмов Чаплина произошёл всего один несчастный случай. Травму получил сам Чаплин на съёмках фильма «Тихая улица».

Чаплин однажды инкогнито принимал участие в конкурсе двойников Бродяги. По одной версии он занял в конкурсе второе место, по другой версии — третье.

Любимым комиком Чаплина был Бенни Хилл. Когда Хилл в 1991 году посетил семью Чаплина, ему показали большую коллекцию видео с шоу Бенни Хилла, собранную Чаплиным.

До 1922 г. Чаплин не имел собственного дома — жил в арендованных домах, гостиницах, и клубе. В 1922 Чаплин построил свой дом в Беверли-Хиллс. В доме кроме 40 комнат был кинозал и орган.

В 1952 года он отправляется в Лондон на мировую премьеру «Огней рампы», и глава ФБР Эдгар Гувер добивается от иммиграционных властей запрета на обратный въезд актёра в страну. Чаплин поселяется в Швейцарии, в городке Веве.

Актёр был награждён советской Международной премией Мира в 1954 году.

В 1972 году Чаплин во второй раз получил почётного «Оскара». Для этого он приехал на короткое время в США — ему дали лишь ограниченную визу.

4 марта 1975 года Чаплин был посвящен в рыцари королевой Елизаветой II.

2 марта 1978 года гроб с телом Чаплина был выкопан и похищен с целью получения выкупа. Полиция арестовала преступников и Чаплин был перезахоронен 17 мая 1978 года.

В 20-х годах персонаж Чаплина («маленький человек») был известен в Европе под именем «Шарло».

Чарли Чаплина обвиняли в пропаганде гомосексуальных отношений))) Статья о фильме компании 'Mutual" "За экраном" (Behind The Screen" (1916)) имеет сцены гомосексуального характера. Вот статья в оригинале:

"In this two-reeler for Mutual, Chaplin portrayed a hired worker named David at a film studio - in the film's infamous 'gay' scene, he kissed a young girl (Edna Purviance) who was dressed in masculine clothing (as a masquerading way to find work), thereby upsetting his brutish and burly foreman Goliath (Eric Campbell) who believed they were homosexual and teased them mercilessly by acting 'prissy' to mock them."

"В этом фильме из двух частей для компании "Мьючел", Чаплин изобразил нанятого на киностудию рабочего по имени Дэвид - в позорной "голубой" сцене этого фильма, он целует молодую девушку (Эдна Первиэнс), которая переоделась в мужскую одежду (для того чтобы замаскироваться и получить работу) таким образом, расстраивая большого и жестокого диспетчера по имени Голиаф (Эрик Кэмпбэлл) который поверил, что они гомосексуалисты и беспощадно дразнил и высмеивал их." Источник http://www.filmsite.org/sexinfilms1.html

+5

21

http://my.mail.ru/community/korolofpop/ … F6281.html

Бенни Хилл. История одного комика

Многие из вас, наверное, встречали эту фотографию Майкла и Бенни Хилла.

http://www.myjackson.ru/uploads/gallery/09_2009/1253038778.jpg

1992 год, 20 февраля, Лондон.
Майкл навестил в больнице одного из своих любимых актёров-комиков - Бенни Хилла.
Бенни Хилл уже давно болен. Это их последняя встреча с Майклом...
Через два месяца, 19 апреля 1992 года, великого комика не станет. Он умрёт у себя дома, от сердечного приступа.
Его найдут мёртвым спустя неделю, сидящим у включённого перегревшегося телевизора.
Всю жизнь английский комик был одинок...

«Всегда быть в маске — судьба моя!» — эти слова как будто написаны специально для Бенни Хилла — известнейшего английского комика, на протяжении 30 лет смешившего Британию, а затем безжалостно преданного анафеме в угоду пуританским взглядам общества

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_77-0.png

Оригинал статьи на LifeGlobe.net http://lifeglobe.net/blogs/details?id=968

Бенни Хилл (Алфред Хоторн)- 21.01.1924 года, Саутгемптон — 20.04.1992 года, Теддингтон пригород Лондона.

Опасный ребенок.

Он сидел в своей маленькой квартирке перед включенным телевизором, в окружении грязной посуды. Даже дома у него не было, несмотря на десять миллионов фунтов стерлингов, лежащих в банке. Почему? А кто его знает! Да и какое это теперь имеет значение? Ему нет никакого дела до этих денег, впрочем, как и до всего остального с тех самых пор, как «железная леди» Маргарет Тэтчер ввела цензуру на его «Шоу Бенни Хилла», а потом программу и вовсе закрыли. Мог ли он, шестнадцатилетним мальчиком приехавший в Лондон покорять театральные подмостки, знать, что все закончится именно так? А ведь начиналось все вполне радужно.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_76-0.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_74-0.png

Его родиной был Саутгемптон, большой портовый город, где семья Хиллов не выделялась ничем, кроме разве что несносного мальчишки Альфреда. Да, тогда он еще был Альфредом Хоторном Хиллом — псевдоним Бенни он возьмет позже в честь любимого американского комика Джека Бенни. А пока он всего лишь Альфред. «Глупое имя и какое-то королевское», — выражался сам Хилл. Хотя ничего королевского в рыжем и веснушчатом сорванце не было и в помине. Он кривлялся, изображая друзей родителей, выбалтывал рассказанные подругами матери секреты, отчего к Хиллам перестали захаживать гости, устраивал розыгрыши, которые нравились лишь деду, бывшему конферансье. Впрочем, старик и сам не отставал от внука — как-то они с Альфредом подмешали в начинку для рождественской индейки целую пачку красного перца — шутка, в общем-то, безобидная, но она переполнила чашу терпения отца, и он велел Альфреду убираться. Дед, чувствуя себя виноватым, представил внука знакомым артистам, и те приняли мальчишку в труппу. А что могло быть лучше для него, с детства мечтавшего о сцене? И неважно, что пока он выступает лишь «на разогреве» у знаменитых артистов. Ему ведь всего 16, и мир перед ним открыт и полон чудес. Тогда он думал именно так.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_75.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_73-0.png

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_72-0.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_71.png

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_70.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_69.png

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_68.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_67.png

Молочник — телезвезда:

Вскоре выступления пришлось прервать — от службы в армии Альфреда Хилла никто не освобождал. Но и там он продолжал находить идеи для выступлений — позже в «Шоу Бенни Хилла» будет немало «военных» скетчей.
После армии Бенни вернулся в артистическую среду и вскоре получил роль в кино. Он играл частного детектива — роль была маленькая, слабая, но Бенни и не думал сразу покорить Голливуд. Он снялся еще в паре картин, которые тоже особого успеха не снискали, да и в театре юного актера ждало разочарование — его ужимки казались режиссерам слишком «жирными», а голос вообще не годился для сцены. «Конферанс — не больше!» — таков был диагноз Хилла.
Но Бенни никак не мог смириться: ведь он такой талантливый, такой целеустремленный! Не для того он покинул дом в 16 лет, чтобы быть молочником (а в тяжелые времена приходилось зарабатывать и этим)! В сорок девятом удача наконец соизволила заприметить толстого паренька — благодаря другу Реджу Уорни он устроился на радио, а затем перебрался на телевидение. И наконец.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_66.png

Наконец вышло первое «Шоу Бенни Хилла», покорившее всю страну. Программа имела феноменальный успех хотя бы потому, что это был совершенно новый жанр. Хилл вовремя понял, что из незамысловатых анекдотов и скетчей можно делать занятные сюжеты. Но было одно обстоятельство, Хилла отнюдь не украшавшее. Дело в том, что сам он не писал сюжетов. Он попросту их «заимствовал». Путешествуя по Европе, он смотрел выступления французских комиков и запоминал их номера, чтобы после использовать в своей программе. Ходил на старые американские комедии и на салфетках из кафетерия записывал сюжеты. Огромное количество сценариев он купил у своего приятеля юмориста Дейва Фримена всего за тысячу долларов, а затем, включив в «Шоу», заработал на них миллионы. Правда, «забыл» упомянуть в титрах автора и расплатиться с ним.
Те, кто хотел, видели только эти сомнительные с точки зрения морали поступки Хилла и считали его сущим монстром. На самом же деле не все было так однозначно. На протяжении многих лет вместе с Хиллом в «Шоу» работали малоизвестные актеры, снимавшиеся в небольших ролях. Среди них был Джеки Райт — лысый старичок, который вечно попадал в переделки. Когда Джеки был уже серьезно болен и не мог больше сниматься, Бенни вставлял в новые фильмы эпизоды из старых, чтобы пожилому актеру продолжали платить.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_65.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_64.png

А чего стоят знаменитые «Ангелочки Хилла» — группа очаровательных полуодетых девушек, за которых мужская половина аудитории готова была простить Хиллу все что угодно. Зрители были уверены, что со всеми «ангелочками» Хилл поддерживает неформальные отношения, да он и не собирался опровергать эти слухи. Напротив, всячески поддерживал их, создавая себе образ любвеобильного мачо. Он приглашал девушек из кордебалета домой и подолгу держал их на пороге, чтобы все соседи могли разглядеть его симпатичных гостей. На вопросы, почему он не женат, Бенни цинично отвечал: «Зачем покупать одну книгу, если можно пользоваться целой библиотекой?»
В реальной жизни Хилл был глубоко закомплексованным человеком и с женщинами общаться не умел. Дважды он делал предложения любимым и оба раза получил отказ. Тогда, наверное, он и задумался: а зачем покупать книгу?
Все заменила работа. В восьмидесятых годах страну охватила настоящая «беннимания»: его речь, походку, ужимки копировали все. Хилла обожали, но вскоре обожание сменилось откровенными насмешками. Актер жаловался, что не может спокойно ходить по улицам, потому что на него показывают пальцем, видя в нем только героя скетчей — глуповатого, вечно озабоченного недотепу с нелепой ухмылкой на удивленном лице. В нем не видели артиста, а это было для него самым важным.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_63.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_62-0.png

Бенни начал пить. Но спокойнее на душе не становилось. И тогда он решил отомстить. В ход пошло все — злые и обидные шутки, политические пародии, никогда раньше не присутствовавшие в «Шоу». Тем самым он подписал своему творчеству приговор: «железная леди» Маргарет Тэтчер «завернула гайки», приказав подвергать все его программы цензуре. В результате было вырезано более 150 часов экранного времени.
А Бенни тем временем продолжал пить. Он, как и прежде, ходил в дешевые забегаловки, одевался на распродажах и дарил девушкам, которых водил домой, огромные флаконы отвратительных духов, купленных на складе со скидкой. Какое ему дело до того, что на счету у него больше десяти миллионов? Зачем они ему, если пуританская английская публика отвернулась от него, если он больше не нужен тем, кого веселил на протяжении 20 лет? Не успокаивало даже признание великого Чарли Чаплина — в последние годы жизни великий актер всегда держал при себе кассеты с программами Хилла.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_61-0.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_60-0.png

Вскоре и компания «Thames Television» объявила Бенни, что больше в его услугах не нуждается, продолжая тем не менее зарабатывать приличные деньги от продаж его программ в Америке и других странах. В отличие от консервативной Великобритании либеральный Новый Свет восхищался Хиллом. А что оставалось делать самому комику, лишенному своего детища?
Он даже не стал составлять завещания. Пусть наследники дерутся за деньги сами, без его участия. Проводя все дни перед телевизором, Хилл развлекал себя неумеренной едой и выпивкой. Не замедлили появиться и проблемы с сердцем. Когда болезнь стала прогрессировать, врачи предложили Бенни сделать коронарное шунтирование, но он отказался, тем самым решив для себя, жить ему или нет… За два месяца до смерти его навестил в больнице Майкл Джексон. Как уверял сам певец, он приехал только для того, чтобы сказать Хиллу о том, что он считает его комиком N1 во всем мире. Актера не стало в 1992 году.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_59.png  http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_58.png

Актер отказался от операции, тем самым решив для себя — жить или умирать
Через несколько лет после смерти Хилла в Британии были продемонстрированы те самые материалы, которые вымарала цензура из программы в середине восьмидесятых годов. Англичане не стали придерживаться правила «о мертвых или хорошо, или ничего», и на Хилла вновь вылился ушат грязи. «Беннимания» была забыта — появилась «беннифобия». Так яростно во всех смертных грехах в интеллигентной и чопорной Англии не обвиняли, кажется, никого. Даже премьер-министр Великобритании Тони Блэр назвал комика «уродливым явлением» и выразил надежду, что «творчество Бенни Хилла — человека, оскорбившего свою нацию» будет предано забвению.

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_57.png   http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_56.png

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_55.png   http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_54.png

http://lifeglobe.net/media/entry/968/image_53.png

+4

22

Мы уже знаем, что Майкл всегда очень многим интересовался - в частности, кино - одна из таких интересующих его стезей. Уже в то время, когда он ещё не планировал так серьёзно быть режиссёром, он обладал потрясающей способностью находить что-то интересное и квинтэссенцировать(такого слова нет - я знаю))) это в своё творчество, превращая всё для себя обнаруженное в нечто блестящее и неповторимое - этакие брильянты в лучшей огранке))))
Просматривая замечательные фильмы прошлых десятилетий, постоянно натыкаешься на что-то такое интересное :) То, что когда-то побуждало Майкла к созданию своих номеров и клипов.

Джуди Гарленд в фильме "Летние Гастроли"(1950)

http://www.youtube.com/watch?v=2U-rBZREQMw

и спустя 40 лет:

Совершенно случайно(попросили найти конкретные музыкальные номера) для себя наткнулась на ролик-отрывок из киноверсии бродвейского мюзикла, созданного потомками еврейских эмигрантов из Российской империи - "Вестсайдской истории"(1961).  В основу сюжета легла классическая история Ромео и Джульетты, только перенесённая в Нью-Йорк XX в., времени господства банд.
Возникшее сразу острое ощущение дежавю меня не обмануло - позже прочитала, что идея Beat It была позаимствована из этого мюзикла. :) Ну и ещё что-то подобное явно улавливается в The Way You Make Me Feel))


http://www.youtube.com/watch?v=m8R9GiLImSw

http://www.kolobok.us/smiles/standart/thank_you.gif

+4

23

В понедельник у меня были занятия по истории кино, и показывали в числе других фильмов и "Параходный Билл" (1928)

http://www.kinopoisk.ru/level/1/film/8269/

Фильм переносит нас на реку Миссисипи времен колесных пароходов и рассказывает историю приключений испорченного молодого человека из Бостона, которого его суровый отец пытается научить премудростям навигации.

Мое внимание привлекли два кадра

http://s011.radikal.ru/i315/1010/e5/80e5ccb975cf.jpg

Так сказать первое исполнение Smooth Criminal  :cool: в исполнении Бастера Китона. В городке где живет этот самый Билл (Китон) начался ураган, и его герой пытается преодолеть порыв ветра

http://s011.radikal.ru/i317/1010/9b/c509c6cd5b6a.jpg

и второй (наверно Майкл воспринял это как знак) :dontknow:

http://s013.radikal.ru/i323/1010/a5/68e43097f090.jpg

Здесь плохо видно - название корабля "Stonewall Jackson"

Томас Джонатан Джэксон «Каменная Стена», с 1861 также Стоунуолл Джексон (Thomas Jonathan «Stonewall» Jackson) (21 января, 1824 — 10 мая 1863) генерал Конфедеративных Штатов Америки в годы Гражданской войны.

Не знаю заимствовал ли Майкл эту сцену для создания знаменитого наклона, может быть он просто не хотел раскрывать тайну но то что он очень любит старое кино мы все уже не раз убедились.

Отредактировано МаринаMJ (26-10-2010 20:22:04)

+5

24

http://my.mail.ru/community/korolofpop/ … 61CDB.html

О белых носочках...

Автор записи avelox

Для меня концертный костюм Майкла ассоциируется прежде всего с короткими штанами и белыми носками. Излишне говорить, что только на идеальных (с точки зрения длины ног) фигурах это смотрится гармонично.

http://s001.radikal.ru/i196/1009/07/dab32080d6d4.jpg

Если говорить про белые носки, то на ум сразу приходит Одри Хепберн в Funny Face ("Забавной мордашке"), фильме режиссера Стенли Донена, 1957 г. Сценарий фильма изначально готовился под Фреда Астера.. Когда съемочная группа в поте лица трудилась на площадке, Одри отметила свой 27 день рожденья, а Фред Астер — 57.

Во время съемок «Мордашки» случился только один скандал: Одри наотрез отказывалась исполнять танец в баре в белых носочках на черное трико. Носочки казались ей ужасными, они уродовали и укорачивали ноги, она уверяла, что из-за этих носков фильм обречен на провал. Сцена должна была сниматься в парижском кафе. Во время длинного и сложного танцевального номера Одри должна была быть одета в черный свитер и черные лосины. К этому костюму она захотела добавить черные балетные туфли. Донен счел, что это снизит эффект танца. Ему хотелось, чтобы Одри надела белые носки, которые подчеркнули бы ее движения в темном помещении. Это был единственный ее сольный танцевальный номер, без Фреда Астера, и режиссер хотел, чтобы зрители видели каждое ее движение.

Одри была поражена. «Ни за что! — кричала она. — Это испортит чистоту черного силуэта и зрительно укоротит мои ноги!» «Если вы не наденете белые носки, — спокойно ответил Донен, — то просто сольетесь с фоном. Никто не увидит ваших движений, и номер станет плоским и скучным».

Одри разрыдалась и убежала в гримерную. Но прошло совсем немного времени, и она появилась на съемочной площадке в тех самых белых носках. Посмотрев отснятый материал, она написала Донену записку: «Вы были правы насчет носков. С любовью, Одри».

http://content.foto.mail.ru/mail/osa.17/_blogs/i-2182.jpg

И... после выхода фильма на улицах всех столиц появились девушки в точно таких же носочках, надетых на черные чулки!

Хочу проиллюстрировать эту запись трибьютным роликом от фаната фильма Funny Face

+4

25

Очень долго я собиралась с мыслями, чтобы написать этот пост) Дело в том, что ещё в сентябре в одном из своих любимых журналов прочитала потрясающую статью о баварском короле Людвиге Втором. Его также очень часто не без основания называют "сказочным королём" =)))
Мало того, что сама личность Людвига просто не может не вызывать очень большого уважения, так ещё по прочтению биографии меня охватило полное ощущение дежавю.
Тогда я решила, что Майклу по-любому должен был бы понравится Людвиг II.=)))))

Попав под обаяние этой личности я где-то недели 2 ходила и восторгалась, по несколько раз рассказала дома про баварского короля)) И уже точно планировала выложить статью на форуме, когда она появится в электронном варианте. В какой-то момент жизнь взяла своё и будучи весьма загруженной делами, я забыла про это своё желание, но как бы не так))) Видимо, "небесная канцелярия" уже поймала меня на мысли)))) и вот недавно совершенно случайно, листая жж-сообщество forever_michael, я наткнулась на пост nj_larina http://community.livejournal.com/foreve … tml#cutid1 с такой фотографией супер-пупер-замаскированного Майкла:

http://s009.radikal.ru/i307/1012/46/23d0776cbea1.jpg

Некоторые выдержки из поста nj_larina:

Приблизительно год назад, в переводе статьи немецкого Шпигель помимо обзора сплетен и финансов, прочла следующее «вернее всего было бы сравнить «Неверлэнд» с замком «Нойшванштайн», построенным королем Баварии Людвигом II, которого так любил Джексон».

Подарили Майклу эту футболку в Мюнхене, столице Баварии, или это была его инициатива тоже неизвестно, но известно, что короля Людвига баварцы обожают, и аналогия Майкл-Людвиг, Неверленд-Нойшванштайн - аналогия преимущественно западноевропейская. В наших и американских источниках такое сравнение не встречается, в то время как на немецком амазоне даже продают брошюру некой Вивиан Риттерспорн «Людвиг II и Майкл Джексон: Образование мифов с театральной самопрезентацией в обществе» (как то так - немецкого не знаю, но название интригует ужасно) http://www.amazon.de/Ludwig-Michael-Jac … 363834925X

О Людвиге и его замках можно написать значительно больше, что и делают. Вот несколько ссылок
http://www.bibliotekar.ru/100zamkov/94.htm
http://www.senator.senat.org/King_Ludwig.html   
http://ludwig-2.narod.ru/bio.html
http://www.schwangau.de/en/king_ludwig2.html
Здесь страничка жены американского пастора, которая, побывав в замках Людвига обнаружила для себя параллели между Людвигом и Майклом http://dailydwelling.com/linderhof-cast … -ludwig-ii

ПС. Еще немного Нордаля и Диснея.

Нордаль, по просьбе Майкла сделал замок вдалеке более «сказочным». На майджексоне уже замечали, что замок похож на диснеевский замок из Спящей красавицы. Про диснеевский замок говорят, что прототипом является Нойшванштайн. Они действительно похожи.

http://s005.radikal.ru/i209/1012/ba/fe38c6774c3ct.jpg
http://s016.radikal.ru/i334/1012/5a/42bdd00a99cb.jpg
http://s007.radikal.ru/i302/1012/c6/54ca3000c467t.jpg

Оказывается на некоторые параллели уже обратили внимание ранее)

Майкл хорошо разбирается в истории и много внимания уделяет символике, вплоть до того, что иногда на некоторых фотографиях-видеосъёмках можно заметить, что у него обувь с красными каблуками, что пару веков назад являлось атрибутом стиля только самого высшего-королевского сословия. Поэтому, думаю, что всё же Людвига II он ни с того ни с сего бы точно не одел.))

И теперь сама статья из журнала GALA Биография =))

http://s001.radikal.ru/i196/1012/8a/47a839c35e3e.gif

ЛЮДВИГ II БАВАРСКИЙ
Дон Кихот Баварский

http://i055.radikal.ru/1012/95/0421221ec405.jpg

ЛЮДВИГ II БАВАРСКИЙ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ДРЕВНЕГО РОДА ВИТТЕЛЬСБАХОВ, – НЕ ТОЛЬКО САМАЯ ЗАГАДОЧНАЯ, НО, ПОЖАЛУЙ, И САМАЯ ТРАГИЧЕСКАЯ ФИГУРА XIX ВЕКА. МНОГИЕ СОБЫТИЯ ЖИЗНИ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СМЕРТИ ЭТОГО АЛЬПИЙСКОГО ДОН КИХОТА, ПЫТАВШЕГОСЯ ПЕРЕУСТРОИТЬ МИР, ДО СИХ ПОР ПОКРЫТЫ ТАЙНОЙ. =Мария Залеская=

Отец Людвига, король Максимилиан II, воплощал собой типичного «старого добряка-баварца», немного романтически-наивного, немного по-крестьянски грубоватого. Мать, Мария Фридерика Франциска Хедвига, урожденная принцесса Прусская, была одной из самых красивых женщин своего времени, к тому же занималась благотворительностью. Эту королевскую чету в Баварии любили все и с нетерпением ждали рождения наследника престола.

http://i032.radikal.ru/1012/6a/172873cb1b64.jpg
1948 год. Людвигу 3 года.

Будущий «лебединый король» Людвиг II появился на свет день в день и час в час со своим дедом Людвигом I – 25 августа 1845 года. Считалось. что при рождении наследника должны присутствовать особо доверенные наблюдатели из числа придворных, чтобы избежать возможных кривотолков. Но во времена Максимилиана и Марии этот обычай канул в прошлое. Вследствие чего кривотолки все же пошли: злые языки утверждали, что наследник баварского престола родился не в срок и совсем не в день рождения деда, в честь которого был назван. Тем не менее из всех родственников только с дедом у него установилась духовная близость. Вдобавок с раннего детства у маленького Людвига проявилась присущая и деду страсть к архитектуре. Семи лет от роду он привел в восторг Людвига I сложностью и правильностью пропорций своих построек из кубиков. А уже в 11 лет Людвиг был способен собственноручно чертить планы различных зданий, причем практически профессионально.

http://s005.radikal.ru/i212/1012/87/f0177d705974.jpg
Дед Людвига II, Людвиг I, тратил огромные деньги на покупку художественных произведений и поддержку театров.

Увлечений, свойственных детям его возраста, он не имел и вообще не любил играть с другими детьми, что отмечали все его биографы. Ему было хорошо наедине со своими мечтами. Как-то, страдая болезнью глаз, Людвиг был вынужден долгое время находиться в затемненной комнате и с повязкой на глазах. «Навестивший его придворный священник Деллингер, – вспоминал один из придвор­ных, – заметил: «Ваше Высочество, отчего вы не прикажете читать себе вслух?» «О, я совсем не скучаю! – ответил Людвиг. – Я думаю о многом, о многом… И это так меня занимает!»

http://s004.radikal.ru/i205/1012/a3/ec2b4db1bd17.jpg
Мария Прусская, мать Людвига.

Мать Людвига, королева Мария, должного внимания воспитанию своих сыновей - в 1848 году у Людвига появился младший брат Отто – совсем не уделяла. Все ограничилось тем, что она избрала для каждого из сыновей «геральдический» цвет, который должен был отличать предметы, принадлежащие принцам. – от переплетов книг до отделки комнат и костюмов. Для Отто был выбран воинственный красный цвет, для Людвига – небесно-голубой. Можно говорить о «магии цвета», наложившей свой отпечаток на характеры обоих мальчиков, а может, материнское сердце так «угадало», но только Отто до постигшей его болезни всегда интересовался военными парадами, веселыми застольями и охотой; Людвиг же имел возвышенно-мечтательную натуру, любил уединение, а охоту считал «мерзким убийством невинных животных».

http://s004.radikal.ru/i208/1012/79/d020e8d6e822.jpg
Максимилиан II с супругой Марией и сыновьями Людвигом и Отто (1860).

Королева-мать, по воспоминаниям современников, была добрая, приветливая, но, по сути, совершенно обыкновенная домохозяйка, из тех, которых интересует только кухня, дом да огород. «Иногда, – рассказывали придворные, - Людвигу хотелось поговорить с ней о литературе, которую он так любил, и он спрашивал королеву-мать: читала ли она ту или другую книгу? «Я? – отвечала она. – Если я и читаю что, то только что-нибудь забавное». Тем не менее к матери Людвиг сохранил куда более теплые чувства, чем к отцу.

http://s014.radikal.ru/i328/1012/2b/65c7735330d9.jpg
Максимилиан II.

Максимилиан II был очень строгим и настолько же плохим воспитателем. «Точное распределение времени, непосильные занятия, скучная гимнастика и суровые наказания за малейшее отступление от установленной программы – вот каковы были основы его воспитательной дисциплины, – рассказывал современник. – Все, что красит детство – забавы, игрушки, даже лакомства, – было исключено. От отца дети никогда не видели ни ласки, ни поощрения». Добрую няньку Лизе по настоянию отца сменила француженка, особа пустая и заносчивая, бредившая традициями Бурбонов. Она без конца рассказывала Людвигу о Франции, о «короле-солнце» и величии его власти.

Рассказы о «короле-солнце» упали на благодатную почву: Людвиг с детства был убежден, что должен стать идеальным королем, который сделает Баварию идеальной монархией. Не нашлось человека, который бы объяснил мальчику, что маленькая Бавария – не блестящая Франция, что время героических подвигов и абсолютной королевской власти миновало, что наступил прагматичный XIX век, ставящий под сомнение все возвышенные идеалы. Что, наконец, баварский король - это всего лишь номинальная должность и не более. Впрочем, даже если б такой человек и нашелся, не терпящий насилия над своей душой юный Людвиг, вознамерившийся в одиночку изменить весь мир, продолжал бы настаивать на собственных идеалах.

В первые годы своего царствования – Людвиг был провозглашен королем 10 марта 1864 года после скоропостижной кончины своего отца – юный король вовсе не был тем нелюдимым «человеконенавистником», каким его рисовали впоследствии некоторые биографы. Он жил в Мюнхене, охотно давал аудиенции, внимательно и с благодарностью прислушивался к советам своих министров. Людвиг довольно быстро – по крайней мере, внешне – освоился с новой для него ролью монарха.

http://s54.radikal.ru/i145/1012/83/7ce971d6c183.jpg

Народу Людвиг понравился. Здесь сыграла роль и незаурядная внешность нового короля: перед баварцами предстал высокий – рост Людвига был 1 м 91 см, стройный, голубоглазый красавец – словно сошедший с гравюры сказочный принц. Слухи о его скромности, образованности и трудолюбии добавили привлекательных красок в этот портрет. Сановникам же быстрота, с какой юный монарх «вошел во вкус королевской власти», не понравилась. Стало понятно, что, несмотря на молодость и отсутствие опыта, Людвиг обладает сильным характером и не позволит сделать из себя послушную игрушку. Чувствительная натура Людвига мгновенно уловила атмосферу фальши и скрытой враждебности двора. Молодой король стал стремиться выкраивать время, чтобы хоть ненадолго уехать из Мюнхена и отдохнуть на лоне природы в любимых замках Хохэншвангау или Берге на Штарнбергском озере.

Но при этом не забывал и о своей «великой миссии». Переустройство мира король решил начать с борьбы за чистое искусство. На этом пути он обрел соратника, идеалы которого полностью совпадали с его собственными. Это был великий композитор Рихард Вагнер.

http://i013.radikal.ru/1012/9b/3024819b9975.jpg

В одном из писем Вагнер писал о встрече с Людвигом: «К сожалению, это человек настолько блестящий и благородный, настолько величественный и душевный, что, боюсь, его жизнь, подобная чистейшему потоку, исчезнет в грубости нашего мира… лишь бы только он жил; он просто невиданное чудо!»

С детства изучая и любя историю и искусство Древней Греции, Вагнер не мог не заметить, что греческая культура сумела перерасти рамки и национальности, и времени. Именно эта универсальность и привлекла к ней Вагнера. Он поставил себе титаническую задачу – создать новое искусство, равное по значимости древне­греческому, на базе родного ему немецкого искусства. Другими словами, возвести национальное в ранг общечеловеческого.

Объединить общей идеей великого национального искусства родную страну, а вслед за ней и весь мир: повести человечество к возрождению – вот цель, которую поставил перед собой Вагнер, а вслед за ним и Людвиг, нашедший в философии и музыке Вагнера отражение всех своих чаяний и идеалов. В самом же композиторе Любвиг видел человека, который способен понять и разделить все его взгляды.

По просьбе Людвига кабинет-секретарь Франц фон Пфистермайстер разыскал и пригласил Вагнера в Мюнхен. Король обещал оказать композитору самое радушное гостеприимство и широкую материальную поддержку.

Для Вагнера такое приглашение оказалось весьма кстати. Несмотря на европейскую славу он находился на грани отчаяния, устав от бесконечных нападок критики, не находя понимания среди театральных деятелей, намеренно искажавших идеи его произведений, и певцов, занятых лишь личным успехом у публики в ущерб цельности общего впечатления. В довершение всех бед композитора одолевали кредиторы, от которых он был вынужден скрываться, переезжая с места на место.

Они встретились 4 мая 1864 года. Юноша-монарх и умудренный жизнью гений-композитор; один полон радужных надежд, другой давно утратил прежние иллюзии; один наугад стремится к несбыточной мечте, другой слишком хорошо представляет себе, чего он хочет получить от жизни.

http://i033.radikal.ru/1012/25/5264536befdc.jpg

С первого же момента их встречи Людвиг устранил между ними всякую официальность, подчеркивая тем самым, что является по отношению к Вагнеру не королем, а поклонником его таланта, другом. Вместе они задумали грандиозный проект – построить в Мюнхене вагнеровский театр, который позволил бы осуществлять постановки опер именно так, как их задумал композитор, и одновременно стал бы грандиозным символом величия истинного искусства. Вообще, 1864 год в жизни Людвига можно смело назвать наиболее счастливым. Он был полон смелых планов. Это было время, «когда король еще любил смеяться»…

Но чем выше взлет, тем глубже падение и болезненнее разочарования. Плану постройки вагнеровского театра дано было осуществиться лишь значительно позднее и не в Мюнхене, а в Байройте. А в адрес Людвига уже начали поступать первые обвинения со стороны баварского правительства в нерациональном использовании средств. Когда стало понятно, что его отношения с Вагнером носят далеко не мимолетный характер, в Мюнхене началась настоящая антивагнеровская кампания, во время которой композитора обвинили чуть ли не в узурпации королевской власти. В результате народ стал требовать убрать «чужака» из Баварии.

Эта интрига была ответом двора своенравному королю. Поняв это, Людвиг принял в конце 1865 года тяжелое решение расстаться с Вагнером и отослать его из Мюнхена. «Мне это очень больно, – сказал Людвиг своему министру барону Шренку. – Но я выше всего ставлю доверие моей страны; я хочу жить в мире с моим народом».

Успокоить народ должна была долгожданная свадьба короля, которому его дед Людвиг I сказал в свое время: «Ты счастливый человек, тебе не может противостоять ни одна женщина». Вот только сердце романтического юноши долгое время оставалось свободным, и его галантность по отношению к женщинам была не более чем проявлением хорошего воспитания. Он, с детства увлекающийся рыцарскими легендами, тешил себя надеждой найти свою Прекрасную Даму.

И вот наконец в самом начале 1867 года Баварию взбудоражила новость – Людвиг II нашел достойную невесту: 22 января состоялась помолвка; выбран день свадьбы: король будет венчаться 12 октября, в день, когда венчались и его дед, и его отец. Долгожданной невестой Людвига II стала принцесса Баварская София Шарлотта Августа, сестра императрицы Елизаветы Австрийской. В то время Софии было 20 лет. И она была настоящей красавицей. К тому же принцесса обладала приятным голосом, хорошо играла на фортепьяно и любила музыку Рихарда Вагнера.

http://s49.radikal.ru/i126/1012/cf/77603bd7623c.jpg
Принцесса София Шарлотта.

Однако вскоре восторг по поводу предстоящей свадьбы сменился в обществе недоумением. 12 октября свадьба не состоялась и была отложена без объяснения причин на неопределенный срок. Предположений по этому поводу биографы короля высказывали множество. Одно из самых правдоподобных – София оказалась не соответствующей тому фантастическому, идеальному образу, который родился в воображении короля. Поддавшись на всеобщие уговоры, он вообразил, что в лице Софии встретил свой идеал, мгновенно воспламенился, так же мгновенно остыл, но было уже поздно. Он сначала малодушно оттягивал свадьбу, а затем стал хвататься за любую соломинку, чтобы вовсе ее расстроить.

http://s009.radikal.ru/i309/1012/8e/68dc8d2897ad.jpg
Предсвадебная фотография Людвига II и его невесты - герцогини Софии Шарлотты. 1867 год.

Впрочем, злые языки утверждали, что София не обладала и десятой долей обаяния и вкуса своей сестры, а ее любовь к музыке была не чем иным, как средством привлечь к себе внимание царственного жениха. Если к этому прибавить слухи о том, что Людвиг якобы застал принцессу в объятиях другого – говорили о каком-то аббате и даже о портье в гостинице, – то общая картина складывается, увы, не в пользу Софии. Еще утверждали, что отец Софии герцог Максимилиан стал настаивать на ускорении свадьбы, прямо поставив вопрос: «Желает ли король назначить окончательный срок или возьмет свое слово назад?» Людвиг, не терпевший никакого посягательства на свою свободу, тут же ухватился за предоставленную ему возможность, разорвал помолвку и отправил Софии письмо со словами: «Твой жестокий отец разлучил нас».

Впрочем, некоторые историки полагают, что настоящая причина разрыва была все же не в невесте, а в женихе. Людвиг II внутренне был не готов нести бремя брачной ответственности. В подтверждение часто цитируют письмо, написанное Людвигом Софии сразу после разрыва помолвки: «Если ты в течение года не найдешь человека, с кем могла бы быть счастлива, тогда мы можем пожениться, если ты этого захочешь». Трудно представить, чтобы Людвиг написал подобное, если бы действительно застал принцессу с другим.

Похоже, в этот год Людвиг II окончательно утратил надежду найти идеал среди людей. После разрыва помолвки он отправился в Вартбург, где, согласно легенде, проходили знаменитые средневековые состязания певцов-миннезингеров, и вернулся оттуда одержимым идеей постройки нескольких замков, каждый из которых должен был стать воплощением одного из его идеалов.

http://s11.radikal.ru/i183/1012/1e/91a3441803ce.jpg

http://i079.radikal.ru/1012/b3/6dc37a52e558.jpg

В баварских Альпах, недалеко от австрийской границы, стоит Нойшванштайн (Neuschwanstein), замок неземной красоты, его стройный силуэт с заостренными башенками на фоне неба и горных вершин – словно сбывшаяся наяву фантазия. Это самый знаменитый и по-настоящему “сказочный” замок баварского короля Людвига II. Недаром, именно Нойшванштайн впоследствии стал символом чудесного мира Уолта Диснея, киностудии и диснейлендов. Возводя этот замок, Баварский король Людвиг II был одержим идеей воплотить в жизнь свои представления о романтике, свои сказочные фантазии.

Нойшванштайн, заложенный 5 сентября 1869 года, был задуман как символ средневековой рыцарской романтики – в нем, как полагал Людвиг, могли бы «жить» даже не сами вагнеровские герои, а их древние «предки». Увы, стро­ительство этого шедевра изрядно затянулось из-за вступления Баварии во Франко-прусскую войну. Хотя от Пруссии всегда исходила угроза суверенитету Баварии, Людвиг несмотря ни на что объявил всеобщую мобилизацию, потому что этого требовал его народ. Будучи, наверное, самым непримиримым врагом войны своего времени, он был вынужден пойти на этот шаг в интересах национального единства.

http://s011.radikal.ru/i316/1012/a0/8d0fbed526ed.jpg
Будучи убеждённым "пацифистом", Людвиг только однажды выезжал в войска.

На следующий день после объявления мобилизации Людвиг II прибыл из Нойшванштайна в Мюнхен. Народ встретил его несмолкающими овациями. У стен королевской резиденции гремело восторженное: «Да здравствует король!»

Людвиг этих восторгов не разделял. Он понимал, что следующим шагом станет вхождение Баварии в Северогерманский союз – чего тоже требовал его народ.

Договор о том. что Бавария присоединяется к Союзу, означавший, что Людвиг признает прусского короля Вильгельма своим сюзереном, был подписан в ноябре 1870 года. На последовавшую затем церемонию провозглашения Вильгельма кайзером Германии, состоявшуюся в Версале 18 января 1871 года. Людвиг не поехал. Его самолюбивая натура не в состоянии была смириться с тем, что отныне он лишь пешка в большой политической игре Вильгельма и Бисмарка. Он с покорностью отнесся к тому, о чем просил его народ, но восстал против перспективы быть лишь номинальной фигурой, шутом в придворном спектакле. Марионеточным королем Людвиг II быть просто не мог.

«Но даже если он не мог более быть настоящим королем Баварии, остаться настоящим королем хотя бы самого себя ему никто не мог помешать, – писал один из его биографов. – Отныне он стал королем в беспредельных областях своей фантазии, и свое королевство он строил в горах, среди великолепных замков, среди величественной природы. Людвиг стал Королем Альп».

http://s009.radikal.ru/i308/1012/6c/cf06ddae4f60.jpg
Нойшванштайн – замок мечты короля Людвига Баварского. Этот замок представляет собой отражение рыцарских легенд, опер Вагнера и христианской мифологии.

В 1874 году строительство нового замка. Линдерхоф, который Людвиг спроектировал как памятник двум своим кумирам – Рихарду Вагнеру и Людовику XIV, – находилось в самом разгаре, когда короля постиг новый тяжелый удар. По стране разнеслась весть, что всеобщий любимец, жизнерадостный кутила и ловелас, младший брат короля наследный принц Отто сошел с ума. После неоднократных буйных припадков у него было констатировано прогрессирующее слабоумие, и принц был помещен под надзор врачей. Чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей. Людвиг, еще не закончив строительства замка Линдерхоф, купил самый большой остров на озере Кимзее и развернул на нем очередное строительство – замка Херренкимзее, «баварского Версаля».

http://s014.radikal.ru/i328/1012/c1/0de40563ebbat.jpg
Замок Herrenchiemsee.

Этот замок, задуманный как олицетворение абсолютной королевской власти, того идеала монархии, достичь которого Людвигу II было не суждено, так и остался недостроенным: из 70 комнат были закончены только 20. Вся роскошь их золотой отделки воспринимается сегодня как прощальная осенняя позолота…

http://s006.radikal.ru/i214/1012/b5/95ca92b2693ct.jpg
Херренкимзее. Малая столовая в стиле нео-барокко.

http://s008.radikal.ru/i304/1012/96/a0b73ad3e5ect.jpg
Студия Людвига II.

http://s008.radikal.ru/i303/1012/00/304a6481c807t.jpg

Альпийский Версаль. Граничащая с Залом войны и Залом мира Зеркальная галерея в замке Херренкимзее. Людвиг практически скопировал знаменитую зеркальную галерею в Версале. "Это место должно, - писал Людвиг, - в известном смысле стать храмом славы, в котором я желаю устраивать праздненства в память Людовика XIV".

К 1885 году, когда строительные работы в замке Херренкимзее были остановлены из-за нехватки средств, в парламенте все чаще стали раздаваться гневные голоса против «разорения страны из-за неограниченных чудачеств короля». Подумывали даже заменить на престоле Людвига принцем Луитпольдом. Однако открыто выступить против короля двор боялся - Людвиг был по-прежнему популярен в народе.

И это вопреки всем слухам, которые распускали о нем противники.

Один из этих слухов – о том, что Людвиг II был гомосексуалистом. Дескать, король постоянно приближал к себе различных актеров и деятелей искусств, давал им приют у себя во дворцах и вместе с тем избегал общества женщин. При этом у историков нет ни одного неопровержимого факта гомосексуальной связи короля с кем бы то ни было. Более того, некоторые серьезные биографы Людвига II утверждают, что экстравагантный король умер девственником, поскольку даже в красивых актрисах, старавшихся завести с ним близкое знакомство, видел лишь… актрис, а не женщин. «Я знаю артистку Маллингер. – однажды ответил Людвиг на вопрос о знакомстве с упомянутой актрисой. – Mademoiselle Маллингер мне не знакома!».

http://i002.radikal.ru/1012/6f/2560dbb0a5d8.jpg
"Он - единственный подлинный король столетия" - так охарактеризовал Людвига поэт Поль Верлен.

В личном знакомстве чуть ли не с любой женщиной Людвиг видел посягательство на свою внутреннюю свободу, которой он чрезвычайно дорожил, поскольку свободы внешней он, как глава государства, был лишен. Лишь оставаясь в одиночестве, Людвиг мог позволить себе быть самим собой. Он был абсолютно самодостаточной личностью.

Словом, единственный порок, в котором можно было обвинить Людвига II, – своеобразный нарциссизм. Со временем во имя сохранения внутренней свободы и покоя Людвиг утвердился в убеждении, что идеальным жизненным спутником для него может быть только… он сам.

Все более замыкаясь в своем одиночестве, Людвиг практически перестал вникать в государственные дела, зачастую месяцами не подписывая доставляемые ему бумаги. Он удалил от себя последнего доверенного личного секретаря и начал отдавать свои распоряжения через гофкурьера и камердинера, причем не письменно, а устно, поставив себя в прямую зависимость от честности и порядочности тех людей, через которых он отдавал приказы.

Гофкурьер Гессельшвердт и камердинер Майер очень скоро стали для газетчиков источником пресловутой «информации из первых рук» касательно состояния психического здоровья короля.

На основании их «свидетельств» и был составлен так называемый «обвинительный акт», согласно которому Людвиг II объявлялся недееспособным. Его подписал светило психиатрии того времени Бернхард Алоиз фон Гудден. Остается неясным, что заставило авторитетного ученого поступиться своим добрым именем и согласиться поставить диагноз заочно. Гудден вынес свой вердикт лишь на основании слов третьих лиц, не утруждая себя проверкой подлинности фактов.

http://s010.radikal.ru/i314/1012/89/ed988c58f68d.jpg
Профессор Бернхард Алоиз фон Гудден. Фотография сделана незадолго до его загадочной гибели.

При этом личный секретарь короля Циглер «положительно отверг болезнь короля, говоря лишь о чуткости нервов, не выносивших грубого прикосновения. Вспышки же его гнева и неудовольствия относились к состоянию его здоровья, так как при своем геркулесовом сложении король иногда страдал головными и зубными болями, а также и желудочными, почему он был очень умерен в еде и питье. Вина он пил очень мало, только за большими обедами пил шампанское, чтобы придать себе более оживления: пива совсем не переносил».

В вышедшем вскоре после смерти Людвига сборнике воспоминаний наиболее близких к королю слуг о сомнительности диагноза Гуддена говорится многое. «Мы увидели всю ложность изложенных в нем фактов. Никто из нас не видал, чтобы король преклонялся перед статуей Людовика XIV и заставлял своих слуг делать то же. Также должен рассказ о том, что каждый день обеденный стол короля накрывали на 12 персон для тех видимых только королем гостей, с которыми он будто бы громко беседовал. Начиная с того, что за тем столом, за которым обыкновенно обедал король, не могло бы и поместиться столько приборов… Я никогда не видел тех ширм, через которые будто бы король разговаривал со своим секретарем».

И еще: «Рассказывали о его мнимых жестокостях в последнее время с прислугой (в своих вымыслах доходили до того, будто король, рассердившись на двух слуг, приказал их казнить, что и было тотчас же исполнено, делая из него не конституционного правителя, а всевластного падишаха!)… Даже ночные поездки короля в горы толковались так, что он при этом воображал себя горным духом: но все эти вымыслы ничто перед нелепым обвинением Людвига в желании «продать» Баварию за 40 миллионов графу Парижскому, а на вырученные деньги удалиться «куда-нибудь, где он создаст новое государство и будет строить новые дворцы – по одной версии – даже с золотыми полами и бирюзовыми в них вставками!» В связи с последним «пунктом обвинения» французская газета Moniteur Universel заявила: «Мы уполномочены самым решительным образом опровергнуть такое утверждение!» Но механизм политической клеветы был уже запущен.

7 июня 1886 года председатель Совета министров, государственный министр Двора и иностранных дел, а также принц Луитпольд впервые публично недвусмысленно высказали мнение о том. что у короля обнаружены явные признаки тяжелого психического расстройства и потребовали его медицинского освидетельствования.

Уже к 9.00 утра 8 июня в руках правительства был «обвинительный акт», согласно которому «Его Королевское Величество страдает болезнью, которую современная медицина называет «паранойя»: выздоровление невозможно; данная болезнь не позволяет пациенту действовать рационально: сумасшествие, скорее всего, будет прогрессировать».

9 июня вечером в Хохэншвангау приехали министры и врачи, составляющие депутацию, чтобы арестовать короля, жившего в замке Нойшванштайн. Утром 11 июня по почте был доставлен указ, объявлявший регентство. В народе этому верить отказались, люди собрались выходить на улицу, чтобы защитить короля.

Когда сам Людвиг II узнал об этом, он заявил: «Я не хочу, чтобы ради меня жертвовали человеческими жизнями», после чего сдался на милость судьбы. Вечером он отослал всю прислугу и остался в замке один. На рассвете 12 июня комиссия беспрепятственно вошла в замок. Он еще не был достроен, но Людвиг II уже мог жить в королевских апартаментах, лично следя за продолжавшимся строительством. Король радовался возможности жить в своем любимом замке и считал дни этого счастья. Ко времени, когда за ним пришли, он прожил в Нойшванштайне 172 дня.

Людвиг выглядел обреченно-спокойным даже тогда, когда ему объявили о его пленении и препровождении для дальнейшего «лечения» в замок Берг. Лишь когда санитары хотели схватить его за руки, король гордо возразил: «Никакого насилия! Я иду добровольно».

Наступило воскресенье 13 июня, день Троицы. Праздник начался с того, что короля не пустили в церковь. Он покорился и этому. После обеда, в 6 часов 25 минут, он попросил послать за Гудденом – только в сопровождении доктора Людвигу разрешалось совершать прогулки…

Взяв зонты, Людвиг и Гудден ушли в парк по направлению к озеру. Было 18 часов 30 минут. Прогулка должна была продолжаться час. В 19.30 в Берге стали готовиться к их возвращению. На 20.00 был назначен ужин. Когда в 20.30 никто не появился, уже все были на ногах: стало понятно, что произошло что-то серьезное. Были начаты поиски пропавших. В 22.30 один из служителей замка нашел на берегу озера шляпу короля, а неподалеку его пальто. Тотчас снарядили лодку, и совсем недалеко от берега на глубине менее одного метра обнаружили тело короля. А в нескольких шагах от него – тело доктора Гуддена. Найденные на берегу разбитые часы короля остановились в 18.54…

Существует несколько версий того, что же случилось в роковой день 13 июня 1886 года. Официально принятая утверждает, что Людвиг не смог смириться с фактическим низложением и совершил самоубийство; доктор Гудден был убит им, когда пытался остановить своего коронованного пациента.

Есть и другая версия: Людвиг II в состоянии аффекта совершил попытку побега, пытался переплыть озеро, но под воздействием холодной воды у него случился инсульт. Подтверждает это то, что якобы при вскрытии в легких короля воды не обнаружили; это говорит и о том, что он не утонул, и, стало быть, приходится исключить и самоубийство. Доктор Гудден, вероятно, погиб, пытаясь остановить короля: тот, будучи весьма сильным человеком, кроме того, высоким и тучным, пытался освободиться от удерживавшего его Гуддена и ударил его слишком сильно. Удар мог попасть в висок, от чего доктор лишился сознания и, упав лицом вниз в воду, захлебнулся. Никто не совершал самоубийства, никто никого сознательно не убивал.

Тот факт, что Людвиг II был похоронен в храме со всеми подобающими его сану почестями, говорит о том, что церковь не приняла официального заключения о самоубийстве. Самоубийц не хоронят в освященной земле, тем более в храме. То, что в данном случае «самоубийца» был королем, для церкви не могло сыграть решающей роли в разрешении на погребение под сводами храма – законы Бога выше законов земной власти.

Людвиг был похоронен в самом центре Мюнхена, столицы Баварии, в одном из главных храмов – церкви святого Михаила.

Тело короля привезли в Мюнхен ночью – во избежание народного волнения: многие из сторонников покойного короля не верили в официальную версию, полагая, что Людвига убили. В момент погребения Людвига II, отмеченного пушечным салютом, небо, с утра ясное, вдруг покрылось внезапно набежавшими тучами, и над Мюнхеном разразилась такая страшная гроза, что раскаты грома заглушили пушечную пальбу и колокольный звон всех церквей города. «Сама природа возмутилась людской несправедливостью!» – говорили люди.

Сегодня многие считают, что Людвиг был, по сути, последним истинным королем в Европе. Монархи, всходившие на престол после него, уже не окружали себя мифами и легендами. А без них любой король – просто политик.

http://s012.radikal.ru/i321/1012/1e/9edb509fe905.jpg

http://s001.radikal.ru/i196/1012/8a/47a839c35e3e.gif

Добавлю от себя к двум вышеизложенным версиям о случившемся 13 июня 1886 года ещё одну также часто упоминаемую. Есть предположение, что Людвиг сбежал, а похоронили двойника или восковую куклу. http://ludwig-2.narod.ru/bio.html

P.S. О короле Людвиге, его жизни и смерти сложено много народных песен. До настоящего времени в Баварии существуют общества почитателей Людвига II. Жизнь короля неоднократно становилась сюжетом кинофильмов. В 1955 году режиссёр Хельмут Койтнер снял фильм «Людвиг II — блеск и нищета короля» с О. В. Фишером в главной роли. Международное признание получил фильм Лукино Висконти «Людвиг» 1972 года с Хельмутом Бергером в заглавной роли. Испанский писатель Луис Антонио де Вильена написал роман о короле «Золото и безумие над Баварией» (1998). В 2000 году появился мюзикл «Людвиг II — тоска по раю».

Фотографии Людвига II click click

Замки построенные с подачи Людвига это отдельный длинный разговор. Они просто поражают роскошью своего убранства - желающие могут посмотреть фотографии тут и тут. Когда-то вдохновенное стремление Людвига II к прекрасному осуждалось, сейчас эти замки являются значительным источником дохода для казны Германии.

Отредактировано La Estrella (27-12-2010 07:21:31)

+13

26

Настя, спасибо огромное, что нашла время опубликовать этот замечательный материал  http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif

+1

27

La Estrella написал(а):

Замки построенные с подачи Людвига это отдельный длинный разговор.

спасибо большое)) Очень интересно!!!
прям вспомнила как пару лет назад сама Людвигом увлеклась после того, как побывала в замке на Херренинзеле на Химзее (наполовину построенная копия Версаля)..
Половина - шикарный дворец.. абсолютно законченный..
Половина - голый кирпич..
очень сюрреалистично..
и про версию - сбежал - тоже читала..

+2

28

http://my.mail.ru/community/korolofpop/ … D1816.html

Король рок-н-ролла - Элвис Пресли

8 января исполняется 76 лет со дня рождения человека, совершившего революцию в музыкальном мире."В мире рок-н-ролла до Элвиса была лишь пустота", подметил когда-то Джон Леннон. Можно, конечно, с этим поспорить, но стоит ли?

http://lifeglobe.net/media/entry/612/post103991224240756_thumb_3.jpg

http://lifeglobe.net/blogs/details?id=612

Элвис Пресли — потомок бедняков, уроженец маленького городка на юге Америки, ставший "в одночасье" суперзвездой и кумиром миллионов. Человек, не написавший ни одной песни, но взошедший на музыкальный Олимп. Человек, не просто оставивший след, но напрочь вошедший в историю музыкальной культуры. Человек, не окончивший специального профессионального заведения, но умевший петь так, что затрагивал за живое, петь так, как это чувствовал он. Человек, умевший придать песням эмоциональный окрас, умело проставляя акценты, маневрируя своим голосом.Человек, подкупающий своей непосредственностью и естественностью, природной непринужденностью, без наигранности или напыщенности. Не Бог (хотя, как оказалось, появилась новейшая религия, где Элвис отдельной категорией поклонников почитается как святой), но обычный смертный, которому свойствены и сомнения и ошибки и недостатки. Не Гений, но безусловно талантливый человек. Человек, верящий в себя и пронесший эту веру через свою жизнь, которая собственно и помогла ему реализоваться. Ведь между его первой любительской записью на студии Sun и его первой профессиональной записью, сделанной там же, прошел целый год!Человек любивший разную музыку, но признававший, что госпел-музыка занимала особое место в его жизни. Он вырос на этой музыке. Человек, искавший пути духовного совершенствования, интересовавшийся литературой оккультной, метафизического толка, но остававшийся преданным Богу в своей вере.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/4814_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/presley04_3.jpg

Сегодня (8 января) день рождения короля рок-н-ролла — Элвиса Пресли. Сегодня 76 лет со дня рождения человека, совершившего революцию в музыкальном мире. Похоже, звание короля рок-н-ролла навечно закрепилось за Пресли.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/9329_ElvisPreslikp13_3.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/612/116_3.jpg

Элвис Пресли родился 8 января 1935 года в Тьюпело, шт. Миссисипи, в семье Вернона и Глэдис Пресли (близнец Элвиса — Джесс Гарон — умер во время родов). Семья Пресли была довольно бедная; положение усугубилось, когда отец будущего певца попал в тюрьму по обвинению в подделке чеков в 1938 году (он был освобождён лишь через два года). Элвис с детства рос в окружении музыки и религии: непременным было посещение церкви и участие в церковном хоре. Мать Пресли особенно следила за манерами сына, привив тому на всю жизнь исключительную вежливость и почтение к старшим.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/9329_ElvisPreslikp49_3.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/612/43523856_111_3.jpg

Когда Элвису исполнилось 10, мать решила сделать ему подарок. "Элвис увидел на полке ружье, но мама сказала: нет. Мальчик начал плакать, а продавец, решив его успокоить, достал с витрины гитару. Элвис подержал инструмент и через пару минут ответил: "Да, мама, купи мне гитару".

http://lifeglobe.net/media/entry/612/v1JhDpJQcSeJf1qAEZphg24Xv1F7Ec604B_3.jpg

В сентябре 1948 года семья Пресли была вынуждена переехать в Мемфис (шт. Теннесси), где было больше возможностей для отца Пресли найти работу. Именно в Мемфисе Элвис начал более осознанно интересоваться современной музыкой, по радио он слушал кантри, традиционную эстраду, а также передачи с негритянской музыкой (блюз, буги-вуги, ритм-н-блюз). Он также часто посещал кварталы Биль-стрит в Мемфисе, где воочию наблюдал игру чёрных блюзменов (так, например, Би Би Кинг знал Пресли когда тот ещё был подростком) и бродил по негритянским магазинам, под влиянием которых у Элвиса выработался свой, ярко выделявший его стиль одежды.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/1221603852_20500000_3.jpg

Окончив школу летом 1953 года, 18-летний Пресли устроился работать водителем грузовика. Именно тогда он решил зайти в звукозаписывающую студию, принадлежавшую Сэму Филлипсу, и за восемь долларов записать под гитару пару песен. Отпечатанная в одном экземпляре двухсторонняя пластинка с песнями «My Happiness» и «That’s When My Heartache Begins» была формально запоздалым подарком матери Пресли, хотя подлинной причиной такого шага было желание Пресли услышать свой голос в записи. К тому времени он уже определённо хотел стать музыкантом, но не знал в каком жанре — исполнять ли госпел и церковные гимны или играть кантри. Он также успел, несколькими месяцами ранее, выступить в клубе и на нескольких любительских концертах. Секретарь студии Филлипса записала данные Пресли, показавшегося ей любопытным (на вопрос, к какому исполнителю наиболее близко его пение, Пресли ответил, что «такого нет»). Пресли попросил её позвонить ему, как только фирме Филлипса, у которого был свой лейбл Sun Records, потребуется певец. После этого он неоднократно останавливался в конторе студии, в надежде получить работу (для себя Пресли записал ещё одну пластинку в начале 1954 года).

http://lifeglobe.net/media/entry/612/200pxElvis_Sun_1.jpg

Есть много воспоминаний об Элвисе Пресли, где он представлен по-разному. Если со слов одних его близких друзей, Элвис никогда не извинялся, и предпочитал вместо извинения задаривать подарками, видите ли ему было трудно просто сказать прости. То со слов других, Элвис просто не мог не извиниться, если он кого-либо обидел, независимо от того, кто это был. В противном случае это не давало бы ему покоя. Сам же Элвис говорил о себе в интервью так : "…Я горжусь тем, что во мне воспитали уважение и доверие к людям. Когда меня доведут, да, я забываюсь — до такой степени, что не понимаю, что делаю… [Взрываюсь] не очень часто. В сущности, я могу пересчитать по пальцам такие случаи. Но когда я выхожу из себя, это всегда плохо заканчивается — но это нечасто случается, да и кто не раздражается по временам, — а позже я ненавижу самого себя".
Элвис Пресли — человек достигший славы и известности, такой популярности, что порой она могла уничтожить его физически. Поклонники буквально разрывали его на части. Так в Ванкувере группа конной полиции не сумела сдержать 25-и тысячную толпу и его менеджер полковник Том Паркер буквально утащил Элвиса за кулисы. Джордж Кляйн (друг Элвиса): "Однако Элвис отработал сорок или сорок пять минут, и последнее, что мы увидели перед уходом, — это как переворачивается сцена: ноты летают в воздухе, зрители хватают микрофонные стойки, инструменты, барабанные палочки, все, до чего могут дотянуться. Короче, вечерок выдался не из приятных." А однажды, выступая перед 14-и тысячной аудиторией Элвис оборонил :"Девушки, я жду вас всех за кулисами", после чего толпа устремилась за ним, так что полиции пришлось закрыть его в подвале, куда все-таки удалось пробраться части поклонников через открытое окно. Мэй Борен Экстон: "Я услышала дикий грохот и сразу вслед за этим голос Элвиса… Я бросилась туда вместе с несколькими полицейскими, там уже было несколько сотен человек, ну, может быть не так много, но прилично. Элвис сидел наверху одной из душевых кабинок и выглядел испуганным и растерянным… От его рубашки остались одни лохмотья, а пиджак вообще был разорван на кусочки. Кто-то даже умудрился прихватить его ремень, носки и небольшие симпатичные ботиночки. Он сидел там в одних штанах, а фанаты пытались залезть наверх, чтобы снять с него и их."
Но несмотря на подобное "обожание" со стороны фанатов, Элвис всегда был лоялен к ним. "Я не исповедую отношения "Уберите этих людей отсюда", как мне приписывают. Я подписываю автографы, фотографии и тому подобное не для того, чтобы увеличить свою популярность или сделать своих поклонников похожими на меня. Я делаю это, потому что они искренни в своем стремлении, и если этого не делать, ты оскорбишь их чувства. Когда ты попадаешь в шоу-бизнес, твоя жизнь больше не принадлежит тебе, потому что люди хотят знать, что ты делаешь, где ты живешь, во что ты одеваешься, что ты ешь,- и ты должен считаться с желаниями этих людей".

http://lifeglobe.net/media/entry/612/200pxCDelvispresley_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/200pxCDelvis56_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/Elvis_30hits_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/ElvisPresley06big_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/s_20070821120920_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/6877_3.jpg

Сингл «That’s All Right» (с «Blue Moon Of Kentucky» на обратной стороне) вышел 19 июля 1954 года и разошёлся в количестве двадцати тысяч экземпляров, благодаря почти непрерывному проигрышу песни на радиостанциях Мемфиса. По формуле первой пластинки (запись одной стороны на основе блюза, запись другой — на основе кантри) в течение года были выпущены синглы «Good Rockin’ Tonight» (сентябрь 1954 г.), «Milkcow Blues Boogie» (январь 1955 г.), «Baby, Let’s Play House» (апрель 1955 г.), «I Forgot To Remember To Forget» (август 1955 г.). Все эти песни стали не только неоспоримым артистическим достижением для самого певца, но и классикой рок-н-ролла, обязанного своим развитием в немалой степени именно работам Элвиса Пресли для Sun Records. Стоит отметить, что его ранние пластинки не назывались тогда рок-н-роллом (термин этот всё ещё был используем редко), а считались новой разновидностью кантри, оттого прозвище Элвиса Пресли в те годы было «Хиллбилли кэт» («Hillbilly Cat»; «хиллбилли» — одно из устаревших названий кантри). Ранняя музыка Пресли вызывала противоречия, так как радиослушателям того времени было непонятно, поёт ли белый исполнитель или негритянский (расовая сегрегация была тогда нормой жизни американского Юга), непонятен был жанр (популярная музыка, ещё с начала века, тоже чётко категоризировалась), — именно это смешение всех элементов американской культуры и ставится в заслугу Элвису Пресли.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/1221603848_22500000_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/11875526851_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/6532abb69aa1_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/0_24673_975c50eb_XL_3.jpg

Песня «Люби меня нежно» (Love Me Tender) в исполнении американского певца Элвиса Пресли (англ. Elvis Aaron Presley) завоевала мир в 1956 году. Неизвестно, когда эта бесподобная американская мелодия появилась на свет, потому что у народных сочинений нет дат рождений. Можно говорить лишь о датах перерождения, коих было несколько. В период гражданской войны между Севером и Югом эта мелодия стала любимой песней Объединенной Армии – ведь любовная тема особенно ценится в лихую годину, когда многие вообще не уверены, что снова увидят родной дом. Однако, подлинное возрождение состоялось в 1956 году. Молодой, но уже очень знаменитый Элвис Пресли готовился к съемкам в своем дебютном фильме. В ходе отбора музыкального материала к нему в руки попала нотная запись старинной песни, и Элвис сразу осознал возможную перспективу. В его переложении “Love Me Tender” и обрела тот вид, в котором ее сегодня знает весь мир. Выпущенный отдельно “пробный” сингл имел оглушительный успех, став первым в истории грамзаписи миллионселлером...

http://lifeglobe.net/media/entry/612/1033748_988f8c2_3.jpg

http://lifeglobe.net/media/entry/612/default_3.jpg

24 марта 1958 года Элвис Пресли был призван в армию США. Известие об уходе Пресли в армию вызвало протесты в стране среди молодёжи: в адрес армии и президента шли письма с требованиями отменить службу для певца. Между тем, это было взаимовыгодное предприятие: для Пресли — повысить его репутацию среди более широких слоёв населения (хотя сам он внутренне переживал, что его карьере придёт конец), для армии — поднять, таким образом, престиж службы и привлечь новых солдат. Осенью 1958 года Пресли направляют в 3-ю танковую дивизию, дислоцированную в Западной Германии, во Фридберг под Франкфуртом. Но перед этим в личной жизни певца случилась трагедия: 14 августа в Мемфисе умерла его мать. В армии Пресли выполнял обычные обязанности, наравне с другими рядовыми. Тем не менее, своё свободное время он проводил с размахом, недоступным другим солдатам: посещал кабаре Парижа, ездил в Италию, покупал автомобили (и лишь однажды, в июне 1958 года, записался в студии). Пресли жил на отдельной квартире вместе со своими друзьями. Чуть позже постоянный антураж из друзей и родственников получил в прессе прозвище «Мемфисской мафии». Некоторые члены «мафии» знали Элвиса ещё со школы, некоторые появились во время службы в армии. Постепенно сформировался костяк «Мемфисской мафии», к которому периодически добавлялись новые члены. Они окружали Пресли на протяжении его последующей жизни день и ночь, выполняя разнообразные функции: телохранителей, лакеев, концертных промоутеров, музыкантов, и, наконец, просто друзей, без которых Пресли не мог обходиться. Именно они представили ему на одной из вечеринок в Германии 14-летнюю Присциллу Булье, которая в скором времени займёт в жизни Элвиса важное место.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/1221603883_21000000_3.jpg

В марте 1960 года Пресли возвращается из армии. Пока Элвис служил, а дослужился он до звания сержанта, Полковник тем временем вовсю трудился не покладая рук, занимаясь делами своего подопечного, поэтому вернувшемуся из армии Пресли была уготованна масса дел.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/9329_ElvisPreslikp85_3.jpg

марте 1963 года в поместье Пресли — «Грейсленд» — привозят Присциллу Булье, с которой Пресли продолжал общаться всё время после отъезда из Германии. По договорённости между её родителями и Пресли, 17-летней Присцилле было разрешено остаться жить в Грейсленде, с условием, что она будет посещать ежедневно частную католическую школу. При этом сам Пресли всё своё время проводил в Голливуде, снимаясь в фильмах и устраивая вечеринки с «Мемфисской мафией». В конце 1966 года под давлением родителей и полковника Пресли вынужден был сделать, наконец, предложение. Свадьба состоялась 1 мая 1967 года. Первое время Пресли явно получал удовольствие от семейной жизни, однако вскоре после рождения в феврале 1968 года дочери Лизы-Мари, он стал отдаляться от Присциллы и, в конце концов, вернулся к привычному ему образу жизни.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/4902_3.jpg

К середине 1960-х гг. битломания стала также явлением американской жизни. В свой первый приезд в Америку в начале 1964 года The Beatles были приветствованы в прямом эфире шоу Эда Салливана телеграммой от Пресли. С того самого момента начались попытки устроить встречу между «ливерпульской четвёркой» и идолом их юности. Наконец, 27 августа 1965 года встреча состоялась в доме Пресли в Калифорнии. Всё мероприятие было проведено в строжайшей тайне: никаких фотографий, пресс-релизов и т. п. Музыканты обменялись подарками, и спустя час были поглощены игрой на гитарах (The Beatles с удивлением обнаружили, что в то время Пресли увлекался игрой на бас-гитаре). Маккартни позже вспоминал, что впервые увидел пульт дистанционного управления телевизором в доме у Пресли. Встреча с Пресли произвела глубокое впечатление на The Beatles[4]. У самого Пресли, несмотря на его искренний интерес и гостеприимство, были смешанные чувства: в конце концов, именно The Beatles стали невольной причиной того, что американская поп-музыка перестала быть популярной. Позже Пресли перенёс своё неприятие культуры хиппи и их музыки на The Beatles, видя в них источник всего антиамериканского (тем не менее, это не мешало ему исполнять их песни на своих концертах).

http://lifeglobe.net/media/entry/612/06labarlm1220022303_3.jpg

Опубликованный в 1969-м альбом "From Elvis in Memphis" охватывал несколько музыкальных жанров. По сути пластинка представляла собой 12 отличных друг от друга музыкальных портретов Элвиса. Красивые композиции "Long Black Limousine", "Any Day Now", "In the Ghetto" и "Suspicious Mind" напоминали Пресли былых времен. Даже фильмы конца 60-х ("Charro", "A Change оf Habit") оказались гораздо более качественными работами, чем можно было ожидать.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/029_3.jpg

Но самым важным шагом на этом этапе карьеры Элвиса Пресли стало возвращение с концертами в Лас-Вегас. В августе 1969 года он взорвал Лас-Вегас, выступая в течение четырех недель в зале International Hotel. Стоит ли упоминать, что каждое шоу проходило с аншлагом? В начале 70-х музыкант несколько раз объехал Соединенные Штаты, параллельно с гастролями продолжая записывать новые песни. По итогам тура вышел документальный фильм "That's the Way It Is" и одноименный альбом, включающий немало кавер-версий.
В 1973 году Пресли вписал еще одну важную страницу в историю телевидения и шоу-программ. Более миллиарда человек в сорока странах мира прилипли к экранам телевизоров во время трансляции специальной программы "Elvis: Aloha from Hawaii".

http://lifeglobe.net/media/entry/612/1033740_ef98b75c_3.jpg

Мировые турне продолжались на протяжении всех 70-х, к восторгу его поклонников, взиравших на вдохновенного и темпераментного шоумена. Его репертуар этого периода состоял в основном из баллад, неизменно трогательных и волновавших зрителей всех возрастов. В музыке Элвис исповедовался о своих душевных конфликтах и личных проблемах — в 1973 году он развелся с женой. Сентиментальная песня "Don't Cry Daddy", посвященная неудавшейся семейной жизни, тоже стала хитом номер один.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/061_6.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/612/1221604079_31800000_3.jpg

Пресли обожал сцену, общение с залом, много ездил, выходя на подмостки в роскошных ярких костюмах, перетянутый ремнем, усеянным драгоценными камнями. Этот новый чрезмерный перекос в сторону концертной активности привел с годами к тому же творческому истощению, которое он пережил, уйдя с головой в кинематограф. Вместо того, чтобы записывать в студии новый материал, Пресли довольствовался вереницей концертных альбомов. Как и следовало ожидать, эти релизы со временем превратились в рутину, которой трудно было кого-то удивить. Дошло до того, что в последних студийных сессиях, проходивших в Нэшвиле в январе 1977 года, он уже совсем не принимал участия.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/20080430043412_5929_3.jpg

Элвис жил под трагическим прессом собственной судьбы. В любом случае, он уже добился большего успеха, чем кто бы то ни было до него. Это было огромной психологической проблемой, главным препятствием к тому, чтобы еще раз бросить вызов судьбе и творчески переломить себя.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/6532abb69aa1_6.jpg  http://lifeglobe.net/media/entry/612/1221603889_20900000_3.jpg

Жизнь Элвиса Пресли последних лет превратилась в растянутую во времени агонию. Разбитая семейная жизнь, депрессия, алкоголь и наркотики, прогрессирующая полнота… И тем не менее он продолжал выходить на сцену, несмотря на то, что несколько раз терял сознание прямо во время концертов.
16 августа 1977 года измученное сердце Элвиса Пресли отказало. Официальное медицинское заключение называет причиной смерти сердечный приступ. Но это было всего лишь следствие беспорядочного образа жизни и многолетнего злоупотребления барбитуратами. Даже смерть Пресли превратилась в шоу, за которым следили миллионы, если не миллиарды людей. Трудно было пропустить это зрелище: за катафалком с гробом навсегда уходящего Короля в траурной колонне двигались не только друзья и близкие, но и десятки его осиротевших "кадиллаков".
А музыка между тем продолжала делать свое дело. Поставленным Элвисом рекордам нет числа. Только в США 132 его релиза — и альбомы, и синглы — получали золотые и платиновые сертификаты. Он трижды становился героем Зала славы рок-н-ролла: как исполнитель рока, кантри и госпела. Только официальный тираж его пластинок во всем мире превышает один миллиард копий!
25 лет отделяет нас от дня смерти Короля. И до сих пор его фигура остается одним из важнейших и влиятельнейших культурных феноменов Запада. Изданный в 2002 году сборник из 30 хитов номер один моментально возглавил рейтинги продаж в Америке, Великобритании и десятках других стран. Фурор, произведенный Элвисом в США, входит в первую двадцатку наиболее шокирующих музыкальных событий 20 века.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/elvis_3.jpg

Через четверть века после ухода Элвиса Пресли из жизни величие пройденного им пути становится год от года все очевидней. Затмить его славу не удалось еще никому. Это персонаж, который до сих пор будоражит воображение всего музыкального мира, равно как и людей, далеких от шоу-бизнеса. Первый номер британского журнала "Q" за 2003 год опубликовал список наиболее влиятельных песен всех времен. Опрошенные профессионалы шоу-бизнеса, журналисты и музыканты среди эпохальных произведений 20 века называли "I Wanna Hold Your Hand" Beatles, "God Save the Queen" Sex Pistols, "Smells Like Teen Spirit" Nirvana. Но на первом месте оказалась композиция "That's All Right Mama", дебютный сингл Элвиса Пресли, вышедший почти 50 лет назад.

http://lifeglobe.net/media/entry/612/45010679_3.jpg

Миф о том, что Элвис жив, что его видели в разных уголках планеты лишь доказательство всемирной славы исполнителя. Сам музыкант не любил, когда его называли королем рок-н-ролла, но что поделать, другого имени для Элвиса Пресли у поклонников и быть не могло.  :D

+2

29

http://my.mail.ru/community/korolofpop/ … 3F2B3.html

Первая и последняя встреча с Элвисом

Как вы знаете, недавно у Элвиса была ДР...поэтому размещу на ваше обозрение историю о встрече Майкла Джексона и Элвиса Пресли в далеком 1977 году.

Источник: очередная паршивая книженка Darwin Porter “Jacko, his Rise and Fall. The Social and Sexual History of Michael Jackson”.

http://content.foto.mail.ru/mail/jeskadior/_blogs/i-271.jpg

Фредди Бриггс, который работал в Сахаре, был единственным человеком, который представил личный отчет об исторической первой и последней встрече короля рок-н-ролла с королем поп-музыки. Бриггс ведал гардеробом Элвиса и другими личными нуждами. «Я даже делал ему сандвичи с арахисовым маслом и мармеладом», – говорил он. «Элвис любил сливочное арахисовое масло и предпочитал черничный джем, по крайней мере, пока он был на озере Тахо».

Как позднее откровенничал Бриггс, Майкл был скованным и молчаливым в присутствии Элвиса, называл его «Сэр» и позволил Элвису самому заплетающимся языком вести весь разговор. По иронии, во времена своей юности Элвис обычно обращался к мужчинам «Сэр», но это было в прошлом. «После того, как он стал королем, ему уже не надо было подобострастничать», – заметил Бриггс.

Элвис приветствовал Джексонов и был вежлив со всеми братьями, но он знал, в ком из них заключается талант, поэтому все основное внимание уделил Майклу, с которым пожелал говорить в приватной обстановке.

Элвис Пресли, с которым Майкл встретился на Озере Тахо, был в паршивом настроении, но, несмотря на это, уважительно отнесся к Майклу. Он только что принял какие-то неизвестные лекарства, которые, похоже, разбудили его и сделали разговорчивым. Судя по его выступлению на сцене, Майкл ожидал, что Элвис в приватной обстановке окажется просто зомби, но, вместо этого, певец был странно разговорчивым, по крайней мере на то время, пока длилось действие лекарств.
«Они все приходят ко мне за советами», – говорил Элвис Майклу, как свидетельствует Бриггс. «Если у меня и есть совет для тебя, то я скажу: займись сольной карьерой. Ты – звезда шоу, единственно настоящий талант. Ты позволяешь своим братьям и всей этой фоновой музыке тянуть себя назад. Я никогда не позволял такого по отношению к себе, и ты не должен. Скажи им, чтобы шли на…Ты – звезда шоу, мальчик, и не забывай об этом.»

Майкл вежливо поблагодарил Элвиса за совет, глядя в его глаза с такой искренней преданностью, что, как поверил Бриггс, это как-то особенно глубоко тронуло Элвиса. В один момент их встречи Элвис взял Майкла за руку.«Я в долгу перед вами, чернокожими ребятами и вашей музыкой. Без музыки «наших братьев», которую я слышал в сороковые годы, не было бы сегодняшнего Элвиса Пресли.» Он повернулся и посмотрел на себя в зеркало. Казалось, он не может сформулировать свою следующую мысль. «Кого я пытаюсь обмануть? Нет больше никакого Элвиса Пресли. Как и вчера, Элвис мертв и его нет. Эти ублюдки давно убили его. Мешок с дерьмом, который ты видишь перед собой, это все, что осталось от великого Элвиса Пресли».

«Для меня Вы всегда будете великим», – сказал Майкл мягким голосом. «Ваша музыка будет жить вечно».-
«Это звучит как лесть, мальчик», – ответил Элвис «Но даже если ты лжешь, я ценю то, что ты сказал»

«Есть ли у вас еще совет для меня», – спросил Майкл «Я имею в виду, что у Вас такой большой опыт в этом бизнесе».

«Конечно, у меня есть еще совет, хотя я не думаю, что ты ему последуешь. Никто не следует. Не становись по-настоящему большой и известной звездой. Если ты станешь таким, в дальнейшем ты об этом пожалеешь. Звездность – я имею в виду по-настоящему большую звездность, не такую как у Энн-Маргарет, – заставит тебя заплатить такую цену, что ты будешь уничтожен.
Практически все по-настоящему большие звезды страдают от унижения достоинства и вторжения в личную жизнь до такой степени, что это не стоит того. Если ты станешь супер-известным, каждая мелкая тварь в мире будет охотится за тобой.
Он будут презирать твою славу и пытаться обратить ее в позор и бесчестье, особенно если могут заработать на этом большие деньги. Говоря о больших деньгах, если ты их заработаешь, мир – или по крайней мере кто-то в этом мире – найдет способ, как их отнять у тебя.

Это случилось со мной. Это случится с тобой. Пресса говорила, что я милый мальчик с Юга. Больше она этого не говорит. Ты читал все то дерьмо, которое пишут обо мне?»
«Я такое не читаю», – ответил Майкл.

«Я тоже это не читаю», – сказал Элвис. «Если ты станешь большой звездой, не читай газеты, желтую прессу и журналы. Если ты станешь читать то, что пишут бумагомаратели, это может разрушить тебя. У тебя даже не хватит духу выйти на сцену, если ты прочтешь это дерьмо».

Тут постучали в дверь, и Фредди пошел открывать. Джо вместе с сыновьями ждал Майкла.-

«Дай мне свой номер телефона, мальчик» – сказал Элвис Майклу. «Я хочу позвонить тебе как-нибудь ночью, очень поздно, и еще поговорить с тобой. Столько всего, что я хотел бы тебе сказать. У меня такое сильное предчувствие, что в восьмидесятых ты станешь тем, кем я был в пятидесятых. Революционным. Но у тебя будет совершенно другая музыка».

Майкл было направился к двери и Элвис протянул руку на прощание, но передумал и вместо рукопожатия, заключил Майкла в объятия. «А теперь будь умницей, слышишь»…

«Я знаю точно, что Элвис планировал позвонить Джексону», – сказал Бриггс, «Даже несмотря на то, что он называл его «маленьким негритенком». Это было определенным опусканием для Джексона, но то, как Элвис это произносил – я знаю это звучит странно – это было нежным любящим обращением»…

В отличие от того, что Майкл сказал Элвису, в последующие месяцы, оставшиеся до смерти певца 16 августа 1977 года он прочитал все, что когда-либо было написано об Элвисе…

+3

30

Алёна написал(а):

Этот образ знаком всем нам с детства. Чарли Чаплин – гений немого кино, кумир Майкла Джексона, маленький бродяга с огромным сердцем.

МаринаMJ написал(а):

Тележурналист Дафни Барак побывала в гостях у Майкла Чаплина и в швейцарском поместье его отца, где скоро откроется музей самого известного человека в истории кино

Интервью с другим сыном Чаплина - Эженом, Огонек, №18-19, 28 апреля—11 мая 2008 года

http://s47.radikal.ru/i116/1107/8a/e436e7c6b871.jpg

Эжен и Майкл Чаплин изучают проект будущего музея отца

Чаплин называл Марлона Брандо «сукиным сыном»

«Поместье моего отца» — так называется мемуарный альбом, который только что вышел в свет во французском издательстве «Рамсей». Его подготовил Эжен Чаплин — сын Чарли Чаплина. В книге впервые публикуются фотографии, рассказывающие о жизни чаплинской семьи в швейцарском городке Веве. В свою усадьбу с видом на Женевское озеро Чаплин с семейством перебрался после отъезда из Соединенных Штатов в 1952 году 

55-летний Эжен ЧАПЛИН (слева на фото вверху) окончил Королевскую академию драматического искусства в Лондоне. Долгие годы он ставил спектакли, оперы и балеты на сцене Большого театра Женевы. Последние пять лет он возглавляет старейший швейцарский цирк «Нокк». Корреспондент «Огонька» Юрий Коваленко встретился с Эженом Чаплиным на Международном фестивале цирка в Монако. Он входил в состав его жюри и устроил показ чаплинского фильма «Цирк».

Почему вы привезли ленту «Цирк» на фестиваль?

Папа обожал цирк, а в чаплинскую эпоху в мюзикле выступали артисты цирка. Да и сам он был акробатом, умел жонглировать. И каждый раз, когда цирк — в том числе и русский — приезжал к нам в Веве, он ходил на выступления. По-моему, он был даже знаком с Олегом Поповым.

Ваш отец высоко ценил свой «Цирк». А какой свой фильм он считал лучшим?

Последний, над которым работал в данный момент. Но он любил работы и других режиссеров — например, Франсуа Трюффо. Некоторые его ленты он считал гениальными.

Как Чаплин относился к звуковому кино?

Отцу было очень трудно перейти от немого к звуковому кино. Именно поэтому после «Великого диктатора» исчез его герой — Шарло. Его уже нет в лентах «Месье Верду», «Король в Нью-Йорке». Но он сумел по-своему адаптироваться. Правда, ему нелегко было работать с цветной пленкой, и поэтому он чувствовал себя очень несчастным. Изменился и сам характер кино. Отец всегда импровизировал на съемочной площадке. А в звуковом кино приходилось строго следовать сценарию, придерживаться графика съемок.

Съемки его последнего фильма «Графиня из Гонконга» в 1967 году едва не были сорваны из-за конфликта с Брандо.

В первый же день Софи Лорен, исполнявшая заглавную роль, и вся съемочная группа пришли вовремя. Один Марлон Брандо опоздал на целый час. Отец был взбешен и сказал: «Послушай меня, сукин сын! Ты сейчас работаешь для Чарли Чаплина. Если ты думаешь, что можешь играть спустя рукава, тогда тебе лучше первым же самолетом вернуться в Голливуд. Ты нам не нужен. Я человек старый, но стараюсь всегда быть точен. Отныне я хочу видеть тебя на съемках каждый день в 8:30 утра». Брандо нехотя повиновался. Однако время от времени обстановка становилась напряженной, но моя мама делала все, чтобы избежать конфликтов.

Чаплин собирался снимать фильмы до последних дней жизни?

У него был проект романтической комедии «Странное существо». Это история девочки, которая появилась на свет с крыльями. Отец даже начал пробы, но мама положила конец проекту. Она понимала, что у него нет больше сил.

Почему, на ваш взгляд, его фильмы по-прежнему пользуются таким успехом?

Каждый век имеет своих артистов, которые умеют говорить о вечных проблемах. Например, в театре это Шекспир, Мольер, Чехов, а в кинематографе-мой отец. Он был — пусть это звучит претенциозно — великим гуманистом, который думал о судьбе маленького человека. Он относился к нему с юмором и нежностью.

Известно, что ФБР начиная с 20-х годов следило за вашим отцом, подозревало его в симпатиях к коммунистам, считало «красным».

Отец редко говорил об Америке, которую вначале любил, а потом стал презирать. Когда он в 1922 году отправился в Лондон из Америки на пароходе, власти отказали ему в обратной въездной визе. Он всегда был в курсе того, что происходит в Соединенных Штатах. Он был против войны во Вьетнаме, возмущался убийством братьев Кеннеди. Ну а ФБР следило за ним до самой смерти. И когда через месяц после его смерти грабители-шантажисты украли гроб с его телом, ФБР сразу пыталось выяснить, в чем дело, не причастна ли к этому его семья. К счастью, гроб был найден без их участия.

В Веве к вашему отцу совершали паломничество люди знаменитые.

Всех наших гостей не упомнишь — назову хотя бы Артура Рубинштейна, Исаака Штерна, Герберта фон Караяна, Грэма Грина, Коко Шанель, Грейс Келли, Одри Хепберн, Гарри Купера, Юла Бриннера, Милоша Формана, Клаудию Кардинале… Многие приходили к отцу без приглашения. Иногда приезжали гости и из Советского Союза. (В 1954 году Чаплин был награжден советской Международной премией мира. — Ю К.)

И кто из тогдашних звезд произвел на вас наибольшее впечатление?

Писатель Трумэн Капоте — человек эксцентричный и экстравагантный, который всегда одевался в красное. Он хладнокровно рассказывал о том, как присутствовал при смертной казни и поражался тому, что осужденный умирал, не испытывая никакой боли. Однажды к нам явился бывший каторжник Анри Шаррьер, который сочинил автобиографию «Мотылек». По книге сняли фильм со Стивом Маккуином в главной роли. Когда Шаррьер ушел, отец сказал маме про меня: «Ты знаешь, а он пожал руку убийцы!»

В вашей семье, насколько мне известно, царил матриархат?

Когда отец жил в Соединенных Штатах, он все всегда решал сам. Но когда он познакомился с мамой, то без нее не предпринимал уже никаких шагов. Именно мама организовала жизнь в доме так, чтобы он мог работать-сочинять музыку, писать сценарии или автобиографию. Она вела большое хозяйство. Родители относились друг к другу с исключительной нежностью. Состарившись, отец порой стал ревновать молодую красивую жену, которая была его моложе на 34 года.

И сколько же детей было у вашего отца?

Десять, из них восемь — от брака с моей мамой. Последний появился на свет, когда папе было 75 лет. Меня назвали Эженом в честь отца моей матери — знаменитого американского драматурга Юджина (Эжена) О’Нила, лауреата Нобелевской премии по литературе.

Посвятил ли себя цирку кроме вас еще кто-то из детей?

Моя сестра Виктория, которая поставила спектакль «Невидимый цирк». Остальные чаплинские дети занимаются кино или играют в театре. И самая знаменитая из них-конечно, Джералдина. Ну а чаплинский внук, актер и режиссер Джеймс Тьерре, получил недавно сразу четырех «Мольеров» — главную театральную награду Франции-за спектакль «Симфония майского жука».

Оставалось ли у Чаплина время, чтобы заниматься детьми или внуками?

Он всегда находил для нас время. Мама следила за тем, чтобы дети не слишком шумели, когда отец работал. Но вечерами мы все вместе ужинали. Он играл для нас на пианино и на аккордеоне. Он не считал себя достаточно хорошим музыкантом, хотя писал музыку для своих фильмов. Мы с ним оба любили Мопассана. Наконец, вместе с папой дети играли и в футбол.

Какой у отца был характер?

Не слишком веселый и не слишком грустный. Он был скорее человеком уравновешенным.

Где похоронен Чарли Чаплин?

На кладбище в Веве. Рядом с ним покоятся Грэм Грин и известный американский актер Джеймс Мейсон.

Как сложилась жизнь мамы после смерти вашего отца?

Она пережила отца на 14 лет. Мама восстановила разорванные связи со своей семьей, которая осталась в Америке. Она вела активную жизнь. Без всяких на то оснований ей приписывали романы и, в частности, с актером Дэвидом Боуи. Она не захотела играть роль вдовы Чаплина, но и никогда не собиралась начать снова свою жизнь.

В двух шагах от Веве находится городок Монтрё, где долгие годы жил и умер Владимир Набоков. Чаплинский биограф Джойс Мильтон утверждал, что в основу «Лолиты» легла история отношений великого комика и его бывшей жены Литы Грей. Ваш отец и Набоков были знакомы?

Насколько мне известно, папа и Набоков встречались. К тому же архивы Чаплина находятся в Монтрё — там же, где и архивы автора «Лолиты».

Когда в семейном поместье откроется музей Чаплина?

Мы работаем над этим проектом, но для него надо еще найти средства — около 35 миллионов швейцарских франков.

ЧАРЛИ, ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Чарли Чаплин был официально женат четыре раза, но только последний его брак — с Уной О’Нил, дочерью нобелевского лауреата, американского драматурга Юджина (Эжена) О’Нила — можно назвать счастливым: они поженились в 1943 году, у них родилось восемь детей (в том числе и Эжен Чаплин), а последний ребенок, Джералдина, будущая популярная актриса, родилась, когда Чарли было 73 года, а Уне — 55.

Беседовал ЮРИЙ КОВАЛЕНКО

+2

31

Вивьен, добрый вечер!)) Здоровуюсь - не прошло и 10 дней)))

http://i036.radikal.ru/1107/3c/4ecd567a5927.jpg
Майкл в гостях у Уны в доме Чаплиных в Щвейцарии.

Я решила по-умничать совсем чуть-чуть http://doodoo.ru/smiles/smush/s005.gif Благо читала автобиографию Чарли)) Поэтому смею поспорить односторонне с автором интервью - корреспондентом "Огонька":

Вивьен написал(а):

Когда он в 1922 году отправился в Лондон из Америки на пароходе, власти отказали ему в обратной въездной визе.

Это было в 1952 году.
"17 сентября 1952 года Чаплин отправился в Лондон на мировую премьеру «Огней рампы», и глава ФБР Эдгар Гувер добился от иммиграционных властей запрета на обратный въезд актёра в страну. Чаплин поселился в Швейцарии, в городке Веве."
Лучшие картины Чарли были созданы в Соединённых Штатах.

Вивьен написал(а):

Состарившись, отец порой стал ревновать молодую красивую жену, которая была его моложе на 34 года.

Чарли почти ровно на 36 лет старше Уны.

Вивьен написал(а):

а последний ребенок, Джералдина, будущая популярная актриса, родилась, когда Чарли было 73 года, а Уне — 55.

Джералдин - первый ребёнок в браке Чарли и Уны. Рождённая 31 июля 1944, она никак не может быть последней)) Последним был мальчик - Кристофер Чаплин, который также актёрствует и ещё пишет музыку.

У Чарли было очень тяжёлое детство. До некоторых пор мама была тем человеком, которая своим талантом и оптимизмом поддерживала своих сыновей. Она стала той путеводной звездой, которая освещала жизнь Чарли до конца его дней. Его непревзойдённое умение сочетать трогательное и смешное это отражение того, через что ему пришлось пройти и в то же время не потерять себя - благодаря силе характера и тому, чему учила его мама.

http://s61.radikal.ru/i174/1107/88/1da1e123fa3a.jpg

Очень хороший фильм про Чарли, основанный на его автобиографии - просматривать можно только напрямую с Яндекса:

http://video.yandex.ru/users/circusmania/view/382

Про грустное и смешное:


http://www.youtube.com/watch?v=u_1jn8bLx_M

А это отрывок одного из самых любимых мною фильмов - "Огни большого города"=))) Бродяга Чарли пытается заработать деньги для лечения слепой девушки, участвуя в боксёрском поединке. Кстати, Чарли некогда занимался боксом, но больше всего он любил теннис. =)


https://www.youtube.com/watch?v=8Qsd6FX3C0c

"Новые времена". Очень известная мелодия - песенка на несуществующем тарабарском языке сочинённая Чарли и движения почти из "лунной походки"))


http://www.youtube.com/watch?v=ar1cq3IfjXc

Одной из самых значимых работ Чарли стал фильм "Великий диктатор", премьера которого состоялась 15 октября 1940 года. Этот первый полностью звуковой фильм в творчестве Чаплина — был очень нетипичен для США того времени, так как во время его создания США и Германия ещё находились в состоянии мира. Фильм имел большой коммерческий успех, и в то же время вызвал большие споры из-за политической подоплёки.
Идея фильма возникла из-за сходства «бродяги» (герой Чаплина во многих фильмах) и Гитлера, прежде всего из-за усов. Были и другие пункты сходства между Чаплином и Гитлером: оба родились в апреле 1889 года (Чаплин был всего на четыре дня старше Гитлера). Также Чаплина волновал рост преследований евреев в Европе в тридцатых годах, о чём он узнавал напрямую от своих европейских друзей и коллег-евреев. Чаплин работал над сценарием в течение 1938 и 1939 годов. Съёмки начались в сентябре 1939 года, через неделю после начала Второй мировой войны. Через шесть месяцев, к моменту окончания съёмок фильма, Франция уже была захвачена нацистами. Речь в конце фильма была введена в сценарий уже во время съёмок, она была написана Чаплином под впечатлением событий в Европе.
По одним данным сам Гитлер смотрел фильм 2 раза, по другим - много раз, но точно известно, что он был крайне зол и недоволен.

Отрывки из автобиографии:

В разгаре работы над «Диктатором» я стал получать от кинокомпании «Юнайтед артистс» тревожные вести. Меня предупреждали, что у фильма будут неприятности с цензурой. Английское агентство нашей кинокомпании также беспокоилось о судьбе антигитлеровской картины, полагая, что в Англии ее нельзя будет показать. Но я твердо решил продолжать работу – Гитлера необходимо было высмеять. Конечно, если бы я знал тогда о подлинных ужасах немецких концлагерей, я не смог бы сделать «Диктатора», не смог бы смеяться над нацистами, над их чудовищной манией уничтожения. Я был полон желания высмеять бредовую идею о чистокровной расе. Как будто хоть один народ мог сохранить чистоту крови, если не считать разве что австралийских аборигенов.

Я еще не успел кончить «Диктатора», когда Англия объявила войну нацистам: я услышал эту тревожную новость по радио, отдыхая на своей яхте в Каталине. Вначале на всех фронтах наблюдалось затишье. «Немцам никогда не удастся прорвать линию Мажино», – говорили мы. Затем разразилась катастрофа: вторжение нацистов в Бельгию, падение линии Мажино, ужас Дюнкерка – и Франция была оккупирована. Положение в Европе становилось все страшнее. Англия отбивалась в одиночку. Теперь уже наша нью-йоркская контора бомбардировала меня телеграммами: «Торопитесь с фильмом, все его ждут!»

И тут Гитлер решил вторгнуться в Россию. Это было прямым доказательством того, что он окончательно сошел с ума. Соединенные Штаты еще не вступили в войну, но и Англия и Америка испытывали чувство облегчения.

«Диктатора» должны были показать в двух нью-йоркских кинотеатрах – в «Асторе» и в «Капитолии». В «Асторе» мы устроили предварительный просмотр для прессы. В тот вечер у меня обедал главный советник Франклина Рузвельта Гарри Гопкинс. После обеда мы вместе отправились на просмотр, но успели лишь ко второй половине картины.
   Любой просмотр комедии, устраиваемый для прессы, обладает одной характерной чертой: зрители смеются, словно против воли. И на этом просмотре смеялись точно так же.
   – Великолепная картина, – сказал мне Гарри, когда мы покидали кинотеатр. – Ее нужно было непременно сделать, но она не будет иметь успеха у зрителей. Она принесет вам только убытки.
   Поскольку я вложил в этот фильм два миллиона собственных денег и два года работы, его предсказания не вызвали у меня никакого восторга. Я сдержанно кивнул. Но, слава богу, Гопкинс ошибся. На премьере в «Капитолии» избранная публика пришла в полный восторг. Фильм демонстрировали в Нью-Йорке три месяца подряд в двух кинотеатрах, и он принес больше прибыли, чем любой из предыдущих.
   Однако отзывы прессы были очень разными. Большинство критиков было недовольно моей речью в конце фильма. Нью-йоркская «Дейли ньюс» писала, что я тыкал в зрителей «коммунистическим пальцем». Но, хотя большинство критиков протестовало против речи, утверждая, что она не соответствует характеру героя, зрителям она нравилась, и я получил множество писем с сердечными поздравлениями.
Арчи Л. Мэйо, один из наиболее известных голливудских режиссеров, попросил у меня разрешения напечатать эту речь на своих поздравительных рождественских открытках. Я привожу его вступительную надпись и самую речь:

«Если бы я жил во времена Линкольна, я послал бы, наверно, вам его речь в Геттисберге, потому что это был самый вдохновенный призыв той эпохи. Сегодня мы стоим перед новым кризисом, и другой человек – честный и искренний – сказал то, что он думает. Хотя я очень мало знаю его, то, что он сказал, глубоко меня взволновало. …Мне хочется послать вам полный текст речи, написанной Чарльзом Чаплином, чтобы и вы могли разделить со мной выраженную здесь надежду.

"Великий диктатор". Заключительное выступление Чарли в роли Аденоида Хинкеля с субтитрами:

http://www.youtube.com/watch?v=m-kQ_ATejf0

Заключительная речь из «Диктатора»

   Извините меня, но я не хочу быть императором. Не мое это дело. Я не хочу никем править, не хочу никого завоевывать. Мне бы хотелось, если возможно, помочь каждому– и еврею и не еврею, и черному, и белому.
   Мы все хотим помогать друг другу – так уж созданы люди. Мы хотим жить и радоваться счастью ближнего, а не его горю. Мы не хотим ненавидеть и презирать друг друга. В этом мире хватит места для всех. Наша добрая земля плодородна – она легко прокормит нас всех.
   Жизнь может быть свободной и прекрасной, но мы сбились с верного пути. Алчность отравила души людей, разделила мир ненавистью, ввергла нас в страдания и кровопролитие. Мы все наращивали скорость, и заперли себя в темнице. Машины, которые дают изобилие, оставили нас в нужде. Наши знания сделали нас циничными, наша рассудительность сделала нас холодными и жестокими. Мы слишком много думаем и слишком мало чувствуем. Нам нужна человечность больше, чем машины; и больше, чем рассудительность, нам нужна доброта и мягкость. Без этих качеств жизнь превратится в одно насилие, и тогда все погибло.
   Самолеты и радио сократили расстояния. Сама природа этих открытий требует от человека доброты, призывает ко всеобщему братству, к единению всех людей на земле. И даже сейчас мой голос достигает слуха миллионов во всем мире – миллионов отчаявшихся мужчин, женщин и маленьких детей, несчастных жертв той системы, которая заставляет пытать и заключать в тюрьму невиновных. Тем, кто может услышать меня, я говорю: «Не отчаивайтесь!» Бедствие, которое нас постигло, порождено судорогами алчности – озлоблением людей, которые боятся прогресса человечества. Но и ненависть людская преходяща, диктаторы погибнут, а власть, которую они отняли у народа, вернется к народу. И до тех пор, пока люди умирают за нее, свобода не погибнет.
   Солдаты! Не поддавайтесь этим бестиям, которые презирают вас, делают вас рабами, управляют вашей жизнью, приказывают вам, что делать, о чем думать и как мыслить! Тем, кто муштрует вас, сажает вас на паек, обращается с вами, как со скотом, и использует вас, как пушечное мясо! Не поддавайтесь этим чудовищам, людям-машинам, с механическим умом и механическим сердцем! Вы не машины! Вы люди! С любовью к человечеству, которая живет в ваших сердцах, нельзя ненавидеть! Ненавидят лишь те, кого никто не любит, – лишь нелюди и нелюбимые!
   Солдаты! Не сражайтесь за рабство! Деритесь за свободу! В семнадцатой главе Евангелия от Луки сказано, что царствие божие внутри нас – не в одном человеке, не в особой группе людей, а во всех людях! В вас! Вы, люди, обладаете властью – властью создавать машины! Властью создавать счастье! Вы, люди, обладаете властью сделать жизнь свободной и прекрасной, сделать эту жизнь изумительным приключением. И поэтому, во имя демократии, давайте используем эту власть, давайте объединимся! Давайте вместе бороться за новый мир, за хороший мир, который даст людям возможность работать, который даст юным будущее, а старым обеспеченность.
   С помощью таких обещаний пришли к власти звери. Но они лгут! Они не выполняют своих обещаний и никогда не выполнят! Диктаторы освобождают себя, но порабощают народы. Давайте бороться за освобождение мира, за уничтожение национальных барьеров, за уничтожение алчности, ненависти и нетерпимости. Давайте бороться за мир разума, за мир, в котором наука и прогресс создадут всеобщее счастье! Солдаты, объединимся во имя демократии!
   Ханна, ты слышишь меня? Где бы ты ни была, посмотри в небо! Посмотри, Ханна! Тучи рассеиваются! Сквозь них прорывается солнце! Мы выходим из мрака на свет! Мы входим в новый мир, и он добрее, – в мир, где люди преодолеют свою алчность, ненависть и жестокость. Посмотри в небо, Ханна! Душе человека даны крылья, и он, наконец, взлетает в небо! Он летит навстречу радуге – свету надежды! Выше голову, Ханна! Взгляни в небо!»

Отредактировано La Estrella (15-01-2013 11:47:42)

+3

32

Всё же, наверное, это самая моя любимая ветка))

http://i003.radikal.ru/1107/a3/a9ea5203fca3.jpg

Майкл как-то сказал, что часто катается на своих аттракционах в одиночестве под красивую музыку – обычно это либо классика(мы знаем, что он восхищается Чайковским и Дебюсси), иногда «Childhood» и «Smile», а также песни «таких исполнителей как  Барбра Стрейзанд».

http://s008.radikal.ru/i303/1107/2e/5a2b263671cf.jpg

http://s51.radikal.ru/i131/1107/7f/8f4a889fae43.jpg
Со Стивеном Спилбергом в 1986 году.

http://s05.radikal.ru/i178/1107/b4/00271251df64.jpg

http://s60.radikal.ru/i169/1107/ca/1a693b70c90b.jpg
Запись We Are The World 25 For Haiti в начале 2010 года.

Барбра – совершенно восхитительная певица, актриса и женщина, поэтому считаю своим долгом написать  о ней.

http://www.sestrenka.ru/s979/
http://ru.wikipedia.org/wiki/Стрейзанд,_Барбра

http://s016.radikal.ru/i336/1107/0b/fd4cfb18d03f.jpg

Барбра Стрейзанд – создавшая себя сама

В 70-е годы ХХ столетия на экранах нашей страны шел американский  цветной музыкальный широкоформатный фильм «Смешная девчонка». Кинозрители с большим интересом следили за действием, происходящим в фильме. Всех покорила темпераментная рыжеволосая героиня  Барбры Стрейзанд, ее судьба, музыка и песни, звучавшие на протяжении всего фильма. Слезы и смех царили в залах кинотеатров. Фильм произвел незабываемое впечатление.

А начиналось все в Бруклине, штат Нью-Йорк, где в апреле 1942 года появилась на свет рыженькая и «голосистая» девочка. Ее мать Дайану не слишком беспокоили мелодичные «трели» дочки. Вот только спустя некоторое время, когда стало очевидным, что Барбара (так звали девочку) растет далеко не красавицей, была очень удивлена, что дочь, успешно певшая в школьном хоре, в 14 лет зачем-то стала ходить в актерскую студию. Было странно, что она - такая  непривлекательная, страстно желала стать актрисой. Спустя годы Барбра скажет: «По дороге в школу я часто представляла себя красавицей-кинозвездой». Между тем, от матери ей достался чудесный голос, которому она не придавала значения - петь для нее было так же естественно, как и дышать.

В детстве Барбра была предоставлена самой себе. Мать, вышедшая замуж во второй раз после смерти в 1943 году отца Барбры – Эммануэля Стрейзанда, преподавателя и исследователя, была занята своей младшей дочерью и мужем, который не очень-то жаловал падчерицу. Барбра вспоминала: «Кода мой отец ушел из жизни, я тоже исчезла из жизни матери». Семья имела настолько скромный достаток, что даже покупка куклы была непозволительной роскошью. Барбре рано пришлось подрабатывать уборщицей. Вместе с тем, она участвовала в певческом конкурсе, на котором заняла первое место. В 1959 году Барбара окончила школу, а в 1960 году начала выступать на сценах Бродвея, тогда-то и возникло желание изменить свое имя Барбара Джоан на необычное – Барбра.

http://s004.radikal.ru/i207/1107/65/1dea51d512f0.jpg

История ее жизни могла бы показаться воплощением прекрасной сказки, если не знать, что восхождение на Олимп произошло не по мановению волшебной палочки. Это итог ее долгого, упорного пути к достижению цели и стойкой «веры в себя», благодаря  которым из бедной, некрасивой девушки-еврейки, она превратилась в одну из самых популярных и обеспеченных женщин ХХ века. Талантливейшая певица и актриса, завоевавшая множество наград и почетных званий, Барбра Стрейзанд, на которую с самого детства обрушились «слезы, и горе, и насмешки, и издевательства»  испила свою горькую чашу до дна. Она преодолела нужду, трудности, людское неприятие, закаляя свой характер, волю, настойчиво стремясь к своим творческим и личным успехам, находя в своей внешности то, что создавало бы необходимый эффект, пробуждало интерес. И она победила практически во всех «номинациях», которые диктовала ей жизнь!

http://s50.radikal.ru/i130/1107/8c/1115af5c8234.jpg

Убедительно завоевав театральную сцену и кино, обладая редким голосовым диапазоном, продемонстрировала высочайший класс вокального мастерства, став женщиной-композитором, женщиной-режиссером, продюсером.  Свою некрасивость она сумела возвести в ранг необыкновенной личной притягательности, создав свой индивидуальный стиль: «Я – это блеск в глазах, шарм, шикарная одежда».  В начале карьеры, чтобы заявить о себе, она придумала оригинальный сценический образ с шапкой рыжих волос, кричащими туалетами и эксцентричным поведением на сцене, а в контрасте с уникальным по звучанию, великолепным голосом, она производила ошеломляющее впечатление. И уже через два года в 1962 году крупнейшая компания звукозаписи “Columbia Records” предложила ей контракт. А в 1963 году появился ее первый альбом “The Barbra Streisand Album”, который вызвал огромный интерес и получил две премии «Грэмми» за лучший альбом года и за лучший женский вокал в треке «Happy Days are Here Again», ставший в наше время уже классикой поп-музыки.

В рядовом бродвейском мюзикле «Я достану это тебе оптом» (I Can Get it for You Wholesale) небольшая комедийная роль секретарши принесла Барбре неожиданный успех. В спектакле ярко проявились не только замечательные голосовые возможности Барбры, но и актерский талант. За что она и получила премию нью-йоркской ассоциации театральных критиков в 1963 году. А затем - приглашение в1964 году на главную роль в мюзикл «Смешная девчонка» по книге Изобель Леннарт об очень популярной комической американской певице и актрисе, Фанни Брайс (1891-1951), выступавшей на Бродвее в 20-х -30-х годах ХХ столетия. «People» - лирическая мелодия, поставившего этот мюзикл, композитора Джула Стайна ( Jule Styne) на слова Боба Мерила (Bob Merrill), прозвучавшая в исполнении Барбры Стрейзанд, с ее сильным, глубоким голосом и проникновенной интонацией так, что превратило это произведение в настоящий хит и было включено в альбом. А на сцене Барбра создала впечатляющий, пронизанный тонким юмором образ, который не мог не задеть сердца зрителей. Нельзя сказать, что она играла в мюзикле саму себя, но что-то автобиографичное явно роднило ее с Фанни Брайс. Наверное, это и безрадостное детство некрасивой девочки в небогатом районе Бруклина, и стремление к независимости, и обладание прекрасным голосом и природным чувством юмора, «чертой богов», как называл его Б.Шоу.

http://s48.radikal.ru/i120/1107/02/a1077625cf2e.jpg

К Барбре приходит настоящая популярность: ее  альбомы расходятся огромными тиражами, ее имя в модных журналах «Time», «Life», «Cosmopolitan» и др. А известный кинорежиссер Уильям Уайлер приглашает Барбру в Голливуд на главную роль в киномюзикл «Смешная девчонка» (1968 год) по одноименному бродвейскому музыкальному спектаклю. Незатейливость сюжета картины не мешает проявить Барбре себя, как сложившуюся характерную актрису, не боящуюся быть комичной или сентиментальной, и в сочетании с необычайной красотой исполнения композиций, она приобретает мировую славу. Заметим, что костюм из фильма «Смешная девчонка» продан уже в наше время на аукционе за 33,6 тысяч долларов. 
«Не родись красивой, и ты добьешься успеха»,- утверждает Барбра. Эта первая роль в кино принесла ей премию американской киноакадемии «Оскар», премию «Золотой глобус».

Уже в 1970 году Барбара получает престижную премию «Тони», как «лучшая актриса десятилетия», а ей еще нет и тридцати…

http://s013.radikal.ru/i325/1107/0b/340486efc099.jpg

Бурная, насыщенная жизнь Барбры не помешала ей самосовершенствоваться, работать над собой. Она следила за фигурой, занимаясь гимнастикой, игрой в теннис. Продолжала развивать свой голос, занимаясь у прекрасного педагога Сэза Риггза, создавшего вокальную теорию «Пою, как говорю», которая помогла не одному его воспитаннику стать звездой. Изучала психологию. Серьезно занималась экологией, что позволило ей сделать некоторые выводы по поводу глобального потепления.  Стала почетным доктором в области искусств и гуманитарных наук одного из американских университетов. «Мне всегда было интересно рассказывать истории о возможностях человеческого роста, о личностях, которые осознают свой потенциал,… я восхищаюсь тем, как любовь и сочувствие способны исцелять душу»,- заключает Барбра.

Ее тяга к классическому репертуару выразилась в исполнении музыкальных произведений Шумана и Дебюсси. Диск «Classical Barbra» занимает достойное место среди классических записей.

В 2000 году Американским киноинститутом Барбре вручается  премия «За достижения всей жизни». После чего она решает закончить свою 40-летнюю музыкальную карьеру, устроив грандиозные концерты, прошедшие с аншлагом, в Лас-Вегасе, Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. Но окончательно проститься со своей деятельностью Барбре не удается. Выходят в свет ее новые альбомы, записи новых песен. В 2002 году – альбом «Дуэты» Duets, где собраны 19 дуэтов прежних лет, начиная с 60-годов. Туда включены треки ее дуэтов с Френком Синатрой, Реем Чарльзом, Барри Маниловым, Джуди Гарланд и др. В 2003 году выходит платиновый «The Movie Album», где собраны самые известные мелодии из ее фильмов разных лет. Один из последних музыкальных альбомов «Запретные радости» (Gbilty Pleasures, 2005 год), записанный вместе с Барри Гиббом, автором, композитором и продюсером, является звездным продолжением « Guilty». Он назван одним из лучших, с его треками «Night Of May Life» и «Stranger In Strange land». « Чужак на чужой земле» - "очень  значимый для меня", говорит Барбра – противница войны, «предосудительной и бессмысленной».
       
Свою поистине триумфальную деятельность в сфере шоу-бизнеса, Барбра совмещает с борьбой со СПИДом, с насилием со стороны мужчин, подвергающих им женщин и детей, за права человека, выделяя на это часть своих огромных доходов. Она является одной из самых богатых женщин Голливуда, ее личное состояние 170 млн. долларов. На свои средства она организовала Фонд Барбры, в который вкладывает часть денежных сумм, идущих в разные благотворительные организации. В ее характере присутствует и деловые качества, которые проявились в создании сети магазинов «Барбра бутик», кинокомпании «Барбвуд».  Барбра Стрейзанд занимает активную гражданскую позицию, с 80-х годов поддерживая демократов и выступая на концертах в пользу Демократической партии США. Считает, что «женщина-президент Соединенных Штатов – это замечательная идея», и отчисляет максимальные пожертвования в пользу Хиллари Клинтон.

В 2004 году, после восьми лет перерыва, Барбра вернулась на большой экран, снявшись в комедии Бена Стиллера «Знакомство с Факерами». Этот фильм стал самой успешной комедией в истории, заработав $516,642,939.

В 2007 году Барбра Стрейзанд предпринимает поездку в европейские страны, где была последний раз 12 лет назад. «Огромная радость выступать. Я с нетерпением жду встречи с новыми зрителями и новыми культурами»,- отвечала она журналистам. Оставаясь и сейчас суперзвездой мирового масштаба, она побивает все рекорды по продажам своих альбомов. На концертах в Австрии, Германии, Англии, Ирландии, Франции,  несмотря на высокую стоимость билетов, залы и стадионы, где проходили ее концерты, были переполнены. Во Франции Барбра была удостоена высокой награды  – орденом Почетного легиона.

http://s44.radikal.ru/i103/1107/83/bb8457b0147d.jpg

После концерта, который она дала первый раз в своей жизни в этой стране, новый президент Франции Николя Саркози, вручая награду, сказал: «Вы  - та Америка, которую мы любим». На церемонию вручения в Елисеевский дворец Барбра приехала с мужем и сыном.

7 марта 2010 года Стрейзанд появилась на 82-ой церемонии награждения премии «Оскар», вручив статуэтку Кэтрин Бигелоу в номинации Лучшая режиссёрская работа за фильм «Повелитель бури».

15 декабря 2010 года Барбра Стрейзанд стала гостьей одного из последних выпусков «Шоу Ларри Кинга».

http://i004.radikal.ru/1107/22/11f73c854af3.jpg

На  23 августа 2011 года намечен выход 33 альбома певицы «What Matters Most», который будет содержать композиции знаменитой четы поэтов-песенников Алана и Мэрилин Бергман.

Барбра Стрейзанд: афоризмы и умные мысли. :)
- Я приехала в Голливуд, не вставив новых зубов, не поменяв форму носа и не сменив имени.Это делает мне честь.
- Не думаю, что мы и мужчины равны.Мы выше.
- Почему жена десять лет усердно старается изменить привычки мужа, а потом жалуется, что он не тот человек, за которого - она выходила?
- Сегодня мужчина считается джентльменом, если перед поцелуем он вынимает сигарету изо рта.
- Диктаторы моды тоже иногда ошибаются, но всегда найдутся миллионы женщин, которые охотно за это заплатят.

Сейчас же предлагаю просто послушать её чудесное пение =))

+4

33

Алёна написал(а):

Смешной маленький человек  с тросточкой в руках, огромных ботинках на ногах, ухитряющихся твёрдо стоять в первой позиции, котелок, усики и широкие штаны!

На днях британская разведка МИ-5 рассекретила досье на Чарли Чаплина. Оригинал статьи внизу по ссылке, а здесь материал РИА Новости.
http://www.ria.ru/cinema/20120218/568752354.html

11:07 18/02/2012

Подготовлено редакцией ИноСМИ для проекта "Weekend РИА Новости"

Офицеры-разведчики так и не смогли найти никаких следов, указывающих на то, что Чарли Чаплин родился в Британии, хотя актер всегда утверждал, что появился на свет в Лондоне в 1889 году.
Чарльз Спенсер «Чарли» Чаплин. Загадка его происхождения возникла тогда, когда американские власти попросили МИ-5 выяснить всю подноготную актера после его отъезда из Америки в 1952 году из-за подозрений в его связях с коммунистами.

Однако сотрудникам британских  спецслужб не удалось найти его свидетельство о рождении, а самым ранним официальным документом Чаплина был паспорт, выданный в 1920 году.

Они попытались проверить предположения о том, что актер родился в Фонтенбло под Парижем, или в близлежащем Мелуне, а американцы заявили, что его настоящее имя Израэль Торнштейн, высказав также мысль о том, что он мог быть евреем из России.

Несмотря на обширные поиски, МИ-5 не смогла найти доказательств этих утверждений, и происхождение Чаплина остается тайной по сей день.

Однако британская разведка опровергла американские утверждения о том, что актер опасный коммунист, придя к выводу, что он мог быть "сочувствующим", но не более чем "прогрессистом или радикалом".

Британские агенты признают, что имя Чаплина "эксплуатировалось в интересах коммунизма, и его называли одной из жертв "маккартизма"" – американской антикоммунистической кампании, которую возглавлял сенатор Джо Маккарти (Joe McCarthy). Однако они отмечают, что никакой угрозы для безопасности актер не представлял.

Файлы МИ-5 на Чаплина опубликованы впервые. Они показывают, насколько глубоко агенты проверяли его прошлое.

Комик говорил, что появился на свет 16 апреля 1889 года на Ист-стрит, район Уолворт, на юге Лондона – всего за четыре дня до рождения Адольфа Гитлера, которого он высмеял в своем ставшем классикой фильме 1940 года "Великий диктатор".

Но проверив все бумаги в лондонском Сомерсет-хаус в поисках его свидетельства о рождении, МИ-5 сделала следующее заключение: "Похоже, что либо Чаплин родился не в Британии, либо при рождении у него было другое имя, а не то, которое было указано".

Специальный отдел Скотланд-Ярда внес в это дело новую интригу, передав информацию источника, который утверждал, что актер родился возле Фонтенбло к югу от Парижа.

В служебной записке полиции говорится: "В этом может не быть, а может и быть доля истины. Но ввиду того, что документального подтверждения о рождении Чаплина в Британии не имеется, вполне возможно, что он на самом деле родился во Франции".

Служба внешней разведки Британии МИ-6 провела дальнейшее расследование, но не обнаружила никаких следов рождения Чаплина во Франции.

Джон Мэрриот (John Marriott), возглавлявший в то время отдел МИ-5 по борьбе с диверсиями, не был уверен в том, что отсутствие свидетельства о рождении должно вызывать тревогу у разведслужб.

Он написал: "Весьма любопытно, что мы не можем найти следов рождения Чаплина, но я сомневаюсь, что это имеет какое-то значение для безопасности".

Одна из возможных разгадок тайны появилась в прошлом году, когда родственники Чаплина нашли в запертом ящике стола письмо, из которого можно заключить, что он родился в цыганском таборе в Сметвике, что возле Бирмингема.

В письме, которое послал звезде Голливуда в начале 1970-х годов Джек Хилл, говорится, что его тетя была "королевой цыган", и что он родился в ее повозке.

Известно, что девичья фамилия у матери Чаплина Ханны была Хилл, и что она родилась в семье бродячих артистов.

Избежав ужасающей бедности и начав карьеру в британском мюзик-холле, Чаплин в 1910 году переехал в США, где снялся в целой серии принесших ему огромный успех голливудских фильмов в своем знаменитом амплуа "маленького бродяги".

Но в начале 1950-х, когда Вашингтон оказался в тисках паранойи маккартизма, страдая от навязчивой идея советского проникновения, Чаплина начали оскорблять и осыпать бранью, называя сторонником коммунистов.

Пошли весьма неоднозначные разговоры о двух его браках с 16-летними девушками, о том, что он не получил американское гражданство, о его внебрачном ребенке и налоговой задолженности в 2 миллиона долларов.

В сентябре 1952 года Чаплин с семьей отправился в Великобританию, чтобы присутствовать на премьере своего нового фильма "Огни рампы". В это время министр юстиции Джеймс Макгрэнери (James McGranery) заявил, что не даст актеру разрешение на возвращение из-за якобы имеющихся у него связей с коммунистами.

Досье МИ-5 на Чаплина, обнародованное Национальным архивом, расположенным в Кью, что в западной части Лондона, показывает: британские агенты были согласны с тем, что он передавал средства подставным организациям коммунистов, но заявляли, что США так и не смогли доказать его партийную принадлежность.

Записка, направленная офицеру связи МИ-5 в Восточной Африке накануне сафари Чаплина в Кении в феврале-марте 1958 года, показывает, что МИ-5 совершенно не убедили утверждения Вашингтона о связях актера с коммунистами.

В записке говорится: "У нас нет собственной существенной информации против Чаплина, и мы не думаем, что есть надежные основания считать его угрозой для безопасности".

"Конечно, его имя эксплуатируется в интересах коммунизма, и его называют одной из жертв "маккартизма". … Возможно, что Чаплин сочувствует коммунистам, но основываясь на имеющейся информации, мы можем сказать, что он не более чем "прогрессист" или радикал".

Досье на Чаплина, обнародованное Национальным архивом в 2002 году, показало, что британское правительство почти 20 лет не давало ему рыцарское звание из-за американских опасений по поводу его весьма бурной личной жизни и политических пристрастий.

В марте 1975 года его, наконец, возвели в рыцарское звание. Чарли Чаплин умер у себя дома в Швейцарии в рождественский праздник в 1977 году в возрасте 88 лет.

Оригинал публикации  http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/ … stein.html

+3


Вы здесь » MJisALIVEru » Esse Home - Ce, Человек! » In carne vivere...